Как развивать отрасль, не имеющую своего министерства?

2422

Пока легпром сидит на тендерной игле, развития данного направления не будет.

Как развивать отрасль, не имеющую своего министерства? Фото: Марина Попова

Легкой промышленности Казахстана, которая занимает лишь 1% выпуска обрабатывающей промышленности, предлагается очередной шанс для рывка. Во всяком случае, так считают в МИИР РК, которое провело анализ состояния и перспектив развития отраслей, которые требуют развития ввиду спроса на внутреннем рынке с перспективой экспорта продукции. Сформирован пул из порядка 700 реализующихся и перспективных инвестиционных проектов. Так вот, на долю легкой промышленности приходится $2,2 млрд. Помогут ли эти инвестиции поставить эту отрасль на рельсы не хуже, чем у соседей из Кыргызстана, разбирался inbusiness.kz.

Семь раз отметь

По информации министра индустрии и инфраструктурного развития Каирбека Ускенбаева, до 2025 года планируется реализация семи ключевых проектов по переработке хлопка, производству пряжи, тканей и текстильных изделий из отечественного сырья. По предварительным расчетам, это позволит снизить объемы импорта продукции из хлопка на объем, эквивалентный $48 млн в текущих ценах. В планах министра производить одежду для экспорта за рубеж, в том числе в Россию. Об этом сообщил министр индустрии и инфраструктурного развития Каирбек Ускенбаев. При этом он отметил, что на основании анализа легкой промышленности казахстанские предприятия ориентированы на госзаказы, а не на коммерческий сегмент.

"Имеется крупная ниша в данном направлении в объеме $8 млрд. Для решения данного вопроса мы провели переговоры с компаниями легкой промышленности соседних стран, и уже некоторые крупные инвесторы заинтересованы реализовать свои проекты в нашей стране с дальнейшей ориентацией на экспорт в Россию", – сообщил министр в ходе брифинга.

Планируется весь казахстанский хлопок перерабатывать внутри страны. Экспорт пряжи вырастет в три раза, до $50 млн, тканей – в пять раз, до $40 млн, трикотажных изделий – до $48 млн. Импортозамещение составит $48 млн. Помимо этого, планируется строительство трех шерстяных фабрик. Импортозамещение составит 5,5 млрд тенге, а экспорт вырастет до $10 млн. Кроме того, прорабатывается вопрос возведения фабрики по переработке шкур, которая будет поставлять продукцию на внутренний рынок на 3,6 млрд тенге, а экспорт вырастет до $19,3 млн. Цифры внушительные, но пока только на бумаге.

Хлопок есть, концепции нет

Согласно данным справочно-аналитических материалов по развитию сотрудничества государств – членов Евразийского экономического союза в хлопководстве, мировое производство хлопковолокна оценивается в 25-27 млн тонн. Основными производителями хлопка в мире являются Китай, Индия (каждая по ¼ мирового производства), Пакистан (9%), Бразилия (6%), Узбекистан, Турция (по 3%), Австралия (2%), Туркменистан, Мексика, Буркина-Фасо, Греция, Аргентина, Мали (по 1% от мирового объема производства). Государства – члены ЕАЭС производят около 100-110 тыс. тонн хлопковолокна и занимают около 0,3% мирового рынка. Из государств – членов ЕАЭС хлопчатник выращивается в Казахстане и Кыргызстане, в которых хлопководство является одной из экспортно ориентированных отраслей. При этом в Казахстане нет отраслевого документа по развитию хлопководства. Государственная поддержка товаропроизводителей хлопководческой отрасли Казахстане представлена инвестиционным субсидированием затрат на приобретение оборудования для орошения, субсидирование производства семян первой репродукции, пестицидов, биоагентов и биопрепаратов, минеральных удобрений, затрат на экспертизу качества хлопка-сырца и хлопковолокна и прочим. У наших соседей имеется Концепция развития хлопковой отрасли в Кыргызской Республике, в рамках которой предусмотрено совершенствование нормативной правовой базы, направленной на формирование и реализацию стимулирующей инвестиционной, кредитной политики в сфере хлопковой отрасли, а также стимулирование интеграции хлопковой отрасли с текстильной и пищевой промышленностью с учетом принципов кластерного развития.

