RU KZ
KASE 2 380,91 РТС 1 237,68 Hang Seng 29 060,91 FTSE 100 7 355,31 DOW J 25 924,05 Золото 1 306,00
$ 378.17 € 429.11 ₽ 5.88
Погода:
-7Астана
+4Алматы
KASE 2 380,91 РТС 1 237,68
Hang Seng 29 060,91 FTSE 100 7 355,31
DOW J 25 924,05 Золото 1 306,00
Комплексного законодательного регулирования холдингов нет

Комплексного законодательного регулирования холдингов нет

Казахстану необходимо усовершенствовать законодательство о корпоративных группах.

Комплексного законодательного регулирования холдингов нет, Законодательство, холдинги, предпринимательство, корпоративное право

3000 20 Ноябрь 2018 07:11 Автор: Султан Биманов

В Казахстане нужно формировать законодательство о холдинговых структурах, или так называемых корпоративных группах. Об этом заявили профильные эксперты на конференции, посвящённой анализу национального законодательства Казахстана и передового мирового опыта для дальнейшего усовершенствования положений Предпринимательского кодекса, состоявшейся в минувший четверг.

«Одна из важнейших рекомендаций – формировать законодательство о корпоративных группах на основе обломков, заложенных в действующем Гражданском кодексе и в том, что у нас заложена методологическая основа. Корпоративные группы – это не просто их признание как существующих, но и применение соответствующих требований к прозрачности», – заявил главный научный сотрудник НИИ частного права Каспийского общественного университета (КОУ) Фархад Карагусов.

Если брать за основу немецкий опыт, то группа может возникать не только на основе акционерного участия, но и через договор, что уже применяется в российском законодательстве, продолжил он.

«Понятие контролирующего лица должно быть более ёмкое, чем, например, основное и дочернее общество. То есть речь идёт об экономическом контроле и в некоторых отраслях российского права достаточно успешно используется. Холдинги фактически играют грандиозную роль в экономике России и не только. Они построены по принципу вертикально интегрированной структуры. То есть явление есть, а комплексного регулирования нет. Задача стоит актуализировать этот вопрос», – согласился главный эксперт Центра арбитража и посредничества Торгово-промышленной палаты РФ Дмитрий Давыденко.

Возможность создания групп компаний на основе договора, включающего, например, разделение прибыли, перераспределение дивидендов и другие группы договоров, является важным направлением в казахстанском законодательстве, продолжает Карагусов, акцентируя: «Они являются корпоративными, а значит, раскрытие информации по ним обязательное, поскольку касается интересов всех и каждого».

«Во всех юрисдикциях корпоративные группы признаются, но не везде они регулируются так, как в немецком праве. И надо согласовывать с законодательством о налогах. Немецкое регулирование отражается на регулировании налоговых групп компаний. Что в других законодательствах может не приниматься. У нас [то есть в Казахстане] фрагментарное регулирование в Налоговом кодексе – международная налоговая группа. Почему-то регулируются только казахстанские материнские компании по отношению к их холдингам», – подчеркнул эксперт.

Другим рудиментом корпоративных правоотношений в Казахстане являются госпредприятия.

«Если мы говорим, что необходимо следовать рекомендациям Всемирного банка и других финансовых институтов по сокращению доли государства (…), надо улучшить формы участия государства в корпорациях», – уверен Карагусов.

Важным этапом в корпоративном праве является также регулирование отношений между ключевыми акционерами (включая ситуации deadlock, или тупиковая ситуация), миноритариев и мажоритариев, а также акционеров и менеджеров.

«Мы рекомендуем легализацию понятия «корпоративный договор» и законодательную классификацию корпоративных договоров. И внести [туда] устав – есть договор между акционерами о том, как они будут управлять компанией и как она будет функционировать. Раскрытие информации о договоре и раскрытие информации о деталях, если он затрагивает интересы миноритарных акционеров. Акционерное соглашение – необходимо регулировать его, раз оно указывается на практике и судебной деятельности, и нам необходимо урегулировать понятие», – отмечает эксперт.

В российской практике при возникновении deadlock-ситуации предусмотрено право обращения участников юрлица в суд о ликвидации хозяйствующего субъекта, где судья может направить стороны на проведение процедуры медиации.

«Мы знаем, сколько в последнее время публичных споров было на эту тему. Которые просто, бывает, не разрешаются – доли участия, например, 50 на 50. Как урегулировать этот вопрос? Предоставление компаниям права на выкуп не решает этих проблем. Здесь следует прислушаться и к рекомендациям российских экспертов и использовать законодательный опыт Сингапура. Разрешение обращаться в суд любому акционеру. А может быть, и третьему лицу, заинтересованному в урегулировании спора. Не можете договориться – разводитесь по суду и каждый создавайте свою компанию. Но и, естественно, опыт английского права, которое не запрещает урегулировать любые тупиковые ситуации в рамках договора [надо использовать]. При условии, что это урегулирование не нарушает и обеспечивает императивное соблюдение норм законодательства, связанных с выходом из компании. Эти рулетки могут, безусловно, применяться, но должно быть раскрытие информации. В целом договорное урегулирование не запрещается и сегодня. Если оно не противоречит закону, но законы, возможно, надо так сформулировать, чтобы они стимулировали участников компании, особенно когда никто не получает большого контроля, чтобы могли выйти из тупика, не разрушая хозяйственные связи», – детализировал представитель КОУ.

В числе других рекомендаций, озвученных на мероприятии, стали: внедрение инструмента, издание практического руководства к новым нормативным актам и законам в этой сфере, как со стороны правительства, так и законодателей; ответственность должностных лиц, а также повышение прозрачности корпоративного управления в целом.

В последний пункт отечественные эксперты предлагают включить вопросы взаимоотношений менеджмента и акционеров, публичную достоверность реестра компаний, создание реестра конечных бенефициаров компаний и уточнение особенностей внутригрупповых отношений в части субсидиарной ответственности.

Также в периметр следует включить вопросы, затрагивающие механизмы распределения расходов и убытков, а также прибыли между компаниями холдинга в налоговых целях. И распространить эти механизмы на сделки между холдинговой и дочерней по отношению к ней компании, что требует корректировок в закон о трансфертном ценообразовании.

Султан Биманов

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK