Черная комедия с маскарадом, убийством и ангелами

Черная комедия с маскарадом, убийством и ангелами

10:56 09 Декабрь 2017 11200

Черная комедия с маскарадом, убийством и ангелами

Автор:

Влада Гук

Первый иммерсивный театр в Астане дебютировал спектаклем в одной из столичных гостиниц.

Театр вселяется в отель

Смеем предположить, что столичные гостиницы видели многое. Но не такое. Поздним вечером в отеле Alanda творилось нечто загадочное. Прибывали нарядные гости. Каждому у стойки регистрации давали венецианскую маску – кому черную, кому черно-золотую. По холлу расхаживали с коктейлями изысканные красавицы в длинных платьях. Между елкой и камином размещался саксофонист, игравший что-то джазовое. Изредка появлявшиеся постояльцы с чемоданами косились на все это не без тревоги. Сгущалась атмосфера тайной частной вечеринки – из тех, что случаются в фильмах Стэнли Кубрика и Дэвида Линча и никогда не заканчиваются там добром.

Так и здесь: наконец, прозвенел колокольчик, распорядитель объявил, что шоу начинается, попросил всех надеть маски и не снимать до конца представления. С улицы вошли еще трое гостей: нервный молодой человек и семейная пара, которая с порога принялась ссориться, копаясь в большом крокодиловом чемодане. Это были персонажи мрачной комедии Альдо Николаи "Любовь до гроба" ("Не пятая, а девятая").

Они вселились в гостиницу, как какие-нибудь неупокоенные духи вселяются в дом. И понеслось: музыка, танцы, интриги, салюты из розовых лепестков, кровища. Гостиничные коридоры и комнаты заливало то красным, то синим светом, ближе к концу представления вдоль стен валялись бездыханные (понарошку) тела красавиц. А 70 человек зрителей, обмахиваясь масками, перемещались по комнатам, чтобы уследить за сюжетом – причем в зависимости от цвета маски маршрут у них был разный.

Что это было? "Единственный иммерсивный театр INSIDE – первый спектакль c эффектом присутствия".

Хочешь секретов и мистики?

Что такое иммерсивный театр? "Театр вовлечения", "театр погружения" (от английского to immerse – погружать) – это новая попытка "взорвать восприятие" пресыщенной впечатлениями публики.

Не смотреть, а подсматривать; не в удобном кресле, а на расстоянии вытянутой руки от актеров, за которыми еще и бегать приходится. Нет "четвертой стены" между сценой и залом. Сцены и зала тоже нет, скорее действие происходит в каком-нибудь странном месте вроде супермаркета или старого трамвайного депо.

Можно подумать, что иммерсивный театр – это театр без правил. На самом деле правила есть, и их довольно много. Некоторые из них – те же, что и в традиционном театре, например молчать, выключать телефоны, не пытаться первым вступить в контакт с актерами (хотя актеры очень даже могут вступить в контакт с тобой). Кроме того, вот правила от Феликса Барретта – создателя британской труппы Punchdrunk, которые считаются родоначальниками жанра:

"Если ты пришел с друзьями, нужно оставить их. Если ты хочешь действия и истории, найди персонажа и следуй за ним. Если ты хочешь секретов и мистики, следуй своим инстинктам и позволь зданию вести себя. Если персонаж смотрит тебе в глаза и берет тебя за руку – иди с ним. Будь смелым. Чем более ты любопытен, тем больше ты откроешь..."

В попытках объяснить это театральное явление образовалось немало специальной терминологии, в которой легко запутаться. С понятием "иммерсивный театр" сближается понятие "site specific театр" – театр вне сценического пространства. В свою очередь, site specific разветвляется на environment-театр, который зависит от среды, в которой разыгрывается действие, и promenade-театр – его еще называют театром-бродилкой и театром-прогулкой.

Но чаще все это свободно смешивается в одном шоу, обещая зрителю приключение. Иммерсивные шоу разыгрываются в самых разных местах: это цеха, склады, старые особняки, гостиницы, школы, больницы, военные базы и тюрьмы, торговые центры и просто городские улицы. Среда диктует форму, их опробовано множество: спектакль-квест, спектакль-экскурсия, спектакль-суд, спектакль-аукцион... Материал – часто классический, например легендарная постановка Punchdrunk, Sleep No More разыгрывается по мотивам шекспировского "Макбета", московский спектакль Максима Диденко "Черный русский" – по "Дубровскому" Пушкина, а "Норманск" Юрия Квятковского (который недавно ставил в Астане "Евгения Онегина") – по "Гадким лебедям" Стругацких.

К приемам жанра, которые когда-то были придуманы труппой Punchdrunk и стали каноническими, относится и то, что на зрителей надевают маски. Это придает им анонимность и помогает почувствовать себя участниками представления.

Кроме того, так повелось, что иммерсивный спектакль обычно означает "секреты и мистику", саспенс и экстрим. Однако подразумевается, что зритель все же получит более серьезный и глубокий опыт, чем в квест-руме. В идеале после такого "твой мир уже не будет прежним". А иначе зачем столько хлопот, правда?

"В Астане сложно найти старый особняк…"

В Казахстане всемирный бум театра site specific отозвался осенью 2016 года, когда в Алматы явилось сразу две премьеры в этом жанре: "ЯГамлет" британского режиссера Джеффа Чёрча в Республиканском немецком театре (хоть и в стенах театра, но далеко за пределами сценической коробки) и "История уродства" театра "ARTиШОК" по Умберто Эко – вероятно, первый в Казахстане спектакль, поставленный в бывшем заводском цехе, да еще и на материале культурологического исследования.

Так или иначе, иммерсивным театром все это не называлось, так что опыт в Астане можно считать первым.

Театр INSIDE – это молодая команда, связанная с Казахским национальным университетом искусств. Одни участники проекта – студенты "Шабыта", другие – его выпускники, как артисты Русского театра драмы Наталья Лысенко и Санжар Рахимов. Постановщик спектакля Вадим Халиков закончил режиссерское отделение КазНУИ, а сейчас учится там же на актерском.

"Что вы хотите сделать со зрителем: просто развлечь его или поразить, спровоцировать на что-то, вызвать катарсис?" – спросили мы у режиссера, пока шоу еще репетировали.

"Я хочу попробовать эти инструменты: насколько сильным будет погружение в историю, насколько актеры захватят зрителей. Когда люди смотрят Sleep No More в Нью-Йорке – они такие пораженные выходят, у них столько эмоций. Но у нас это только первый опыт, мы сами до конца не понимаем, как вещь себя поведет и как наш зритель отреагирует", – ответил режиссер.

Как рассказал режиссер, постановка – в своем роде плод коллективного разума. Актеры и режиссер вместе обсуждали персонажей, разрабатывали сюжет, от пьесы-первоисточника в итоге мало что осталось:

"Что хорошо в этом проекте – в театре актеру, возможно, не дадут такой свободы. А тут актер свободен и может прорабатывать свой персонаж, как он захочет. Очень многое зависит от актера, от подачи, от экспрессии, от веры в обстоятельства. Нет "четвертой стены", как в театре. Происходит полное взаимодействие актера со зрителем, и взаимодействие это мощнее, чем в театре. Естественно, для актера это тоже испытание".

По словам режиссера, сложнее всего в постановке было скоординировать части действия, происходящие в разных локациях. Но в итоге получилось хорошо. Было и театральное волшебство, и этакая наэлектризованная атмосфера итальянского нуара.

Пожалуй, главная проблема заключалась в том, что актеры иногда чувствовали себя не слишком уверенно, а публика, наоборот, слишком. Мировой опыт иммерсивных шоу говорит о том, что зрителей нужно выводить из зоны комфорта: впускать небольшими группами, отбирать гаджеты и запрещать снимать маски (правда, при условии, что маски не мешают дышать, тут уж или-или).

Впрочем, обаяние "первого раза" сгладило все шероховатости.

"Какие были трудности? Было тяжело понять структуру, как это произойдет. А самое трудное – тянуть за собой публику, чтобы она всегда оставалась в центре внимания. У нас здесь зрители играют главную роль. Мы повествователи, а зрители уже решают, правы мы или нет. В театре есть кулисы – ты отыграл свою сцену и спрятался от зрителя. А здесь ты находишься в комнате, и 70 человек сверлят тебя взглядами. Самое сложное было – существовать органично, все время жить", – говорит актер Санжар Рахимов.

Организацией проекта занималось агентство Star Event.

"Мы искали необычное место. Хотели найти какой-то старый особняк, но в Астане такой найти очень сложно. Тогда мы подумали о чем-то шикарном, красивом и стразу вспомнили про "Аланду", потому что раньше уже работали с этим отелем, – рассказывает директор агентства Анастасия Лебедева. – В этом проекте у нас было много партнеров. Мы нашли спонсоров по костюмам, модельные агентства и так далее. Все работали не за деньги, а за идею. Я помню первый вечер, когда мы первые все собрались – это было месяца два назад, если не меньше. Мы увидели людей, у которых просто горят глаза".

Надо сказать, что у события с самого начала была заявка на элитарность: дресс-код white tie и цены на билеты от 14990 до 19990 тенге. Правда, к дресс-коду не все отнеслись серьезно, а сколько именно билетов было продано, узнать не удалось, часть зрителей были просто приглашены.

Тем не менее, было любопытно, собирается ли иммерсивный театр в Астане и дальше позиционироваться как элитарное зрелище "не для всех", ну и вообще, какие планы на будущее.

Выяснилось, что команда не против сделать свои шоу более массовыми.

"Цены на билеты связаны с тем, что для первого раза нам нужно было собрать именно такую публику – более узкий круг людей, которые смогут это оценить, будут заинтересованы, – объяснил режиссер Вадим Халиков. – Естественно, у нас есть желание продолжать. В следующий раз я хотел бы площадку побольше, чтобы можно было задействовать больше инструментов и людей. Допустим, взять тот же Дворец школьников – сколько там разных комнат! Я бы хотел задействовать больше современного визуального искусства, попробовать больше взаимодействия. Не только актеров, но и танцы добавить. У меня много знакомых, которые относятся к хип-хоп-культуре, и, по-моему, было бы очень интересно в какой-нибудь сцене добавить динамичный брейк-данс, другую совместить с плавным балетом. И показать внутреннее состояние человека через такие формы творчества. Сюжетов у меня еще нет – пока только картинки".

"Мы первооткрыватели этого жанра в Астане, и я горжусь, что мы решились на такой челлендж, попробовали себя. В дальнейшем будет больше, лучше, расширим свой репертуар, – сказал Санжар Рахимов. – Я считаю, что именно иммерсивный театр должен быть для всех, чтобы каждый мог прийти".

Будут ли еще показывать "Любовь до гроба", и какой будет следующая постановка – пока не известно. Хотелось бы, чтобы так или иначе шоу продолжалось.

Влада Гук

Материалы по теме:

khl-nastavnik-traktora-ne-proch-vstretitsya-s-barysom-v-plej-off

sotrudnichestvo-v-kosmose-i-konkurenciya-za-more

transkaspij-dast-bolshe-plana

vynuzhdennoe-«ozelenenie»

gribok-smazhut-kazahstanskoj-mazyu

загрузка

×