/img/tv1.svg
RU KZ
Арманжан Байтасов и Канат Сахария обсудили важные вопросы медиарынка в Казахстане

Арманжан Байтасов и Канат Сахария обсудили важные вопросы медиарынка в Казахстане

Глава Казахстанского Медиа Альянса рассказал о разрабатываемом Кодексе этики журналистов.

08:00 24 Август 2020 9359

Арманжан Байтасов и Канат Сахария обсудили важные вопросы медиарынка в Казахстане

Автор:

Здравствуйте. Я Канат Сахария, сегодня в студии Atameken Business известный бизнесмен, предприниматель, руководитель Казахстанского Медиа Альянса Арманжан Байтасов. У нас будет обстоятельный разговор о деятельности Медиа Альянса и инициативе, которую проявил Арманжан Мерекеевич, – это разработка базовых принципов работы медиа в Казахстане, так называемые стандарты качества журналистики, или Кодекс этики журналистов. Поэтому сегодня мы хотим поговорить о медийной составляющей нашего информационного пространства. Добро пожаловать, Арманжан.

Добрый день. Рад Вас видеть. Мне нравится быть в гостях у Atameken Business, нравится наблюдать за вашей работой: все делается профессионально, качественная информационная лента.

Спасибо! Арманжан Мерекеевич, Вы возглавляете Казахстанский Медиа Альянс. Расскажите подробнее об основных целях и задачах организации.

Казахстанский Медиа Альянс был создан в 2017 году. Скоро у нас состоится очередной съезд, в октябре или ноябре этого года, посмотрим по ситуации с пандемией. Мы объединились с учредителями Медиа Альянса три года назад, все они являются профессионалами отрасли и зарекомендовали себя на рынке. Нам также помогли люди, которые не стали учредителями, но полностью поддержали нашу деятельность. Мы считаем, что медиа в Казахстане должны быть защищенными, должны чувствовать уверенность в своей деятельности, чтобы их не преследовали за журналистские расследования и, когда медиа попадает в беду, мы могли бы оказать консультационную поддержку. Это первое. Вторая задача, которую мы перед собой ставили, – выступать представителем от медиасообщества на профессиональном уровне, когда принимаются законы, которые влияют на нашу работу: закон о СМИ, закон о рекламе. Отдельно СМИ могут выступать и защищать интересы журналистов, но, когда выступает профессиональная ассоциация, Медиа Альянс, этот голос звучит более уверенно.

Третье направление – это образование. Мне очень нравится поговорка «Век живи – век учись». Она полностью соответствует моим жизненным принципам, мне нравится учиться, я с удовольствием посещаю образовательные семинары. В рамках Казахстанского Медиа Альянса мы уделяем внимание медиашколе, проводим курсы СММ, реализовали совместный проект по программе «Енбек» с НПП «Атамекен». В течение двух месяцев бесплатно обучали основам журналистики, проводим небольшие курсы по арт-журналистике, СММ, учим людей пользоваться смартфоном. Мое убеждение, что обладатель смартфона – это обладатель готовой телекоммуникационной компании. Смартфон – это и фотоаппарат, и видеокамера, можно даже монтировать.

Мы пользуемся, наверное, 10% функций...

Это еще хорошо, если 10%. Когда первого человека отправляли в космос, вычислительные способности на тот момент были примерно равны тому, что сейчас есть у каждого из нас в руках – смартфону.

Вы хотите подчеркнуть, что технологическое развитие вносит коррективы в нашу деятельность. Наличие телефона позволило развиваться такому явлению, как гражданская журналистика, или блогерам...

Блогеры – это тоже широкий спектр. Когда мы создавали Медиа Альянс, мы говорили, что считаем их частью медиаиндустрии. Неважно, что они не занимаются деятельностью как классические СМИ, не продают газеты, рекламу, но имеют многочисленную многотысячную аудиторию. Само собой, они влияют на аудиторию, и каждого из них можно признать как отдельное СМИ.

