/img/tv1.svg
RU KZ
История алматинской Нефертити: О жизни, бизнесе и коронавирусе в Египте

История алматинской Нефертити: О жизни, бизнесе и коронавирусе в Египте

Прекрасные алматинские горы теперь ей заменяют пирамиды. Прекрасные не менее. Вчерашняя журналистка и пиарщица в родном Казахстане, теперь она бизнесвумен и супруга владельца крупной египетской сети вафельных кондитерских.

08:41 04 Июль 2020 4791

История алматинской Нефертити: О жизни, бизнесе и коронавирусе в Египте

Автор:

Мадина Ерик

Сама Светлана Истомина в аккаунте Instagram называет себя женой арабского шейха и постит счастливые фото с колоритным арабом. Такими историями сегодня, безусловно, уже не удивить. Но слушать, читать и узнавать весьма и весьма любопытно. Тем более сейчас, в эпоху пандемии, когда жители практически всех стран мира по абсолютно разным сценариям живут, спасают экономику, бизнес, здоровье и даже любовь. Обо всем этом Светлана Истомина рассказала в интервью корреспонденту Inbusiness.kz.     

Светлана, истории, подобные Вашей, всегда завораживают. Здесь все элементы волшебной сказки – и прекрасный принц, и тридевятое царство, ну и несметные богатства, полагающиеся по сюжету. Ждем Вашу историю – знакомство с мужем, переезд в Египет, собственный бизнес…

Моя история нетривиальная, так как я совершенно не планировала выходить замуж за прекрасного принца, да еще и заморского. Все сложилось крайне быстро, у меня не было много времени на раздумья: отношения с иностранцем не подразумевают «встречи» годами, как это принято в традиционных парах одной ментальности и ограниченные одной территорией. Мы познакомились в холле фешенебельного небоскреба, когда я полетела на отдых в Дубай, а мой будущий супруг, завершив участие во франшизной выставке Абу-Даби, в последние несколько дней перед отлетом вернулся в дубайские апартаменты. Отношения закрутились, я летала в Египет два раза: прощупывала почву – смогу ли адаптироваться в арабской стране, и так ли там страшно, как все пишут в Интернете. Супруг прилетал на официальную помолвку к моей семье через полгода после знакомства. Вкратце, день в день через год после первого свидания, я стояла на трапе самолета в Каире с 40 килограммами вещей. Хочу немного спустить на землю тех девочек, которые мечтают выйти замуж за иностранца – это не так просто, как кажется. Придется отказаться от стабильной работы в своей стране, возможности часто видеть свою семью и друзей и научиться «играть» в чужой песочнице. Но, безусловно, если партнер того «стоит», то адаптироваться к новым условиям будет легче.

В Алматы Вы трудились журналистом. Как решали вопрос по приезду с языковым барьером, наверняка, думали, где пробовать себя уже здесь, на новой земле? Как с этим, в принципе, обстоят дела в Египте – насколько реально найти работу иностранцу?  

После журналистского поприща я переключилась на маркетинг и последний год перед отъездом работала PR-директором в агентстве, что дало мне массу опыта работы с международными клиентами и возможность безболезненно «влиться» в египетские стандарты. Проблема языкового барьера меня тоже миновала – здесь все разговаривают на английском языке, так как Египет долгое время подпадал под сильное влияние европейских держав – Франции и Великобритании. Арабский стала изучать на второй месяц после переезда: он открывает дополнительные возможности и ключ к пониманию ментальности народа. Мне очень повезло в плане работы: мой супруг уже 10 лет владеет свой бизнесом, у нас самая крупная сеть вафельных кондитерских Wafflicious в Каире с более чем 200 сотрудников, поэтому вопрос о моем трудоустройстве был закрыт достаточно быстро: я возглавила департамент по маркетингу и принялась познавать египетский менталитет. В целом грамотные специалисты требуются везде, поэтому, если у вас есть опыт и знания, устроиться на работу не проблема. В Египте получаешь еще один приятный бонус: иностранцы в приоритете, бытует мнение, что любой иностранец владеет бОльшими знаниями, чем местный. Это, безусловно, стереотипы, но именно они делают экспатов более конкурентоспособными по сравнению с местными специалистами.

Ну а касательно бизнеса? Какие возможности развития бизнеса в Египте в целом и для иностранца в частности? Какие ниши самые популярные?

Египет – это 100 миллионов людей и абсолютно любые социальные сословия, которые можно себе представить. Без преувеличения, здесь любой товар найдет своего покупателя. Однако, по классике жанра, самое популярное направление – это общепит. Восточные люди любят вкусно поесть и всегда готовы за это платить. Отдельная ниша общепита – это сладости: торты, печенье, вафли, конфеты, пирожные, на них спрос не падает никогда. Государство не помогает дотациями, никаких системных финансовых вливаний в малый и средний бизнес нет. Поэтому, скажем, в той же Америке или Европе удержаться на плаву гораздо проще. 

В чем, на Ваш взгляд, различие в ведении бизнеса в Казахстане и Египте?

На протяжении трех месяцев мы переживали кризис в связи с COVID-19, так как первая волна ограничений ударила именно по общепиту, продажи упали на 40%. Я, как маркетолог, понимала, что необходим кризис-менеджмент, чтобы не обанкротиться, так как никакой поддержки от государства не было. Мы сумели договориться с арендодателями об определенных уступках, пришлось отправить несколько десятков человек в неоплачиваемый отпуск, делать скидки и спецпредложения на продукцию. Я считаю, что из кризиса мы вышли с минимальными потерями. По опыту скажу, что выжить бизнесу в Казахстане еще труднее по ряду обстоятельств. Во-первых, наша валюта, как выяснилось, совершенно не стабильна даже по отношению к египетскому фунту, не говоря уже о долларе. Во-вторых, правительство постоянно повышает налогообложение и придумывает нововведения, которые никак не способствуют развитию бизнеса, а скорее наоборот. В-третьих, на сравнительно небольшое население в Казахстане слишком много ритейловых сетей, не позволяющих развиться субъектам малого предпринимательства. И еще один важный аспект – высокие проценты кредитования МСБ. В Египте, как пример, можно получить кредит под 5% годовых. А в Казахстане?

Вы уже затронули самый актуальный вопрос последних месяцев – как живется в период пандемии коронавируса. Вы, наверняка, следите за тем, что происходит в Казахстане. Чем карантин отличается у вас?

Многие Египет считают отсталой страной, так вот именно Египет смог очень грамотно и с минимальными потерями преодолеть кризис в стране. Представьте, такое огромное население, с территорией в четыре раза меньше, чем Казахстан, и ментальность людей, не подразумевающая сидеть дома. Египет имел все шансы повторить судьбу Италии, однако власти приняли необходимые меры с самого начала. У нас не было полного локдауна, несколько месяцев мы жили согласно комендантскому часу, правительство меняло его график, мы перестроились под режим доставки, как и многие другие компании общепита. Да, были финансовые потери, но никак не сравнимые с ситуацией в Казахстане. Кстати, Египет открыл свои границы для всех стран с 1 июля. А в Казахстане уже сейчас начинается вторая волна мер по борьбе с коронавирусом, которая окончательно добьет МСБ и благосостояние народа. Мне родные присылают фотографии, сколько людей стоит в очереди в Центр занятости населения, я такого никогда раньше не видела. Высокий уровень безработицы – это ключевой показатель экономики страны.

Какие послабления были в период карантина для бизнеса?   

Никаких выплат населению и МСБ не было. Единственное – отсрочили на шесть месяцев платежи по кредитованию. Однако Нацбанк дает займы под небольшую процентную ставку – 5%, как я уже отметила, и я считаю, что это ключевой момент для бизнеса. Но хотелось бы отметить, что при отсутствии дотаций от государства правительство все же и не душит бизнес дополнительными налогами и контролем.

Светлана, Вы очень успешно пробуете себя в блогерстве. Вас интересно читать, складывается впечатление, что Вы счастливы, и это главная цель Ваших рассказов. Или все-таки есть задача зарабатывать на социальных сетях? Насколько блогерство развито в Египте?

Я веду блог относительно недавно, и когда я начинала, то цели зарабатывать на нем у меня не было. Однако, вполне возможно, в будущем он станет хорошим источником дохода. Во всяком случае, я могу отметить быструю положительную динамику в его развитии. Но блогерство – это еще и работа, которая отнимает много времени. Поэтому я буду ориентироваться на свои жизненные приоритеты. Блогеры в Египте – это лидеры мнений, за ними идет народ. Многочисленные бренды заключают контракты с блогерами – это работает гораздо лучше, чем традиционное размещение рекламы о продукте. Поэтому во время цифровизации главное – успеть занять «свое место под солнцем».

И снова к вопросу о счастье. Можно ли его замерить и обозначить уровень, где он выше для Вас – в Казахстане или Египте? И почему?

Вопрос счастья очень зыбкий. Я считаю, что нужно жить моментом. Раньше я думала, что счастье – это вернуться в родную страну со своей семьей. Мы даже приезжали в прошлом году в Алматы, подавали документы супруга, чтобы получить ему ВНЖ (вид на жительство). Хотели открыть бизнес в моем городе, создать рабочие места для населения, осесть в Казахстане. Безусловно, я скучала по родным краям, и, поддавшись уговорам, мой супруг решил попробовать открыть бизнес. Но, как оказалось, Казахстан не готов был нас принять, и в ВНЖ нам было отказано. Мы вернулись обратно в Каир, я легко получила египетское резидентство и ни капли не жалею. Поэтому счастье – сейчас. И не столь важно – в Казахстане или Египте.

Спасибо за беседу, успехов Вам!

Мадина Ерик