Комплексного законодательного регулирования холдингов нет

Комплексного законодательного регулирования холдингов нет

Казахстану необходимо усовершенствовать законодательство о корпоративных группах.

20 Ноябрь 2018 07:11 3556

Комплексного законодательного регулирования холдингов нет

Автор:

Султан Биманов

В Казахстане нужно формировать законодательство о холдинговых структурах, или так называемых корпоративных группах. Об этом заявили профильные эксперты на конференции, посвящённой анализу национального законодательства Казахстана и передового мирового опыта для дальнейшего усовершенствования положений Предпринимательского кодекса, состоявшейся в минувший четверг.

«Одна из важнейших рекомендаций – формировать законодательство о корпоративных группах на основе обломков, заложенных в действующем Гражданском кодексе и в том, что у нас заложена методологическая основа. Корпоративные группы – это не просто их признание как существующих, но и применение соответствующих требований к прозрачности», – заявил главный научный сотрудник НИИ частного права Каспийского общественного университета (КОУ) Фархад Карагусов.

Если брать за основу немецкий опыт, то группа может возникать не только на основе акционерного участия, но и через договор, что уже применяется в российском законодательстве, продолжил он.

«Понятие контролирующего лица должно быть более ёмкое, чем, например, основное и дочернее общество. То есть речь идёт об экономическом контроле и в некоторых отраслях российского права достаточно успешно используется. Холдинги фактически играют грандиозную роль в экономике России и не только. Они построены по принципу вертикально интегрированной структуры. То есть явление есть, а комплексного регулирования нет. Задача стоит актуализировать этот вопрос», – согласился главный эксперт Центра арбитража и посредничества Торгово-промышленной палаты РФ Дмитрий Давыденко.

Возможность создания групп компаний на основе договора, включающего, например, разделение прибыли, перераспределение дивидендов и другие группы договоров, является важным направлением в казахстанском законодательстве, продолжает Карагусов, акцентируя: «Они являются корпоративными, а значит, раскрытие информации по ним обязательное, поскольку касается интересов всех и каждого».

«Во всех юрисдикциях корпоративные группы признаются, но не везде они регулируются так, как в немецком праве. И надо согласовывать с законодательством о налогах. Немецкое регулирование отражается на регулировании налоговых групп компаний. Что в других законодательствах может не приниматься. У нас [то есть в Казахстане] фрагментарное регулирование в Налоговом кодексе – международная налоговая группа. Почему-то регулируются только казахстанские материнские компании по отношению к их холдингам», – подчеркнул эксперт.

Другим рудиментом корпоративных правоотношений в Казахстане являются госпредприятия.

«Если мы говорим, что необходимо следовать рекомендациям Всемирного банка и других финансовых институтов по сокращению доли государства (…), надо улучшить формы участия государства в корпорациях», – уверен Карагусов.

Важным этапом в корпоративном праве является также регулирование отношений между ключевыми акционерами (включая ситуации deadlock, или тупиковая ситуация), миноритариев и мажоритариев, а также акционеров и менеджеров.

«Мы рекомендуем легализацию понятия «корпоративный договор» и законодательную классификацию корпоративных договоров. И внести [туда] устав – есть договор между акционерами о том, как они будут управлять компанией и как она будет функционировать. Раскрытие информации о договоре и раскрытие информации о деталях, если он затрагивает интересы миноритарных акционеров. Акционерное соглашение – необходимо регулировать его, раз оно указывается на практике и судебной деятельности, и нам необходимо урегулировать понятие», – отмечает эксперт.

В российской практике при возникновении deadlock-ситуации предусмотрено право обращения участников юрлица в суд о ликвидации хозяйствующего субъекта, где судья может направить стороны на проведение процедуры медиации.

«Мы знаем, сколько в последнее время публичных споров было на эту тему. Которые просто, бывает, не разрешаются – доли участия, например, 50 на 50. Как урегулировать этот вопрос? Предоставление компаниям права на выкуп не решает этих проблем. Здесь следует прислушаться и к рекомендациям российских экспертов и использовать законодательный опыт Сингапура. Разрешение обращаться в суд любому акционеру. А может быть, и третьему лицу, заинтересованному в урегулировании спора. Не можете договориться – разводитесь по суду и каждый создавайте свою компанию. Но и, естественно, опыт английского права, которое не запрещает урегулировать любые тупиковые ситуации в рамках договора [надо использовать]. При условии, что это урегулирование не нарушает и обеспечивает императивное соблюдение норм законодательства, связанных с выходом из компании. Эти рулетки могут, безусловно, применяться, но должно быть раскрытие информации. В целом договорное урегулирование не запрещается и сегодня. Если оно не противоречит закону, но законы, возможно, надо так сформулировать, чтобы они стимулировали участников компании, особенно когда никто не получает большого контроля, чтобы могли выйти из тупика, не разрушая хозяйственные связи», – детализировал представитель КОУ.

