«Если люди считают, что ваш канал в соцсети несет правдивую и полезную информацию, это будет в их голове»

"Если люди считают, что ваш канал в соцсети несет правдивую и полезную информацию, это будет в их голове"

08:00 24 Май 2019 2048

«Если люди считают, что ваш канал в соцсети несет правдивую и полезную информацию, это будет в их голове»

Авторы:

Елена Тумашова

Амина Абдрахманова

Эксклюзивное интервью со спикером XVI Евразийского медиафорума журналистом из США Райаном Чилкотом.

Как президент США Дональд Трамп возродил интерес зрителей к телевизионным новостям, где искать достоверность в социальных медиа и как различать субъективное мнение и новости. Корреспонденты телеканала Atameken Business поговорили в "Эксклюзивном интервью" со специальным корреспондентом ежедневной вечерней программы телеканала PBS NewsHour (США), основателем собственной продюсерской компании Райаном Чилкотом.

Карьеру в журналистике он начал с решения, что, во-первых, ему нравится Россия (президент Рейган говорил, что Советский Союз – "империя зла", и это звучало достаточно интересно для тогда еще молодого Райана), во-вторых, ему нравится CNN. Работал в новостях 12 лет, бывал в Афганистане, Ираке, Иране, Судане. Потом пришел в финансовые новости (как шутит сам спикер, заменил опасности военных действий фуршетом после бизнес-мероприятий) – 10 лет освещал эту тему. Оказалось, не так сложно сделать интересный сюжет, когда ты на войне – "все ярко и много эмоций", чем рассказать о бондах так, чтобы привлечь людей (это искусство).

– Райан, вы уже давно в журналистике, как трансформировалась эта сфера, в какую сторону она изменилась?

– Сфера журналистики изменилась очень сильно. Когда я начинал, Интернет не был такой важной площадкой для новостей (как сейчас. – Ред.). Работать в журналистике я начинал в CNN, и это был разгар эпохи телевизионных новостей на круглосуточных новостных каналах. Все смотрели, все уважали. Люди были просто очень счастливы приходить на канал и давать свои новости. Потом появились другие американские круглосуточные каналы новостей, и потом такие каналы стали вещать не только в США, но и по всему миру.

Сейчас, я бы сказал, теленовости теряют свое значение. Но есть одно очень большое исключение, о котором я сейчас расскажу. Пока добавлю, что Интернет стал площадкой номер один, особенно для молодых, оттуда они получают новости.

"Но", которое я упомянул выше, – это Дональд Трамп. Когда он появляется на горизонте – нравится он вам или нет, он начинает говорить много неожиданных вещей. И люди стали опять смотреть телевизионные новостные каналы, потому что хотят знать, что же президент сказал сегодня, что происходит в США, что говорит Трамп, что – демократы. Теленовости были почти погибающей сферой, а как только он пришел, сразу очень много внимания вернулось к теленовостям. Выиграли, кстати, и газеты от появления Трампа. Носит ли это временный или долгосрочный характер – мне сложно сказать.

Я сейчас живу в Лондоне и в последнее время освещал Brexit. Выход Великобритании из Евросоюза – долгий процесс, но когда в течение трех-четырех месяцев не было известно подробностей об этом, люди стали смотреть новости, чтобы узнать, что происходит. И это были именно зрители на телевидении, потому что ньюсмейкеры приходили именно на телевидение. Но Brexit затянулся, и в результате, мне кажется, люди стали, может быть, меньше смотреть новости: немного надоела ничем не заканчивающаяся история.

– Сейчас набирают обороты социальные медиа. Можно ли доверять им и той информации, которая публикуется на таких площадках? На что обращать внимание, чтобы понять, достоверна ли эта информация?

– Конечно, в социальных медиа есть и достоверная, и недостоверная информация. Чем соцсети отличаются от новостей? Тем, что они дают ньюсмейкерам и потребителям информации прямой выход. Поэтому многое из того, что мы читаем в социальных сетях, – это не что иное, как чье-то субъективное мнение о чем-то, реже – новости.

Поскольку очень часто в соцсетях мы отслеживаем своих единомышленников, то получается, что мы слушаем и читаем людей, которые высказывают точку зрения, схожую с нашей. В последнее время я стал слушать людей, с которыми вообще не согласен, и удивляюсь тому, что они пишут. Я могу сказать: это недостоверно, но только потому, что я с ними не согласен. И они высказывают свое мнение, а не передают факты. "Факты" стало понятием растяжимым. В социальных сетях оно становится таковым, потому что там нет судей, которые могли бы дать оценку, и там никого "лишить эфира" не могут.

Быть в соцсетях нужно, но нужно понимать, что очень часто информация здесь имеет субъективный характер – от человека, который ее туда выложил.

– А где же тогда достоверность: событие произошло там-то, эта фраза была сказана там-то? И вместе с этим – доверие?

– Доверие строится на отношении к конкретной площадке, например, к какому-то каналу. Если люди считают, что ваш канал несет правдивую и полезную информацию, это будет в их голове. Но так же важно доверие и к конкретным лицам. Это можно определить опытным путем – наблюдать, как люди проявляют себя в разных ситуациях.

– Какая ответственность сейчас ложится на СМИ, журналистов?

– Скажу так: объективность очень важна. Когда я учился быть журналистом – не в университете, а в рабочих условиях, будучи младшим журналистом, нас учили вообще никогда не высказывать свое мнение. И так получилось, что по большому спектру вопросов у меня нет мнения. Человек со стороны может сказать: на самом деле у вас есть мнение, просто оно скрытое. Но мне сложно транслировать людям какие-то убеждения.

Мне кажется, очень важно сейчас, чтобы журналисты передавали именно новости. Кто-то хочет передавать свои убеждения и выводы, а это тоже имеет место, но нужно понимать, что это все же задача экспертов. Сейчас мы видим, что идет расслоение: один канал придерживается одной позиции, другой канал имеет другую точку зрения. И, чтобы найти золотую середину, зрителю приходится слушать всех.

– Считаете ли вы, что печатные издания уйдут в прошлое?

– Я стал больше читать материалы именно в печатном виде. Потому что там обычно больше информации. Вы спросили, как изменились телевизионные новости. На западных телеканалах больше "говорящие головы", которые чаще высказывают свое мнение и не всегда очень глубоко. Я считаю, что газетная сфера – это как раз средство, чтобы поглубже что-то узнать. И необязательно при этом иметь при себе "экран", можно читать где угодно. Я люблю читать газеты, и, кстати, обычно телевизионщики берут свои идеи из газет.

– Каким опытом вы поделитесь с участниками Евразийского медиафорума?

– Мне нравится тема искусственного интеллекта. Я немного освещал тему технологий, но не считаю себя специалистом по технологиям. Поэтому счастлив, что эта тема стала основной на одной из панельных дискуссий. В ходе ее обсуждения мы будем рассматривать, насколько это угроза рабочим местам – роботы против людей. И в том числе можем рассматривать, является ли искусственный интеллект угрозой в сфере журналистике. Когда ты заходишь в Интернете на какой-то агрегатор новостей, он уже знает, какие новости тебе интересны. Другие агрегаторы покажут другие результаты. Мир фундаментально меняется. И это касается не только сферы журналистики.

Амина Абдрахманова, Елена Тумашова

Материалы по теме:

v-kazahstane-razrabotayut-trehletnyuyu-strategiyu-po-kazhdoj-sez

zapasy-kapusty-v-stabfonde-karagandinskoj-oblasti-uvelichat-na-28

stiralnye-mashiny-lg-na-strazhe-vashego-zdorovya

dolgi-po-zarplate-vagonostroitelnoj-kompanii-v-ekibastuze-sostavlyayut-90-mln-tenge

aiba-rasschityvaet-ostatsya-v-olimpijskoj-seme

загрузка

×