RU KZ
Кайрат Мажибаев: Как защитить бизнес от валютных колебаний

Кайрат Мажибаев: Как защитить бизнес от валютных колебаний

14:24 18 Июнь 2020 3271

Кайрат Мажибаев: Как защитить бизнес от валютных колебаний

Автор:

Елена Тумашова

Формулы и рецепты из личного опыта.

Основатель компании RG Brands и группы компаний Resmi, председатель комитета торговли НПП «Атамекен» Кайрат Мажибаев рассказал на KASE Talks о том, как видит антикризисный менеджмент, объяснил, какой бизнес нельзя субсидировать, и поделился мнением о возможном повышении НДС и КПН и введении акциза на сахаросодержащие напитки.

Антикризис и пиковые фазы

«Кризис кому – война, а кому – мать родна. Есть ли у вас определенный рецепт антикризисного менеджмента?» – задал вопрос ведущий эфира, зампред правления KASE Андрей Цалюк.

«Кризис для меня и команды единомышленников вряд ли как «мать родна». Это всегда вызовы, которые на самом деле никогда легко преодолевать не удавалось. Естественно, выработан опыт антикризисного менеджмента, в результате мы научились рассматривать кризис в том числе и как возможность», – ответил собеседник.

Его рецепт «достаточно непростой».

«Основная задача любого антикризисного менеджмента – вначале выжить, сохраниться. Главное на первой фазе – это то, что необходимо для дальнейшего выживания и развития бизнеса. И это, кстати, касается не только компаний, но и людей, и даже стран, отраслей. Приоритет следующей фазы – определить, куда мы хотим двигаться, посмотреть, не изменилась ли повестка дня, и выстраивать очень четкое понимание для команды», – делится спикер.

По его словам, технически это оказалось более сложно – заставить себя, команду и всю экосистему перестроиться на будущее, на то, что и после кризиса есть жизнь, что, кроме проблем и рисков, существуют возможности, их нужно прогнозировать и определять.

«Кстати, такой же опыт мы имеем и в преодолении пиковых макроэкономических фаз в отрасли. Это не меньший вызов – справляться с управлением тогда, когда компания бурно растет и развивается и у тебя как будто бы все получается. Фактически управление компанией в пиковой ростовой фазе ничем не отличается от антикризисного управления. Это нужно помнить и использовать в своем текущем менеджменте», – считает предприниматель.

Как извлечь выгоду?

«Мы работаем на рынках, ориентированных на потребителя, не важно, продукты питания это, напитки, текстильный бизнес или финансовые рынки. Выгода на таких рынках извлекается только из предоставления ценных решений для потребителя с последующей монетизацией», – говорит спикер.

Рецепт таков: если ты делаешь что-то лучше, чем другие, для своей целевой потребительской аудитории, то это всегда вознаграждается, если ты делаешь это устойчиво хорошо, то это вознаграждается на устойчивой основе.

«Что вам помогает в кризис – научный подход, заблаговременное прогнозирование или способность очень быстро меняться?» – спросил Андрей Цалюк.

«Простых формул не бывает нигде, особенно в конкурентных секторах. Мы же работаем в секторах с совершенной конкуренцией. Помогает прежде всего стратегия, направленная на сбалансированный прибыльный рост. Это очень сложно, ты должен быть готов формировать, развивать команду, продукты, клиентскую базу и др. Это определенные ключевые компетенции, которые развиваются как у отдельных ключевых людей, так и у команды. Немаловажный фактор – лидерство. Очень важны лидеры – люди, которые могут повести за собой, имеют видение, сами могут осуществить то, что рекомендуют другим, которые могут давать устойчивые результаты на кратко-, средне- и долгосрочной дистанции», – делится гость программы.

Курсовая разница. Не путать с ликвидностью

«Как бороться с волатильностью на валютном рынке?» – прозвучал следующий вопрос.

«Тут самый главный совет – иметь долги в основном в той валюте, в которой ты получаешь доходы. Если продаешь свою продукцию в тенге, то и обязательства должны быть сформированы в основном в тенге. Так же – в долларах, рублях или киргизских сомах. Если продажи во всех этих валютах, то обязательства должны более или менее соответствовать соотношению твоей валютной выручки. Это самый главный принцип», – говорит бизнесмен.

На его взгляд, многие предприниматели, когда говорят о валютных скачках и курсовой разнице, часто путают это с вопросами ликвидности.

«Очень часто предприниматели берут обязательства, причем достаточно короткие, в чуждой им валюте. Когда валютные скачки совпадают с моментом исполнения обязательства, человек винит курсовую разницу. Хотя вопрос на самом деле в элементарном управлении ликвидностью. То есть нужно не просто выравнивать валюту выручки и валюту обязательств. Нужно очень четко следить за самой ликвидностью, чтобы у компании хватало денег на выполнение обязательств. Это не делается через управление выручкой, это делается через управление длиной обязательств. Это очень важно. Вот два основных совета», – говорит Кайрат Мажибаев.

Спикер рассказал, что использует инструменты хеджирования для защиты платежного баланса компании, но они не превышают 5-10% планируемых платежей.

«Эти решения направлены на выпрямление кривизны в валютных обязательствах. Например, нам нужно выплачивать валютные обязательства в связи с закупом импортного материала или технологий. Но мы видим, что ожидаются скачки против тенге, рубля или киргизского сома. Мы не хотим принимать эти риски, поэтому готовы заплатить чуть больше за покупку доллара, по гарантированному сейчас курсу, например, через шесть месяцев, и мы это просто платим. Потому что для нас наш бизнес – это основное, мы защищаем его, мы не зарабатываем на курсовой разнице. Это, соответственно, входит в наши затраты, в себестоимость», – поделился опытом бизнесмен.

Субсидии – не для «подушек безопасности» банков

Субсидирование не должно деформировать сам по себе рынок заемного капитала.

«Если деньги, которые выделяет государство, идут на поддержку реального сектора, то они должны доходить до него с максимальной эффективностью. Они не должны пополнять «подушки безопасности» банков и предоставлять финансовым институтам дополнительные возможности для ликвидности и прибыльности. Потому что эти деньги являются целевыми», – поясняет Кайрат Мажибаев.

Он обращается к классикам. 

«Государство – это мы, это народ. Его прерогатива – общество. А бизнес – это, условно, производная для удовлетворения тех или иных потребностей общества. Поэтому сейчас прежде всего нужно защищать людей, которые пострадали в сложившейся ситуации. От социального самочувствия зависит экономика. Это взаимосвязанные вещи. Чем лучше будет чувствовать себя население Казахстана, чем более защищенным оно будет, тем лучше будут так называемые индикаторы потребительской уверенности, и это напрямую влияет на индексы деловой активности», – говорит спикер.

Многие продвинутые государства используют в своем управлении кризисами элементы высшего пилотажа – поддерживая, прежде всего, общество, распределяя деньги и возможности, стимулируют потребительскую активность, таким образом развивают и бизнес.

«Думаю, противников такого подхода мало», – комментирует предприниматель.

Какой бизнес нельзя субсидировать

Абсолютно недальновидным Кайрат Мажибаев считает субсидирование тех видов бизнеса, которые очень импортозависимы или малотехнологичны.

«Субсидируя такой бизнес, мы поддерживаем не наших граждан, не наших специалистов. Но оказывается, и очень часто, что именно такие бизнесы обладают очень серьезными способностями артикулировать свои проблемы более эмоционально и весомо и получают помощь в первую очередь», – говорит бизнесмен.

Его рецепт антикризисного управления: сначала – меры социальной поддержки, потом – определение помощи по ключевым секторам экономики, затем – форсированная поддержка того, что станет элементами нашего будущего роста.

«Вот такой алгоритм я считаю правильным и адекватным», – говорит спикер.

Личные активы – не на фондовом рынке

На вопрос о том, инвестирует ли он личные активы на фондовом рынке, Кайрат Мажибаев ответил, что его рисковый портфель находится в прямых инвестициях.

«Я инвестирую в бизнес, которым мы управляем совместно и делаем это на протяжении последних 25-26 лет», – пояснил собеседник.

Его рекомендация и частным лицам, и компаниям: формировать подушку безопасности, как, например, Казахстан имеет Нацфонд.

«Это деньги, которые должны размещаться в относительно безрисковой форме», – отметил спикер. И добавил, что, исходя из этой стратегии, он «не особо большой игрок в ценные бумаги на фондовом рынке».

О повышении НДС и КПН

В Казахстане обсуждается вопрос повышения НДС до 16% и КПН до 24%.

«Я предприниматель, у меня конфликт интересов с этим. Естественно, мне это не нравится. Я возглавляю комитет торговли НПП «Атамекен» и могу сказать, что примерно 40% сферы торговли находится в серой зоне. Увеличение коэффициента налоговой нагрузки не приведет к увеличению прозрачности торговли», – прокомментировал Кайрат Мажибаев.

Он поясняет, что это вопрос не только финансовых показателей: в сферу торговли вовлечено примерно 1,5 млн людей, и было бы желательно, чтобы они зарабатывали деньги прозрачно (и количество граждан и домохозяйств, которые получают доходы «в белую», увеличивалось).

«Если же большая часть экономически активного населения, а это около 9 млн человек в Казахстане, будут оперировать на сером рынке, это чревато различными осложнениями и социальными последствиями, о которых даже не хотелось бы говорить», – отмечает спикер.

По его словам, вопрос необходимости увеличения ставок налогов, в частности НДС и КПН, нужно рассматривать на контрцикле.

«То есть не тогда, когда рынок упал и субъектам бизнеса нездоровится. Это надо делать тогда, когда рынок вырастает. Так же, как это делается со ставкой рефинансирования (базовой ставкой Нацбанка. – Ред.). Когда рынок разогревается, его немного охлаждают, чтобы он не надул пузыри. Когда рынок охлажден, его нужно, наоборот, подогревать, стимулировать. Это принцип контрцикличного управления. В данном случае, получается, мы не совсем это используем», – считает гость эфира.

Об акцизах на сладкие напитки

Еще один вопрос, который прокомментировал спикер, – обсуждаемое введение акциза на сахаросодержащие напитки.

«Такое ощущение, что администрирование рынка алкоголя прошло хорошо, он на 100% прозрачный, и теперь надо делать то же самое по сахаросодержащим напиткам. Имеет ли смысл делать этот рынок серым, черным, до конца непонятно, и экономически – тоже. И это не может быть до конца понятным, если не рассматривать вопрос в рамках ЕАЭС. Как можно вводить акциз внутри одной страны, когда на соседних рынках – в России, Кыргызстане – этого не сделали? В какое положение ставят отдельный казахстанский бизнес и подразделения международных корпораций? Это не способствует инвестиционной привлекательности нашего рынка для зарубежных компаний, и в то же время местные предприниматели оказываются в не очень хорошей ситуации, – считает Кайрат Мажибаев и добавляет: – Мы забываем, что являемся членами Евразийского экономического союза».

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!