Эксперт: Коронавирус дал импульс отечественной фармацевтической отрасли

Эксперт: Коронавирус дал импульс отечественной фармацевтической отрасли

08:11 01 Сентябрь 2020 7655

Эксперт: Коронавирус дал импульс отечественной фармацевтической отрасли

Автор:

Кульпаш Конырова

О перспективах развития фармацевтической отрасли и о будущем – Сергей Домнин.

Лето-2020, особенно июль, в Казахстане стали рубежом между жизнью «до» и «после» коронавируса. Сводки о погибших от коронавируса казахстанцев вселяли страх и панику. На фоне этой вспышки мы столкнулись с жестким дефицитом лекарств, когда за баснословные суммы приходилось покупать элементарный парацетамол, не говоря уже о кислородных баллонах и аппаратах ИВЛ. А ведь фармотрасль – одна из самых прибыльных во всем мире. По словам экономического обозревателя Сергея Домнина, наши отечественные вакцины от зоонозных инфекций успешно продаются за рубеж, а это миллионы долларов экспорта. В интервью inbusiness.kz эксперт поделился своим мнением о перспективах развития казахстанской фармацевтики.

Господин Домнин, можете кратко охарактеризовать нынешнее представление о фармацевтике в стране?

Не все наши представления о современной фармацевтике соответствуют действительности. Лишь порядка 10% лекарств, которые мы здесь потребляем, производятся в Казахстане.

Современное производство лекарств – это что-то похожее на автомобильный завод. Если смотреть на всю производственную цепочку. Чтобы разработать современный эффективный препарат, нужны огромные ресурсы и возможности, которые имеются только у транснациональных фармацевтических корпораций. Чтобы производить действительно серьезные лекарства, которые будут спасать жизни людей в экстремальных ситуациях (а нам их срочно и не подвезут, потому что закрылось авиасообщение с другими странами), для этого нужен недюжинный талант людей, которые пытаются привлекать инвестиции и технологии в страну.

В Казахстане есть современные заводы. На рынке три ведущих производителя, но все они по принципу местных автомобильных заводов занимаются сборкой. На предприятия поставляются субстанции, где затем по международному стандарту GMP производятся препараты. По большей части это дженерики. Хотя есть и отечественные разработки, например, препарат мукалтин – известнейший продукт нашей крупнейшей фармацевтической компании из Шымкента. Уровень понятен. В условиях такой индустрии говорить о больших прорывах в научно-техническом плане, о новейших разработках надо скромно.

Почему скромно?

Казахстан пока не может обеспечить долю НИОКР в ВВП даже на уровне стран со средним уровнем дохода. И не только потому, что нет денег. Не хватает базы, масштабов промышленности и специалистов. В России и Беларуси их тоже немного. Та современная фармацевтическая промышленность, которая есть у наших северных партнеров по ЕАЭС, в значительной степени представляет собой «сборочные предприятия», куда приходят субстанции и где осуществляется производство. Но в цепочке добавленной стоимости основные инвестиции и большая часть добавленной стоимости не в «сборке», а в разработке, брендировании, маркетинге и продажах.

Можете дать характеристику общего фармрынка в ЕАЭС?

Что касается общего фармацевтического рынка ЕАЭС, то в 2017 году был создан общий рынок, а в 2018 году – общая информационная база. В 2019 году проходила перерегистрация некоторых лекарственных средств, которые производятся на наших предприятиях.

Но самым важным эпизодом построения этого рынка станет 2021 год, когда будет произведена маркировка товаров. Тогда можно надеяться на то, что хождение лекарственных средств между границами станет еще более свободным, поскольку регулирующие органы всех стран их будут отслеживать по системам маркировки.

От $10 до $17 млрд – таков объем общего рынка лекарств ЕАЭС, это данные за разные годы за последние пять лет. По большому счету, этот рынок импортозависимый, так как ключевые популярные препараты разрабатываются и производятся в основном за рубежом, а местная фармацевтика обеспечивает собственный рынок менее чем наполовину.