В ходе мартовского заседания правительства рассматривались вопросы по подготовке к весенним полевым работам. Так вот, по информации первого вице-министра сельского хозяйства Айдарбека Сапарова, имеется поручение правительства о снижении площадей водоемких культур, таких как хлопок и рис.

"При этом акиматом Туркестанской области указывается рост площадей под хлопок на 5 тыс. га. Этому способствовала высокая закупочная цена этого года, которая была на 220 тыс. тенге больше, чем в 2020 году", – проинформировал вице-министр.

Отрасль на тендерной игле

Пока легкая промышленность будет шить в основном спецодежду, которая реализуется по многочисленным тендерам, перспективы положительных изменений ждать не стоит, считает предприниматель из Шымкента Баходур Туракулов, одно время состоявший в Ассоциации легкой промышленности.

"Тут все просто, промышленность, как наркоман, сидит на игле на тендерах. Все хотят шить на тендеры, а не на рынок. И этому есть объяснение: чтобы выходить на рынок, необходимо иметь классных специалистов, дизайнеров. В тендере же все просто и прописано буквально, каким лекало пользоваться. Не выстроена цепочка от производства до пошива и реализации. Ассоциация, единственная занимающаяся вопросами легкой промышленности, на мой взгляд, с этой миссией не справляется", – отмечает спикер.

Чтобы реально, а не только на бумаге развивать отрасль, необходимо наладить собственное производство тканей, пока в Казахстане выпускают только хлопчатобумажную, которую зачастую предпочитают реализовать в виде суровой ткани: не крашеные, не отделанные, т. е. без добавленной стоимости. Хотя возможности такие есть у того же ТОО AZALA Textile (Шымкент) – лидера легкой промышленности Казахстана. На сегодня Казахстан импортирует до 80% всех тканей. К слову, сам предприниматель имеет проект по производству смесовых тканей, которые в стране не производятся, стоимостью $2,5 млн. Но банки денег не дают, не хватает залогового имущества. Нет денег – нет производства, нет промышленности.

Пока казахстанские чиновники строят очередные планы по развитию отрасли, которая не имеет министерства, Кыргызстан давно подмял под себя казахстанских потребителей интересными моделями, выполненными пусть и не из совсем качественных тканей, но адекватными по цене.

"Все потому, что там практически нет госзаказа, поэтому действует правило: хочешь жить – умей вертеться. И там есть соответствующее министерство, которое поставило во главу угла заботу о всех, даже маленьких цехах. Ведь данная отрасль еще и социальная составляющая", – говорит Баходур Туракулов.

К слову, произвести ткань и пошить одежду – это полдела, проблема в реализации. По словам спикера, пробиться казахстанским производителям в торговые сети сложно. Если ты, конечно, не предлагаешь одежду Zara.

Сказать, что в Казахстане нет своих "пророков", нельзя. Тот же алматинский бренд детской одежды MIMIORIKI. Но таких по пальцам можно пересчитать.

"А все потому, что попасть в торговые сети казахстанским производителям очень сложно. Нет системного подхода. Если еще хлопчатобумажные ткани мы производим, то вы не найдете казахстанского трикотажа или шерсти. Хотя до развала Союза такие предприятия были в стране, просто те, кто их приобрел, хотят быстрой и значимой отдачи в виде стопроцентной прибыли. В текстиле же реально можно получить от 7% до 20% прибыли. Чтобы это было больше, нужны раскрученная марка, необычный дизайнерский ход. Поэтому и должна отрасль дотироваться государством. А для этого если не министерство, то хотя бы комитет легкой промышленности должен быть, который бы отстаивал интересы данной индустрии. Пока все сводится к планам. И уже не в первый раз", – говорит предприниматель.

Марина Попова