В числе других рекомендаций, озвученных на мероприятии, стали: внедрение инструмента, издание практического руководства к новым нормативным актам и законам в этой сфере, как со стороны правительства, так и законодателей; ответственность должностных лиц, а также повышение прозрачности корпоративного управления в целом.

В последний пункт отечественные эксперты предлагают включить вопросы взаимоотношений менеджмента и акционеров, публичную достоверность реестра компаний, создание реестра конечных бенефициаров компаний и уточнение особенностей внутригрупповых отношений в части субсидиарной ответственности.

Также в периметр следует включить вопросы, затрагивающие механизмы распределения расходов и убытков, а также прибыли между компаниями холдинга в налоговых целях. И распространить эти механизмы на сделки между холдинговой и дочерней по отношению к ней компании, что требует корректировок в закон о трансфертном ценообразовании.

Султан Биманов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Ряд поправок предлагается внести в закон по режиму ЧП

Возможность экстренно корректировать законодательство в период ЧП предлагают предусмотреть в министерстве национальной экономики, сообщает inbusiness.kz.

29 Апрель 2020 10:51 662

Ряд поправок предлагается внести в закон по режиму ЧП

Фото: primeminister.kz

Глава ведомства Руслан Даленов внес в мажилис парламента законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по вопросам чрезвычайного положения».

«Целью документа является возможность принятия оперативных мер в период ЧП для обеспечения социально-экономической стабильности. Он определяет механизм функционирования государственного управления в период чрезвычайной ситуации», – пояснил он.

Для этого, по словам министра, вносятся поправки в законы «О чрезвычайном положении» и «О правовых актах».

«Законопроектом к ним отнесены 14 сфер. В их числе налоговое, бюджетное, таможенное, банковское, трудовое, антимонопольное законодательство. А также законодательство о здоровье, государственных закупках, о валютном регулировании. Кроме того, в сфере социальной защиты, государственного имущества, государственного контроля и надзора, а также реализации международных обязательств страны», – уточнил Даленов.

Правовые акты, принятые в период чрезвычайного положения, в целом будут действовать до окончания срока его действия, продолжил он. Исключение составят акты, в которых будет установлен иной срок их действия.

«Также предложена поправка, согласно которой действие нормативного правового акта или отдельных его норм может быть приостановлено в случае и порядке, установленном Законом «О чрезвычайном положении». В целом указанные поправки направлены на обеспечение социально-экономической стабильности в период чрезвычайного положения. Принятие проекта закона не повлечет дополнительных финансовых затрат из бюджета и негативных социально-экономических и (или) правовых последствий», – резюмировал он.

Дана Карина

Айдос Сарым: «Люди у нас превратно и узко воспринимают законодательство»

В Казахстане обсуждают первый пакет политических инициатив.

14 Февраль 2020 12:33 1288

Айдос Сарым: «Люди у нас превратно и узко воспринимают законодательство»

Фото: Серикжан Ковланбаев

«Детский сад» или спящие пенсионеры в парламенте? Одна из поправок, входящая в первый пакет политических инициатив президента, – предоставление 30%-ной квоты в избирательных партийных списках для женщин и молодежи – вызвала интересную дискуссию на заседании общественного совета в минюсте.

Неоднозначным оказался вопрос возраста. Прозвучало мнение, что возрастной порог, который установлен законодательством для определения молодежи, 29 лет, не подходит для «пропуска» в депутаты. В таком возрасте человек «жизни не видал еще» и потому не сможет работать с населением, отвечать на его вопросы, считает председатель общественного совета минюста Серик Акылбай.

«Не надо наш законодательный орган превращать в детский сад», – сказал он и предложил поднять возрастную планку до 35 лет.

Другая участница обсуждения – директор союза профессиональных медиаторов «Келiсу» Сара Идрисова, напротив, уверена в том, что «омоложение» парламенту необходимо.

«Мы работаем с парламентом, даже в Интернете есть… как спят наши депутаты, которые занимаются такой важной работой», – говорит она.

Более того, Сара Идрисова считает, что если депутаты будут получать более низкую, чем сейчас, заработную плату и будут лишены всех льгот, это повысит профессиональный уровень законодателей, поскольку в эту сферу придут те, кто хочет искренне работать во благо государства.

Льготы, зарплаты, возраст

«Заработная плата депутатов – это вопрос, который регламентируется внутри парламента. В мировой практике если к власти приходит «очень популистская» либо очень богатая партия, то зарплата снижается, как правило. В истории США есть опыт, когда миллиардеры, работая в правительстве, парламенте, назначали себе зарплату в один доллар и работали за свои деньги», – комментирует для inbusiness.kz политолог Айдос Сарым.

Ссылаясь на свои накопленные еще с 1990-х годов наблюдения за тем, как это происходит в Казахстане, он делится таким мнением:

«Парламентарии, даже приходя на популистских лозунгах, как правило, постепенно начинают требовать себе квартиры, льготы, проездные, командировочные, зарубежные поездки и т. д. Я более чем уверен: все, кто сегодня предлагает что-то (отменить льготы или снизить зарплаты для депутатов. – Ред.), попадя в парламент и не имея при этом сильной материальной базы, уже через полгода начнут эти темы поднимать», – говорит политолог.

По его мнению, каждый депутат, «если он честный человек и за эти лозунги всю жизнь бился», может персонально отказаться от льгот и высокой зарплаты.

«Но опять же законотворчество – это непростая работа, не митинговщина. Это на самом деле большая интеллектуальная деятельность. У нас тоже есть депутаты, которые сутками сидят на рабочих комиссиях, на конференциях, изучают мировой опыт. Если кто-то думает, что интеллектуальный труд менее трудоемок или более легок, чем труд шахтера или водителя, то он сильно ошибается. И если кто-то считает, что такой труд не должен оплачиваться, – тоже», – говорит собеседник.

По поводу возрастного порога: некоторый жизненный опыт, на взгляд эксперта, депутатам, безусловно, необходим.

«После окончания вуза и магистратуры надо еще успеть где-то поработать. Если вы знаете школьников и первокурсников, которые могут спасти страну сейчас, я скажу: давайте поменяем возрастной ценз. Думаю, 25-27 лет – более или менее оптимальный возраст, когда человек может становиться депутатом», – считает Айдос Сарым.

В пакете – четыре реформы

«Мы должны стимулировать активный приход женщин в политику, особенно в законотворческий процесс. Точно так же мы должны способствовать приходу в парламент и местных представительных органов молодежи. Для молодежи необходимо создавать не только социальные, но и общественно-политические лифты», – сказал президент Касым-Жомарт Токаев на втором заседании Национального совета общественного доверия в декабре прошлого года, когда представлял первый пакет политических инициатив.

В целом пакет включает четыре меры реформирования политической системы: внедрение уведомительного принципа организации митингов, снижение порога регистрации политической партии с 40 тыс. до 20 тыс. подписей, предоставление 30%-ной квоты для женщин и молодежи, создание института парламентской оппозиции.

«Прививать общественному сознанию культуру митингов и совершенствовать законодательство о мирных собраниях» – таким был посыл главы государства по поводу митингов.

Законопроект «Об организации и проведении мирных собраний в РК» представили в среду, 12 февраля, на заседании межведомственной комиссии по законопроектной работе в минюсте.

Уведомительный характер организации митингов, пикетов, собраний возможен при условии, что участвовать будет не более 250 человек. Если же количество участников демонстрации, митинга, шествия превышает эту цифру, то предлагается применять регламентированный порядок получения разрешения. Для мирных собраний определят специальные места. Кроме того, в проекте закона прописан механизм рассмотрения уведомлений и заявлений, указан перечень оснований для отказа, введен институт агитации.

Митинги: почему 250

«Норма в 250 человек связана с тем, что у нас в основном больше этого количества на митинги не ходит, – комментирует Айдос Сарым. – Пока идут разговоры по этой теме, я убедился, что люди очень сильно «упираются» в отдельные слова, не понимая сути. Основная дискуссия шла вокруг двух слов – «разрешительный» и «уведомительный». Что такое «уведомительный характер»? Представьте, вы сидите дома, к вам приходят 25-30 друзей и говорят: мы же позвонили. Иногда на таких примерах нужно объяснять. Что будет, если 20 тысяч человек выйдут на улицы или площадь? Ни одна площадь такого количества не выдержит, это большая нагрузка на инфраструктуру».

По словам эксперта, в результате долгих дискуссий было выработано решение – до определенного количества участников можно организовывать митинги в уведомительном порядке, свыше, если говорить о шествии и большом количестве людей, – согласовывать.

«Я в этом ничего страшного не вижу», – комментирует собеседник.

«Люди у нас, к сожалению, превратно и узко воспринимают законодательство, то, каким оно должно быть, – продолжает он. – Ни в одной стране мира, тем более в Европе, законов в том идеалистическом понимании, в каком их представляют, нет. Наоборот, все последнее десятилетие по всей Европе шло ужесточение законов и дальнейшее детальное регламентирование всех событий».

Айдос Сарым считает, что цифра 250 появилась на основе сложившейся в Казахстане практики.

«Повестка проходящих митингов интересна максимум 10-15 тыс. активных пользователей соцсетей. В противном случае мы бы видели другое – по 100 тыс. человек на площадях. Но этого нет. На площади выходят все те же 250 человек. Значит, это их норматив и, значит, у них права кому-то что-то диктовать. Есть закон аналогии и закон прецедента. Если бы у нас на улицах собиралось по 80 тыс. человек и при этом у нас нет подходящих для этого пространств, тогда можно было бы о чем-то другом говорить. Пока этого нет, исходим из всех тех норм и прецедентов, которые есть в нашей недавней истории», – заключает политолог.

Отметим, ранее эксперты обсуждали предложенный пакет реформ. Говорили, в частности, о формате реформ – революционный он или эволюционный, об ожиданиях и о том, что по экономической и социальной корзинам предстоит еще большая работа и «есть шанс более или менее концептуализированные программы или идеи двигать».

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: