RU KZ
Как заработать на возрождении народного ремесла

Как заработать на возрождении народного ремесла

08:21 18 Декабрь 2020 11602

Как заработать на возрождении народного ремесла

Автор:

Мария Галушко

Фото: Максим Морозов

Мастер по курак Гульмира Уалихан основала первую в Казахстане студию лоскутного мастерства.

Вот уже девять лет Гульмира Уалихан возрождает казахское национальное ремесло. В своей лоскутной мастерской она шьет одеяла, корпе, подушки и сумки в технике курак, или, по-другому, пэчворк. Тысячи кусочков разноцветных тканей разных геометрических форм Гульмира соединяет друг с другом по принципу мозаики. Изделия, сделанные в этой технике, стоят не мало, начиная от 35 тыс. тенге. В интервью inbusiness.kz алматинская рукодельница рассказала, как построить успешный ремесленный бизнес с нуля и почему ремесленник – это профессия будущего.

– Гульмира, вот уже девять лет Вы занимаетесь традиционным лоскутным шитьем в технике курак. Как Вы однажды решились на то, чтобы сменить понятную и стабильную работу бухгалтером на создание собственного дела?

– Я многодетная мама, у меня пятеро детей. Когда я была беременна четвертым сыном, решила полностью сменить сферу деятельности. Имея три диплома финансиста, уже в 23 года стала главным бухгалтером. На мне были все налоговые отчетности, госзакупки, курирование автопарка в 600 человек. Но мне не нравилось, как устроена финансовая система, поэтому я решила уйти.

Со сменой сферы деятельности мне пришлось начинать все с нуля. Высокую должность я сменила на самую низкую. Понимала, чтобы заниматься пэчворком, обучать ему других, работать с зарубежными клиентами, я должна сама узнать это ремесло и ведение дела изнутри. Поэтому два с половиной года продавала швейные машинки. Научилась сама разбирать и собирать их, изучила все бренды. Потом около года продавала ткани. В этот период начала потихоньку обучать пэчворку других женщин.

– Вы учились технике пэчворка у российских мастеров и сегодня стали мастером, возродившим это ремесло в нашей стране. Насколько сложен этот путь?

– Я одна поставила этот бизнес на рельсы и научила других уважать пэчворк. В Казахстане он был на дне. В 90-ые годы из-за перестройки мы потеряли все ремесла. Люди резко перешли в капитализм и оказались в условиях выживания. Мозг начал работать в другом порядке. Тогда появилось понятие легких денег, и оно до сих пор набирает обороты.

В случае моего бизнеса это не легкие деньги. Тут все завязано на женской энергии, перевоспитании в себе человеческих качеств. Когда ты распределяешь лоскутки, в голове все складывается. Мне нравится работать с женщинами, их проблемами и переживаниями.

– Насколько сегодня лоскутное шитье пользуется спросом в Казахстане?

– Изделия, сделанные в технике пэчворк, стоят дорого. Например, одна подушка – 35 тыс. тенге, из-за дорогого сырья и трудозатрат. Пэчворк считается безотходным видом рукоделия, здесь не остается неиспользованного материала. Тогда почему изделия из него дорогостоящие? Если сидеть на изделии, сделанном из вторичного сырья, оно будет изнашиваться и прослужит вам не больше трех лет. Для того чтобы изделие служило 20-30 лет, мы используем специальные декатированные ткани.

Могу сказать, что изделия, сделанные в технике лоскутного шитья, пользуются спросом. Ниша не заполнена. Но подушку за 35 тыс. не может купить средний класс. Здесь должна быть особая ценность такого мастерства.

– Почему важно сохранять и развивать эту технику?

– Казахский народ большое внимание всегда уделял корням, предкам. Если у дерева нет корней, на нем не вырастут новые ветки. Если мы не будем возрождать нашу культуру и национальную идентичность, будущего у нашей страны не будет. Мы и так все теряем, потому что люди не знают своей культуры и истории. Ремесленник – это человек, в котором слились самые лучшие качества его предков. Он делает уникальную вещь и дорого ее продает. А продавать тоже надо уметь. Для меня это высокоуважаемая работа.

Начиная шить девять лет назад, я говорила, что придет время, когда ремесленники будут цениться так же, как банкиры. Я знаю, что придет время, когда в Казахстане будет развиваться внутренний туризм и ремесло. В век IT-технологий, когда многие профессии будут упраздняться, останутся те, что роботы не смогут заменить. На рынке будет продаваться энергетика человека.

– Слышала также, что традиционный курак несет в себе не только полезную функцию, но и обладает глубоким сакральным смыслом. Какой сакральный смысл Вы вкладываете в свои изделия?

– Все лоскутные одеяла, как реликвия, передаются по наследству. В каждое из них вложен свой смысл. Если у меня спросят, про что это одеяло, я могу написать к нему целую аннотацию. Расскажу, что означает изображенное на нем древо жизни, орнамент «кошкар муйиз», почему на одеяле для девочек есть этот орнамент, а на одеяле для мальчиков – нет. К каждому одеялу я пишу аннотацию, тем самым рассказываю людям историю их рода, про которую они забыли. Также лоскутное одеяло восстанавливает силу, которую мы теряем из-за жизненной гонки.

Думаю, когда люди хотят купить вещь, сделанную мной, это уважение к моему образу жизни. Я стараюсь быть максимально полезной для общества, при этом ничем не ущемлять себя и своих детей. Зарабатываю хорошие деньги, даю работу многим женщинам, которые шьют на аутсорсе, повышаю их социальный статус, помогаю с документами.

– Расскажите немного о процессе создания изделия в технике курак. Что важно учесть в этом?

– Узоры для изделий вырезаются вручную, затем приклеиваются и пришиваются на машинке. Далее я собираю полотно, делаю пэчворк и простегиваю. Чтобы изготовить полуторное одеяло, у мастера уходит 7-10 дней, двуспальное – 10-15 дней. Если мы за месяц должны выпустить 30 изделий, то над ними будут работать около 25 мастеров. Мастера находятся во всех городах Казахстана. Для каждой из них я компоную наборы из материалов, делаю дизайн и отправляю в определенный город. Мастеров курирую по телефону. Сейчас в моей команде 23 человека по всему Казахстану.

Но прежде чем работать со мной, женщины проходят мои курсы. Я провожу курсы четырех видов. Именно в этот момент понимаю, насколько мастер хорош, и могу ли я с ним работать в дальнейшем. Также провожу социальные проекты по обучению. Одновременно бесплатно обучила 130 девушек из 180.

– Давайте поговорим и о бизнес-составляющей. Сколько Вам пришлось вложить, чтобы открыть мастерскую и закупить все необходимое для нее?

– С первыми вложениями мне помог муж. Он дал мне $2400. Этого хватило, чтобы оплатить шесть месяцев аренды помещения, купить швейную машинку за 150 тыс. тенге и оверлок за 120 тыс. тенге. На тот момент я еще продавала швейные машинки и потихоньку начала обучать людей. Первые два года находила деньги на аренду и оплату налогов. В месяц зарабатывала около 100 тыс. тенге.

Своим ученицам всегда рекомендую начинать работать дома. Если за полгода они смогут выполнять заказы в срок, научатся планированию времени, то наберут клиентов и заодно протестируют себя. Тогда можно будет снимать в аренду маленький кабинет. Аренда помещения не должна быть дорогой, чтобы потом не работать только на нее.

– Какое оборудование вам понадобилось для работы? Сколько оно стоит?

– Лоскутное одеяло нуждается в стабилизации и уплотнении, потому что хлопок – тонкая ткань. Стеганное одеяло прослужит десятилетиями. Для этого мне необходим был специальный аппарат long-arm. Он стоит $37 тыс., и около $2,5 тыс. – налог. Какое-то время я не могла собрать денег на него. Фонд «Даму» предложил мне кредит под 8%, но условия были такие, что нужно было ставить в залог квартиру. Я не хотела так рисковать, в случае если машинка себя не оправдает. Поэтому отказалась от кредита и начала искать деньги в своей фирме. Обратилась к 17 женщинам, и у каждой из них взяла в долг по 1 млн 70 тыс. тенге. Через три года обещала вернуть эти деньги и 70% сверху, как инвестор. В итоге собрала необходимую сумму на покупку машинки. Взятые в долг деньги вернула за полтора года, а не за три.

Дальше к машинке мне необходим был специальный компьютер. Он стоил $13 тыс. Деньги на него мне в долг дала женщина с моих курсов. Я их вернула ей в течение года. Теперь это оборудование, которое приносит мне свободные деньги для реализации новых проектов.

Курсы, которые я провожу, кормят меня и мою семью. Деньги с заказов уходят на оплату аренды помещения, налогов. Сейчас коплю на покупку еще одного long-arm и вышивального оборудования. Оно стоит $20 тыс. и даст возможность делать не только пэчворк, но и вышивку.

– Какова стоимость Ваших изделий? Что в нее входит?

– Есть себестоимость продукта, а стоимость самого продукта в три раза больше. Например, на одно детское одеяло метр на метр на выписку ребенка затрачивается 10 тыс. тенге. Мы продаем его за 35 тыс. тенге. Туда включена себестоимость продукта, работа мастера, и мои 35%. В них входят оплата аренды, электроэнергии, налогов, заработок, упаковка, брендирование, реклама. Чистыми 35% получает мастер, изготавливающий изделие. Поэтому один квадратный метр стоит у нас около $100, если шить одеяло и подушку. Сумки – $70-100, в тенге – 20, 35 и 70 тыс. Если я работаю в коллаборации с другим мастером, например, кожевенником, сумка будет стоить 70 тыс. тенге. То есть ее стоимость увеличивается в разы.

– Сложно ли продавать изделия по такой цене?

– Проблем с продажами у нас не было никогда. Очередь всегда выстраивается наперед. Но, на самом деле, для очереди не нужно много людей. Всего два-три заказчика в месяц. Больше 10 человек на три месяца мы брать не можем, потому что не успеем выполнить заказ. Это кропотливая работа.

– Кто ваш основной покупатель?

– Основные заказчики – частные лица. Сейчас мы готовы работать с корпоративными заказами. Частники в основном заказывают приданое. В одном заказе – 25-35 наименований изделий.

– По Вашему мнению, что нужно для успешного развития собственного дела?

– Первое, что вы должны сделать, – выбрать дело себе по душе, а не то, что модно. Второе – постоянство. Чтобы ни случилось, нужно каждый день в течение двух-трех лет регулярно заниматься этим делом. Три года – это кризисное время. Если фирма проработала три года, значит, она стабильна.

Третье – качество работы. Оно должно оставаться высоким. Репутация компании, которую вы выстраиваете годами, может испортиться после пары некачественных изделий.

И, конечно, нужно изучать рынок: как работает такая же компания за рубежом, использует ли она современные технологии. Нужно разговаривать с успешными людьми, узнавать, как они решают свои проблемы, привлекать инвестиции, всегда иметь «план Б» и развиваться.

– Что Вы планируете в будущем?

– У меня есть бизнес-идея, направленная на адаптацию женщин. Это будет дом в горах, с гостевыми комнатами и студией-мастерской. Женщины неделю будут жить в этом доме, и за этот период мы будем шить с ними лоскутное одеяло. Так они смогут наслаждаться шитьем, общением, природой. В домах будут шикарные спальни, что очень важно. В скором будущем я планирую реализовать этот проект.

Мария Галушко


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Материалы по теме:

×