/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 29 354,08 РТС 1 646,81 Hang Seng 28 800,87 KASE 2 382,60 FTSE 100 7 655,21 Пшеница 571,00
Погода:
-9Нур-Султан
-5Алматы
DOW J 29 354,08 РТС 1 646,81
Hang Seng 28 800,87 KASE 2 382,60
FTSE 100 7 655,21 Пшеница 571,00
Деньги маленьких акимов любят чистоту

Деньги маленьких акимов любят чистоту

Почти вдвое увеличат расходы на благоустройство территорий из бюджетов четвертого уровня в Восточном Казахстане за 2019 год.

29 Апрель 2019 09:36 7731

Деньги маленьких акимов любят чистоту

В 2019 году сельские округа в бюджеты местного самоуправления планируют собрать более 7 млрд тенге, но их собственные средства составят немногим больше 2 млрд тенге.

По данным руководителя Управления экономики и бюджетного планирования ВКО Сауле Улаковой, в рамках развития местного самоуправления с 2018 года внедрен самостоятельный бюджет в ста сельских, поселковых округах, городах районного значения Восточно-Казахстанской области с численностью населения более двух тысяч человек. 98% из них являются субвенциальными.

Бюджеты формируют с осторожностью

«За 2018 год в бюджеты четвертого уровня поступило собственных доходов более чем на 2,4 млрд тенге. Это 110,5% к прогнозу, – информировали сайт inbusiness.kz в Управлении экономики и бюджетного планирования. – Общие поступления в бюджеты четвертого уровня в прошлом году составили свыше 6,3 млрд тенге, что составило 110,5% к прогнозу. Целевые текущие трансферты составили 876,8 млн тенге, а это 99,8% от запланированного. Также в бюджеты четвертого уровня поступило свыше 3 млрд субвенций, что составило 100% от плана».

Значительную часть собственных доходов местного самоуправления акимы получили за счет налога на транспортные средства, который составил 43,7% от общего объема поступлений в бюджеты четвертого уровня. Это более 1 млрд тенге. Индивидуальный подоходный налог принес в казну 36% от общего объема – это 874,3 млн тенге. Поступления от земельного налога составили 218,3 млн тенге, налог на имущество физлиц – 32,7 млн, неналоговые поступления – 235,7 млн тенге.

Пока за 2019 год запланировано собрать собственных доходов в бюджеты местного самоуправления тоже на уровне плана 2018-го – чуть больше 2 млрд тенге. Всего же поступлений в бюджеты четвертого уровня за 2019 год запланировано в размере чуть больше 7 млрд тенге, из которых, помимо собственных доходов, целевые текущие трансферты составят свыше 2,7 млрд, субвенции – больше 2,2 млрд тенге.

В сентябре 2017 года в Усть-Каменогорске прошел первый республиканский форум сельских акимов. Глава ВКО Даниал Ахметов тогда поднял вопрос о том, что, несмотря на активное развитие туризма на побережье знаменитого озера Алаколь, налоговые поступления крайне малы. Аким назвал объем собранных налогов на тот момент в 24 млн тенге, а оборот турбизнеса на побережье, по его данным, тогда составлял до 10 млрд тенге за сезон. Даниал Ахметов на форуме уверено сказал, что с введением бюджетов местного самоуправления акимат села Кабанбай, где находится озеро, будет заинтересован в том, чтобы выводить тамошний бизнес «на чистую воду». Удалось ли это реализовать в полной мере, неизвестно, но, по информации областного Управления экономики и бюджетного планирования, от сферы туристического бизнеса на побережье озера Алаколь в 2018 году в бюджет села Кабанбай поступило 67,1 млн тенге. По сравнению с 2017 годом, когда еще не были введены бюджеты четвертого уровня в ВКО, объемы налоговых поступлений возросли на 51,6%. В 2017 году село Кабанбай получило 34,7 млн тенге. По решению собрания местного сообщества средства ушли на благоустройство, озеленение и обеспечение санитарии на побережье озера Алаколь.

На благоустройство и социалку

Куда же потратили свою казну остальные акимы, которым внедрили самостоятельные бюджеты? По информации Сауле Улаковой, их затраты в прошлом году составили более 5,9 млрд тенге. На благоустройство населенных пунктов было направлено 32,4% – это свыше 1,9 млрд тенге. На социалку ушло 17,8% – это больше 1 млрд тенге. На социальную помощь и социальное обеспечение потратили из этой суммы 56,7 млн тенге, а на культуру, спорт и туризм – 92,1 млн тенге. Большую часть в социальных расходах заняла система образования, куда «маленькие» акимы направили 921,5 млрд тенге.

