Единый оператор KTZ Express на границе с Китаем имеет такие же риски, как РОП

6485

Государство сменило частного оператора на пункте пропуска "Нур Жолы" на квазигосструктуру KTZ Express. Однако ситуация не улучшилась.

Единый оператор KTZ Express на границе с Китаем имеет такие же риски, как РОП

Как отмечает представитель Союза независимого автобизнеса Казахстана Тимур Жаркенов, ТОО KTZ Express, которое регламентирует только обязанности компании при таможенном декларировании и контроле, правительством определено как оператор по организации перевозки товаров в пункте пропуска "Нур Жолы" от КНР до транспортно-логистического центра. Однако на законодательном уровне данный вопрос не проработан, что впоследствии вызовет критику со стороны всех участников перевозочного процесса – транспортных компаний, брокеров, экспедиторов – о легитимности оператора.

"Своего рода единый оператор, который в данной сфере не нужен. Так как международные перевозки – это конкурентная среда, которая до карантинных ограничений работала совершенно спокойно без оператора. Более того, это новая структура, организация, которая требует больших денежных средств для правильной работы и долгое время для организации своей деятельности, а также имеет коррупционные риски, как у оператора РОП", – предупреждает спикер. 

Так, по его данным, на 7 марта 2022 года в электронной очереди "Нур Жолы" GoCargo было зарегистрировано 13 157 АТС. Фактически на территории "Сухого порта СЭЗ "Восточные ворота" находилось около 1,9 тыс. ед. АТС. Очередь двигается очень медленно. Предположительный срок с момента регистрации в очереди до выезда АТС был около 2 лет.

Транспорт повторно ставился в очередь. При этом у большинства транспортных компаний (ИП) договоры на перевозку грузов отсутствовали (заключают на момент заезда КНР по принципу "кто больше заплатит –  того груз повезу"). Процветает теневой рынок. По информации перевозчиков, в электронную систему регистрировали легковые машины для последующей замены госномеров (перепродажи очереди) для грузового транспорта.

В настоящее время в пункте пропуска "Нур Жолы" проводится пилотный проект по внедрению обновленной информационной системы электронной очереди, в частности, обещают инвентаризацию электронной очереди с исключением дублирующих, легковых автотранспортных средств, спецтехники и т. д. На сегодняшний день электронная очередь запущена, однако из очереди 12 тысяч машин было почищено только 2 тысячи.

Следует отметить, что чистка электронной очереди – это только вершина айсберга! Необходима разработка новой государственной системы электронной очереди с учетом всех недочетов и ошибок прежней.

До конца марта 2022 года на пункте пропуска "Нур Жолы" действовало 7 очередей, из них: госгруз по решению  межведомственной комиссии (МВК); ТОО "Евротранзит" для передвижения грузов от нейтральной территории (РК – КНР) до СВХ (РК) – седельные тягачи, тралы, рефрижераторы, полуприцепы; очереди для седельных тягачей; для прицепов-платформ; для траллов и спецтраллов; для тандемов, рефрижераторов, полуприцепов; на транзит грузов в европейские страны.

"Вызывает вопросы стоимость перевозки с КНР до Алматы – 400 км (без перегрузки на СВХ), которая была необоснованно завышена. До пандемии фрахт стоил около $3000. С начала пандемии до январских событий и поручения президента фрахт стоил от $12 000 до $42 000 и оплачивался наличными средствами. Сейчас на пункте пропуска "Хоргос – Нур Жолы" после проведенных и текущих расследований на границе перевозчики снова платят за фрахт около $3000", – приводит данные Тимур Жаркенов.

По его мнению, "перевалочная зона" – этап перегрузки между "нейтралкой" и "Евротранзитом" – является в настоящее время ненужным этапом, который увеличивает время и стоимость перевозки и, следовательно, стоимость конечного товара для потребителей. Более того, ранее на "нейтралке" машины стояли месяцами, таким образом образовывая затор. Нахождение как на "нейтралке", так и на территории КНР также не больше 2-3 суток.

"При отмене обязательной перегрузки, которая является препятствием для прямого проезда АТС на склады КНР, казахстанские АТС смогут беспрепятственно проезжать до складов на китайской территории, как до пандемии, путем применения системы КАТ-дозвола на всех пропускных пунктах. Это в разы снизит сроки и стоимость перевозок.

Однако при этом существует также острая проблема получения дозволов (КАТ) с момента начала пандемии. В настоящее время дозволы выдаются в ограниченном количестве, а также в случае не сдачи дозволов в короткие и необоснованные сроки в следующем году на это количество выдаваемые дозволы уменьшаются, что не позволяет перевозчикам полноценно выполнять свою работу. Это ведет к банкротству предпринимателей, потере рабочих мест и дефициту товаров, сырья, оборудования", – отмечает спикер.

Кроме того, по данным Тимура Жаркенова, принятие решений МВК о пропуске "госгруза" в первоочередном порядке было изначально инициировано сложной ситуацией в разгар пандемии. Данное решение принимается акиматом Панфиловского района, а не на правительственном уровне. Таким образом, через решения МВК проходило множество товаров, которые не являются "госгрузом", а такие товары, как автобусы, до сих пор не завезены в Казахстан.

"Решения межведомственной комиссии о пропуске "госгруза" в первоочередном порядке показали себя как инструмент нерабочий и с высокими коррупционными рисками. Однако так называемый госгруз до сих пор вывозится вне электронной очереди", – резюмировал спикер.

В настоящее время после неоднократных обращений в уполномоченные государственные органы были начаты проверки деятельности группы компаний "Евротранзит". Однако этого недостаточно, необходимо проводить полную проверку не только экономических операторов и "Евротранзита", но и всех лиц, которые имеют контрольные, управленческие функции на границе.

Также необходимо провести анализ и оценку деятельности KTZ Express: необходим ли данный оператор на границе, если да, какими нормативно-правовыми актами обусловлена его деятельность, а также обладает ли он необходимыми компетентными специалистами и средствами для эффективного и быстрого урегулирования проблемы перевозок из КНР.

Майра Медеубаева