Из того, что Вы сказали, я хотел бы подчеркнуть для нашей аудитории – молодых предпринимателей, что Арманжан Мерекеевич открыл свою личную формулу успеха: учиться и еще раз учиться. Эта формула вечна, и она объясняет, почему Вы до сих пор являетесь успешным бизнесменом в области медиа. Медиа трансформируются бурными темпами, Вы остаетесь на плаву, соблюдая все правила нашей работы. Вы только что говорили, что в функции Медиа Альянса входят задачи, в том числе защита журналистов и медиа в целом. Можно ли утверждать, что это общественная организация, призванная саморегулировать нашу информационную сферу?

Я скажу так. Само появление ассоциации и организации, которая объединяет представителей одной профессии, говорит о зрелости рынка, о зрелости общества. Раз мы объединились в ассоциацию, значит, нам небезразлично, что происходит в нашей отрасли. Мы хотим видеть дальше, чем только отдельные массмедиа, хотим развиваться, жить в правовом обществе с нормальными безопасными условиями труда. Мы хотим соблюдать правила, хотим, чтобы они были разумные, понятные и чтобы их было комфортно соблюдать.

Медиа Альянс включает в себя большинство крупных игроков медиарынка, в чем выгода и полезность того, чтобы быть участником Казахстанского Медиа Альянса?

Очень точный вопрос. С точки зрения выгоды это не бизнес-проект. Это не означает, что я вложил деньги в Медиа Альянс в виде вступительных взносов и сразу же должен получить преференции, сократить издержки на юридические услуги, как думали некоторые, что теперь Медиа Альянс обязан защищать в судах. Конечно же, мы можем оказать юридические консультации, но за счет нас закрыть свою юридическую службу все равно не получится. Альянс отстаивает интересы индустрии в целом, а не конкретно отдельно СМИ. Само собой, если люди попадают в беду, мы стараемся оказать поддержку, хотя бы консультационную.

Я бы так сказал, что чем больше будет нас в организации, тем сильнее переговорная сила с госорганами, которые уполномочены принимать законодательные правила игры, в том числе если будут притеснения, ущемления и так далее. Чем больше игроки рынка будут вступать в медиаорганизацию, тем будет крепче наша позиция. Арманжан Мерекеевич, полтора месяца назад мы стартовали с новым проектом – разработкой базовых принципов медиа в Казахстане. В разных странах он называется по-разному, где-то – Кодекс этики журналистики, где-то – хартия. Мы обсуждали в нашей рабочей группе, как правильно назвать наш корабль, который должен долго плыть, и пришли к тому, что это базовые принципы медиа. Почему медиа? Потому что затрагивают не только деятельность журналистов. Мне понравился раздел в части взаимоотношений собственника и журналиста, где тоже есть определенные проблемы, вопросы рекламы и так далее. Какие основные разделы в этих базовых принципах и их основная цель?

Начну с общего. Само появление Кодекса этики, Кодекса поведения журналистов, принципов не является новой идеей. В Казахстане тема уже обсуждалась, принимался Кодекс журналистов. И в мире это достаточно широкое движение. В основном инициатива идет от общественных организаций. Созданием кодекса или базовых принципов, как правило, занимается не государство, у него есть другие функции. Кодекс этики или базовые принципы работы медиа все-таки больше касаются всех журналистов в целом. Соблюдение или нарушение принципов, которые будут приняты, не несет юридических последствий. Скорее всего, будет так: если человек или медиа нарушает эти правила, то будет общественное порицание. Никто не подаст в суд, не будет устраивать юридические последствия для медиа или журналистов – это не принято. Мы все будем понимать, что так себя в Казахстане массмедиа или отдельные журналисты вести не должны, это не соответствует нашему кодексу, базовым принципам.

Я хочу подчеркнуть, что мы разрабатываем принципы не для того, чтобы ограничить деятельность журналистов, ни в коем случае. Мы просто хотим, чтобы речь, которая идет с телеканалов, со смартфонов, с социальных сетей, была грамотной и культурной. Чтобы было понимание того, что плагиат – это зло, нецензурной лексики в эфире не должно быть. То есть элементарные вещи, которые учат уважать себя и аудиторию. Конечно, кто-то ради хайпа, ради того, чтобы набрать популярность в соцсетях, использует крепкие слова, многоэтажные выражения, народ на это реагирует, и потом молодежь, дети считают, что это норма поведения. Я часто слышу, что люди сквернословят, не понимая этого. Я считаю, что это из-за того, что медиа стали позволять себе использовать в большом объеме «грязную» речь. Поэтому мы хотим прийти и сказать: «Ребята, давайте просто сами для себя сделаем стандарты». Нас никто не заставляет, на нас не давят с министерства или с Акорды, мы просто хотим порядка, хотим чистого, свежего воздуха, нормальных условий работы.

Я бы еще хотел подчеркнуть, что для журналистов это будет вспомогательным инструментом в работе в отношении тех же госорганов, которые могут ограничивать деятельность. То есть базовые принципы работы медиа не будут носить законодательный характер, но все игроки рынка будут четко понимать, что по этим правилам надо играть. Понятно, что законодательно юридическим языком невозможно описать все возможные события, которые могут произойти. Сейчас разрабатываются поправки в закон о СМИ, где будут рассмотрены принципы работы блогеров, их аккредитации. То есть это явление у нас сейчас есть в информационном пространстве. Скажите, блогеры – гражданские журналисты будут обладать каким-то статусом в разрабатываемом кодексе?

С самого начала, когда Альянс создавался, мы говорили о том, что блогеры однозначно являются частью медиаиндустрии. Мы бы хотели, чтобы блогеры приняли активное участие и в разработке стандартов принципов работы медиа в Казахстане, и в их соблюдении. В итоге выиграют все, выиграет общество. Я призываю каждого блогера принять участие в обсуждении. Присылайте свои предложения в Медиа Альянс, высылайте на почту. Бахтыгуль Бурбаева этим занимается, все ваши предложения мы с удовольствием рассмотрим, и, если они разумные, будем принимать.

Арман Мерекеевич, у меня, как у практика, такой вопрос. Допустим, базовые принципы приняты, люди вступили в Медиа Альянс или выразили поддержку, завтра они нарушат правила. К примеру, произошел случай в Сатпаеве, фотография девочки была размещена в Интернете. Это запрещено законом, но СМИ пошли на это, ссылаясь на то, что другие разместили до них. Какие будут последствия? Исключение из членства? Вы сказали об общественном порицании – кто его будет выносить? Я хочу навести разговор на комиссию, которая будет создана.

Очень точный вопрос. Конечно же, само порицание, казалось бы, ничтожно по своему эффекту, и, может быть, кто-то не будет обращать внимания, но комиссия, которая будет высказывать порицание по нарушению основных принципов деятельности казахстанских медиа, я думаю, будет обладать и статусом, и влиянием. И, если такое порицание появилось, это будет стыдно, никаких юридических последствий это не понесет. Но, если человек нарушает закон, нарушает принципы, откровенно ворует чужой контент, матерится в эфире, хамски себя ведет или использует свое влияние через медиа, я думаю, что порицание комиссии будет достаточно весомое. Мы даже у себя разрабатывали такие моменты, как черная метка, когда человек или массмедиа не соблюдают принципы. Но если вы читаете людей с черной меткой, вы хотите потреблять такой контент, значит, вас это устраивает. Я хотел бы поблагодарить наших консультантов, с нами поделились опытом практически со всего СНГ, Литвы, Латвии, Украины, Грузии, России. Комиссии в этих странах говорят, что юридические последствия – это не их функция, но общественное порицание работает. Все-таки получить черную метку – это стыдно, поэтому порицание является действенным.

На самом деле это инструмент развитого общества. Маленький пример. Я был на заводе Кавасаки в Японии, и меня удивила та чистота, которая там была. Я спросил о том, как они поддерживают чистоту, следят за качественным исполнением. Они меня подвели к доске, на которой было несколько фотографий с указанием того, что где-то смещен аппарат, оборудование, лежит неправильный материал. Я говорю: «Хорошо, работники допустили нарушения, как их наказали?» Они переглянулись, не поняли мой вопрос, потому что они не наказывают людей. Если твоя фамилия на этой доске с указанием фото, что ты что-то неправильно сделал, для тебя это позор. Это уже наказание. Хотелось бы, чтобы наше общество выросло до того уровня, когда человеку было бы стыдно нарушать правила этики и принципы работы, которое приняло сообщество. Переходя к деталям, можете коротко рассказать о том, какие основные стандарты мы разрабатываем?

Основные стандарты разрабатываются общими положениями. Это редакционная политика, это ваше направление, которое вы разрабатываете и хорошо понимаете. Михаил Дорофеев отвечает за принципы работы журналистов, наш юрист, который работает в Медиа Альянсе, отвечает за юридическую часть, я занимаюсь вопросами рекламы и взаимоотношениями учредителя и редакции. Это мне близко на протяжении ряда лет, причем с обеих сторон. Так как я по образованию журналист, закончил журфак КазГУ, поэтому журналистскую деятельность знаю не понаслышке. Мой вопрос – как учредители могут влиять на медиа, могут ли они вообще влиять, какие взаимоотношения должны выстраиваться между медиа и учредителем, какие интересы могут быть у учредителя и как это все урегулировать? Очень сложные вопросы, и мне очень интересно в этом направлении работать, я еще раз призываю аудиторию, если будут предложения, я готов их обсудить и разумные вещи применить.

Насколько я знаю, на следующей неделе Медиа Альянс организует дистанционную конференцию, где могут принять участие эксперты рынка, высказать свои предложения. В принципе, ранее в ходе обсуждений мы не встретили сопротивления. Кого-то интересуют детали, другие опасаются ограничений, но на самом деле никаких ограничений нет, они на то и базовые принципы, на их основании каждая редакция может принимать свои внутренние правила этики и работы журналистов. Я, например, будучи руководителем делового канала, изучил принципы этики таких изданий, как Financial Times, Bloomberg, и там на самом деле очень жесткие правила. Внутренние правила редакции, утвержденные на уровне компании, имеют юридическую силу. Если журналист нарушает нормы этики и правила работы в этой редакции, он может быть уволен. И самое главное то, что мне и понравилось, и то, что я считаю правильным: журналист не может отделять себя от редакции и вести личные аккаунты в социальных сетях с противоположной политикой относительно к СМИ, в котором он работает. Если он является представителем редакции, работает журналистом, то его личное время также является зеркалом работы самого СМИ, и там говорится очень четко о том, что каждый представитель СМИ должен следить за своими правилами поведения в обществе, даже если он не выполняет свои функции. Я думаю, это правильно. Мы часто являемся свидетелями того, что, будучи журналистом госканала, сотрудник выходит с работы и начинает писать антиправительственные сообщения в соцсетях, то есть до обеда говорит одно, после – на своем собственном аккаунте – другое. Конечно, у людей происходит диссонанс.

Это раздвоение личности, я бы сказал. Если не нравится политика редакции, то лучше не работать. Надо быть честным с собой. Это тоже базовые принципы – быть в гармонии с самим собой. Это базовое, то, с чего ты начинаешь, где бы ты ни работал.

Потому что любой журналист – это идеолог, он проводит какую-то идеологию. Например, мы в своей редакции говорим о том, что каждый журналист имеет право на свое собственное мнение. Уже время того, когда ты просто посмотрел событие, передал его в нейтральной форме, чтобы общество само сделало вывод, я думаю, прошло. С учетом появления социальных медиа, когда мы видим, что преобладают авторское мнение и авторская подача, в принципе, все СМИ должны адаптироваться под этот формат работы. У нас деловое издание, каждый должен иметь право высказать ту или иную позицию по какому-либо вопросу, в том числе и по бизнесу. В принципе, в этом есть и аналитика, и собственное мнение. Арманжан Мерекеевич, какие вопросы Вы бы хотели еще осветить в рамках нашего интервью?

Я думаю, важно еще раз напомнить, что можно не заниматься разработкой кодекса, не принимать его, можно вообще ничего не делать. Просто важно понимать, что лучше не стоять в стороне от общественных процессов. То, чем занимается Казахстанский Медиа Альянс, никто нам не платит зарплату, мы просто хотим, чтобы законы работали, чтобы было уважение к медиа, к профессии, чтобы нас уважали. Для этого мы должны быть на светлой стороне, обладать принципами и качествами, за что нас можно уважать. Поэтому я призываю всех работников медиа присылать свои идеи, не стоять в стороне от разработки базовых принципов. Для них это будет возможность попробовать себя, может быть, получится разработать главу или пункт, это было бы замечательно.

Уважаемые телезрители, предстоит большая работа, направляйте все ваши предложения и активно участвуйте в этой работе. Арманжан Мерекеевич, спасибо за интервью!


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Почему казахстанская молодежь сидит без работы и почему в стране много суицида?

О чем писали журналисты изданий на казахском языке. Обзор прессы за неделю на inbusiness.kz.

18 Сентябрь 2020 08:03 7349

Фото: Серикжан Ковланбаев

Abai.kz. «Приграничные с Китаем районы пустуют» – так называется обращение Тусипхана Тусипбекова к президенту Касым-Жомарту Токаеву. В своем обращении автор описывает сегодняшее состояние приграничных с Китаем районов. Многие жители этих аулов начали переезжать в крупные города в конце 1990-х годов и до сегодняшнего дня продолжают кочевать. 

По словам автора обращения, в 1997 году в экономических целях многие районы Восточного Казахстана укрупняли. Изменениям подверглись такие районы, как Тарбагатай, Маркаколь, Катон-Карагай и Маканшы. Поэтому в то время многие жители этих аулов стали перебираться в крупные города, такие как Алматы, Семей, Усть-Каменогорск. Люди и сегодня покидают родные края, потому что им трудно ездить для решения своих проблем в отдаленные от аулов административные центры.

«Оголяется граница. Столько разрушенных поселков, столько закрываюшихся школ, из-за отсутствия детей эти школы будут дальше закрываться. Об этом стали говорить и бить тревогу сами жители района.К сожалению, никто не обращает внимания на чаяния народа», – написал Тусипхан Тусипбеков, обращаясь к президенту страны.

Для решения проблемы Тусипхан Тусипбеков предлагает восстановить закрытые в свое время приграничные районы обратно.

Stan.kz. «Выпускник с американским дипломом возмущается требованиям работодателей: казахстанская молодежь вынуждена менять свою специальность», пишет это издание. По мнению автора этого материала, многие думают, что, имея диплом зарубежных вузов, можно быстро найти высокооплачиваемую работу в Казахстане, но на деле это совсем не так. Это он выяснил, поговорив с выпускниками программы «Болашак». 

В начале материала автор описывает историю девушки по имени Айжамал Альдибекова (по просьбе героини ее имя изменили). Получив образование журналиста в Казахстане, Айжамал продолжила свою учебу в США. Вернувшись домой, готовый PR-специалист не может устроиться на работу.

«В Казахстан я вернулась в мае этого года. В течение последнего месяца усиленно искала работу и выяснила следующее: многие компании, куда я отправляла свое резюме, не пишут «да» или «нет», они не отвечают на письма. После четырех-пяти писем начала просить, чтобы «дали какой-нибудь ответ». Результатов нет. Не сформирована E-mail культура», – заявила выпусник программы «Болашак».

С подобной ситуацией сталкиваются многие молодые специалисты, не важно, где они получали образование. Среди таких оказалась и Айгерим Сатаева. По специальности она –оператор электронно-вычислительных машин. Ей трудно было найти работу по своей специальности. Кроме этого, работадатели требовали двух-трехлетний опыт работы.

«Какой может быть опыт у молодого специалиста, только окончившего вуз? Поэтому начали искать места, где есть работа. Трудно, конечно, было. Мне не нравится такое требование работадателей, многие молодые специалисты сталкиваются с такой проблемой. Поэтому думаю, что нужно навести порядок в системе труда. Потому что это создает определенные проблемы целому обществу. Не секрет, что молодежи после получения диплома труднее становится найти работу. Везде коррупция, везде протекционизм. Молодые люди без знакомых и денег остаются в стороне», – говорит Айгерим.

По словам автора статьи, многие молодые люди хотят уехать из страны. Там они намерены найти работу, потому что ее не найти в Казахстане. Если и находят работу, то заработной платы еле хватает на еду и одежду. По данным Finprom.kz, на отечественном рынке труда более восьми миллионов человек в поисках работы. С каждым днем растет количество безработной молодежи. И, по результатам 2019 года, без работы сидят 80 тысяч молодых людей в возрасте от 15-28 лет.

Turkystan.kz. На странице этой газеты опубликовали интервью с писателем и экологом Сайлаубаем Жубатыровым. В этой беседе писатель описал бедственную экологию реки Сырдарья. По словам эколога и писателя Сайлаубая Жубатырова, если не принять меры, то в будущем в этом регионе не будет воды, пастбищ для выпаса животных и пахотных угодий. 

Имя казахского писателя и эколога Сайлаубая Жубатырова неразрывно связывают со спасением Арала. В своем интервью газете Сайлаубай Жубатыров поднимает экологическую проблему Сырдарьи. По его мнению, если не решить эти проблемы, то экологическое положение региона будет ухудшаться.

«В советские времена рис сеяли на территории 60-70 тысяч гектаров, в этом году эту площадь увеличили до 90 тысяч гектар. Трудно определить площадь незаконных посевов. Только одному Богу известно, что делают южане, выращивая хлопок. Все это сказывается на бедственной экологии Сырдарьи. Если говорить по-честному, то в этом году крестьяне региона через силу собрали свой урожай. Определенная часть урожая пропала. Поэтому агротехническую политику Сырдарьи нужно менять. Если сегодня не принять меры, то завтра тут не будет воды, пастбищ для выпаса животных и пахотных угодий», – заявил эколог в своем интервью.

Кроме этого, писатель и эколог Сайлаубай Жубатыров описал политику центральноазиатских стран относительно использования водных ресурсов реки Сырдарьи.

Aikyn.kz. «Не торопитесь к смерти» – так называется очередной материал этой газеты. Статью посвятили фактам суицида в Казахстане. По официальным данным, в 2019 году 887 казахстанцев покончили с собой. По фактам суицида Казахстан занимает третье место во всем мире и лидирующее в странах Центральной Азии. 

По данным издания, в антирейтинге по количеству суицидов лидируют город Алматы и Алматинская область. Следом идут Карагандинская, Восточно-Казахстанская области и Костанай. Об этом говорят результаты опроса специалистов.

«Он проходил в этих регионах с марта по август 2020 года, всего было опрошено 2 тыс. человек по критериям этничности, образования, семейного и религиозного статусов и так далее. Итогом стал этот отчет. В отчете мы делаем анализ основных закономерностей, которые связаны с суицидальным поведением среди молодежи. Исследование показало, что в разных регионах молодежь реагирует на проблему суицида по-разному и по-разному ее оценивает. Есть и гендерная специфика суицидального поведения. Исследование показало, что девушки более чувствительны и восприимчивы к этой теме, а юноши – нет. Но это связано, скорее всего, с гендерными особенностями воспитания девочек, как заботливых, внимательных и чувствительных, а мальчиков – как жестких, доминантных, агрессивных, настойчивых, нацеленных на результат. Этот вывод подтверждает еще и официальную статистику комитета по правовой статистике Генеральной прокуратуры. Мы видим, что девушки чаще совершают суицидальные попытки, но доводят суицид до конца чаще юноши, при этом они не предпринимают предсуицидальных попыток так часто, как девочки», – рассказала социолог Татьяна Резвушкина.

Гульмира Камзиева


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Обзор зарубежных новостей от Bloomberg подготовил inbusiness.kz

Продажа билетов на необычный рейс, мирные переговоры между кабмином Афганистана и «Талибан», реакция на дипотношения между Бахрейном и Израилем стали одними из актуальных новостей в повестке уходящей недели.

13 Сентябрь 2020 13:05 1599

Полет в никуда

Пассажирские самолеты сингапурских авиалиний намерены с октября совершать полеты, кружить в небе, а потом возвращаться обратно в тот аэропорт, откуда вылетели. Программа рассчитана на то, чтобы привлечь дополнительные средства, поскольку пандемия оказала крайне негативное влияние на авиационную отрасль. Во сколько именно обойдется такое удовольствие – не уточняется, однако 75% из свыше 300 респондентов в ходе опроса выразили желание приобрести билет на необычный рейс. Впрочем, подобной инициативой уже не удивить. Ранее такое предлагали в Японии и на Тайване.

В Канаде за полгода ни одной смерти от Covid-19

Количество заразившихся в мире приблизилось к отметке 29 миллионов человек. В тройке лидеров антирейтинга – США, Индия и Бразилия. Всего от коронавируса скончались 920 тысяч человек, выздоровели – 19 миллионов. Такие данные приводит университет Джонса Хопкинса.

В Канаде за полгода не было ни одного летального случая от вируса. В североамериканской стране наблюдают плато после того, как число умерших превысило 200 в апреле и мае. Всего от Covid-19 там ушло из жизни более 9160 человек.

Что касается Европы, то во Франции накануне выявили свыше 10 тысяч случаев заражения. Это самый большой суточный прирост с мая, когда в республике сняли карантин. Рост новых инфицированных отмечается и в других странах Западной Европы, включая Германию, Испанию и Великобританию. Вместе с тем, государства Западной Европы обошли США по числу случаев, и на данный момент зафиксировано почти 6,5 миллиона.

Касательно Азии отметим, что в Индонезии, одном из популярных туристических направлений, свыше 3 тысяч заразившихся пятый день подряд. А вот в Таиланде на протяжении 100 дней не было зарегистрировано ни одного местного случая заражения.

Будет мир?

В Дохе второй день подряд длятся мирные переговоры между правительством Афганистана и группировкой «Талибан». Цель направлена на то, чтобы завершить войну в Исламской Республике, которая не утихает почти 20 лет. Прекратят ли боевики нападать на граждан – вопрос пока остается открытым. Между тем кабмин нацелен достичь не только прекращения огня, но и добиться реализации прав женщин. К собранию через видеосвязь присоединились Госсекретарь США Майк Помпео, а также десятки министров иностранных дел.

Бахрейн вслед за ОАЭ установил дипотношения с Израилем

Бахрейн стал второй страной Персидского залива после ОАЭ, установившая полные дипломатические отношения с Израилем. Официальные лица Бахрейна заявили, что соответствующее соглашение поможет заключить мир в регионе. Документ поддержали в США и Египте. Однако Палестина и Иран присоединяться к ним не стали. МИД последней страны даже осудил пакт между Манамой и Иерусалимом. А официальная Рамалла отозвала своего посла из Бахрейна.

Айсауле Байгазина


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Новости

Все новости