RU KZ
Как войлочный hand-made превратился в бизнес

Как войлочный hand-made превратился в бизнес

12:21 21 Октябрь 2019 3077

Как войлочный hand-made превратился в бизнес

Автор:

Ольга Ушакова

Фото: Ольга Ушакова

Ремесленница из Усть-Каменогорска рассказала, почему создала единственную в городе магазин-мастерскую, как она поддерживает отечественных животноводов и кто закрыл авторам hand-made дорогу на местный Арбат.

Кто научился валять войлок, нигде не пропадет и всегда сможет заработать на жизнь, считает хозяйка магазина-мастерской в Усть-Каменогорске Надежда Ионова. Правда, между первым изделием из этого живого, энергетического материала и созданием войлочного бизнеса у нее прошло больше десяти лет. Зато теперь изделия Надежды Ионовой и других мастериц, с которыми она сотрудничает, знают не только в Казахстане, но и в России. В Усть-Каменогорске насчитывается около полутора десятков известных мастериц по валянию из войлока, но все они предпочитают работать дома, продавать товар по Интернету или на ярмарках, не заморачиваться с созданием ИП или ТОО. Надежда Ионова говорит, что ей нечего бояться, ее бизнес легален, и так даже легче работать. В мастерской делать изделия из такого непредсказуемого материала, как войлок, намного удобнее и профессиональнее.

Мастер-класс для ремесленника

Надежда Ионова шутит, что выросла с клочком шерсти в руках, потому что родители долгое время жили в Якутии, шили на продажу меховые изделия. Позже, в 1995 году, когда закрылось ее предприятие, с головой ушла в бизнес – занималась продажами посуды, хозтоваров, которые привозила из Китая.

«Но все равно шерсть из рук не выпускала, вязала, пряла, и, когда появился Интернет, увидела на сайте шерсть для валяния. Еще подумала: «Интересно, что же из нее делают?» Как-то зашла на ярмарку, а это был уже примерно 2005 год, и увидела там войлочные тапочки. Попросила продавца научить меня этому ремеслу, но та отказалась. В поисках учителя познакомилась с чудесной мастерицей из Усть-Каменогорска, Лилией Ван. Попросила ее о мастер-классе, и вот свой первый урок я получила по изготовлению войлочного украшения для вязаной шапки», – говорит она.

Помимо мастер-классов с Лилией Ван, Надежда Ионова училась валять войлок по урокам в Интернете.

Параллельно продолжала вязать. Вскоре она уже на полках в отделе магазина, где продавала посуду, стала размещать валяные тапки и головные уборы. Ее радости не было предела, когда их стали покупать! Незадолго до выхода на пенсию в 2016 году Надежда Ионова решила открыть на собственные средства мастерскую-магазин. Тут пригодилась купленная для бизнеса сына и уже выведенная из государственного жилого фонда двухкомнатная квартира в Усть-Каменогорске.

Надежда предложила своим знакомым мастерицам заполнить полки мастерской их изделиями и дальше работать вместе. Но тех, по словам ремесленницы, оттолкнула необходимость платить за коммунальные услуги, более того, они уже привыкли работать по старинке, дома, в одиночку.

«Конечно, если у женщины есть семья, дома войлок валять неудобно. Для того чтобы сделать стандартный палантин, надо весь зал освободить. Первоначально войлок занимает площадь в несколько раз больше, чем само готовое изделие. Палантин выкладывается два дня, потом еще день уваливается. Шерсть перед валянием надо растрепать, начесать. Выполнить подготовительные работы. У нас в мастерской есть специальный стол, стеллажи для хранения шерсти и готовых изделий», – рассказывает Надежда Ионова.

Поначалу ассортимент мастерской-магазина был невелик – шапки, обувь, которые уходили влет, но со временем у женщины появились ученицы. Надежда Ионова показывала им основы валяния на мастер-классах, и некоторые стали создавать свои изделия и продавать их здесь. Двое обучившихся женщин уехали в Российскую Федерацию, где сейчас занимаются этим ремеслом серьезно. И сейчас в мастерской у Надежды Ионовой можно обучиться премудростям войлоковаляния, причем детей Надежда обучает бесплатно, а вот взрослым урок обходится от восьми тысяч тенге, если ученик пользуется шерстью, которую предоставляет ремесленница.

Куда «уходит» войлок, в какие города?

В мастерской-магазине Надежды-Ионовой можно купить войлочные изделия за сумму от 500 до 100 тысяч тенге. Все зависит от размера, степени сложности работы, эксклюзивности. Валяные носки оцениваются от 3,5 тысячи тенге, палантины – 18-20 тысяч, жилеты – от 15 тысяч, шапки – от пяти тысяч тенге, цены на авторские пальто, конечно, могут превышать сотню тысяч тенге. Два года назад Надежда Ионова получила заказ на изготовление белого войлочного пальто с казахским зеленым орнаментом на сватовство. Мастерицы его сделали втроем – сама Надежда, Лилия Усачева и Лилия Ван. Заказчице обошлось это изделие примерно в 60 тысяч тенге. Сейчас в мастерской Надежды Ионовой работают еще три-четыре мастерицы, которые здесь же реализуют свои изделия – пончо, палантины, шарфы.

«Недавно выполняли заказ для русского народного хора из Алматы. За короткое время, примерно десять дней, надо было сделать 20 пар валяной обуви. Я встала к столу, делала заготовки своим мастерицам, и те после работы по вечерам валяли обувь. Успели в срок», – говорит Надежда Ионова.

И все же, по словам Надежды Ионовой, войлочные вещи в основном покупают женщины в возрасте 45 лет и старше. Это те представительницы прекрасного пола, которые хотят одеться особенно, выглядеть эксклюзивно и дорого. В Алматы, куда ремесленница ездит на выставки, ее товар берут и те, кто помоложе. Молодые девушки покупают этношапки – рогатые, лохматые головные уборы для путешествий в холодное время года. Изделия продаются через Instagram, но наибольший объем реализуется посредством магазина-мастерской.

«Самые красивые вещи уходят за рубеж. Мои шапочка и шарф даже в Голливуд ушли, хоть они были и не в самой интересной цветовой гамме. На днях отправила обувь в Германию. Они там экономят на отоплении и зимой будут ходить в моих тапочках по квартире, – рассказала Надежда Ионова. – Вообще, в валяной обуви можно ходить и летом, чувствуя себя комфортно. Также у нас заказывают вещи клиенты из Израиля».

Подошвы для обуви Надежда Ионова получает из России и Китая. У местных обувщиков она освоила сапожное дело, чтобы сшить правильные тапки, чуни, валенки. Обувную продукцию, а также шапки, жилеты и сумки мастерица делает из дикого флиса.

Примерно 90% применяемой для изготовления войлока шерсти ремесленница покупает у местных животноводов. Но также берет ее в Кыргызстане, России, очень редко покупает итальянское сырье. Говорит, клиенты финансово не готовы платить за изделия из шерсти производства Италии. Там совсем другая ценовая политика. Килограмм шерсти итальянской оценивается в 20 тысяч тенге, киргизская некрашеная стоит около шести тысяч тенге за килограмм, фермеры из ВКО, Тараза и Шымкента продают ее по пять тысяч тенге.

«Тесно общаюсь с местными фермерами, – говорит Надежда Ионова. – Покупаю шерсть в селе Отрадное из ВКО, где есть крепкие крестьянские хозяйства, в Таразе. Там шерсть обработанная, чистая. У киргизов она хорошая, там сами ее красят, но цена такая, как у «Троицкой» шерсти для валяния из Москвы. Мне интереснее купить «Троицкую», там палитра очень большая, а в Кыргызстане шерсть идет без оттенков».

«Если прихожу в мастерскую в семь утра и ухожу в семь вечера, могу за день сделать две-три пары. Цветную шерсть иногда приходится покупать, потому что краской невозможно все прокрасить. Чтобы сделать колоритную вещь, приходится искать шерсть разных оттенков. Но и сама крашу шерсть, чтобы получить необходимые оттенки. Красители использую турецкого производства», – продолжает Надежда Ионова.

Научить других

Надежда Ионова убеждена – валять войлок может научиться каждый, и она с коллегами готова была показать наглядно, как это делать, на местном Арбате, который недавно открылся в Усть-Каменогорске. Она даже лично написала письмо в городской акимат, чтобы им предоставили места по выходным и праздничным дням для продажи войлока и проведения мастер-классов, но заместитель акима Усть-Каменогорска Тамара Ракимжанова ответила, что «в связи с ограниченным пространством размещение мест на данном объекте не предусмотрено». Интересно то, что перед открытием Арбата мастерам обещали всяческую поддержку.

Непредсказуемый материал

Войлочные изделия начинают продаваться с октября по начало марта, а вот поздней весной, летом и ранней осенью мастера сидят на «подножном корме». Как говорит Надежда Ионова, в это время она запасается шерстью, делает заготовки, «набивает закрома». Зато в холодное время года у мастерицы появляются другие статьи расходов: приходится платить большие суммы за коммунальные услуги – больше 30 тысяч тенге в месяц. При этом, говорит она, батареи в ее магазине-мастерской остаются холодными, и она подключает электрообогрев.

Надежда Ионова уверяет, что до сих пор продолжает учиться своему ремеслу. В нем очень много техник, способов валяния, постоянно появляются новые волокна.

«Можете в рулоне катать войлок, а можете хлопать его, бить его, и будет разное качество, текстура. И вот новым технологиям обучаемся по Интернету, интересуемся ежегодными «Шерстивалями». Очень сильные войлочницы на Украине, у них намного больше интересных материалов, поэтому войлок получается сказочно красивым и фактурным. Мы же купим в Узбекистане шелк и рады-радехоньки. Учиться войлоковалянию можно бесконечно.  Войлок – это наркотик. Встаешь выкладывать изделие вечером, и к утру оказывается, что ты еще не садился и спать не ложился. Это затягивает со страшной силой!» – говорит она.

Ольга Ушакова