Фумигация на иранском корабле была проведена на 100% – все новости на Atameken Business | Inbusiness
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 286,39 Пшеница 465,40
$ 378.87 € 422.4 ₽ 5.87
Погода:
+11Астана
+18Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 286,39 Пшеница 465,40
Фумигация на иранском корабле была проведена на 100%

Фумигация на иранском корабле была проведена на 100%

В компании «Агроконсулт» заверяют, что были выдержаны все технологии и дозировка под надзором фитосанитарного инспектора.

Фумигация на иранском корабле была проведена на 100%, зерно, Перевозки, экспорт, ЧП, Отравление, фумигация, Иран

2303 24 Октябрь 2018 11:06 Автор: Айгуль Тулекбаева

Отравление членов экипажа иранского судна, перевозившего казахстанское зерно из Актау в Баку 19 октября, может быть связано с химическими веществами, которые использовались при обработке груза, озвучило предварительные данные Министерство здравоохранения Азербайджана. Официальной версии происшествия ещё нет.

Иранская сторона не обращалась в МИД Казахстана. Но в Казахстане тем временем выяснили обстоятельства отправки груза. Минсельхоз распространил информацию о том, что фумигацию (обеззараживание зерновых грузов. – Ред.) проводило ТОО «Агроконсулт», и все процедуры были проведены по нормативам.

Корреспондент abctv.kz побеседовала с директором ТОО Гульмирой Абишевой, чтобы узнать подробности проведения таких «операций» на суднах. К слову, компания работает на рынке 18 лет и «обрабатывает» порядка 300-340 судов в год.

Гульмира Исатаевна, расскажите, как проводилась фумигация на иранском судне?

– Согласно экспортному контракту стран-импортёров, фумигация – обязательное требование. То есть груз должен приходить в порт назначения, свободный от живых насекомых. В данном случае есть контракт между покупателем и продавцом, где чётко оговорено такое условие.

Фумигация на иранском корабле была проведена на 100 процентов, выдержаны все технологии, методики, дозировка, как обычно, девять граммов на тонну. Фумигация проводилась под надзором фитосанитарного инспектора. До проведения работ на это судно заходит комиссия, она состоит из членов таможенного комитета, пограничной службы, представителей судовладельца, экспедиторской компании. Они дают добро на фумигацию, на погрузку судна. После чего проводятся соответствующие работы, и мы задраиваем люки. Комиссия подписывает акты проведения фумигации – и мы покидаем судно. В данном случае со стороны нашей компании никаких нарушений не было.

Были ли в практике подобные инциденты?

– Не было. Ни разу. И я не думаю, что это произошло из-за фумиганта. Конечно, будет ещё официальная версия со стороны грузополучателя, но мы абсолютно уверены в том, что все требования, дозировка были соблюдены. За 18 лет работы ни одной рекламации в наш адрес не было. Большой поток – 95 процентов объёма отгружаемого на Иран Казахстаном – фумигирует наша компания. Мы работаем не только в направлении Азербайджана. Также проводим обеззараживание грузов, отправляемых в центральноазиатские страны и идущих в направлении порта Новороссийск и Ростов-на-Дону. Общий объём профумигированного груза в прошлом году составил около трёх миллионов тонн.

Насколько сама процедура опасна? Могли ли моряки открыть люки с грузом?

– Люки не могут быть открыты. Они же запломбированы – это же таможенный груз. Это считалось бы контрабандой, если бы они вскрыли этот люк. Это невозможно. Сейчас о чём-то говорить я не могу. Когда будет официальная версия со стороны грузополучателей, тогда будет понятно.

Насколько фумигация затратна по времени и по средствам?

– Это дорогостоящее удовольствие, потому что сам фумигант дорогой. Мы пользуемся разрешёнными на территории РК препаратами, они есть в официальном реестре.

Чьё производство?

– Есть российские, индийские и немецкие. Мы покупаем у лицензированных компаний. Сам процесс занимает около одного-двух часов. Это все зависит от объёма. В данном случае это было очень маленькое судно, полторы тысячи тонн зерна всего.

Вы «проводите» 95 процентов грузов на Иран, какой объём сейчас идёт в этом направлении? Было время, когда эта восточная страна держала высокую пошлину и зерновики не шли на иранский рынок.

– Иран – наш большой партнёр. За прошлый год мы перевалили 1,5 миллиона тонн зерна. Иран – это основной покупатель фуражного ячменя. Последние два года идёт ячмень. До этого Казахстан грузил и пшеницу. Но сейчас не возим, потому что в Иране до их Нового года (Наурыз) стоит запрет на покупку пшеницы.

В целом как идут поставки казахстанского зерна на внешние рынки в этом году?

– Наше зерно – это бренд Казахстана. Был и есть. Потому что казахское зерно всегда отличалось высоким качеством. Даже в последние годы, когда мы инспектировали российское зерно и наше, наш четвёртыый класс мог по качеству конкурировать с третьим классом российского зерна. Основные покупатели – Иран, они берут фуражный ячмень и масличные – лён и рапс. Пшеницу импортируют страны Центральной Азии – это Узбекистан, Туркменистан. Туркменистан в этом году большой объём берёт – до 0,5 миллиона тонн пшеницы третьего класса. Россия покупает хорошую «тройку», берёт твёрдые сорта.

А в Италию идут поставки?

– Идут. Но в этом году у них небольшие объёмы. Год для наших аграриев выдался сложным, дождливым. Погода нам помешала, есть проблемы по качеству. Мы не совсем выдерживаем требования итальянских импортёров. У них очень жёсткие требования по таким глубоким показателям, как протеин, стекловидность, индекс глютена.

А наши зерновики вкладываются в то, чтобы получить качественное зерно?

– Основные крупные и средние производители думают о перспективах, о том, что это не однодневный бизнес. Мы на рынке около 20 лет, я почти со всеми ними общаюсь. Да, они очень хотят инвестировать, вкладывать, но вы же понимаете, что в основном все закредитованы. Год дождливый, было много пшеничного трипса, сорняка. Даже если у них есть желание вкладывать и развивать, закупать новое оборудование, не у всех есть возможности.

Если вернуться к фумигации, скажите, сколько компаний работают на этом рынке?

– Их много. Точно сказать не могу. Около 40, наверное. Наша компания самая первая, кто получил лицензию в Казахстане. Мы получили лицензию № 1.

Чем ещё занимается ваше ТОО?

– «Агроконсулт» занимается ещё и научной деятельностью. Мы выпускаем атлас заражённости, книги о вредителях. Оснащаем ими наши учебные заведения. Каждое лето я финансирую экспедицию, ребята объезжают поля, элеваторы, делают мониторинг, мы собираем эти сведения и выпускаем книги. Потому что на сегодня ни в одном сельхозинституте нет учебных пособий, адаптированных к новым условиям. Каждый год появляются новые пестициды и новые химикаты, идёт мутация и адаптирование насекомых к этим химическим средствам. Плюс большой грузопоток, из других стран завозятся новые насекомые. Поэтому мы каждый год обновляем информацию.

Никто не выпускает такие книги. Научные институты сидят на бюджете, для них это дорогое удовольствие, у них каждая копейка на счету. Многие директора элеваторов, производители просят такие книги, и мы их делаем.

Какое образование должны иметь работники, которые проводят эти процедуры?

– Они агрономы. Наши ребята, начальники фумотряда выезжали в Россию на обучение, ездили в Украину. Сами тоже проводим обучение, повышение квалификации.

Что бы Вы хотели сейчас заявить в связи с происшествием на иранском сухогрузе?

– Говорить что-либо сейчас, поднимать шумиху – я не вижу в этом смысла, это абсолютно рабочий процесс. В данном случае мы провели всё по технологии, дозировке, под контролем комиссии, под контролем инспектора. Очень сожалею, что так произошло. Погибли люди. Мы соболезнуем. Надеюсь, мы все, кто работает в этой сфере – инспекторы, комиссии, судовладельцы и экспедиторы, извлечём из этого урок и сделаем вывод. Мы должны проанализировать, почему так получилось. Ждём официальную версию от грузополучателя.

Айгуль Тулекбаева

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK