/img/tv1.svg
RU KZ
РТС 1 099,76 FTSE 100 5 704,45
DOW J 22 658,48 Hang Seng 24 007,46
KASE 2 248,54 Brent 32,66
Когда одежда молчит

Когда одежда молчит

Зачем павлодарскому дизайнеру коллекция экоодежды и почему ее не понимают в родном городе, выяснял inbusiness.kz.

11 Март 2020 08:07 2524

Когда одежда молчит

Автор:

Марина Попова

Мечты разбились о реальность

Лет с семи Айдан Карим точно знала, что хочет стать кардиохирургом. Возможно, на такое решение повлияла долгая жизнь на больничной койке. А может, потому что книги, которые она обнаруживала на столе медсестры или очередного доктора, были о физиологии человека.

К слову, последнее заставило девочку взять в руки карандаш и делать необычные наброски в своем альбоме. Как же был шокирован психолог одной из клиник, рассматривая рисунки подростка.

«Лет в тринадцать, когда лежала в одной из больниц, там было необходимо посещать психолога с обязательной арт-терапией. Мне дали задание, ну и я нарисовала в своем любимом на тот момент стиле. У врача был шок. Сейчас понимаю, как это смотрелось со стороны: ребенок рисует худых бесполых людей в очень неудобных позах. А мне важно было прорисовать мышцы, кости», – вспоминает девушка.

Но мечта о поступлении в мединститут рухнула, когда после очередной медкомиссии сказали, что для выбранной профессии необходимо физическое здоровье.

«Для меня это был стресс. Я долго сидела и размышляла о том, что я еще умею в этой жизни. Рисовать. Как раз в это время знакомая рассказала, что учится в художественном колледже и как это круто. Решила поступить на графический дизайн», – говорит Айдан Карим.

К слову, свое обучение оплачивала сама. На тот момент уже были ученики, дети, которым преподавала азы рисунка.

Проба пера

Можно сказать, что в ее жизни много случайностей. В газете бесплатных объявлений наткнулась на приглашение модельера-дизайнера в Театр моды Райсы. Решила попробовать. Ей было 15 лет.

«Прежде чем отправиться на собеседование, сделала множество эскизов, они очень понравились. Единственное, что смутило Райсу, – мой возраст. Тем не менее она меня взяла с условием, что я окончу среднюю школу, хотя бы вечернюю. На тот момент у меня было девять классов образования», – рассказывает Айдан Каримова.

В первый же день на новом месте работы, получив задание, дома сделала множество эскизов, отобрали два-три.

«Тогда еще не понимала психологию женщин разного возраста, кто и что может надеть в соответствии со своим статусом», – признается дизайнер.

Затем была работа в ателье «Ольвия». Клиенты заказывали одежду, девушка делала эскиз и отправляла заказчика к мастеру пошива.

«Я занималась подбором ткани, всех деталей, вплоть до ниток. Все очень важно на самом деле. Сегодня я ушла от заказов, выставляю на продажу уже пошитые вещи», – поделилась с inbusness.kz Айдан Карим.

Все продажи – через Instagram, эта площадка постепенно отмирает в плане продвижения товара, контент перегружен. Впрочем, у дизайнера есть свое видение продвижения продукции – социальная реклама. Сегодня у нее собственная рекламная студия, делает фото- и видеосъемки для бизнеса. А начиналось все с простого фотоаппарата, который приобрела на заработанные деньги, и желания снимать портреты, постановочные сюжеты. Работы заметили и предложили место на постоянной основе в интернет-магазине. Показалось интересным, через год открыла свое дело.

«А в перерывах продолжала шить вещи, делала росписи стен. Опять же случайно знакомая спросила, нет ли у меня на примете человечка, специализирующегося на этом деле. Поинтересовалась, что она хочет, и предложила себя. А дальше сарафанное радио – стен десять точно расписала», – вспоминает девушка.

Сегодня Айдан Карим планирует масштабировать свой рекламный бизнес в Новосибирск и столицу. А затем вплотную заняться изготовлением одежды. Эко.

«Моя идея в том, чтобы люди задумались о том, что «быстрая» мода нас погубит. Сегодня особенно никто не раздумывает над очередной покупкой. Понравилась вещь в Интернете, дешевая, заказал, поносил, выкинул. Но у нас не налажена переработка вторсырья, а значит, выброшенная одежда будет долго разлагаться. Думаю, новое поколение отойдет от «вещизма», синтетических кофточек-платьев и обратит внимание на одежду из натуральных тканей», – считает дизайнер.

Взойти на подиум

В свои 24 года Айдан Карим заявила о себе на нескольких республиканских состязаниях. В 2016 году это был «неофольклор», где она заняла второе место. На тот момент молодой дизайнер представляла Театр моды Райсы, продемонстрировав коллекцию из пяти моделей под названием «Лен», и не случайно. В своих работах она делает акцент на экомоде. Цели конкурсов разные.

«Например, неофольклор заключался в том, чтобы напомнить казахскому народу о своих корнях. Больше всего меня раздражает, что все пользуются одними и теми же орнаментами. Два-три варианта, и все. На самом деле древние казахские узоры такие клевые. Я их изучала, теперь использую в своих коллаборациях. Раньше одежда говорила сама за себя, для этого и использовали узоры, они могли много рассказать о хозяине одежды. Сейчас одежда молчит, и дизайнеры продолжают делать немую одежду. Поэтому я и склоняюсь к экоодежде, которая бы говорила, что ее владелец заботится об окружающей среде, планете. Причем это не мешает выглядеть красиво и модно. И узоры на ней несут смысловую нагрузку. В этом есть шарм», – уверена дизайнер.

На последней Неделе моды павлодарка представила коллекцию под названием «Городские войны». Правда, из 27 отшитых моделей удалось продемонстрировать только три.

«Я хотела создать наряд, в котором человек почувствовал бы себя сильнее. Форма одежды подчеркивает женскую силу, но не грубость. Все наряды многофункциональны: на них снимаются рукава, ремешки и другие элементы», – описала тогда свою коллекцию дизайнер.

На конкурсе ALTYN OIMAQ наград не получила, ее записали в шорт-лист.

«Это значит, что ваша работа крутая, могла бы победить, но… Мне сказали: у вас классные работы такие, но они… сложные. К слову, разрабатываю модели одежды с учетом того, что их можно запустить в производство, но это не значит, что он должен быть простеньким», – уверена Айдан Карим.

Одежда была представлена в двух номинациях – «Деловой костюм» и «Спортивная одежда», последней прежде не занималась. Впрочем, считает, что это хороший стимул, чтобы попробовать что-то новое.

«В Павлодаре, к сожалению, с моими идеями меня не понимают. Речь о моем пристрастии к экологически чистым тканям. Впрочем, я лет с четырнадцати слышу, что у тебя это не получится, во всяком случае, в нашей стране. В итоге многое из того, что мне говорили, что не получится, нашло воплощение в жизнь», – резюмирует павлодарка.

А первым шагом по масштабированию своей идеи она видит производство экосумок, чтобы сократить количество использованных пластиковых пакетов.

Марина Попова, фото из архива Айдан Карим

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

ALTYN OIMAQ сделает акцент на нетворкинге

Участвовать в конкурсе могут не только производители, но и дизайнеры.

28 Февраль 2020 08:12 3264

ALTYN OIMAQ сделает акцент на нетворкинге

Проект Altyn Oimaq создан для поддержки и развития отрасли легкой промышленности, организаторы – Национальная палата предпринимателей «Атамекен» совместно с ОФ «Фонд устойчивого развития и поддержки женского предпринимательства» при Совете деловых женщин НПП «Атамекен».

Основное направление проекта – национальный конкурс дизайнеров одежды. В прошлом году он проводился впервые. Стартовал в марте, заявки, а их поступило 284, собирали в два этапа, затем комиссия отобрала 13 претендентов и представила их кандидатуры на общественное онлайн-голосование. Так было определено шесть победителей, один из которых стал обладателем Гран-при.

Церемония награждения прошла в декабре на площадке премии президента Республики Казахстан «Алтын сапа». Каждый победитель получил в качестве денежного приза 1 млн тенге, обладателю Гран-при награду вручил премьер-министр Аскар Мамин.

Участвовать могут все

Среди тех, кто подавал заявки в прошлом году, было очень много молодых дизайнеров, были и студенты с хорошими идеями.

«Мы даем возможность участвовать в конкурсе всем – и физическим лицам, и индивидуальным предпринимателям, и компаниям, работающим в отрасли легкой промышленности. Необязательно иметь готовые отшитые изделия. Необязательно быть компанией с действующим производством. Можно прийти со своей идеей и представить ее в виде эскизов», – рассказала inbusiness.kz руководитель конкурса Назгуль Сарбаева.

Главное, поясняет она, чтобы идея соответствовала критериям – отличалась уникальностью, имела коммерческую перспективу. Дизайн изделия должен быть комфортным и лаконичным и обязательно – с национальной идентичностью.

Дизайнер и фабрика нашли друг друга

Помимо самого конкурса, в рамках проекта в Нур-Султане провели форум и выставку предприятий легкой промышленности Казахстана. Также совместно с партнерами были учреждены специальные проекты – конкурс на участие в Неделе моды Eurasian Fashion Week, серия телепередач о 28 участниках конкурса на телеканале ATAMEKEN BUSINESS.

Отдельно был проведен конкурс текстильного дизайна, партнером в котором стало производственное объединение «Глобал – Спецодежда». Дизайнер-победитель получит приз в размере 300 тыс. тенге и контракт с актюбинской фабрикой на пошив домашнего текстиля с его дизайном.

«Это наглядный пример сотрудничества дизайнера из Алматы и фабрики из Актобе, через наш проект они узнали друг о друге», – комментирует Назгуль Сарбаева.

Больше компетенций, больше сотрудничества

В этом году на объединении производственных предприятий с дизайнерами, на нетворкинге и повышении компетенций участников будет сделан акцент.

«Для этого в конце 2019 года мы приняли хартию о сотрудничестве и совместной деятельности. К ней присоединились Совет деловых женщин НПП «Атамекен» во всех регионах, Фонд устойчивого развития и поддержки женского предпринимательства, 13 региональных ассоциаций (швейные, дизайнерские, ремесленные). В девяти регионах появились амбассадоры проекта в лице этих ассоциаций», – рассказала руководитель конкурса.

Кроме того, организаторы планируют привлечь независимых экспертов отрасли. У них не будет права голоса при отборе заявок, эта функция в любом случае останется за комиссией, но они помогут дать оценку коммерческой привлекательности представленных идей.

У проекта есть свой сайт, вся информация также публикуется в социальных сетях на страницах проекта. В прошлом году опубликовано более 150 материалов в СМИ, на канале ATAMEKEN BUSINESS выходила телепередача. Все это способствовало узнаваемости молодых производителей.

В этом году сбор заявок на конкурс стартует 4 марта. Номинаций шесть. Лучший дизайн будет выбран в деловом наряде, детской одежде, спортивной одежде, текстиле, аксессуарах, и также – лучший дизайн стритстайл-одежды.

Елена Тумашова

В Шымкенте ищут инвесторов для запуска банкротных текстильных фабрик

Местные власти обещают запустить производство.

27 Май 2019 14:21 6269

В Шымкенте ищут инвесторов для запуска банкротных текстильных фабрик

В Шымкенте вновь обсуждают проблемы известных текстильных фабрик АО «Меланж», АО «Ютекс» и АО «Ютекс.kz».

На этот раз, уверяют представители местной власти, предприятия будут запущены, уже заканчивается паспортизация объектов, а ответственные лица в активном поиске инвесторов. 

Текстильные предприятия с полувекой историей простаивают уже четвертый год. Почти 900 работников неожиданно отправили в отпуск в апреле 2016 года, обратно к станкам люди не вернулись до сих пор. Но сегодня руководитель Управления предпринимательства Шымкента Нуркен Бегулиев делится радужными перспективами.

«Верховный суд РК вынес постановление об отказе в удовлетворении требований к ТОО «Капитал-Логистик»  26 марта 2019 года, то есть Верховный суд поставил точку и передал предприятия полностью ТОО «Капитал-Логистик». За ходом этих событий акимат следил непосредственно, аким проводил несколько совещаний. Между ТОО и СПК «Шымкент» готовится меморандум о взаимном сотрудничестве. Проведена оценка, на сегодня она составляет около 11,5 млрд тенге. У предприятий очень большой потенциал. У акимата такая позиция, чтобы найти инвесторов и запустить предприятия. Комплекс огромный, сейчас у нас идет паспортизация объекта. Мы даже посчитаем вероятность, чтобы структуры работали независимо друг от друга, есть такая вероятность, потому что там от обработки хлопка до покраски полный цикл. Инвесторов мы рассматриваем всяких. Это может быть один человек, это может быть группа компаний», – отметил руководитель Управления предпринимательства Шымкента Нуркен Бегулиев.

При этом чиновники понимают, что после трех лет простоя предприятия явно потеряли инвестиционную привлекательность, и хотя, как уверяют, оборудование не повреждено, все же состояние зданий и больше всего многомиллионные долги могут вызвать сомнения у потенциальных покупателей.

«Один из вариантов: нам передаются предприятия в доверительное управление, потому что сейчас ясно, что никто его в таком состоянии не возьмет. Надо сначала попробовать запустить это все, потихонечку отдавать долги, людей на работу устроить», – подчеркнул г-н Бегулиев.

Вернуться на рабочие места – единственное, о чем вновь попросили на минувшей неделе сотрудники текстильных фабрик. Бывшие начальники цехов и производств от имени 870 работников «Меланжа» и «Ютекса» на этот раз через СМИ просят помощи у Правительства.

«Они сказали, «Меланж» и «Ютекс» запустят и сделают одной единой корпорацией «ЗАЛИ». И тогда налогов будет поменьше платить, и на это пошла наш директор Шолпан Абдуллаевна. Они остановили предприятие, а через неделю сказали, что с ней работать не будут, они просто обманным путем забрали наши предприятия. Мы в тот период наработали продукции на 2,3 млрд тенге. Но они продают его на 620 млн тенге дешевле. А мы работали, предприятие ежемесячно приносило 10 млн долларов с плюсом, никаких нарушений перед Инвестиционным фондом Казахстана не имели, но они останавливают нас. Мы просто хотим узнать, почему этот инвестиционный фонд Казахстана гробит наш комбинат, сейчас, даже если начнем работать, сколько миллионов долларов надо на ремонт пускать?!» – говорит начальник ткацкого производства Жумагуль Байжанова.

По информации директора фабрик Шолпан Джарасовой, в 2003-м две текстильные фабрики, «Меланж» и «Ютекс», начали работать с Банком развития Казахстана (БРК). И до 2010 года шло развитие производств, только экспорт в 26 стран мира достигал 155 млн долларов. Однако в 2009 году резко взлетели цены на хлопок, в пять раз – с тысячи до пяти тысяч за тонну, а 90% сырья приобреталось в Южном Казахстане. В итоге начались задержки по различным платежам. В том числе перед БРК. Предприятиям попросту не хватало оборотных средств. До 2014 года предприятие накопило 33 млрд тенге долгов, 17 млрд тенге из которых состояли только из просроченного вознаграждения и штрафов. В эти же годы в свободной экономической зоне «Онтустик» в Шымкенте предприятие начало строить новую фабрику «Ютекс.kz», но при 70% готовности фабрики строительство пришлось остановить, как и уже действующие предприятия. Тогда БРК первый раз подал иск на предприятия в Специализированный межрайонный экономический суд, решением суда имущество было полностью взыскано в пользу банка.

В декабре 2012 года правительство включило АО «Меланж» и «Ютекс» в программу посткризисного восстановления, был утвержден план реабилитации. Для возобновления работы производства БРК выделил более 64 млн долларов. В мае 2014 года была одобрена передача прав по обязательствам группы компаний Textiles.kz. из АО «Банк развития Казахстана» (БРК) в АО «Инвестиционный фонд Казахстана». ИФК разработал план оздоровления текстильных предприятий, согласно которому ТОО Capital logistics (100% дочерняя структура АО «Инвестиционный фонд Казахстана») берет на себя обязательства по обеспечению сырьем и контролю всех этапов производства. В свою очередь БРК предоставил кредитную линию ТОО Capital logistics на завершение строительства производственного комплекса АО «Ютекс kz» и закуп хлопка-волокна для АО «Меланж», АО «Ютекс» и АО «Ютекс kz».

В ноябре 2014-го фабрики вновь заработали. По плану они  должны были рассчитываться за кредиты с 2014 по 2022 год. И только в 2023 году должны были начать погашать переуступленный заем от БРК к ИФК. Но в реале фабрики проработали только год и три месяца, за этот период ТОО Capital logistics поставило хлопка на 3,1 млрд тенге, было произведено продукции на 6,3 млрд тенге, экспортировано товара на 14 млн долларов и оплачено налогов более чем на 1 млрд тенге. Но в апреле 2016-го фабрики встали полностью. Сотрудники считают, что новые владельцы в лице ИФК начали готовиться к этому заранее.

«Я могу сказать, что на моей фабрике невозможно было в цехах пройти, был трехмесячный запас продукции. За два месяца до остановки предприятия ИФК не давал разрешение на реализацию продукции. 26 фур стояли в течение двух месяцев и не давали разрешение на отправку. Все склады были забиты здесь, на комбинате. Получается, они готовились к остановке заранее, ничем нам не объясняли, почему они не дают разрешение на реализацию. «Меланж» был завален тканью в паллетах, в рулонах, на 2,3 миллиарда тенге продукции. Людей на три дня отпускают, продают на 620 миллионов ниже себестоимости», – сетует начальник производства «Ютекс» Валентина Блинова.

«Я здесь как раз работал по таможне, мы здесь 26 машин загрузили на 1,5 миллиона долларов, они были затаможены полностью, предоплата была, но не выпустили. Там часть машин была в Турцию затаможена, часть – в Россию. Мы всех поставщиков потеряли, всех клиентов потеряли. Теперь эта пряжа ушла куда, по какой цене, не известно», – вспоминает менеджер по внешнеэкономической деятельности Абдумалик Кирбасов.

Помимо желания вернуться на производство, многие отдали ему по 30-40 лет, остаются сотрудники, с которыми до сих пор не рассчитались по зарплате. После остановки, рассказывают рабочие, еще целый год на работу ходили охранники, ответственные за цеха, и сантехники с электриками. При этом никто, как оказалось, до сих пор официально не уволен, а есть и те, кто не получили свою трудовую книжку на руки. К примеру, Абдумалик Кирбасов уверяет, что ему не выплатили причитающиеся 2,5 млн тенге, а из-за диких долгов по ипотеке он не может найти новую работу.

«Я взял квартиру в ипотеку, долг был четыре миллиона, теперь за три года набежало еще три миллиона, плюс миллион я должен судоисполнителям. И на работу меня не берут, потому что я весь арестованный (квартира, машина на аресте). Как мне кормить своих троих детей, где мне жить, непонятно. Я, например, хотел устроиться водителем в «Яндекс.Такси», даже прошел собеседование, но меня не берут, так как у меня все висит красным, даже не хотят со мной связываться», – жалуется Абдумалик Кирбасов.

Начальник прядильного производства Ирисмат Тойчиев говорит и о другой возникшей у сотрудников проблеме. Из-за отсутствия пенсионных отчислений в течение трех лет новые пенсионеры смогли рассчитывать только на самую минимальную пенсию.

«Они проработали по 35-40 лет, а так как три года в пенсионный фонд ничего не перечисляется, производство стоит, они ушли на пенсию с минимальной. И нас это ожидает, нам через два-три года выходить на пенсию. А мы всю жизнь работали – пусконаладка, монтаж, ремонт, и потом уходить с минимальной пенсии на заслуженный отдых», – отметил Ирисмат Тойчиев. 

Стоит напомнить, что на территории «Ютекс.kz» с 2008 года продолжают простаивать несколько контейнеров с закупленными для этого предприятия современными на тот момент станками. Сотрудники сомневаются, что 11-летнее нахождение дорогостоящего оборудования в железных боксах зимой и летом не повлияло на его состояние. Кроме того, несмотря на то, что сотрудники не могут попасть внутрь фабрик, их не пускает охрана, они в курсе, что полгода назад власти уже привозили потенциальных инвесторов из Узбекистана. Однако тех якобы отпугнули долги за электроэнергию в 180 млн тенге. При этом в Управлении предпринимательства эту информацию не подтвердили, но заверили, что прилагают все возможные усилия для скорейшего запуска фабрик. Месяц назад чиновники вновь побывали в цехах и уверяют, что оборудование в полной сохранности.

Мира Бахытова, Шымкент

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: