RU KZ
Галина Воскобоева: «У Казахстана очень большой потенциал в теннисе»

Галина Воскобоева: «У Казахстана очень большой потенциал в теннисе»

09:48 16 Июнь 2017 3966

Галина Воскобоева: «У Казахстана очень большой потенциал в теннисе»

Автор:

Жанибек Кыдыралиев

Одна из лучших теннисисток Казахстана Галина Воскобоева восстанавливается от травмы, проводя мастер-классы в регионах страны. 

Первый из серии этих мастер-классов от четвертой женской ракетки республики состоялся накануне в Костанае. В его рамках Галина Воскобоева впервые провела семинар для родителей начинающих теннисистов. Главными темами обсуждения стали обучение, дисциплина, питание и воспитание спортсменов, а также вопросы финансирования и развития тенниса в Казахстане.

В разговоре же с корреспондентом abctv.kz после этого семинара теннисистка рассказала о восстановлении от травмы, которая заставила её прервать сезон, важности мастер-классов для детей и будущем казахстанского тенниса.

– Многих казахстанских болельщиков разочаровала новость о том, что Вы прерываете сезон из-за травмы. Выходит, не удалось восстановиться от травмы, которая тревожила вас еще в прошлом году?

– Меня, конечно, тоже это очень расстраивает. Действительно, я уже три месяца мучалась со своей травмой колена, и пока никак не получается справиться. Думаю, все время я форсирую события. Кажется, уже пора выбегать на корт, но потом еще был Кубок федерации, и это тоже сыграло роль, потому что я не могла остановить тренировочный процесс, нужно было готовиться. Соответственно, процесс затянулся – и сейчас я продолжаю лечение.

– Если оценивать отрезок времени от матчей с Канадой в Кубке федерации до момента, когда вы поняли, что нужно остановиться, насколько он получился плодотворным?

– Вообще неплодотворным. Потому что колено у меня заболело еще перед матчами Кубка федерации. Были два турнира, где я решила попробовать свои силы, но это оказался неудачный эксперимент. Я все равно не смогла перед турнирами подготовиться на сто процентов, и вышло, что нет никакого смысла выступать, когда ты не полностью готов. Это довольно нервный процесс, потому что ты не можешь показать все, что привык показывать, и участие в турнире получается бесполезным. 

– Почему местом для восстановления от травмы вы выбрали Астану, а не Германию или Россию?

– Во-первых, потому что меня сюда пригласил наш капитан Диас Доскараев. Очень удобно, что здесь все расположено близко, здесь же находится хороший физиотерапевт, который всегда сопровождает нас во время игр за сборную. Есть хороший медицинский центр, где созданы условия для восстановительного процесса. Во-вторых, понятно, что сейчас в теннис играть я не могу, только реабилитация. Знаете, как говорят, где-то теряешь, где-то находишь. У меня нет возможности выступать, но вместе с тем появилось время для мастер-классов для казахстанских детишек, которые занимаются теннисом. Я могу провести какие-то мероприятия, поделиться с ребятами своим опытом, и также мы стараемся поговорить с родителями детей. Насколько мне известно, многие хотели таких познавательных и информационных встреч.

– Понятно, что для казахстанских детей встреча с Вами, человеком, игры которого они ранее видели только по телевизору, огромная радость. А что такие встречи значат для Вас?

– Если говорить о мастер-классах с детьми, то это несет огромный заряд положительных эмоций. Дети могут увидеть рядом профессионала высокого уровня, у них прямо перед глазами есть пример спортсмена, поэтому для детей это большой стимул и мотивация. Когда ты видишь спортсмена по телевизору – это одно, а когда он стоит рядом и ты еще играешь с ним, то это уже совершенно другие эмоции. Я сужу по себе. Когда я в детстве участвовала в таких мастер-классах, это были незабываемые эмоции.

– Можете привести пример?

– Помню, в Москву приезжала величайшая теннисистка в истории Штеффи Граф и проводила мастер-класс для детей. Занятия были такие, что я с ней смогла сыграть всего один розыгрыш, но это вдохновляло тренироваться с еще большим интересом, еще быстрее бегать, понимая, что суперзвезда мирового тенниса встретилась с тобой, и тебе удалось сыграть с ней на одном корте. В случае с нашими мастер-классами у детей намного больше времени, чтобы сыграть с нами или поговорить, спросить. Я уже сказала, что мы также проводим встречи с родителями, поскольку хотим поделиться опытом. Потому что не все сейчас, наверное, имеют правильное представление о теннисе. Всегда возникает много вопросов, на которые можно долго искать ответы.

– Есть мнение, что любительский спорт – это хорошо для детей, для их здоровья, а спорт высших достижений – огромное испытание для организма.

– Наверное, правильно будет сказать, что это какое-то самопожертвование, терпение. Действительно, это далеко не легкое занятие. Это точно не фитнес. Но в то же время это и мучения, и радости. Я хочу, чтобы люди знали, чего нужно ожидать от тенниса.

– А чего стоит ждать в большом теннисе?

– Большой работы. Теннис часто смотрится немного легко, так же как, к примеру, фигурное катание. Вышли в коротких юбочках, помахали ручками, ножками, все как-то очень воздушно, но на самом деле за этим стоит очень колоссальная работа, и не всегда понимают, чего стоят все эти легкие движения.

– Вспоминая Олимпиаду-2016 – что не получилось в Рио?

– Прежде всего не получилось приехать туда здоровой. Травма кисти, которая у меня случилась буквально за день до соревнований, стала для меня большим разочарованием. На Олимпиаде в Рио, так получилось, я больше присутствовала на соревнованиях в роли зрителя. Игры оставили большое впечатление, у меня было время окунуться в атмосферу Олимпиады. Это сейчас я вспоминаю об этом с улыбкой на лице, а в Бразилии было очень досадно, что все так вышло.

– У Вас нет ощущения, что на Олимпиаде вы подвели Ярославу Шведову, у которой были неплохие шансы пройти далеко в паре, но из-за вашей травмы сделать этого не удалось?

– Здесь неоднозначная ситуация. Конечно, в паре получилось так, как получилось. Говорить о том, что именно «подвела», наверное, будет не совсем правильно. Это, скорее, о том, когда ты вышел и сыграл очень плохо, в то время как твой партнер выдал лучшую игру в жизни. Здесь, к сожалению, многое зависело не от меня. Был и положительный момент во всем этом. Пару я решила попробовать, а в «одиночке» играть уже было нереально. У меня до последнего не поднималась рука отказаться от Олимпиады, будучи там… Я стою и спрашиваю: «А кто попадает следующим вместо меня?», и мне говорят: «Ярослава Шведова». Я так обрадовалась, потому что Казахстан не теряет игрока, а получается замена спортсмена. Это чистая случайность. Место теннисиста, который снимается с турнира, занимает стоящий следующим в мировом рейтинге. То есть это могла быть спортсменка из любой страны мира. А здесь по счастливой случайности Ярослава Шведова была следующей, и произошла замена. Я была рада, что Слава сыграет в «одиночку». Ну хотя бы так.

– Женская сборная Казахстана по теннису проиграла Канаде в плей-офф второй Мировой группы Кубка федерации со счётом 2:3. Что, по Вашему мнению, не получилось у нашей команды в этом противостоянии?

– Конечно, очень обидно, что мы уступили. Мне сложно говорить за других. Играли наши девочки, и они старались, как могли, но теннис, а в особенности Кубок федерации – здесь все может быть. Канадки играли очень хорошо. Возможно, наши девочки играли не в лучший свой теннис, а канадки сыграли так хорошо, как никогда прежде. Может быть, сказался фактор домашних трибун. Знаете, бывает, ты вроде как должен, и есть груз ответственности, а в таких условиях ты не будешь показывать суперигру. У них получилась обратная ситуация. Никто не ожидал от них победы. Франсуаза Абанда, как говорят в теннисе, с закрытыми глазами попала точно по всем линиям. Не знаю, если она будет играть так всегда, то рейтинг у неё будет совсем другой, но, наверное, именно против Казахстана она выдала один из лучших матчей в карьере. Это, конечно, не оправдание, но очень обидно, что все так вышло.

– Как вы оцените темпы развития казахстанского тенниса?

– Считаю, что у Казахстана очень большой потенциал. Теннис вообще начал только недавно развиваться у нас, и для молодой теннисной страны все идет довольно хорошими шагами. Потому что так не бывает, что вчера тенниса практически не было, а сегодня уже выросли чемпионы. Во-первых, чемпионы начинают свой путь с пяти-шести лет. То есть это сколько должно пройти лет, чтобы они уже играли взрослые турниры? Мое мнение, что прогресс налицо. Открылись современные теннисные центры, по всей стране множество детей играют в теннис, растет интерес к виду спорта.

– В этом году многие болельщики восхищались Марией Шараповой, которая вернулась в большой теннис с высоко поднятой головой после довольно неприятной истории, связанной с употреблением допинга. Как внутри теннисного сообщества отнеслись ко всей этой истории?

– Вы знаете, внутри мы такие вопросы особенно не обсуждаем. Знаю, что на этот счет есть разные мнения. Мне кажется, что кто-то слишком строго или критично подходит к этой ситуации. Лично мне Шарапова, как игрок, очень сильно нравится, и она является украшением любого турнира. Здесь ничего не скажешь. У неё много сильных качеств, на которые нужно смотреть, и её можно бесконечно ставить в пример. Скажу так, что я очень рада вновь видеть её в туре.

– Вас впечатлила эта история?

– Что вы имеете в виду?

– То, что человек вышел к общественности, взял на себя вину за употребление допинга, затем смог преодолеть все санкции, которые последовали, и вернуться вновь в игру.

– Не знаю, насколько верно говорить о том, что сама призналась. Поймали на допинге. У Марии большой штат команды, и явно решение Шарапова принимала не одна. Вся её команда во главе с её пиар-менеджерами и теми людьми, которые ведут дела Шараповой, подвели её к такому решению. Я до сих пор не знаю, что она на этом выиграла. Честно говоря, не знаю, какие есть карательные правила за допинг, что может быть, если ты сам признаешься или если кто-то другой возьмет вину… Видимо, взвесив все «за» и «против», решили, что так будет лучше. Это не только её решение.

– Правда, что Мария Шарапова не здоровается с игроками?

– Да, это так. Но опять же, недавно читала интервью Марии, где она говорит о том, что для неё теннисный тур – это как офис, в который она приходит. Но понимаете, офис – это место, где тебя встречает твоя команда, а здесь ты сам за себя. Поэтому она приходит и выполняет свою работу. Представьте, допустим, на турнире Большого шлема, там только 128 человек – основная сетка. Она имеет право приходить и вести себя так, как желает. Не думаю, что она обязана со всеми здороваться. Если Мария захочет, то, она, конечно, поприветствует кого-то, если ты поздороваешься, она тебе ответит. Нет такого, что ты скажешь ей: «Привет», а она тебя проигнорирует.

– Кого из суперзвезд мирового тенниса Вы можете назвать своей близкой подругой прямо сейчас? Кому вы можете написать в любой момент в WhatsApp?

– Ну, написать я могу всем, поскольку со всеми игроками в туре есть контакты. Конечно, это не дружеское общение, а скорее какие-то рабочие вопросы, но всегда могу написать или поздравить кого-то из игроков. С Кристиной Младенович в последнее время больше всего переписываемся. Я слежу за ней, мне очень нравится, как она играет. Я рада за неё, потому что сейчас она поднялась высоко в мировом рейтинге. Этот год у неё просто замечательный.

– Какие дальнейшие планы? Сколько может занять восстановление и есть ли в целях вернуться в следующем году в первую сотню мирового рейтинга?

– Уфф… Честно говоря, не хочется загадывать. Я теперь понимаю врачей, которых я также спрашиваю про сроки восстановления, и они тоже тяжело вздыхают и говорят: «Ну, мы не знаем…» Тяжело сказать, потому что все это уже затянулось. Дай Бог, чтобы это прошло быстрее.

– Кем Вы видите себя после завершения карьеры?

– Мне бы хотелось остаться в теннисе. Не знаю, в каком качестве. Возможно, кого-то тренировать и организовывать что-то. На самом деле много направлений, которые мне нравятся, но я еще не выбрала. Однозначно хочется передавать свой опыт молодому поколению.

Жанибек Кыдыралиев