/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 311,62 Пшеница 465,40
Погода:
-1Нур-Султан
+2Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 311,62 Пшеница 465,40
Канат Сахария: «Люди по-настоящему устают от информации, которой нельзя доверять»

Канат Сахария: «Люди по-настоящему устают от информации, которой нельзя доверять»

О трендах медиаиндустрии и запросах аудитории.

29 Ноябрь 2019 12:39 1639

Канат Сахария: «Люди по-настоящему устают от информации, которой нельзя доверять»

Новости

Сегодня
12:53

Накануне Дня Независимости ряду казахстанцев присуждены государственные награды

Сегодня
12:33

На Байконуре из аренды выведут 11,6 тыс. га земель

Сегодня
12:17

Повторные кражи в Казахстане отнесут к тяжким преступлениям – МВД

Сегодня
11:55

Сотрудники Центра социального обслуживания Нур-Султана получили благодарственные письма

Сегодня
11:35

Промпроизводство в Казахстане в январе-ноябре выросло на 3,6%

Сегодня
11:13

ЕБРР поможет Казахстану в модернизации инфраструктуры здравоохранения

Сегодня
10:55

Следующий раунд переговоров по Сирии в Казахстане пройдет в марте 2020 года

Сегодня
10:36

Более половины банков мира уделяют внимание экологическим, социальным и управленческим рискам – Fitch

Сегодня
10:17

1360 проектов в 24 секторах обрабатывающей промышленности запущено за годы индустриализации Казахстана

Сегодня
09:52

Женщинам выдано 5156 микрокредитов по госпрограмме «Еңбек»

Все новости

Как живут медиа в период политического транзита, меняется ли к ним отношение власти, какие трансформации произойдут с самими средствами массовой информации в будущем и станет ли «Telegram экспертов» альтернативой традиционным СМИ? Об этом в интервью inbusiness.kz рассказал генеральный директор медиахолдинга ATAMEKEN BUSINESS Канат Сахария.

– Канат Акылбаевич, на «Медиакурултае» говорили о политическом транзите в стране и об «оттепели», которую он с собой несет. Прозвучала ремарка: оттепель – хорошо, но наступят заморозки – и начнется гололед. Политический транзит, на Ваш взгляд, влияет на рынок медиа?

– Самое главное здесь то, что это новое явление и для общества в целом, и для медиа в частности. Мы только начинаем нарабатывать опыт.

Главное, чтобы каждая редакция очень ясно понимала, что происходит сейчас во власти. У меня складывается впечатление, что четкого понимания нет, мнение у всех разное. Возьмем, к примеру, создание Национального совета общественного доверия. Кто-то говорит: это правильно и необходимо, чтобы налаживать диалог между властью и обществом. А кто-то считает это явным показателем несостоятельности Парламента как представительного органа народа, то есть, если бы Парламент выполнял эту функцию, НСОД не понадобилось бы создавать. Но учитывая, что появился большой спрос на работу этого совета, и это важно, то получается, что мы на самом деле определенный транзит проживаем.

Я считаю, что крайне неправильно ставить вопрос: что важнее – Акорда или библиотека. На первом месте всегда должен быть народ. Для медиа самое важное – это наша аудитория, мы должны давать ей информацию.

Каждый должен делать свою работу. Думать о транзите власти – задача политологов. Моя задача, как медиаменеджера, делать медиа, которые интересны деловому сообществу, интеллектуальной, думающей аудитории, создать успешное СМИ, то есть обеспечить редакцию независимыми финансовыми потоками, чтобы она могла создавать контент.

– Ощущают ли СМИ, что государство меняет к медиа свое отношение?

– Работа власти со СМИ изменилась. Сейчас уже нет звонков: «Уберите с сайта, не показывайте в эфире». Сейчас действительно этого нет. Когда коллеги говорят, что их кто-то просит, могу не согласиться: нас не просят, ну или, скажем так, просят намного меньше, чем раньше, и тональность этих просьб изменилась. Это говорит о том, что власть начинает по-новому работать со СМИ. Это очень важно и хорошо.

Самое главное – чтобы сами медиа теперь не подумали, что у них руки развязаны во всем. СМИ должны уметь самоорганизовываться, самодисциплинироваться и не работать на слухах.

– На Ваш взгляд, как сами средства массовой информации будут меняться? Останутся ли СМИ такими, какие они есть в традиционном понимании?

– Думаю, в ближайшее время – особенно с учетом бурного роста количества средств массовой информации – обязательно произойдет сегментация по тематике. Она уже происходит. Будет спрос на нишевые СМИ.

Новым видом коммуникаций становится Telegram, люди подписываются на большое количество каналов. Уровень доверия ко многим из них очень низкий, но в любом случае это форма получения альтернативной информации. Telegram отличается тем, что там выживают только нишевые каналы. Люди подписываются на них, исходя из своих интересов. Например, телеграм-канал Atameken Business дает деловую информацию. Есть каналы, основанные на слухах.

У традиционных средств массовой информации – телеканалов, газет, радио и информационных сайтов – тоже есть определенная тенденция к нишевости. И здесь самое главное, чтобы был достаточно широкий спектр СМИ, которые дают информацию, исходя из интересов своей аудитории. И это то, о чем должны сейчас заботиться все площадки. Не о власти – кто главнее, а об интересах своей собственной аудитории.

Другой вопрос – финансирование. Для СМИ, как и для любого другого бизнеса, он очень важен. Понятно, что кто платит – тот и выбирает контент. Если платит государство, то будет освещена государственная информационная политика, если СМИ добивается того, что становится независимым и живет только от рекламы, то у него свободы выбора тем и инфоповодов становится больше.

Власть в условиях транзита должна стремиться к созданию таких условий, чтобы СМИ чувствовали себя финансово независимыми. Если у средства массовой информации есть возможность независимо зарабатывать деньги, то оно получает возможность создавать тот контент, который считает необходимым.

– Многие СМИ сейчас активно используют Telegram и YouTube как инструменты продвижения. Дает ли это монетизацию?

– Телеграм-каналы, как и социальные сети, не очень большой источник монетизации, львиная доля доходов для нас, например, идет от телеканала, во вторую очередь – от портала.

Так называемые новые медиа – соцсети, телеграм-каналы – это новое средство коммуникации. Почему СМИ необходимо их осваивать? Потому что с каждым из них появляются новые возможности, исходя из их особенностей.

Я считаю, что каждому медиаменеджеру нужно обращать очень пристальное внимание на телеграм-канал СМИ, которым он руководит. Потому что коммуникация с подписчиками идет в формате личного сообщения, которое человек получает на свой телефон, как будто оно пришло от друга или знакомого, которому он доверяет. Это большая особенность телеграм-каналов. И если вы подписались на телеграм-канал СМИ, значит, выдали большой кредит доверия редакции.

У нас, например, уже почти 18 тыс. подписчиков, и я с гордостью могу сказать, что это самое большое количество подписчиков среди телеграм-каналов СМИ. Это значит, что мы завоевали доверие людей, потому что не предоставляем информационный мусор, уважаем время каждого и стараемся найти и дать ту информацию, которая будет полезна в течение дня.

Как будет развиваться этот канал – посмотрим. Сейчас особо не пытаемся монетизировать его. Сначала надо освоить и понять этот рынок, а потом уже попытаться найти возможности монетизации.

Мое предположение: в будущем, в течение ближайших пяти-десяти лет, Facebook, Instagram, «ВКонтакте» тоже пройдут очень серьезную сегментацию. Если сейчас в эти соцсети выкладывают все подряд, то завтра появятся новые сервисы, которые будут сегментированными и отраслевыми. Я сейчас замечаю, что интерес к некоторым соцсетям начинает падать. Многие люди, которые раньше были активными пользователями, уходят из соцсетей, потому что им становится неинтересно. Мода, ажиотаж на соцсети проходит.

– Возможно, из-за перегрузки негативной информацией?

– В том числе – да. Как говорится, ни в коем случае не читайте Facebook перед сном. Такова природа потребления информации: позитивная усваивается слабо, а негативная распространяется очень активно. Facebook именно таким образом сейчас себя проявляет. Instagram – это «эмоциональный попкорн». Telegram-каналы на 90% основаны на слухах, надеюсь, настанет время, когда такие каналы начнут закрываться, потому что люди будут от них отписываться.

– То есть все-таки запрос на качественную информацию стал появляться в обществе?

– Такой запрос всегда был и есть, и сейчас это ощущается еще больше. Люди по-настоящему устают от непроверенной информации, от информации, которой невозможно доверять.

Сегодня нам показывали исследование Internews, из которого видно, что у определенного процента людей нет доверия к информации, которую они получают от СМИ, и эти люди даже не собираются перепроверять то, о чем прочитали, или то, что посмотрели. Это определенный нигилизм.

Но меня порадовало другое: примерно такая же доля читателей и зрителей сказали, что, если информация им покажется недостоверной или неполной, они будут искать подтверждение и дополнительные сведения в других источниках. Получается, одним все равно, другие будут искать подтверждение.

– Сейчас многие эксперты, например финансисты, экономисты, создают свои Telegram-каналы. Там они делятся мнением по тем или иным вопросам и делают это очень быстро. Процесс создания контента журналистами другой, часто занимает больше времени. Станет ли «экспертный Telegram» альтернативой, есть ли риск того, что аудитория «перетечет» от СМИ на эту площадку?

– Я бы рассматривал такие каналы не как угрозу для СМИ, а как вызов. Любое средство массовой информации, если мы говорим о коллективе, о редакции, должно уметь быстро использовать новые инструменты, которые дает рынок. Экспертам, которые открывают свои каналы, не нужно согласовывать с кем-то свои материалы, у них нет ответственности ни перед кем, поэтому они могут быстро выложить что-то. Их заинтересованность в этом понятна: они хотят привлечь к себе аудиторию, как можно больше подписчиков. Для медиа самое главное – кто первый выложит оригинальную, уникальную, эксклюзивную информацию. Авторы телеграм-каналов это понимают, поэтому и стараются поделиться чем-то на своих страницах как можно быстрее.

Но я так скажу: это пройдет. Авторы каналов устанут, потому что один человек не может выполнять такую же по качеству и объему работу, как это делает редакция. Что такое профессионализм? Это стабильность результата в любом деле. Когда один эксперт открывает телеграм-канал и начинает с энтузиазмом каждый день заполнять его контентом, он со временем перегорит. И тогда ему легче будет сотрудничать с редакцией, потому что там трудится группа людей, которые обладают знаниями в области маркетинга, социальных сетей, редактирования, у них есть информационные источники и т. д. Вместе они смогут делать более качественный контент, который будет стабильно доставляться до аудитории.

Одному человеку тяжело стабильно вести свой канал. Всем свойственно ошибаться. Если авторы телеграм-каналов начнут допускать ошибки, доверие аудитории к ним будет падать. Ну и есть просто человеческая усталость. Я знаю нескольких людей, которые открывали каналы, потом уставали их вести, продавали, и в итоге эти каналы закрылись. Потому что есть еще и вопрос возможности заработать. Telegram кому-то, может быть, и приносит прибыль, но это единичные примеры. В основном денег там не заработаешь. А, как я говорил, везде надо искать финансовый след, потому что если есть финансовые потоки, то дело будет жить, если их нет – умрет. О каких бы медиа мы ни говорили, всегда за ними стоят деньги.

– На одной из сессий отраслевого форума СМИ предложили «выйти из сумрака» – стать более прозрачными. Речь идет о накрутке просмотров и необъективных рейтингах?

– Два основных рынка сейчас – это телевидение и интернет-сайты. Есть хорошая фраза: неважно, кто как голосует, важно – кто подсчитывает голоса. Неважно, условно говоря, какой именно контент делает редакция, важно, каким образом подсчитаны рейтинги и просмотры на тех или иных сайтах.

И это опять-таки разговор о деньгах. Количество просмотров и уникальных посетителей на сайтах, рейтинги телепередач, доли телеканалов – это все валюта рынка. Медиа «продают» эти цифры рынку, рекламодателям. Разумеется, от качества этих измерений зависит судьба любого СМИ – сайта или телеканала.

Более того, вопрос медиаизмерений – это вопрос национальной информационной безопасности, потому что государство размещает заказ в СМИ, тоже ориентируясь на эти данные. Телевизионные рейтинги и просмотры на сайтах – это показатели результативности и эффективности.

В Казахстане сейчас есть только один измеритель телерейтингов – компания TNS Central Asia, на рынке интернет-сайтов отсутствует единый источник показателей, на который рекламодатели или государство могли бы ориентироваться, чтобы делать свой заказ.

Если с компанией TNS Central Asia по телерейтингам у нас постоянно идет диалог по совершенствованию этих рейтингов и предоставлению более прозрачной информации, чтобы было понимание, что эти рейтинги адекватны и соответствуют действительности, то в части интернет-сайтов не с кем вести этот диалог.

В этом году 25 сайтов объединились в проект olshem.kz и показывают открыто свои данные. Но эти данные не соответствуют тому, что показывают Google Analytics и «Яндекс.Метрика». Есть еще ресурс zero.kz, по которому все смотрят положение сайтов и показатели их работы, на эти данные, кстати, и госзаказ ориентируется. Но опять-таки в эти рейтинги тоже не все медиа входят, и те цифры, которые мы там видим, не соответствуют измерениям «Яндекса» и «Гугла».

У нас нет единого достоверного инструмента, где бы нам объективно показывалось количество посетителей и просмотров на сайте. А это все деньги: рекламодатель сейчас ищет наиболее объективные показатели по сайтам. И, когда мы предлагаем крупным или вообще всем интернет-сайтам объединиться и честно показывать свои данные, не все соглашаются.

– Почему?

– Потому что у них, вероятно, устоялась определенная модель работы с рекламодателями, и они не хотят показывать свои цифры. Кто-то готов, кто-то не готов это делать. Но заставлять мы никого не можем.

– Как читатель ощущает непрозрачность показателей и рейтингов СМИ?

– Речь идет скорее о влиянии в долгосрочном периоде. Если у нас будет хорошая, понятная система измерения интернет-поля и рекламодатель будет получать больше данных о том или ином СМИ, он сможет больше доверять ему. А значит, будет предоставлять рекламные бюджеты. Процветающее в финансовом смысле средство массовой информации сможет в большей степени удовлетворять информационные потребности читателя. Такая взаимосвязь.

Вот говорят: СМИ – что это такое, социальный институт или бизнес? Очень неправильная постановка вопроса: одно от другого не может быть отделено.

Если средство массовой информации финансирует государство, значит это государственное СМИ, живущее на средства налогоплательщиков, и оно может позиционировать себя как социальный институт. Если это частная организация, которых сейчас очень много, то это бизнес. И если этот бизнес не может зарабатывать деньги и платить зарплату журналистам, то его не будет.

Выполняя свое социальное предназначение журналиста – освещать, показывать, поднимать проблемы, мы, средства массовой информации, должны уметь зарабатывать деньги. Таковы новые реалии, и это нужно понимать.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: