DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 293,95 Brent 36,55
Казахстанцы продолжают активно уезжать из страны

Казахстанцы продолжают активно уезжать из страны

Растет доля законной миграции из Казахстана в Россию и незаконной из Казахстана в Южную Корею.

15 Февраль 2019 13:29 8410

Казахстанцы продолжают активно уезжать из страны

Автор:

Аскар Муминов

Из Казахстана все больше уезжает молодых специалистов, восполнять пробел становится труднее, фактор «утечки мозгов» серьезно влияет на экономические и социальные перспективы республики, констатировали в ходе обсуждения на площадке аналитической группы «КИПР» эксперты.

Согласно последним данным Комитета по статистике МНЭ, в 2018 году из Казахстана выехало 41,9 тыс. человек, а прибыло 12,8 тыс. человек.

Сальдо внешней миграции сложилось в отрицательном значении (-29,1 тыс.). В СНГ уехало более 37,7 тыс. человек, в другие страны – свыше 4,1 тыс., прибыло из стран содружества 10,1 тыс., из других стран – 2,7 тыс. человек.

Количество покинувших страну по сравнению с 2017 годом выросло на 11%, прибывших снизилось на 18%.

На постоянное место жительства за границу уехало 14,4 тыс. человек, по трудовому договору – 221, на ПМЖ в Казахстан прибыло 7,4 тыс., по трудовому договору – 68, по учебе – 73, а по другим причинам – 3,4 тыс. человек.

Способ расширения возможностей

За последние 10 лет, согласно официальной статистике, Казахстан покинуло более 300 тыс. человек. С 2012 года наблюдается отрицательное сальдо миграции, больше всего уезжают представители славянских этносов, 70% уезжающих – люди трудоспособного возраста.

Главный научный сотрудник КИСИ при президенте РК Ирина Черных отметила, что в ситуации, когда практически во всех странах Центральной Азии разрушена система социальных лифтов, миграция – один из способов для расширения жизненных возможностей, повышения своего статуса, ускорения восходящей социальной мобильности, самореализации.

При этом Россия остается наиболее привлекательной страной для внешней миграции, в последние годы она формирует себя и как центр притяжения для образовательной миграции.

По ее словам, усиление конкуренции за квалифицированные трудовые ресурсы в рамках ЕАЭС, стимулирующее рост эмиграции высокопрофессиональных кадров из Казахстана в Россию, обостряет для Казахстана риск снижения качества человеческого капитала.

«Статистические данные наглядно свидетельствуют, что в последние годы в Казахстане наблюдается рост эмиграционного потока. На фоне увеличения численности населения в стране тревожными являются две тенденции: увеличение молодежной эмиграции из Казахстана и снижение качества человеческого капитала в Казахстане, «утечка мозгов», в том числе молодых людей, продемонстрировавших свой профессионализм и таланты», – сказала Ирина Черных.

Молодежь голосует ногами

Молодежь составляет более 25% от общего числа выехавших из Казахстана.

Уровень эмиграционной мобильности лиц с высшим образованием достаточно высок – в 2017 году лица с высшим образованием, 11290 челове,к составили 29,9% из общего числа выехавших из Казахстана, то есть почти каждый третий-четвертый эмигрант имел высшее образование. Из общего числа въехавших в страну высшее образование имели 2736 человек, или всего 17,5%, то есть каждый шестой.

Система миграционного надзора, принятая в Казахстане, практически не позволяет фиксировать эмиграцию лиц, если они не оформили выезд из Казахстана на ПМЖ, заметила Ирина Черных.

Например, в 2016/17 учебном году по образовательным программам высшего образования в России обучалось более 64 тыс. казахстанцев, значительная часть из них уже не вернется в страну, констатировала эксперт.

Она также назвала факторы, определяющие миграционные настроения. Это ухудшение социально-экономической ситуации в стране; психологический дискомфорт, определяемый языковым вопросом; неуверенность в стабильности политической ситуации, активная политика ряда соседних стран по привлечению мигрантов; относительная «слабость» казахстанского гражданства.

Специфические факторы, определяющие поведение молодых квалифицированных профессионалов: стремление получить более качественное образование; желание самореализоваться и выстроить успешную карьеру; политика ряда стран по поддержке образовательной миграции.

Факторы миграционных настроений

Удерживающими факторами, по словам Ирины Черных, являются хорошо оплачиваемая работа, профессиональная востребованность и репутация, отсутствие материальной базы для переезда, работы за рубежом, риск не найти работу по специальности, наличие своего бизнеса и жилья в Казахстане, страх выхода из зоны комфорта, страх неизвестности, боязнь снижения социального статуса и уровня жизни.

Выталкивающими факторами, по словам эксперта, является коррупция во всех сферах и на всех уровнях, отсутствие чувства безопасности, неуверенность в будущем, в том числе будущем детей из-за невнятной государственной политики, бюрократия на всех уровнях, безнаказанность и безответственность чиновников, неэффективное государственное управление и неэффективность реформ, сужение русскоязычного сегмента в обществе, низкий уровень заработной платы, невозможность приобрести жилье.

По словам Ирины Черных, молодые казахстанские профессионалы в силу определения достаточно четко понимают ситуацию в стране, рассматривают ее комплексно и выстраивают свою жизненную стратегию в соответствии с этим анализом.

Перемены системного характера

Ключевым моментом этих стратегий, как показали опросы, является понимание того, что ситуация в Казахстане может быть изменена только на системном уровне, никакие отдельно предпринимаемые «точечные меры» не дадут эффективного результата и, соответственно, не способны изменить решение того или иного человека эмигрировать.

Политолог Марат Шибутов заметил, что Казахстан является трудодефицитной страной. Он заметил, что, по статистике, в 2018 году казахстанцы из стран ЕАЭС больше всего ездили работать в Россию – 111464 человека, или 99,63%, в Армению – 29 человек, или 0,03%, в Беларусь – 381 человек, или 0,34%.

В России также большое число студентов вузов – до 80 тыс. человек, колледжей – 2-3 тыс., 57 тыс. живут по РВП, 33 тыс. живут по ВНЖ.

Также растет нелегальная трудовая эмиграция из Казахстана в Южную Корею. Известно о 11561 нелегальном мигранте из Казахстана в этой стране, в 2017 году их было 7217, в 2016 году – 3238.

Таким образом, сейчас сложились два основных направления эмиграции казахстанцев – в Россию на легальных основаниях и в Южную Корею на нелегальных, сказал г-н Шибутов.

Значительные финансовые потери

Координатор проектов общественного фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Ольга Симакова заметила, что хотя процессы перемещения населения происходят не в ущерб самому важному демографическому показателю – конечной численности населения, но возникает вопрос: тот ли это показатель?

По ее словам, тревожный индикатор благополучия общества – то, что каждый третий из тех, кто хотел бы эмигрировать из страны, испытывает неуверенность и беспокойство о будущем своей семьи.

Политолог Ерлан Смайлов заметил, что миграция – естественное явление, и Казахстан продолжат покидать люди, так как это естественные общемировые процессы. Он привел данные исследования McKinsey Global Institute (MGI), что международные мигранты, а свыше 90% из них переехали по экономическим причинам, составляют всего 3,4% от населения мира, однако их вклад в глобальный ВВП достигает порядка 10%.

«В каждого выезжающего инвестированы значительные ресурсы – в здравоохранение, образование, профессионализацию, безопасность. Кроме того, каждый эмигрант экономически активного возраста имеет значительный экономический потенциал как работник, потребитель, плательщик налогов. В сумме все это складывается в значительные финансовые потери», – заключил Ерлан Смайлов.

Аскар Муминов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Отток населения достиг максимума за 17 лет

В 2019 году только в Россию ежедневно переезжало по 110 человек, а общее количество эмигрантов во все страны мира превысило 45 тысяч человек. Желающих переехать в Казахстан становится все меньше.

22 Февраль 2020 08:12 21237

Отток населения достиг максимума за 17 лет

Привлекательность Казахстана для потенциальных иммигрантов продолжает снижаться. По данным комитета по статистике, в 2019 году в Казахстан из стран СНГ переехало 9397 человек. По сравнению с 2018 годом показатель упал на 658 человек. Так мало людей с постсоветского пространства в Казахстан не переезжало как минимум 21 год. Более того, впервые за это время показатель не дотянул даже до 10 тысяч человек.

Больше всего иммигрантов в Казахстан едут из Узбекистана. По итогам 2019 года их количество составило 4160 человек (-247 по сравнению с 2018-м). При этом:

  • Поток переселенцев из Узбекистана растет только в двух регионах – в Мангистауской (+309 чел.) и Алматинской (+350 чел.) областях. Число переезжающих в другие регионы падает.
  • Эти регионы принимают больше половины всех переселенцев – 1246 человек осело в Мангистауской области, 1000 человек – в Алматинской.
  • Еще в 2018 году одним из ключевых направлений для переезда были Шымкент и Туркестанская область – за год сюда переехало 1313 человек. В 2019 году поток сократился до 909 человек.

На втором месте по количеству приезжих остается Россия – 3389 человек, что на 514 меньше, чем в 2018-м. Чаще всего они выбирают приграничные Северо-Казахстанскую (485 чел.) и Костанайскую (439 чел.) области. Самые непопулярные регионы для переезда из России – это Кызылординская и Туркестанская области. За год этим маршрутом проследовало в общей сложности 48 человек.

Вообще, единственной страной СНГ, жители которой стали активнее переезжать в Казахстан, стал Туркменистан. Поток иммигрантов за год вырос в 2,4 раза – с 370 до 874 человек. Практически все из них местом пребывания выбирают Мангистаускую область (837 человек).

Казахстан стал привлекательней для китайцев

Как на счет дальнего зарубежья? Тут ситуация, на первый взгляд, складывается относительно неплохо: в 2019 году в Казахстан переехал 2861 человек, что на 169 человек больше, чем в 2018-м. Другими словами, иммиграция выросла на 6,3%. С другой стороны, еще в 2017 году их количество превышало 4,3 тыс. человек, а на пике (2008 год) лишь немногим не доходило до 15 тысяч человек.

Больше половины от общего количества переезжают в Казахстан из Китая – 1490 человек (+124 человека). Чаще всего они едут в Алматинскую область (817 человек, -39 к 2018 году), но сейчас все актуальнее становится выбор Нур-Султана (203 чел., +78) и Алматы (354 чел., +197).

Второй по величине «поставщик» – это Монголия: 274 человека, что на 23 больше, чем в 2018-м. Резко (в 3,4 раза) увеличилось количество иммигрантов из Ирана. Их общее количество составило 128 человек, причем 111 из них выбрали для нового места жительства Мангистаускую область.

Худший результат с прошлого века

Таким образом, из стран СНГ в Казахстан едут все меньше, из других стран – чуть больше, чем в 2018-м, но ощутимо меньше, чем в предыдущие годы. Как итог – количество иностранцев, переехавших в Казахстан из этих стран, в 2019 году оказалось на минимуме за 21 год (а вероятно, и за более длительный срок, но данных за 1990-е нет). За год в республику переехало 12 258 человек. Для сравнения: на пике, в 2005 году, из одного только Узбекистана в Казахстан перебралось более 44,3 тысячи человек

Вообще, в тот год в Казахстан из других стран иммигрировало более 74,8 тыс. человек. Это стало апофеозом – в дальнейшем активность только падала. Стоит отметить, что годы высокой активности связаны в реализацией программы по возвращению на родину репатриантов.

Желающих уехать из страны становится больше

Еще одна неприятная тенденция – население все активнее переезжает в другие страны. В страны СНГ за год выехало 40 933 человека. С 2005 года лишь однажды казахстанцы так активно перебирались к соседям – это произошло в 2008-м (42,9 тыс. человек). То есть нынешний уровень эмиграции в страны СНГ – максимальный за 11 лет и второй за последние 15.

97% выезжающих в страны СНГ выбирают своим новым домом Россию: в 2019 году таких набралось 39 784 человека, что на 2988 человек больше, чем годом ранее. То есть каждый день из Казахстана в Россию переезжает примерно по 110 человек. Больше половины (55%) из них обеспечивают четыре региона: Восточно-Казахстанская, Костанайская, Павлодарская и Карагандинская области.

Седьмой год подряд растет и количество казахстанцев, уехавших в страны, не относящиеся к СНГ. В 2019 году поток составил 4298 человек. И это также антирекорд – так много выезжающих не было 14 лет. Самым популярным направлением тут является Германия – более 2,8 тыс человек, четверть из которых выехали из Карагандинской области.

Отток достиг 17-летнего максимума

Кратко резюмируя:

  • Количество выехавших из Казахстана в страны СНГ – на максимуме за 11 лет (40 933 чел.)
  • Приехавших из стран СНГ – на минимуме за последний 21 год, а возможно, и больше (9397 чел.)
  • Сальдо миграции со странами СНГ – худшее за 18 лет (-31 536 чел.)
  • Выехавших в другие страны – на максимуме за 14 лет (4298 чел.)
  • Приехавших из других стран – 2861 чел. Меньше с 1999 года было лишь четыре раза
  • Сальдо миграции с другими странами за 14 лет было хуже лишь однажды – в 2018 году (-1440 чел. тогда, -1437 человек сейчас).

Отсюда следует неутешительный вывод: из Казахстана уехало на 32 973 человека больше, чем перебралось сюда жить. И это худшее сальдо миграции с 2002 года, то есть за последние 17 лет. Миграционный отток длится уже восемь лет, причем в последние шесть он стабильно усиливается.

Не у всех все плохо

Интересно, что три региона Казахстана остаются привлекательными для иностранцев: сальдо миграции тут положительное. В Мангистаускую область из-за рубежа переехало на 1939 человек больше, чем ее покинуло (в основном благодаря Узбекистану и Туркменистану). Для Алматинской области разница составляет 767 человек (весомый вклад вносят Узбекистан и Китай), для Шымкента – 506 человек (Узбекистан).

По сравнению с 2018 годом во всех регионах сальдо увеличилось. Кроме того, темпы внешнего оттока сократились в Нур-Султане (отсюда уехало на 209 человек меньше, чем в 2018-м) и Костанайской области (156 чел.). Сильнее всего отток вырос в Павлодарской (на 1133 человека) и Восточно-Казахстанской (928 чел.) областях.

Два последних региона вкупе с Карагандинской областью образуют тройку областей с худшим сальдо миграции. За год отсюда за рубеж уехало на 17,2 тыс. человек больше, чем приехало.

Казахстанцы выбирают столицы

Но далеко не все казахстанцы, желающие изменить свою жизнь, выезжают за пределы республики. Количество внутренних мигрантов в 2019 году составило 1 млн 115,7 тыс. человек – столько людей в поисках лучшей доли переезжали в другой населенный пункт. По сравнению с 2018 годом их количество увеличилось сразу на 25,5%

Около 434 тысяч человек для переезда выбрали другой регион республики. И 39% из них направились в Алматы и Нур-Султан. В итоге в 2019 году положительное сальдо внутренней миграции для столицы сложилось на уровне 34,3 тыс. человек (+10,4 тыс. человек по сравнению с 2018 годом), для южного мегаполиса – 42,3 тыс. (+9,3 тыс.).

Помимо этого:

  • Положительное сальдо также имеют Шымкент (2922 чел.) и Мангистауская область (1224 чел.) Из всех остальных регионов население чаще уезжает, считая, что в других регионах Казахстана жизнь лучше.
  • По сравнению с 2018 годом сальдо улучшилось в Алматы, Нур-Султане, Мангистауской (+1285 чел.) и Туркестанской (+28,5 тыс.) областях. Кроме того, сократилось количество уезжающих в другие регионы в Павлодарской (на 979 чел.) и Карагандинской (435 чел.) областях. Тут мигранты стали активнее менять не область, а страну проживания.
  • Сразу в восьми регионах Казахстана сальдо внешней миграции хуже внутренней. То есть жители охотнее уезжают отсюда за границу, а не в другие области республики. К таким регионам относятся Актюбинская, Западно-Казахстанская, Костанайская, Павлодарская и Северо-Казахстанская области, а также все три города республиканского значения.
  • Самым популярным направлением внутренней миграции стал переезд из Алматинской области в Алматы. Такой путь в 2019 году проделали 41,9 тыс. человек (в обратном направлении последовали 20,1 тыс.).

Алексей Никоноров

Черная дыра «миграционки», или Невероятные приключения иностранцев в Казахстане

Зачем миграционной полиции справки об отсутствии у грудных младенцев венерических заболеваний и наркомании и почему карагандинский migration policeman не говорит по-английски?

21 Февраль 2020 10:09 10819

Черная дыра «миграционки», или Невероятные приключения иностранцев в Казахстане

Фото: zakon.kz

Как уже сообщал inbusiness.kz, мажилис одобрил документ, в котором прописаны права трудовых мигрантов из Казахстана и Узбекистана.

По словам министра труда и социальной защиты населения Биржана Нурымбетова, мигранты будут получать в двух странах равный доступ к отпуску, получению медицинской помощи, а также будет решен ряд вопросов по защите их прав.

Защита прав не граждан Республики Казахстан, работающих в нашей стране или просто по ней путешествующих, – это очень большая проблема. Для примера приведем три истории, в которых участвовали подданный Российской Федерации гражданин С., проживающий и работающий в Караганде, и два туриста из Аргентины.

История первая. Веселый миграционщик

В ней незаконные действия инспектора специального отдельного взвода по борьбе с незаконной миграцией (СОВБНМ) ДП Карагандинской области Молжигитова М. К. закрутили очень интересную карусель, в которой система отказывается выдавать «неправильный винтик».

В настоящее время управление собственной безопасности Карагандинского департамента полиции повторно (в первый раз оно его незаконно прекратило) расследует дело ЕРДР № 193569031000292.

Суть дела такова. 2 мая 2019 года инспектором СОВБНМ  Молжигитовым М. К. на гражданина С. был составлен административный протокол. В тот же день заместителем начальника Кировского ОП УП г. Караганды в отношении С. вынесено постановление о наложении взыскания по ч. 4 ст. 492 КРКоАП в размере 25 250 тенге.

Не согласившись с данным постановлением, так как такого нарушения «Постоянное проживание в Республике Казахстан иностранца или лица без гражданства без регистрации по постоянному месту жительства» он не совершал, С. обратился в административный суд с просьбой это постановление отменить.

В суде, что интересно, полиция оригинала постановления о наказании не предоставила. А вот свидетели заявили, что не давали таких показаний, какие были указаны в объяснительных.

Скриншот из постановления суда

В итоге адмсуд отменил постановление о наложении взыскания с гражданина С., а в отношении инспектора специального отдельного взвода по борьбе с незаконной миграцией ДП Карагандинской области Молжигитова М. К. вынес частное определение, где указал, что карагандинский полицейский не знает (!) норм казахстанского законодательства.

Частное определение суда

Полиция, к слову, апелляционную жалобу не подавала, признав тем самым неправомерность действий своего инспектора.

9 августа 2019 года в управление собственной безопасности ДП Карагандинской области от гражданина С. поступило заявление по факту «фальсификации доказательств по делам об административных правонарушениях, совершенной должностным лицом, уполномоченным составлять протокол об административных правонарушениях» (ч. 2 ст. 416 УК РК).

Через два месяца, 10 октября 2019 года, следователь ОР УСБ ДП Карагандинской области Сулейменов Д. Б. прекратил производство досудебного расследования в отношении Молжигитова М. К. «за отсутствием состава уголовного правонарушения». Интересно, что за два месяца следствия гражданина С. и его представителя следователь вызывал только один раз.

«Как только нам стало известно о прекращении уголовного дела, нами незамедлительно была подана жалоба надзирающему прокурору. Согласно полученному ответу, постановление следователя Сулейменова Д. П. было отменено. В настоящее время о судьбе расследования нам опять ничего не известно, к следователю за это время ни разу не вызывали», – сообщил inbusiness.kz Камиль Каримов – представитель С.

Между тем гражданин С. уже не в первый раз сталкивается с нашей миграционной полицией, успев насладиться всеми прелестями этого общения.

История вторая. Докажите, что грудной младенец не наркоман

Здесь, как и в последующей истории, повествование пойдет от первого лица, и С. расскажет все сам:

«С апреля 2019 года я пытался получить разрешение на постоянное  проживание для своего сына, которому на тот момент исполнилось четыре месяца. Сначала нужно было представить один набор документов, включая пять медицинских справок. Две из них ну очень интересные: об отсутствии у четырехмесячного ребенка венерических заболеваний, а также наркотической и алкогольной зависимостей! Это даже не Салтыков-Щедрин, и не Ильф и Петров – это миграционная полиция Караганды.

После сбора всего пакета документов оказалось, что часть из них не нужна, а в других якобы ошибки. Шесть раз мне приходилось их переделывать, включая те, которые делались у нотариуса. Однако каждый раз возникали новые, взаимоисключающие и противоречащие друг другу требования.

Когда же мне удалось удовлетворить требования миграционного полицейского, она отказалась мне выдавать справку о принятии документов, мотивируя это тем, что я поставил в документах дату следующего дня, о чем, к слову, она меня попросила сама пять минут назад. Создалось впечатление, что она просто издевалась над посетителями, упиваясь своей властью.

Но однако же благодаря именно ей я и познакомился с двумя иностранными туристами-бедолагами».

История третья. Argentino turisto – obliko demoralizato

«Это произошло в конце первой декады августа 2019 года, когда я в очередной раз приехал в миграционную полицию на Крылова, 10, с очередным набором документов. Большая очередь, люди ругаются…

На этом фоне два молодых человека, явно «не нашей наружности», категорически не вписывались в пейзаж: они тихо сидели на скамейке, никого не трогали, ни на кого не орали.

Решив свои вопросы, на выходе я опять обратил на них внимание: парни выглядели такими потерянными и с огромной зеленой тоской в глазах.

Я спросил у них по-русски: «Могу я вам чем-то помочь?» Они посмотрели на меня таким же невидящим взглядом. Я переспросил по-английски. Они буквально заорали: «Ура, хоть кто-то здесь говорит по-английски!»

«Что случилось»? – спрашиваю. «Мы туристы из Аргентины, нам надо поставить регистрацию». –

«И в чем проблема?» – «Мы уже в третьем офисе, нас футболят из одного в другой, ничего не объясняя. Уже второй день в Караганде, теряем время из своего путешествия, тупо ходим по миграционной полиции».

Я вызвался им помочь и подошел к женщине – миграционному офицеру, которая подтвердила, что да, им нужна регистрация, иначе им грозит штраф. Но здесь им ее не сделают, так как надо регистрироваться по месту их проживания.

Выяснилось, что у парней на руках квитанция из какого-то хостела на Юго-Востоке (район Караганды), поэтому им нужно ехать в миграционный ЦОН, что на проспекте Шахтёров.

Я попросил ее туда позвонить и получить подтверждение, что там аргентинцам действительно поставят регистрацию.

Сели ко мне в машину и поехали на Юго-Восток. Там, посмотрев их документы и билеты в Алматы, нам пояснили, что поставить пресловутую регистрацию можно, но поскольку они сегодня, согласно билетам, уезжают в южную столицу, то пусть лучше регистрируются там.

Туристы согласились, сказав: «Алматы же, наверное, туристический город, там с английским языком получше, и нам, наверное, легче будет».

Однако аргентинцы ошибались.

Когда они приехали в «туристический город», я им выслал геолокации отделов миграционной полиции. Из одного их отфутболили во второй, а там, по их словам, им сказали, что, поскольку они нарушители, у них отберут паспорта. Они сразу все поняли и ретировались из миграционки.

Вот наша переписка в WhatsApp с одним из них по имени Федерико уже после их выхода из отдела:

 

 

С: «Как дела?»

Ф: «Не совсем хорошо. Они хотели забрать паспорт. Но мы ушли».

С: «Понял, уезжаете прямо сейчас в Кыргызстан?»

Ф: «Я не знаю, чувак. Мой друг решил уезжать. Совсем плохо».

С: «Могу чем помочь?»

Ф: «Ты знаешь, как активировать карту Теле2?»

С: «Нет, но позвоню им сейчас и расскажу тебе».

 

 

 

 

 

Ф: «Честно говоря, я не знаю, что делать. Я думаю, что куплю билет, чувак. Это было чересчур. И, конечно, я не поеду в Кыргызстан и Узбекистан».

С: «Федерико, я вкратце рассказал вашу историю моему другу. Он известный русский/казахстанский журналист. Он спросил у меня вашего разрешения написать статью. Это поможет вам и другим туристам избежать таких ужасных ситуаций. И я согласен с тобой, что не надо ехать в Кыргызстан и другие страны».

Ф: «Меня зовут Федерико Мартин, а другого парня – Рафаэль Снатьяго. Подождите до ночи завтра, сейчас все хорошо».

С: «Конечно, Федерико, отдыхайте. Спокойной ночи тебе и Рафаэлю».

 

В конечном итоге аргентинцам пришлось прервать свое путешествие по нашей гостеприимной стране. Первым на следующий день улетел Рафаэль, которому на пограничном контроле вообще ничего не сказали по поводу регистрации.

У Федерико же спросили: «А где второй штамп? Сейчас Вам будет штраф 500 долларов, но на первый раз прощаем, улетайте».

Ну и они сказали мне, что в Казахстан больше никогда не поедут и никому сюда приезжать не посоветуют.

Аргентинские туристы побывали в трех районных и областном управлении миграционной полиции Карагандинской области. И никто им не смог ни по-испански, ни по-английски объяснить, что и как нужно сделать.

А в Алматы их еще и напугали изъятием паспортов. По сути, Казахстан для них стал черной дырой, то есть путешествием с непредсказуемым концом».

Вот такие интересные истории рассказывают люди, которые столкнулись с беспределом миграционщиков. Самое страшное, что этих миграционных полицейских имидж страны, которую они представляют в глазах иностранных граждан, не волнует от слова «вообще».

Олег И. Гусев

P. S. Предваряя возможное возмущение министерства внутренних дел Республики Казахстан и отрицание указанных выше событий, сообщаем, что гражданин С. проживает в Караганде и в любое время готов встретиться с руководством как департамента полиции Карагандинской области, так и МВД, чтобы вживую рассказать полицейским чинам о злоключениях иностранцев в Казахстане.

 

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: