RU KZ
Басель Хадж Джасем: «За полгода переговоров в Астане достигнуто больше, чем в Женеве за несколько лет»

Басель Хадж Джасем: «За полгода переговоров в Астане достигнуто больше, чем в Женеве за несколько лет»

20:22 14 Сентябрь 2017 9197

Басель Хадж Джасем: «За полгода переговоров в Астане достигнуто  больше, чем в Женеве за несколько лет»

Автор:

Ильяс Омаров

В эти дни в Астане проходит очередная Международная встреча высокого уровня по Сирии в рамках Астанинского процесса.

Одним из тех, кто знает эту проблему, что называется изнутри, является эксперт по Ближнему Востоку, корреспондент информационного агентства «Аль-Арабия» доктор Басель Хадж Джасем. Уроженец сирийского города Алеппо, доктор Джасем не понаслышке знаком со спецификой современной сирийской действительности.

Об истоках кризиса в этой стране, разногласиях в рядах сирийской оппозиции, значении астанинского переговорного процесса – в нашем интервью.

– Доктор Джасем, каковы, по Вашему мнению, источники сирийского кризиса?

– Все началось с мирных митингов, целью которых было проведение мелких реформ, касающихся смены руководителей городов, муниципалитетов или руководителей спецслужб в таких городах, как Дера и Хомс. В течение первых трех месяцев этих мирных акций не было даже намека на смену действующего режима.

– Реальной помехой к решению проблем являются разногласия в рядах сирийской оппозиции. С чем это связано?

– Представители оппозиции, большинство из которых проживают за пределами Сирии. После революции они стали собираться, начали предпринимать попытки с общим требованием по смене действующего режима.

– Многие сегодня говорят о разногласиях в рядах сирийской оппозиции …

Прежде всего это связано с вмешательством внешних сил в дела оппозиционных групп, каждая из которых лоббировала свои интересы, которые не соответствовали и противоречили интересам большинства сирийского населения. Осложнило этот вопрос появление ИГИЛ и курдских сепаратистов – «сирийское крыло рабочей партии Курдистана»

– А в таком случае кто такая сирийская оппозиция, которая принимала участие в переговорах в Астане в текущем году?

Как правило, многие из них – дезертиры, офицеры действующей сирийской армии, которые отказались стрелять в свой народ. Таким образом, их можно признать реальной оппозицией или политической силой, которая влияет на те или иные процессы, происходящие именно в самой Сирии.

– А что послужило началом для астанинского процесса?

– Начало было таким. Можно начать отсчет от договора по Алеппо, который можно считать единственным успешным в Сирии за последние шесть лет, то есть с момента начала сирийского кризиса.

Это договор был между Турцией и Россией, то есть в обход Запада. Такое соглашение невозможно было бы без участия и роли Казахстана. Это прежде всего успешная миссия президента Нурсултана Назарбаева в примирении России и Турции после инцидента со сбитым самолетом ВВС РФ в воздушным пространстве Турции. После этого президенты Владимир Путин и Реджэп Тайип Эрдоган договорились предложить сирийской стороне, включая представителей как действующих властей, так и оппозиции, провести переговоры.

В этой связи стоит отметить, что последние десятки лет после Второй мировой войны такие переговоры проходят далеко от традиционных западных городов, в которых мы привыкли их видеть. Как правило, мы являемся свидетелями, что такие встречи по урегулированию того или иного конфликта проходят, к примеру, в Женеве или в Мюнхене, в Мадриде или в Вене. Прошедшие переговоры в столице Казахстана сломали этот стереотип.

То, что достигнуто в результате переговоров в Астане за последние полгода, не было достигнуто в Женеве за последние несколько лет. Не случайно, по мнению спецпредставителя ООН по Сирии Стафана де Мистуры, «уровень деэскалации в Сирии в разы уменьшился».  

– Возвращаясь к итогам переговоров в Астане, к примеру, к последней встрече, которую называют «Астана-5», следует отметить, что в последнее время к ним завышенные ожидания.

– Здесь ситуация намного серьезнее, чем кажется на первый взгляд. Необходимо учитывать внешнюю роль, в частности руку США, которые в столице Иордании – Аммане провели переговоры для создания безопасной зоны на юге Сирии в обход Астанинского процесса.

– Можно ли говорить, что события на Ближнем Востоке, начиная от «арабской весны», могут внести изменения на политической карте мира, включая появление даже новых государств на Ближнем Востоке?

– Вероятность этого высока. Если мы посмотрим на политику США, в частности в Сирии. К примеру, как они выбрали сепаратистские группы и поддерживали борьбу с ИГИЛ.

Это очень сложный вопрос, на который никто не даст ответ или прогноз в настоящее время. Поскольку здесь замешаны внутренние проблемы Сирии, региональные и даже мировые интересы. 

Ильяс Омаров