Но в 2019 году расходная часть бюджетов местного самоуправления увеличится на 1,2 млрд тенге и составит более 7,2 млрд тенге. Рост по сравнению с 2018 годом произойдет на 20,4%. При этом расходы на благоустройство, как планируется, увеличатся до 47% от общего объема и составят свыше 3,4млрд тенге. На социальную сферу пойдет 16,3% – это более 1,1 млрд тенге.

Повсеместное внедрение бюджетов четвертого уровня в Восточном Казахстане планируется с 2020 года. Всего в ВКО, по данным сайта областного акимата, на 2015 год насчитывалось 244 сельских и поселковых округов. Но в 2017 году по совместным постановлениям областного акимата и решениям маслихата в Восточном Казахстане было упразднено пять сельских округов в Жарминском районе и Семее в рамках оптимизации. И если в 2018 году такая работа не проводилась, как отмечают в Управлении экономики и бюджетного планирования, в этом году она будет продолжена по предложениям местных исполнительных органов районов и городов районного значения. Это также будет связано с повсеместным внедрением самостоятельных бюджетов со следующего года.

По данным областного Управления экономики и бюджетного планирования, в бюджеты четвертого уровня в соответствии со статьей 52-1 Бюджетного кодекса РК «стекаются» такие налоговые поступления, как индивидуальный подоходный налог с доходов, не облагаемых у источника выплаты, налог на имущество физических лиц, налоги на транспорт и земли населенных пунктов с физических и юридических лиц, плата за размещение наружной визуальной рекламы в полосе отвода автодорог, проходящих через территории городов районного значения, сел, поселков, сельских округов. Также в бюджеты местного самоуправления идут доходы от имущественного найма государственного имущества, добровольные сборы с физических и юридических лиц, штрафы, взимаемые акимами за административные правонарушения, поступления от продажи государственного имущества, закрепленного за госучреждениями, которые финансируются из бюджета местного самоуправления, трансферты из районного бюджета.

Ольга Ушакова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Битва за имущество завода

Кто выиграл от разорения известных в Восточном Казахстане предприятий. 

08 Январь 2020 12:20 3088

Битва за имущество завода

В Восточно-Казахстанской области в публичное пространство вышел конфликт руководства группы производственных компаний с банкирами, судоисполнителями, оценщиками имущества. В составе группы находились ныне обанкротившиеся компании «СЕЛЕНГ», «Первомайский механический завод», а также ТОО «Eastern Production Group». Жаркие споры так и не удалось урегулировать в судебном порядке, хотя эта история тянется много лет.

Производственники вынуждены во второй раз письменно обратиться к главе государства Касым-Жомарту Токаеву, в СМИ, направить ходатайство председателю Верховного суда РК Жакипу Асанову о внесении им представления на пересмотр дела. Пойти на такие меры их вынуждают крайние обстоятельства, говорят в группе производственных компаний. И просят они, ни много ни мало, пересмотреть одно из решений Усть-Каменогорского городского суда, а также два постановления апелляционной инстанции и судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РК, которые, по мнению руководства производственных компаний, нарушили их законные права. В результате этого дорогостоящее залоговое имущество оценено и ушло банку по заниженной в несколько раз цене, а группа производственных компаний еще и осталась должна ему свыше 200 млн тенге. Более того, через суд частные судоисполнители в пользу банка сейчас обратили взыскание на имущество, которое никогда не было в залоге. Но они и представители финансового учреждения заверяют, что действуют строго в рамках правового поля.

Немного предыстории

…Когда-то эти предприятия имели свою торговую марку «Первомайский механический завод & СЕЛЕНГ», занимались выпуском большого перечня наименований изделий из металла, строительством и ремонтом. Здесь работало свыше 400 человек. Предприятия были на рынке более 20 лет. Это сейчас производство фактически остановлено, цеха пустуют, значительной части оборудования уже и след простыл, а государство потеряло экспортера-производителя, поступления в бюджет.

Как рассказала бывший директор ТОО «Eastern Production Group» Елена Шипилова, для приобретения оборудования, пополнения оборотных средств предприятий в 2011 году было подписано генеральное кредитное соглашение между АО «Темiрбанк» и ТОО «СЕЛЕНГ» на общую сумму в 576 млн тенге. В качестве залога банку предприятия предоставили имущество стоимостью свыше 1,3 млрд тенге. Гарантами выступили генеральный директор группы компаний Борис Пак, предприятия «Первомайский механический завод», «Eastern Production Group».

«До слияния трех банков мы с АО «Темiрбанк» много лет безболезненно сотрудничали, были довольны друг другом, – вспоминает Елена Шипилова. – Проблемы стали возникать после слияния трех банков и их переименования в АО «ForteBank». На пике кризиса банк предложил увеличить процентную ставку с 14 до 25%. Мы не могли принять такое предложение, потому что все взаимодействия между нами и банком происходили в рамках государственной программы, а она не распространялась на займы такого рода, которые они нам предложили. Мы отказались от этого, и банк в конце концов нашел причины, чтобы потребовать от нас сразу вернуть весь остаток займа».

По этому поводу в решении Усть-Каменогорского городского суда от 13 января 2016 года, куда представители АО «ForteBank» обратились по взысканию долга с вышеуказанных компаний, говорится, что «в судебном заседании достоверно установлено, что ответчиками нарушены условия договора в части сроков платежей, допущена просрочка». Представитель группы производственных компаний исковые требования не признала. Она пояснила, что банк отказал им в финансировании по итогам мониторинга, а предприятие не имеет возможности оплатить единовременно долг из-за тяжелого финансового положения. Однако суд признал обоснованными требования банка о досрочном взыскании части задолженности по просроченному основному долгу, вознаграждению и пени. Было вынесено решение взыскать с группы производственных компаний в солидарном порядке задолженность и госпошлину в общей сумме свыше 500 млн тенге.

Никто не видит, никто не слышит?

После этого, по словам Елены Шипиловой, производство у них пошатнулось, а частный судоисполнитель Динара Кизекпаева с самого начала якобы нарушала закон. Но все последующие суды, куда обращались производственники, говорит она, игнорировали это обстоятельство.

Оценочная компания ТОО «Центр независимой оценки SERT» в январе 2018 года по постановлению частного судоисполнителя Динары Кизекпаевой оценила часть залогового имущества группы производственных компаний в 260 млн тенге. В то же время последующие суды, как уверяет Елена Шипилова, не приняли во внимание оценку от ИП «Мир оценки», которая определила стоимость этого же имущества в более 800 млн тенге.

«SERT не все площади включил в оценку. На это у нас есть экспертное заключение, что их документ изготовлен с нарушениями, – говорит Елена Шипилова. – Но нам не дали времени обжаловать действия Динары Кизекпаевой, чтобы опровергнуть эту оценку до судебного заседания. К тому моменту, когда мы подали иск об обжаловании ее действий, оценка от ИП «Мир Оценки» была представлена в суд с нашим ходатайством. Мы также пригласили эксперта, который предоставил свое заключение, почему такая оценка неправильна. Увы, суд не увидел этой оценки, написал, что мы ее не предоставили. Дойдя до Верховного суда, мы так и не добились ничего: там переписали решение областного суда и написали, что не видят оснований, чтобы дело пересмотреть в кассационном порядке».

Как уверяет Елена Шипилова, частный судоисполнитель вместе с банком всякими разными способами сделали так, чтобы в течение трех лет это недвижимое имущество не было оценено должным образом.

«В другом процессе выяснилось совершенно случайно, что имущество сейчас разграбляется. Между электронными торгами, проведенными банкротным управляющим, и тем моментом, когда купивший его человек стал его вывозить, в этот короткий срок там что-то украли. Мы абсолютно уверены, что от нашего имущества там уже ничего не осталось. А банк пытается отобрать у нас имущество, которое и нам-то уже не принадлежит», – говорит она.

В конце 2019 года Борис Пак написал обращение в общественную приемную президента РК, откуда оно было направлено в Верховный суд Республики Казахстан. Там ему ответили, что суды ВКО неоднократно рассматривали их жалобы на частного судоисполнителя, и в их удовлетворении было отказано. Предпринимателю разъяснили, что он вправе обратиться с ходатайством о внесении представления о пересмотре судебных актов на имя председателя ВС РК. Чем он и воспользовался. Уже в начале января такое ходатайство он и отправит.

А тем временем…

Недавно доверенное лицо филиала АО «ForteBank» в Усть-Каменогорске Алексей Сосновский письменно уведомил ТОО ««Eastern Production Group» о том, что банк отзывает исполнительные листы из работы частного судебного исполнителя Динары Кизекпаевой, и в последующем будет возбуждено новое исполнительное производство, в рамках которого проведут независимую оценку имущества ТОО «Первомайский механический завод».

Алексей Сосновский предложил inbusiness.kz обратиться с письменным запросом к руководству АО «ForteBank», при этом заверив, что и банк, и судоисполнитель Динара Кизекпаева действовали в рамках правового поля, что подтверждено решениями судов.

«У нас есть служба внутренней безопасности, и все решения принимает уполномоченный орган банка. Различные у нас были ситуации «Банк-клиент», но все решается в судебном порядке, – говорит Алексей Сосновский. – Как взыскатель банк имеет право и на смену судебного исполнителя».

Частный судебный исполнитель Динара Кизекпаева рассказала inbusiness.kz, что ее действия были признаны судами законными.

«Все, что касается реализации, передачи имущества на баланс банка в счет погашения долга – это все обжаловалось в суде, все мои действия. Они признаны законными. Также представители группы производственных компаний обращались в кассационную судебную инстанцию, им везде отказано. Считаю, что должники сами препятствуют исполнительному производству. Мы не раз обращались с привлечением их к уголовной ответственности за растрату и отчуждение имущества. Но доказать этого не смогли. На мой взгляд, это должники препятствовали оценке, не давали доступа к имуществу».

По мнению Динары Кизекпаевой, в связи с недостаточностью средств для погашения долга было обращено в судебном порядке взыскание на выявленное имущество должников, которое не было в залоге, именно поэтому они подняли такой шум.

«Мы прошли и апелляционную инстанцию, мои действия по обращению взыскания на это имущество, которое не состояло в залоге, признали законными. Должники в суде заявляли, что хотят сделать оценку имущества самостоятельно, хотя им при возбуждении исполнительного производства было представлено такое право, и они им не воспользовались, чтобы затянуть сроки исполнения. В это время кто-то вывозил с территории завода в поселке Первомайском это имущество. А сейчас они готовы оценить то, что осталось. В октябре получили такое разрешение, однако до сих пор ничего не оценивали», – говорит Динара Кизекпаева.

Точка в этой истории пока не поставлена. Но проблемные ситуации между предпринимателями, банками и частными судоисполнителями далеко не редкость. Несколько лет назад мы писали о том, что предприниматели из города Зыряновска (ныне Алтай) писали обращения по этому поводу в высокие кабинеты. Как рассказала нам юрист общественного объединения «Ваше право» Евгения Кулинич, кто-то на данный момент уже расплатился с банковскими долгами и начал жизнь с чистого листа, кто-то до сих пор числится в должниках. На ее взгляд, действительно есть случаи заниженной оценки залогового имущества, последующей его продажи на торгах «своим людям». В то же время, как считают предприниматели, банки ничего не теряют от проблемных кредитов.

«Когда заключается кредитный договор, в банке нас обязывают застраховать имущество, жизнь первых руководителей, а банк страхует каждый кредит. От невыплаченного кредита БВУ получают страховку в Национальном банке, – считает Борис Пак. – Многократное превышение стоимости залогового имущества заемщика, гарантов над суммой кредита позволяет и банкам, и судебным исполнителям злоупотреблять в той части, что они не заинтересованы дорого продать это имущество».

Есть ряд моментов

«К сожалению, я неоднократно сталкивался с ситуациями юридического спора между заемщиком и банком, – говорит финансовый эксперт Расул Рысмамбетов. – В данном случае это усугубляется сменой кредитора».

По его словам, есть ряд моментов, которые стоит прояснить. Во-первых, банки имеют право сами выбирать способ оценки имущества, и перед выдачей кредита банк предлагает заемщику обратиться к ряду одобренных фирм.

«Хотелось бы уточнить, какая оценка была в самом начале от имени Темирбанка. Если она изменялась, то это должно быть зафиксировано обеими сторонами конфликта», – поясняет он в разговоре с inbusiness.kz.

Эксперт отмечает, что оценка заемщика всегда чрезмерно оптимистична, тогда как банк всегда думает о негативном сценарии – если придется в срочном порядке продавать залоговое имущество. Истинной оценки не существует, потому что в каждый момент времени у имущества может быть своя рыночная оценка, которая может меняться раз в квартал, в зависимости от ситуации на рынке. Поэтому оценка может быть лишь компромиссной.

«С 2011 года, когда был выдан первый кредит, ситуация изменилась очень сильно. Обычно в таких спорных случаях лучше всего обращаться к разным отраслевым ассоциациям или к тому же НПП «Атамекен», чтобы выторговать себе реабилитационный период. От бизнес-рисков не застрахован никто – ни банк, ни заемщик», – говорит он.

Во вторых, по словам Расула Рысмамбетова, что касается страховки, которую получает банк, речь идет о том, что банк изначально откладывает, резервирует сумму на случай дефолта заемщика. Поэтому это не совсем страховка, а скорее замораживание средств.

«В нашей экономической ситуации я не вижу вины заемщика или банка и считаю, что чаще всего лучше достигать компромисса. Однако с жесткими требованиями к банкам со стороны регулятора банки тоже сильно зажаты между требованиями к ликвидности и необходимостью входить в положение заемщика», – отмечает эксперт.

Ольга Ушакова

Бурильщик Риддер-Сокольного рудника в ВКО более суток остается под землей

Участок, где находился рабочий, заблокировала горная масса.

06 Январь 2020 19:30 3059

Бурильщик Риддер-Сокольного рудника  в ВКО более суток  остается под землей

Происшествие произошло  утром 5 января 2020 года на 16-м горизонте залежи «Вторая юго-западная».  Информация поступила в диспетчерскую рудника от одного из сотрудников.  В это время на участке работал бурильщик, связь с которым прервалась.  Начались поисково-спасательные работы. В 5.50, после того как  на предполагаемом месте нахождения работника было пробурено отверстие, он откликнулся на позывные.  Однако добраться до него оказалось не так-то просто. Как сообщил один из жителей Риддера, через  проем человеку передали горячий чай и еду.

Официальная информация о ЧП была опубликована  на сайте рудника  сегодня в 11.43.

«Сразу же после получения информации о происшествии согласно разработанному регламенту для подобных ситуаций весь работавший под землей персонал был поднят на поверхность, а обводненный участок изолирован. На тот момент была потеряна связь с бурильщиком шпуров, работавшим на месте.  Незамедлительно был создан штаб спасательной операции, в работе которого, помимо специалистов компании, участвуют горноспасательный отряд и представители компетентных государственных органов. Ночью 6 января удалось установить связь с сотрудником. Сейчас все силы участников специальной операции направлены на то, чтобы добраться до работника. Задействованы лучшие компетентные специалисты и техника. На месте организовано дежурство медицинской бригады, представители компании оказывают всю необходимую помощь семье сотрудника», – сообщили в управлении по связям с общественностью ТОО «Казцинк».

На данный момент спасательные работы продолжаются. Вытащить бурильщика из подземного плена пока не удалось.

Отметим, подобные происшествия уже случались на рудниках ТОО «Казцинк». В ноябре 2013 года на 13-м горизонте залежи «Центральная» Риддер-Сокольного рудника так же произошел обвал горной массы из рудоспуска. В это время там работали пять горняков, двое из них погибли на месте.

Еще одно из резонансных происшествий случилось в апреле 2014 года в районе 11-го горизонта залежи «Быструшинская» Риддер-Сокольного рудника – частный дом провалился в образовавшуюся огромную воронку.  Хозяйка дома с сыном чудом успели покинуть жилье. Под угрозой  тогда оказались еще более ста частных строений.  Причина  та же – обвал горной массы, который повлек  образование огромной дыры диаметром в 70 метров и глубиной в 30 метров.

В августе 2018 года на Тишинском руднике  под завалами горной массы остался водитель погрузочно-доставочной машины. Поиски машиниста продолжались 12 дней.  По информации из неофициальных источников, его тело  так и не удалось найти. В компании тогда сообщили, что из-за просадки почвы произошло разрушение горной выработки, и заявили о начале комплексной геотехнической проверки всех районов рудника «для обеспечения полной безопасности персонала в будущем».

Али Айдаров, ВКО

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: