/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 403,19 Brent 36,55
Руководитель аппарата бизнес-омбудсмена рассказал о совместной работе НПП и Верховного суда

Руководитель аппарата бизнес-омбудсмена рассказал о совместной работе НПП и Верховного суда

В онлайн-формате состоялся юридический форум.

17:01 26 Июнь 2020 2140

Руководитель аппарата бизнес-омбудсмена рассказал о совместной работе НПП и Верховного суда

Автор:

Данияр Сериков

Сегодня прошел Астанинский юридический форум – 2020 впервые в онлайн-формате в три параллельные секции с участием 50+ спикеров и 1000+ участников.  

Уполномоченный по защите прав предпринимателей Казахстана Рустам Журсунов был модератором секции «Судебная практика. Как работала судебная система во время карантина и как изменится после?»

«От введения ЧП в стране из-за коронавируса больше всего пострадал сектор услуг, где сосредоточены микро- и малый бизнес. Это приблизительно 838 тыс. компаний, порядка 60% от всего количества субъектов микро- и малого бизнеса в стране. Здесь работают почти половина (47%) работников этой сферы – 1357 тыс. человек из 2905 тыс.

Объемы производства в этих отраслях резко упали: в сфере общепита – на 53%, розничной торговли – 45%, транспорта – 37%. И все эти факторы несут в себе потенциальные риски закрытия предприятий, банкротства, судебных разбирательств.

О том, как предприниматели массово сталкивались со штрафами и арестами за нарушения карантинных мер с применением несоразмерно жестких санкций, и о том, как справились со всем этим, в своем докладе в первой секции рассказал Ербол Устемиров – заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен», – написал бизнес-омбудсмен на своей странице в facebook.

Так, за невыполнение требований и предписаний должностных лиц (ч. 3 ст. 462 КоАП) безальтернативно предусмотрены высокие штрафы на субъектов малого, среднего и крупного предпринимательства в размере 100 МРП (277 800 тг.), 200 МРП (555 600 тг.) и 500 МРП (1 389 000 тг.), с возможностью приостановления деятельности.

Помимо этого, нарушение законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения (ч. 1 ст. 425 КоАП) влечет еще более высокие штрафы – от 230 МРП до 1600 МРП.

Безусловно, постановления главных санврачей и санитарно-эпидемиологические требования должны неукоснительно соблюдаться.

Опасения вызывает тот факт, что требований много, в частности, по организации рабочих процессов, но нет альтернативы в виде «предупреждения». А для сохранения предприятий и рабочих мест в этот непростой период нужна поддержка, а не карательные меры.

Как отметил Ербол Устемиров в своем выступлении, предложение рассмотреть возможность внедрения практики, ориентированной на минимизацию наказаний за формальные и незначительные нарушения (по статьям 425, 462 КоАП и др.) поддержано госорганами и Верховным судом.

По словам руководителя аппарата бизнес-омбудсмена, с начала введения режима ЧП в «Атамекен» поступило более 4 тыс. заявок по вопросам форс-мажора, выдано 2643 свидетельства, остальные – в работе.

По приблизительным оценкам, общее количество сделок по стране составляет около 4,5 млн, из которых 1,5 млн договоров в сфере регулируемых закупок.

Отсюда следует, что потенциально может возникнуть более 1 млн разбирательств, которые лягут громаднейшей нагрузкой на судебную систему. Это в четыре раза больше, чем в 2019 году.

Во избежание излишних и многочисленных судебных тяжб и для обеспечения стабильности делового оборота «Атамекен» на всех уровнях поднял вопрос о признании ЧП форс-мажором.

Благодаря непосредственному участию Верховного суда дело сдвинулось с мертвой точки. 6 мая 2020 года на пленарном заседании даны четкие разъяснения по форс-мажору. Кроме того, Верховным судом направлено обращение в правительство о нормативном закреплении данного вопроса – отнесения режима чрезвычайного положения к обстоятельствам непреодолимой силы, освобождающим от ответственности за нарушение договорных обязательств.

На площадках НПП РК «Атамекен» и региональных палат действовали оперативные штабы в целях нивелирования негативных последствий COVID-19 для казахстанского бизнеса. При оперативных штабах сформированы рабочие группы по досудебному урегулированию споров между предпринимателями (вопросы арендной платы, отсрочки коммунальных услуг и др.).

Проведены переговоры с более 16 тыс. арендаторами и 738 арендодателями. Большинство арендодателей предоставили различные послабления.

Во всех регионах проведена работа по отсрочке оплаты коммунальных услуг.

Созданы кабинеты досудебной медиации в зданиях экономических судов по реализации проектов по развитию примирительных процедур и профилактике споров.

"Надеемся, что благодаря таким решениям быстрее пойдут процессы восстановления предпринимательской среды в посткарантинный период", – подытожил Ербол Устемиров.

Данияр Сериков

Рустам Журсунов: «Договорные обязательства вынуждены нарушать до 60% предпринимателей»

В ближайшее время возможен рост количества споров, в том числе и в судебных инстанциях.   

07 Май 2020 13:45 2811

Рустам Журсунов: «Договорные обязательства вынуждены нарушать до 60% предпринимателей»

Бизнес-омбудсмен Рустам Журсунов на своей странице в Facebook написал о том, что, поскольку режим чрезвычайного положения постепенно подходит к концу, надо готовиться к жизни в посткарантинный период.

В апреле он обратился к председателю Верховного суда Жакипу Асанову по актуальным вопросам и ближайшим вызовам в связи с введением режима чрезвычайного положения.

«Нагрузка на суды спала, люди отложили споры на потом, многие соблюдают карантин и изоляцию. Однако в ближайшее время возможен рост споров между предпринимателями, в том числе и в судебных инстанциях», – написал уполномоченный по защите прав предпринимателей РК.

По его данным, общий объем регулируемых закупок в стране составляет порядка 14 трлн тенге. По госзакупкам на данный момент действует около 490 тыс. договоров, и это только треть (другие две трети – закупки квазигоссектора и недропользователей).

«Получается, что сейчас действует порядка 1,5 млн договоров регулируемых закупок. Общий объем потребления домохозяйств в Казахстане составляет 31,5 трлн тенге, что более чем вдвое больше объема рынка регулируемых закупок, то есть более 3 млн сделок между предпринимателями. В итоге мы имеем 4,5 млн сделок. По нашим данным, из-за ограничительных мер договорные обязательства вынуждены нарушать до 60% предпринимателей, а это миллионы споров», – пишет Рустам Журсунов.

По регулируемым закупкам возникают и другие вопросы. Поставщики жалуются, что заказчики вопреки поручению президента угрожают им штрафными санкциями, включением в реестр недобросовестных поставщиков, удержанием пени.

«Часто задерживается плата за поставку, в том числе по закупу лекарственных средств. Мы по каждому такому случаю будем разбираться индивидуально и ходатайствовать о привлечении первых руководителей этих органов и организаций к ответственности за нарушение поручения президента», – сообщает бизнес-омбудсмен.

Ручной и формальный корпоратив

Контроль владельцев корпораций за топ-менеджерами предлагают усиливать за счёт публичности, реально независимых директоров и фондовых площадок.

24 Декабрь 2018 08:00 3473

Ручной и формальный корпоратив

Фото: atameken.kz

Цели корпоративного управления в госкомпаниях необходимо чётко определить. Такого мнения придерживается заместитель председателя Комитета государственного имущества и приватизации Министерства финансов Калымжан Ибраимов.

«Был тезис первого выступающего: развитие фондового рынка – это основной мотиватор для корпоративного управления. Я вот абсолютно согласен с этим. Цель корпоративного управления – защита наших инвесторов. Поэтому, вот знаете, я достаточно долго работаю в государственной структуре, где управляются государственными компаниями. Вот я иногда думаю, зачем нам совет директоров для госкомпаний? Зачем совет директоров, зачем все эти органы, если единственный акционер в лице министра может всё решить своим приказом, для чего мы эти игры играли? Поэтому хотелось бы чётко понимать цели корпоративного управления», – высказался он в ходе дискуссии на совещании Национального совета по вопросам корпоративного управления при президиуме Национальной палаты предпринимателей «Атамекен».

Как известно, государство сейчас стимулирует выход госкомпаний, кроме, пожалуй, «КТЖ», на фондовые площадки с целью улучшения качества их управления и увеличения прозрачности. Кроме того, в стране уже много лет развивается институт независимых директоров, чья роль должна стать ключевой в плане обсуждения реализации политик дочерних компаний и холдингов «Самрук-Казына», «Байтерек», «КазАгро». Однако, если судить по биржевым сводкам, в большинстве госкомпаний, предоставляющих отчётность в публичном доступе, особых разногласий в их советах директоров в голосованиях не наблюдается. Более того, уровень раскрываемости информации компаний в распространяемых ими новостях на бирже остаётся минимальным. Хотя во всех госхолдингах работа по настройке корпоративных стандартов ведётся с момента их создания.

По данным заместителя председателя правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Рустама Журсунова, в конце ноября решением президиума палаты было утверждено положение и состав Национального совета по вопросам корпоративного управления. При нём будет создано четыре комитета, которые будут работать по узким корпоративным направлениям: стандартам, секретарям, директорам и рейтингам.

В своей презентации представитель Международной финансовой корпорации (МФК) Адалят Абдуманапова заявила, что корпоративное управление нужно не только для акционерных обществ и в основном для крупного бизнеса. Поэтому она призвала участников совета начать работу по совершенствованию законодательства вокруг товариществ с ограниченной ответственностью.

«На практике мы видим то, что инвесторы, приходя в Казахстан, в большинстве случаев предпочитают именно эту организационно-правовую форму – ТОО. При этом на практике, в том числе среди наших клиентов, очень много тех компаний, где в ТОО создаются советы директоров. Иностранные инвесторы отказываются, они не понимают ту модель, которую сейчас мы наблюдаем в соответствии с законом о товариществах с ограниченной ответственностью, а именно наличие наблюдательного совета, полномочия которого очень ограничены. Поэтому, находя определённые возможности, создаются полноценные советы директоров по аналогии с акционерным обществом. Поэтому время пересмотреть законодательство по товариществам с ограниченной ответственностью уже давно настало», – отметила она в выступлении.

В то же время в докладе она указала на формальность подходов в развитии корпоративного управления и очень малое количество по-настоящему независимых директоров в казахстанских компаниях.

«Если посмотреть на международную практику, то, несомненно, основным мотиватором и двигателем корпоративного управления является всё-таки рынок капитала, и в частности это фондовый рынок. Вот здесь мы хотели бы ещё раз отметить необходимость уделить большое внимание этому вопросу и способствовать развитию фондового рынка, развитию понимания эмитентов, почему необходимо корпоративное управление, почему они должны быть более прозрачными, и развитие понимания у инвесторов, на что необходимо обращать внимание», – отметила координатор проекта по корпоративному управлению в Европе и Центральной Азии МФК.

По информации Абдуманаповой, сейчас в Казахстане зарегистрировано около двух тысяч акционерных обществ, только у 1,2 тыс. из них есть действующий выпуск акций. Остальные фактически не являются на деле акционерными обществами. 350 АО тем или иным образом связаны с государственным долевым владением, а на KASE листингованы всего 107 акционерных обществ, в какой-то мере последние могут считаться публичными. В целом в Казахстане отсутствует практика привлечения должностных лиц компаний к фидуциарной ответственности. Вместе с тем страна занимает первое место в рейтинге Doing Business в категории «защита миноритарных акционеров», хотя наблюдается высокая степень концентрации капитала, и в этом направлении ещё есть пространство для работы. Законодательство, сложившееся вокруг корпоративного управления, находится на высоком уровне, однако правоприменительная практика сильно хромает, полагает она.

На совещании стало известно, что по заказу Министерства юстиции зарубежные консультанты разрабатывают новые подходы к изменению законодательства в сфере корпоративного управления, которые будут представлены вниманию общественности в следующем году. Детали подходов с точки зрения улучшения предпринимательского законодательства пока не раскрываются, сообщил главный научный сотрудник Института частного права Каспийского университета Фархад Карагусов. Специалисты НИИ подготовили концепцию корпоративного законодательства и попутные рекомендации для международной юридической фирмы Reed Smith, которую привлёк Минюст. В министерстве не были против разглашения документа, однако иностранный заказчик сослался на его конфиденциальность, поэтому юрист не смог поделиться содержанием концепции.

«Может быть, я раскрою немного секрет из тех материалов, которые есть в Национальной палате, но подразумевается, что реформированию будут подлежать некоммерческие акционерные общества, будет достаточно серьёзный пласт изменений. Будет всё-таки возврат к концепции публичных акционерных обществ, и к ним будут требования сохранены по количеству комитетов и так далее. В отношении же нелистингуемых, насколько мы понимаем, будут упрощаться требования. Почему? Потому что сейчас действительно форма стала преобладать над содержанием, как говорится, обязательные там три комитета должны быть, а там всего три человека, один из них INED (независимый директор. – Ред.), и он должен формально возглавлять, то есть, по сути, мы увлеклись процессом, нежели содержанием, и в этом направлении Минюст будет двигаться», – проинформировал заместитель председателя правления НПП Рустам Журсунов.

В Казахстане отсутствует прозрачная процедура избрания членов советов директоров, говорится в карте проблем по корпоративному управлению, распространённой на совещании. Кроме того, в целом просматривается высокая аффилированность независимых директоров между финансово-промышленными группами, квазигосударственным сектором и финансовыми институтами, указывается в ремарке от АО «ФНБ «Самрук-Казына». В то же время само определение «аффилированное лицо» в законодательстве определено нечётко.

«Сейчас определить аффилированных лиц иногда невозможно – получается, либо все аффилированные или выборочно аффилированые (особенно касается госкомпаний). Предлагается максимально прозрачно определить понятие аффилированных лиц в законодательстве», – рекомендуется в комментарии партии «Нур Отан», размещённом в выкладке совещания.

В целом в сфере корпоративного управления нет чётких требований к государственным АО, считают в правящей партии. Кроме того, информация о конечных бенефициарах публичных компаний часто бывает закрытой, обеспокоены в НДП «Нур Отан».

В Казахстанской фондовой бирже (KASE) полагают, что в законодательство необходимо включить нормы по количеству участников и размеру активов или оборотов, при достижении которых ТОО обязано перейти в организационно-правовую форму АО. Напомним, что многие крупнейшие налогоплательщики страны имеют форму товарищества с ограниченной ответственностью и миллиардные обороты, к примеру, ТОО «Тенгизшевройл» или ТОО «Казцинк».

Данияр Сериков

Материалы по теме