/img/tv1.svg
RU KZ
Рустам Журсунов: «Повышение НДС – это фантазии должностных лиц»

Рустам Журсунов: «Повышение НДС – это фантазии должностных лиц»

Налоговые ставки: чего ждать бизнесу?

08:36 10 Июнь 2020 5392

Рустам Журсунов: «Повышение НДС – это фантазии должностных лиц»

Автор:

Елена Тумашова

Очередной выпуск телемарафона «Бизнес & государство» посвящен теме налогообложения малого и среднего бизнеса.

Помогли, но не всем

«Нужно ли повышать ставки НДС и КПН для МСБ и как совершенствовать налоговую политику государства?» – обозначил тему ведущий Данил Москаленко.

И обратился с первым вопросом к налоговому консультанту Айжан Балакешовой (Караганда): «Какой эффект дали антикризисные меры для бизнеса, принятые государством в части налогов?».

Гостья эфира отметила, что налоговые льготы предоставили, бизнес, действительно, поддержали, но только определенные категории. «Поддержали только 29 видов деятельности – до 1 октября их освободили от налогов и обязательных платежей в бюджет с фонда оплаты труда. Но остальные виды бизнеса, которые пострадали не меньше, не учтены. Ставки НДС снизили с 12% до 8%, но только на социально значимые товары. Сказать, что льгот нет, нельзя. Со стороны правительства поддержка идет, но очень медленно и поддерживают не весь МСБ», – говорит спикер.

Увеличение НДС и КПН будет катастрофой

Предприниматель Акмарал Абдразакова (Кызылординская область) на вопрос о том, есть ли у нее задолженность и помогли ли ей принятые меры, ответила, что задолженностей у нее нет: как бывший работник налоговой службы она знает, «чем это все грозит, поэтому заранее, еще до начала карантина, все налоги уплатила».

«Социальные сети несколько дней как «взорвало», все говорят о том, что НДС и КПН увеличат. Думаю, для нас всех это будет катастрофой. Потому что еще же хотят понизить порог на постановку на учет по НДС (миннацэкономики предлагает снизить порог дохода для постановки на учет в качестве плательщика НДС с 30 тыс. до 20 тыс. МРП. – Ред.). Получается, каждый второй предприниматель будет плательщиком НДС», – говорит спикер.

Она поясняет, что, если, например, ее бизнес станет плательщиком НДС, то к стоимости для потребителя придется добавлять 20%. «Естественно, сразу же будет отток посетителей. Мне нужно будет сокращать работников. И тогда получится, что и НДС я платить не буду, и по другим налогам будет уменьшение», – говорит собеседница.

50% предпринимателей могут обанкротиться

«Надо ли совершенствовать налоговую политику государства?» – обратился ведущий к председателю регсовета Палаты предпринимателей г. Алматы, основателю группы компаний «Учет» Максиму Барышеву.

«Однозначно – надо. Наша налоговая политика и система налоговых отчетов довольно сложная, ее надо улучшать, упрощать налоговую отчетность. И оптимизировать налоги», – считает спикер.

По его мнению, в предложенном к обсуждению пакете поправок есть «хороший момент», он касается объединения отчислений в фонды (пенсионный, медстрахования и т.д.).

«Нехороший момент – это снижение порога для постановки на учет по НДС с 30 тыс. МРП. Это может привести к негативным последствиям. Мы как регсовет, как Нацпалата предпринимателей отстояли, чтобы оставили 30 тыс. МРП и не снижали этот порог», – говорит спикер.

Он поясняет, что если НДС будет применяться к ИП, то будет сложно его администрировать. «Появляется стоимость администрирования – расчеты суммы, сдача налоговых отчетов. Сразу появится необходимость в бухгалтере или бухгалтерской компании, что увеличит расходы предпринимателя. Появится необходимость сдачи отчетов. Кроме того, у ИП зачастую нет зачетной стороны, и 12% НДС сразу же уйдут с общего оборота предпринимателя. Если средняя маржинальность у предпринимателя 20%, то после уплаты НДС в размере 12%, ему останется 8% на все остальные затраты. До 50% предпринимателей могут просто обанкротиться при применении этой ставки НДС», – объясняет Максим Барышев.

Айжан Балакешова считает, что увеличение административных расходов (на содержание бухгалтера) – это одна проблема. Другая может появиться, если предприниматель будет сдавать отчетность самостоятельно, и либо составит ее неправильно, либо не сделает это в срок. И получит за это штраф.

«Административное наказание вызовет недоверие к налоговым органам, и это только отдалит плательщика от налоговых органов, – говорит эксперт. – Кроме того, пострадают конечные потребители. Ни один бизнесмен работать себе в убыток не будет. Он просто поднимет стоимость товаров или услуг. Если зачетной стороны не будет, то это красная дорожка к теневому бизнесу. Часть бизнеса, конечно, будет платить НДС, но часть просто уйдет в тень».

Экспорт увеличит поступления

На взгляд Максима Барышева, есть два варианта увеличения налогов. Первый – увеличение налоговой базы простым увеличением ставок. Это самый простой способ, который лежит на поверхности.

«Но есть другой способ, с помощью которого можно увеличить налоговые поступления без увеличения налоговых ставок. Что это? Я предлагаю развить экспортный потенциал нашей страны. Когда наши производители, зарегистрированные в РК, начнут продукты и услуги отправлять на экспорт, тогда валово увеличатся налоги и валютные поступления от международных контрактов», – говорит спикер.

Он считает, что очень важно – поддержать бизнес, который занимается экспортом. Для этого нужно использовать возможности объединений, в которые входит Казахстан. ЕАЭС, например. Нужно, чтобы казахстанские продукты выходили на международные рынки, появлялись на полках соседних стран.

Также эксперт считает, что необходимо оставить налоговые ставки, налоговую систему такой, какая она есть сейчас. «Мое обращение к правительству: зафиксируйте на три года все ставки и правила. Потому что как только бухгалтера начинают привыкать к одним ставкам и нормам, начинаются изменения. А это значит, бухгалтеру нужно переучиться, нужно помнить, какие ставки и отчеты были в прошлые годы», – говорит он.

Снижение НДС: исторический опыт

Акмарал Абдразакова говорит, что работала в налоговых органах с 1991 по 2005 год, курировала НДС. «С 1995 года до нынешнего времени ставка НДС снизилась с 28% до 12%. И вот пример: в 2001 году ставку снизили с 20% до 16%. Тогда министерство госдоходов было очень обеспокоено, придумало программу, провело колоссальную работу по снижению ставки, потому что ожидали снижения поступлений НДС. С 1 июля 2001 года ввели новую ставку. На 1 августа поступлений было больше, чем годом ранее при ставке 20%», – приводит пример спикер.

Она уверена, что государство должно идти на снижение. «Когда ставка снижена, у налогоплательщиков появляется чувство добросовестности. Тем более, когда-то говорили, что ставка дойдет до 10%. Остановились на 12%. Мне кажется, нужно довести ее до 10%. И КПН немного снизить – до 15%. Думаю, для государства и предпринимателей это будет взаимовыгодным условием», – говорит собеседница.

Счет для налогов и окно возможностей

«Давайте я сразу попытаюсь снять интригу. В прошлую пятницу (5 июня. – Ред.) было заседание рабочей группы, где министерство нацэкономики презентовало эти предложения, – подключился к обсуждению уполномоченный по защите прав предпринимателей Рустам Журсунов. – Понятно, что это солянка. Отход от концепции освобождения дивидендов от налогообложения, повышение ставки НДС – это фантазии определенных должностных лиц, которые не основаны на счете. Я об это сразу сказал. Если мы говорим о налогах, то в первую очередь мы говорим о том, что необходим счет. Этого счета нет. Будет счет – будем рассматривать эти предложения».

Спикер рассказывает, что сейчас собрана рабочая группа, ей предоставлен доступ к определенным базам данных, и она как раз занимается расчетами. К концу месяца, вероятнее всего, цифры уже будут получены, и после этого начнется обсуждение с министерством нацэкономики и минфином.

«Сейчас есть окно возможностей: малый и микробизнес освободили на три года от проверок. Полгода уже прошло. Необходимо вернуться и посмотреть, во-первых, что делать с ЕСП, абсолютно непонятный режим. Во-вторых, что делать с теми, кто на патентном налоговом режиме, и с самозанятыми. В-третьих, – упрощенная декларация, по ней, я считаю, нужно переходить на кассовый метод. Большой вопрос – фиксированный вычет, который в принципе не «полетел». Надо посмотреть вкупе. Экономика Казахстана сама по себе небольшая. Поэтому основным драйвером ее должен быть экспорт. ИПшники на экспорт не ходят. Поэтому наша фискальная политика должна быть заточена на то, чтобы бизнес укрупнялся и рос», – считает Рустам Журсунов.

Он отмечает, что налогообложение в Казахстане «достаточно либеральное»: общий коэффициент фискальных изъятий у нас чуть меньше 29%. В странах ОЭСР – 42%. «Налогообложение в Казахстане очень и очень льготное. У госорганов, понятно, есть аппетиты. Но нужен счет. Налоги любят счет», – уверен спикер.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова

 

Скрытый налог на гаджеты могут ввести в Казахстане

Должны ли казахстанцы переплачивать за гаджеты в пользу сомнительных «сборщиков квазиналогов».

20 Октябрь 2020 08:00 105

Организация, которая не выплатила с 2017 года ни одному автору вознаграждение, потребовала от казахстанских импортеров 0,7% от стоимости устройств, которые потенциально могут воспроизводить аудио- или видеоконтент.

Онлайн-встреча между министерством юстиции РК, НПП «Атамекен», организациями по коллективному управлению авторскими правами и защите интересов правообладателей с представителями компаний-импортеров электробытовой и компьютерной техники с участием авторов и представителя антикоррупционного агентства. Поводом для встречи стало обращение уполномоченного по защите прав предпринимателей Казахстана Рустама Журсунова к премьер-министру Аскару Мамину о приостановлении действия Постановления правительства РК от 26 июня 2019 г. № 445 «О внесении изменений и дополнений в Постановление правительства РК «Об утверждении минимальных ставок вознаграждения исполнителям и производителям фонограмм» от 23 ноября 2011 года № 1373».

Речь идет о потенциальном квазиналоге в 0,7% от стоимости устройств, таких как мобильные телефоны, телевизоры, компьютеры и т. д., воспроизводящих аудио- и видеопроизведения, подлежащего выплате в соответствии с законом, принятым в 1996 году, на предпринимателей рынка объемом порядка 500 млрд тенге. Точных цифр никто не знает, так как инициатор постановления – министерство юстиции РК не проводило анализа регуляторного воздействия на рынок, а также последствий введения такого квазиналога на рядового казахстанца, который будет вынужден переплачивать несколько раз сумму авторского вознаграждения с каждого приобретаемого им устройства. Кроме того, не было принято во внимание, что при поставках оборудования в государственные органы объекты квазигосударственного сектора, больницы, школы и т. п. повлекут за собой расходы государственного бюджета.

Более того, представитель бизнес-омбудсмена выразил озабоченность бизнес-сообщества тем, что сбор такого авторского вознаграждения поручен ОЮЛ «Евразийский союз правообладателей» (ЕСП), чья аккредитация и методы работы вызывают вопросы антикоррупционного агентства, о чем сообщила представитель агентства в ходе онлайн-встречи.

Сколько денег получит Евразийский союз правообладателей и почему самим правообладателям достанется меньше трети

Сайт ЕСП недвусмысленно сообщает о целях создания объединения – сбор денег с импортеров, что не соответствует заявленной аккредитации в качестве организации по защите авторских прав. Ни один автор так и не получил никаких отчислений от ЕСП. Согласно собственным отчетам этой организации с даты регистрации в 2017 году структура выплатила 0 тенге правообладателям, не говоря уже об отсутствии отчислений налогов в бюджет.

По закону учредителями организации по коллективному управлению правами (ОКУП) должны быть непосредственно правообладатели, однако учредителями ЕСП являются два ТОО. Согласно открытым источникам e-gov это ТОО «All music» и ТОО «DLS BUILDING MANAGEMENT», обе компании не имеют отношения к сфере коллективного управления правами, последняя и вовсе работает в сфере аренды и эксплуатации недвижимости. Это не единственное нарушение, так, ЕСП проигнорировало требования к аккредитации ОКУП о наличии не менее двух лет опыта и выплате вознаграждения правообладателям не менее 8 раз до подачи заявления на аккредитацию. Таких достижений у авторов «писем счастья» импортерам, увы, нет.

Впрочем, это не помешало ЕСП требовать раскрытия коммерческой тайны импортеров, присваивая себе функции государственного органа.

«Уполномоченный по правам предпринимателей Казахстана обратился в Правительство РК по причине нарушения прав субъектов бизнес сообщества, импортирующих и занимающихся производством оборудования. На сегодняшний день законодательство РК обязывает госорганы, которые планируют ввести новый регуляторный инструмент или ужесточить регулирование (установление дополнительных требований, обязанностей или иное увеличение нагрузки на субъектов предпринимательства в связи с введением или использованием регуляторных инструментов) в отношении субъектов предпринимательства проводить Анализ регуляторного воздействия, чего, к сожалению, сделано не было.

В данный момент исключительно определенным субъектам рынка электроники навязывается заключение договоров с ЕСП, в которых налагаются обязательства по администрированию выплат, предоставлению конфиденциальной информации, которая является коммерческой тайной, охраняемой законодательством РК, исполнение штрафных санкций. То есть, частная организация ЕСП возлагает на себя фактически функции государственного органа. Всё это нарушает права предпринимателей.

Кроме того, Законом РК «Об авторском праве и смежных правах» воспроизведение определено, как изготовление одного или более постоянных, или временных экземпляров произведений или объектов смежных прав, то есть их копирование на устройства для прослушивания или просмотра в личных целях. Такой механизм сегодня при развитии широкого доступа в интернет у пользователей устройств практически не используется, население прослушивает аудио и просматривает потоковое видео в личных целях онлайн. В связи с этим, участники рынка бытовой и компьютерной считают, что действующее законодательство в области защиты прав авторов не соответствует современной реальности, поэтому возникает необходимость его ревизии», – рассказал председатель КАТЭКС Сергей Архипкин.

В соответствии с законом ЕСП имеет право оставить себе на административные расходы 30% от всех сумм авторских вознаграждений, а после передачи оставшихся денег другим ОКУПам, поручивших производить сбор ЕСП, каждая такая организация вправе оставить себе еще по 30%. Получается, что казахстанским авторам и правообладателям в лучшем случае едва ли останется меньше трети, большая часть из которой будет отправлена зарубежным авторам, так как именно их интересы в большинстве своем и защищают такие вот ОКУПы. А если учесть аппетиты этих организаций, доли отечественных авторов и вовсе могут быть размыты до минимума.

При этом, не опубликована методика выплаты вознаграждения правообладателям, то есть возможно, что даже те небольшие деньги, которые останутся казахстанским правообладателям, могут быть распределены между конкретными авторами в ущерб общему развитию культуры. Нам всем хорошо известны методы «объявления в розыск» зарубежных правообладателей на сайтах сами ОКУПов и после бесплотных поисков, разумеется, эти суммы снова попадают в карман недобросовестного ОКУПа. А та, в свою очередь, имея на руках возможность каких угодно махинаций, заново распределяет такие суммы в пользу авторов – своих же учредителей. Такие нелегальные доходы не нуждаются в отмывании, ведь никто и не спрашивает отчета о распределении и не наказывает за незаконное обогащение.

Это косвенно говорит о том, что методики либо нет, либо она не прошла апробацию, либо, как это часто бывает с нормативными актами родом из 1996 года, она настолько устарела, что совершенно уже не отвечает современным реалиям. Тем более, что в далеких 90-х не было ни антикоррупционного, ни антимонопольного агентства, которые могли бы потребовать отмены нормативного акта, нарушающего Предпринимательский Кодекс, которого также не было до 2015 года.

«Необходимо изменить систему управления правами правообладателей и правила аккредитации организаций в Законе об авторском праве. Например, ввести механизмы контроля за использованием денег организациями по коллективному управлению правами для собственных нужд. А при аккредитации организаций по коллективному управлению правами требовать предоставления методики по распределению вознаграждения авторам», поделилась Наталия Шаповалова, эксперт по вопросам охраны и защиты интеллектуальной собственности, кандидат юридических наук, юрист компании «Тукулов и Кассильгов Литигейшн».

Какие товары предлагается обложить скрытым налогом

Благородный принцип выплаты вознаграждения авторам при каждом воспроизведении их произведений в личных целях был подменен одноразовой «индульгенцией», оплату которой возложили на импортеров и производителей устройств, но всем понятно, что в итоге заплатит обычный потребитель.

В перечне товаров, которые предлагается облагать квазиналогом, значатся мобильные телефоны, телевизоры, ноутбуки, персональные компьютеры и носители информации. Кроме того, в список попали бытовые видео камеры, кинокамеры, кинопроекторы, не содержащие звукозаписывающие или воспроизводящие функции, или такие редкие аппараты, как устройства для просмотров микрофильмов, которые не имеют функций копирования. Так как перечень открытый, неизвестно, когда в него попадут автомобили со звуковой аппаратурой, электронные фортепиано, детские игрушки с функцией записи и так до бесконечности.

И все бы ничего, но вот только современные реалии указывают, что казахстанцы все чаще пользуются приложениями и стримминговыми сервисами и платят за доступ к легальному контенту, затем используя те же авторизационные данные на нескольких устройствах. Так у одного человека может быть одновременно ноутбук, два сотовых телефона, телевизор, игровой компьютер с картой памяти, не говоря уже о семьях, где подобные гаджеты есть у каждого члена семьи. Спрашивается, если сбор взымается за воспроизведения в личных целях, то почему не спросили у самих «личностей», готовы ли они несколько раз платить за один и тот же авторский контент?

Где здесь логика, вопрос открытый

«Право на воспроизведение включает в т.ч. копирование в сети Интернет. Значит, Закон об авторском праве должен решать вопрос о взимании вознаграждения за копирование в личных целях в т.ч. в сети Интернет, список плательщиков вознаграждения должен быть дополнен и определена схема взимания и распределения вознаграждения за копирование объектов авторского права и смежных прав в личных целях в сети Интернет. И в этом направлении в европейских странах, например, во Франции и Германии такие обсуждения уже давно ведутся и обсуждаются определенные методики сбора вознаграждения», рассказала эксперт по защите интеллектуальной собственности Наталия Шаповалова

Что делать с «квазиналогом»?

Эксперты считают, что Закон об авторском праве и смежных правах 90-х годов прошлого века морально устарел, так как изначально был направлен на «болванки» и копирующие на такие «болванки» устройства. Сегодня, когда практически 100% аудио и видео контента размещается в сети Интернет, а затем уже копируется, если вообще копируется, на устройства, на повестке остро стоит вопрос о защите авторских прав и контента от е-пиратства. И государство обязано защищать правообладателей, ведь их убытки исчисляются миллионами, а как мы с вами уже знаем, те небольшие деньги, которые попадут казахстанским авторам, вряд ли можно назвать достойной компенсацией.

Необходимо решительно пересмотреть сам принцип «разовой индульгенции» и ее бесконтрольного распределения несколькими организациями, с учетом прав авторов и правообладателям, потребителей и предпринимателей цифрового Казахстана, который в отличие от Закона 20 века, уже на пороге смелого шага в третье десятилетие 21 века.

Будет ли сформирована рабочая группа и как быстро изменится законодательство – вопросы открытые. Пока же архаичность казахстанского законодательства по защите интеллектуальной собственности открывает множество лазеек для различных недобросовестных организаций требовать самые разные суммы денег не только с импортеров, но и со всех граждан нашей страны. Эксперты говорят, что вследствие введения, по сути, нового скрытого налога для импортеров, в Казахстане стремительно подорожает вся бытовая техника и гаджеты. Платить, увы, придется, потребителям, на плечи которых лягут авторские сборы и содержание ЕСП.

Саян Абаев


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Актюбинское ТОО «Жигер Актобе» считает неправомерным доначисление более 160 млн тенге налогов

В областном департаменте госдоходов и министерстве финансов не видят никаких нарушений в действиях фискалов.

16 Октябрь 2020 16:20 1231

ТОО «Жигер Актобе» работает на рынке с 2007 года. Занимается поставкой и монтажом лифтового оборудования, которое закупается в Беларуси и Китае.

Беда пришла, откуда не ждали

«В мае 2018 года областной ДГД сообщил нам о проведении налоговой проверки в рамках требования прокуратуры. Основанием ее проведения стало то, что мы работали с компанией «Енбек Актобе». А у них возникли проблемы с законом, поэтому стали проверять всех контрагентов компании. Нам не дали на подготовку к ней ни дня. Проверка началась в мае 2018 года и продолжалась до декабря 2019-го. Ее все время откладывали, затем продлевали, требовали дополнительные документы, которые мы предоставляли без проблем и вопросов.

Это была уже не первая проверка за время существования нашего предприятия. Мы привыкли к тому, что налоговые доначисления так или иначе будут. Были готовы их выплачивать – от ошибок никто не застрахован. Причем налоговая служба шла нам навстречу, позволяя оплачивать доначисления в рассрочку. Поэтому, как обычно, планировали разойтись миром. В 2019 году создается ТОО «Qaz-Bel Лифт» с намерением построить завод по производству лифтов в индустриальной зоне «Актобе», – рассказывает главный бухгалтер ТОО «Жигер Актобе» Виктория Филиппова-Федина.

По словам бухгалтера, за время проведения проверки, а это целых 20 месяцев, ДГД не озвучивал предприятию даже примерного результата проверки. Когда в 2019 году ТОО «Qaz-Bel Лифт» обратилось к ТОО «Жигер Актобе» с просьбой поддержать строительство завода, предприятие согласилось стать основным инвестором. Никто не ожидал большой суммы доначисления.

«Когда мы уже были готовы инвестировать деньги в строительство, пришел акт налоговой проверки, согласно которому ДГД исключил расходы из вычетов и НДС по взаиморасчетам с контрагентами, являющимися абсолютно нормальными организациями

При заключении договоров с поставщиками мы проверяли их по базе налогоплательщиков. Налоги платят, состоят на учете по НДС. Неблагонадежными признаны не были. Но эти предприятия меньше ТОО «Жигер Актобе». У них нет лицензии, они не участвуют в госзакупках. Это просто поставщики. Но в ДГД сочли или выяснили, что наши контрагенты, пытаясь уйти от налогов, работают с неблагонадежными поставщиками. Убрав их из наших расходов, доначисляют нам огромную сумму налогов, включая пени – 162 млн тенге. А у тех предприятий, которые уходили от налогов, убирают доход. Поставщики остаются белыми и пушистыми без доначисления налогов. Ведь у них из дохода убрали то, что они продали нам. Получается, что этот товар мы нигде не могли приобрести – его нет, а значит, не могли расходовать», – продолжает Виктория Филиппова-Федина.

У предприятия есть все договоры, бухгалтерские документы. В ТОО согласились с тем, что из расходов убрали одну компанию, так как она действительно зарекомендовала себя плохо. Две другие компании сами не согласны с тем, что у них убрали доход. Но они тоже ничего не могут сделать.

Покупатель за продавца не в ответе

ТОО «Жигер Актобе» направило жалобы и дополнения к ним в министерство финансов Республики Казахстан. В связи с карантином все рассматривалось в режиме онлайн. В конечном итоге минфин полностью согласился с актом проверки ДГД Актюбинской области.

«Мы не согласны с решением министерства финансов и обратились в областной экономический суд. Думаем, что Фемида нам пойдет навстречу. Требования должны возлагаться не только на ТОО «Жигер Актобе», но и на поставщиков – компании-контрагенты. Как бухгалтер, хочу сказать, что нонсенс не в том, что убрали расходы, такое часто бывает, а убрали доходы! Мы в шоке! Мало ли откуда поставщик взял товар, мы же его официально купили и оплатили.

Я допускаю мысль: ТОО «Жигер Актобе» более платежеспособная организация с лицензией и основными средствами, которая вряд ли захочет пустить себя под банкротство. А компании «Лифт Строй Инвест» и «Строй Лифт» – организации молодые и мельче», – рассуждает бухгалтер.

У предприятия был период, когда счет оказался закрыт. Вся сумма доначисления с минусом зафиксировалась на нем. Организация не смогла участвовать в госзакупках и потеряла заказы. Но основная проблема в том, что заморожено строительство завода по производству лифтов ТОО «Qaz-Bel Лифт».

«Если мы все средства вложим в строительство завода, то не сможем заплатить налоги. Спасибо СПК «Актобе», которая пошла нам навстречу. Предоставлен земельный участок в долгосрочную аренду в индустриальной зоне. По плану в октябре этого года завод должен уже начать работу. А фактически график строительства переносился несколько раз и пока только огорожен участок. В СПК попросили нас пока только платить земельный налог. А это небольшая сумма – около 24 тыс. тенге в месяц. Но строительство стоит, хотя проект очень привлекателен для региона», – резюмирует Виктория Филиппова-Федина.

Аргументы другой стороны

В решении минфина по результатам рассмотрения жалобы на уведомление о результатах проверки сделан акцент на то, что ТОО «Лифт Строй Инвест» и ТОО «Строй Лифт» являются аффилированными компаниями в отношении товарищества. По взаиморасчетам с ТОО «Лифт Строй Инвест» исключены из вычетов расходы по приобретению запасных частей к лифтовому оборудованию и товарно-материальных запасов за 2016-2017 годы и НДС из зачета за III и IV кварталы 2016 года, II квартал 2017 года.

ДГД подал иски в областной СМЭС о признании недействительными договоров поставки, оказанных услуг, сделок, заключенных между поставщиками товарищества второго и третьего уровней, где налоговики усмотрели нарушения.

То есть не между ТОО «Жигер Актобе» и контрагентом, а между поставщиками. То же касается и относительно взаиморасчетов с другими контрагентами.

Минфин результаты проверки ДГД области оставил без изменения, а жалобу – без удовлетворения.

Предприятие обжаловало уведомление о результатах проверки в областном экономическом суде. К сожалению компании, результат отрицательный. Теперь ТОО «Жигер Актобе» будет обжаловать решение суда.

Семён Данилов


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!