Но если говорить о производстве, у России доля рынка порядка 90%, у Беларуси – 7%, у Казахстана – 2%, остальное приходится на Армению и Кыргызстан.

Мы пытаемся обеспечить себя хотя бы теми препаратами, которые представляют собой основу необходимого потребления. То есть те, которые нужны в аптечке первой помощи. В этом плане коронавирус дал импульс отечественной фармотрасли.

Фармацевтическая промышленность – одна из немногих, которая в 2020 году показывает рост. На первое полугодие он составил 24%. За июль в годовом выражении фармацевтика выросла на 35%. Это только препараты, я не говорю о медицинских изделиях. Интеграционные связи и возможность осваивать рынки соседних стран стали стимулом для инвестиций.

Правда, пока цифра экспорта смешная, на уровне 60 млн долларов в год. Это цифра 2019 года. Но по итогам последних 10 лет объем поставок вырос в десятки раз. Если сравнивать 2019 год с 2009 годом, то это 11-кратный рост. На рынке три лидера: АО «Химфарм», АО «НОБЕЛ АФФ» и ТОО «Абди Ибрахим Глобал Фарм».

Возникает вопрос: почему фармацевтика в Казахстане чувствует себя относительно лучше, чем другие отрасли обрабатывающей промышленности? Это зависит не столько от роста потребления препаратов, сколько от механизмов, которые были заложены в отношениях государства и предприятий в Казахстане. В первую очередь это ТОО «СК-Фармация», чья деятельность подвергается сегодня критике (недавно возбуждено второе уголовное дело о хищении средств за последние два года). Но данный механизм единого закупщика «отжимает» поставщиков по ценам (хотя это не исключает, что цены могут быть завышены), что полезно для бюджета.

При этом «СК-Фармация» работает с казахстанскими заводами и заключает долгосрочные договоры. Это очень важный и полезный механизм, который позволяет предприятиям работать в предсказуемой среде и реализовывать долгосрочные проекты. Другое дело, что работа «СК-Фармации» в период кризиса была преступно медленной. Тут речь идет о необходимости перехода к новым методам управления, когда менеджеры должны оперативно принимать решения и адаптироваться к меняющейся ситуации.

Тем временем предприятия выполняют все требования по локализации и технологическому циклу, обеспечивают стандарт GMP, что нелегко сделать. Сейчас действуют договоры с 15 казахстанскими производителями по поводу долгосрочных поставок. Это позволяет компаниям запускать новые производственные линии, работать с прибылью и создает возможности для реинвестиций.

Можете дать прогнозы на ближайшее время о перспективах фармацевтики?

Сегодня мы наблюдаем быстрый рост за счет потребления со стороны внутренних источников. В Казахстане были ограничены возможности доставлять готовую фармацевтическую продукцию из-за рубежа, а внутреннее производство не останавливалось, так как у предприятий имелись запасы по субстанциям и другим компонентам.

Вполне возможно, что по итогам коронакризиса появится какой-то новый или будет обновлен старый формат договоренностей между правительством и компаниями: будут расширены списки лекарств, которые правительство закажет производить внутри страны. С другой стороны, появятся некоторые обязательства по созданию новых линий. В этом я вижу очень хороший потенциал. История с единой маркировкой стран ЕАЭС позволит укрепиться казахстанским фармкомпаниям на российском рынке.

Что касается новых разработок, думаю, поле для деятельности есть. К примеру, уже существуют хорошие разработки казахстанских вакцин. Мало кто знает, что отечественные вакцины от зоонозных инфекций продаются за рубеж, это миллионы долларов экспорта. Вот эти направления, в которых у нас есть преимущества, и стоит развивать.

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

25649

Материалы по теме:

vrachi-gotovyatsya-k-postupleniyu-detej-s-kavasaki-podobnym-sindromom

byudzhetniki-i-ne-tolko-chi-zarplaty-v-kazahstane-vyrosli-v-karantin-silnee-vsego

golubev-nahoditsya-v-shage-ot-chetvertogo-titula-v-sezone

koronavirus-v-kazahstane-obzor-sobytij-k-30-avgusta

ne-bereg-tureckij

загрузка

×