/img/tv1.svg
RU KZ
Кому хотят отдать застройку озера Малый Талдыколь

Кому хотят отдать застройку озера Малый Талдыколь

Одним из застройщиков участка по плану должна стать арабская девелоперская компания.

10:40 20 Август 2020 10177

Кому хотят отдать застройку озера Малый Талдыколь

Автор:

Карина Алимова

Осушать территорию озера Малый Талдыколь планируется за счет средств частных инвесторов, после чего на участке планируется построить жилье и социальные объекты, ответили в столичном акимате на запрос inbusiness.kz. Инвестора в местном исполнительном органе не назвали. Однако, по имеющимся в свободном доступе данным управления архитектуры, градостроительства и земельных отношений Нур-Султана, в районе водоемов этого озера также планируется возвести гостинично-ресторанный комплекс, застройщиком которого должна стать Ellington Group KAZ@ Ltd – дочерняя компания арабского девелопера из Дубая Ellington Properties Development LLC.

В новостных сводках эта компания засветилась в октябре 2019 года, когда заключила меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве с акиматом столицы. Документ был подписан в целях реализации инвестиционного проекта «Создание многофункционального туристского района в городе Нур-Султане».

Для реализации проекта на территории МФЦА была создана Ellington Group KAZ@ Ltd. Сообщалось, что стоимость проекта составит $1 млрд. Срок его реализации намечался на период с 2020 по 2027 год.

Источник: управление архитектуры, градостроительства и земельных отношений Нур-Султана

На вопрос inbusiness.kz о том, проводилась ли экспертиза по безопасности строительства жилых или общественных объектов на осушенном «лебедином озере», акимат внятно не ответил.

«Инженерные изыскания выполнены с целью сбора исходных данных для обоснования и разработки технологической схемы производства строительных работ по осушению территории для использования мелиорированных земель в градостроительстве столицы. Будет разрабатываться ПСД и проведена государственная экспертиза. По результатам и будет строительство. С учетом имеющихся на сегодняшний день технологий в строительстве сложности не видим», – следует из информации, предоставленной местным исполнительным органом.

Водно-болотный объект не имеет естественной связи с озером Талдыколь, не оказывает взаимного влияния посредством поверхностного притока и подземных вод, утверждают в акимате Нур-Султана. Но подтверждающих этому фактов не прилагают. О проведении гидрогеологических изысканий ни одного упоминания нет. Единственное, на что ссылается акимат, – это инициированное им исследование по осушению болотистых объектов на озере Малый Талдыколь в 2013 году.

«Научная работа проводилась ТОО «Научно-производственное предприятие «Биосфера» для разработки рабочего проекта по осушению данного участка. Согласно данной работе, осушение не окажет вредного воздействия на окружающую среду и не представляет опасности для здоровья населения», – резюмируют в акимате.

Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия сомневается в актуальности приведенного выше исследования.

«Мы ознакомились с результатами этих исследований. Но выводы, сделанные ТОО «Научно-производственное предприятие «Биосфера», считаем не вполне обоснованными. Мы планируем подготовить обзор на этот рабочий проект с привлечением национальных и зарубежных экспертов, так как уполномоченные органы часто ссылаются на результаты этой работы. При этом мы совершенно не согласны с формулировкой, что осушение водоемов не окажет вредного воздействия на окружающую среду: трудно назвать уничтожение природного водоема отсутствием воздействия. Отметим, что этот вывод сделан без каких-либо исследований флоры и фауны. В документе отсутствует анализ экосистем озер и биоразнообразия. А эти озера вовсе не «мертвые».

Можно ли в полной мере руководствоваться результатами исследований, проведенных в 2013 году? Ведь ситуация с озерами отличалась от нынешней. Результатами каких актуальных гидрогеологических, гидрохимических и экологических исследований управление (архитектуры, градостроительства и земотношений) руководствуется сейчас, когда принимает решение об осушении водоемов Малого Талдыколя?» – задается вопросом КАСБ.

В ассоциации не согласны с тем, что озера Малый Талдыколь и Талдыколь не имеют подземной связи.

«Данное утверждение считаем необоснованным. Да, озера искусственно фрагментированы (разделены на части) и не имеют поверхностного сообщения, но никто из уполномоченных органов не предоставил доказательства отсутствия подземного сообщения озер. Озера Большой Талдыколь, Ульмес и ныне группа озер Малый Талдыколь относятся к Талдыкольской системе озер и единому водному бассейну, а такие водоемы могут иметь подземную систему сообщения», – отмечают в КАСБ.

Стоит напомнить, ранее архитекторы и гидрогеологи заявили, что строительство на месте высушенных водоемов озера Малый Талдыколь в Нур-Султане может привести к подтоплению возведенных объектов, а впоследствии к разрушению зданий. Без проведения инженерно-изыскательных работ и занижения подземных вод застраивать территорию нельзя.

Кроме того, данный участок может представлять историко-культурную ценность, так как вблизи озер расположены родовые захоронения. Перед проведением любых строительных работ на этом месте необходимо проводить археологическую экспертизу. В социальной сети «Fading.TSE: Ретроспектива столицы» водоемы озера Малый Талдыколь называются неотъемлемой частью степного ландшафта Сарыарки и колыбелью жизни Акмолинского региона.

«Согласно историческим материалам, берега озер служили зимовками и даже местом рыбного промысла для казахских родов племени аргын: Төртауыл в 1840-е годы и Қуандық (Алтай, Қарпық, Бөрші) в первой половине XX века. Могилы на родовом кладбище аула Башан имеют как круглую форму (безымянные), так и именные надгробные плиты. Нанесенный на карту могильник Омар и развалины аула Башан с родовым зиратом – результат археологической разведки, проведенной на берегах Талдыколя в 30-50 годы XX века краеведом Л. Ф. Семёновым. У всех степных народов существует традиция возводить свои кладбища возле более древних захоронений (эпохи бронзы, раннего железа и средних веков). Наличие казахских зиратов на берегах Талдыколя свидетельствует о глубокой древности этих мест, их заселенности людьми, что позволяет говорить об исторической значимости данной группы степных озер. Однако в наше время полного обследования и археологических раскопок этой территории не производилось», – сообщают авторы публикации.

Источник: «Fading.TSE: Ретроспектива столицы»

Отметим, если водоемы Малого Талдыколя намерены ликвидировать, то озеро Большой Талдыколь планируют облагородить. Как ранее сообщало столичное управление архитектуры, градостроительства и земельных отношений, на побережьях природного объекта планируется создать рекреационную зону с городским природным парком. Примечательно, что одним из инициаторов реализации данного проекта выступала Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия. Одновременно КАСБ активно выступает против уничтожений Малого Талдыколя.

Напомним, на этой неделе история противостояния экологов и общественности с акиматом приняла новый оборот. Министр экологии, геологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев в своем аккаунте в Twitter выразил обеспокоенность по поводу намерения столичных властей ликвидировать водоемы, входящие в группу озера.

«Обсудили сегодня с акимом Нур-Султана вопрос по о. Малый Талдыколь. Наше ведомство обеспокоено тем, что осушение озера может привести к нарушению экосистемы. Договорились с руководством города дополнительно изучить этот вопрос с привлечением экспертов, экологов и ученых. Дальнейшее решение будет приниматься с учетом вышеназванных специалистов», – написал глава минэкологии.

Карина Алимова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Мост через Бухтарминское водохранилище построит компания из Атырау

В Усть-Каменогорске определили победителя госзакупок по «стройке века» за более 26,2 млрд тенге, но участники конкурса недовольны его итогами.

01 Октябрь 2020 08:00 12

В повторном открытом конкурсе по строительству мостового перехода через Бухтарминское водохранилище в конце сентября из пяти потенциальных победу одержало ТОО «Атырауинжстрой-АИС», юридический адрес которого находится в Атырау. Организатором конкурса выступило управление государственных закупок ВКО, заказчиком – областное управление пассажирского транспорта и автомобильных дорог. Сумма лота – свыше 26,2 млрд тенге без учета НДС. В открытом конкурсе, помимо победителя, участвовали пять компаний – ТОО «Servise СМУ», ТОО «ОблШыгысЖол» из Усть-Каменогорска, ТОО «Казстройподряд» и ТОО «Казахдорстрой» из Нур-Султана.

Мост за три года

Возвести мост планируется за три года, при этом на 2021 год, согласно информации с сайта goszakup.gov.kz, предполагается выделить более 442 млн тенге, на 2022 год – более 7,6 млрд тенге, а на третий год строительства – более 18 млрд тенге. Нормативный срок строительства – 39 месяцев. Также нельзя исключать, что проект будет скорректирован в сторону удорожания. Как ответил на запрос журналистов руководитель управления пассажирского транспорта и автодорог ВКО Нуржан Жумадилов, в соответствии с действующим законодательством, строительными нормами «корректировка проекта производится, если работы по проекту не начаты после истечения трехлетнего срока со дня получения положительной государственной экспертизы». Он же уточнил, что положительное заключение РГП «Госэкпертиза» на этот проект было получено еще 8 декабря 2017 года.

Статус «на обжаловании»

Тем не менее на сайте goszakup.gov.kz указано, что конкурс находится на обжаловании. Здесь же можно найти жалобы в департамент внутреннего государственного аудита (ДВГА) по ВКО, которые подали как сам победитель – ТОО «Атырауинжстрой-АИС», так и один из проигравших конкурс – ТОО «Servise СМУ». Последняя компания в жалобе от 24 сентября 2020 года уверяет, что в конкурсной ТОО «Атырауинжстрой-АИС» отсутствует лицензируемый подвид деятельности, а именно подводно-технические работы и работы на морском шлейфе, магистральных линиях электропередач с напряжением до 35 кВ, до 100 кВ и выше. По данным ТОО «Servise СМУ», указанным в жалобе в ДВГА по ВКО, привлеченный победителем конкурса субподрядчик также не подтвердил свою квалификацию. На этом основании заявитель просит пересмотреть протокол об итогах конкурса. В своем ответном обращении в департамент государственного внутреннего аудита директор ТОО «Атырауинжстрой-АИС» Анатолий Быков отмечает, что доводы ТОО «Servise СМУ» противоречат условиям конкурса, и конкурсная комиссия обоснованно допустила его предприятие к участию в конкурсе. Тем не менее в своей апелляции в ДВГА по ВКО он просит пересмотреть результаты конкурса и внести изменения в протокол итогов комиссии от 23 сентября 2020 года. Анатолий Быков настаивает, что не был засчитан опыт работы его предприятия для учета условной скидки. По его данным, ТОО «Атырауинжстрой-АИС» не засчитали объекты строительства, соответствующие предмету закупки по квалификационным требованиям. Он отмечает, что его предприятие в 2015 году возводило пешеходный переход через железнодорожные пути в селе Сагиз, а также в 2018 году строило мост через реку Урал в селе Махамбет. Оба объекта относились к первому уровню ответственности. Ответа из ДВГА ВКО на обе жалобы пока не поступило.

Долгожданный мост

Интересно то, что первый конкурс на строительство мостового перехода через Бухтарминское водохранилище с предварительным квалификационным отбором был проведен в период с 17 июля, когда состоялось вскрытие конвертов, по 7 августа, когда подвели итоги. 

Тогда квалификационными требованиями было установлено наличие опыта не менее трех лет по строительству мостов первого повышенного уровня ответственности. На тот конкурс заявки подали две компании – ТОО Bazis Construction и ТОО «Казахдорстрой». Однако он не состоялся – заявки обоих потенциальных поставщиков, как следует из протокола итогов конкурса от 7 августа 2020 года, были отклонены из-за несоответствия квалификационным требованиям.

«Признать государственную закупку «Строительство мостового перехода через Бухтарминское водохранилище в Курчумском районе ВКО» по лоту № 33011637-КПКО1 несостоявшейся в связи с тем, что к участию в конкурсе не допущен ни один потенциальный поставщик», – отмечено в протоколе об итогах.

В квалификационных требованиях при проведении повторного конкурса уже не требовалось наличие опыта работы в строительстве мостов первого повышенного уровня ответственности. То есть выиграть конкурс могла любая компания без опыта работы с такими сложными мостовыми сооружениями, имея лицензию на строительно-монтажные работы (СМР) первой категории. Такое странное смягчение условий участия в конкурсе, которое вызвало вопросы у журналистов, в управлении транспорта и автомобильных дорог ВКО тоже объяснили. По информации Нуржана Жумадилова, в статью 9 Закона «О государственных закупках» внесены изменения, которые регламентируют квалификационные требования к потенциальному поставщику. Потенциальный поставщик должен иметь опыт работы, за исключением случаев, когда предметом госзакупок признается наличие лицензии и (или) разрешения у потенциального поставщика. На этом основании, по данным г-на Жумадилова, и были внесены изменения в конкурсную документацию относительно требуемого опыта работы.

Длина автомобильного металлического моста через Бухтарминское водохранилище составит 1316 метров. Это, как ранее отмечал Нуржан Жумадилов, очень важное инженерное сооружение, которое поможет улучшить сообщение между районами области.

Ольга Ушакова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

«Сегодня стоит задача – достроить начатые жилые комплексы»

К дефициту рабочих, удорожанию материалов, снижению спроса привел строительную отрасль коронакризис.

28 Сентябрь 2020 09:09 6428

О ситуации в строительном секторе и мерах, которые могут реанимировать отрасль, в интервью inbusiness.kz рассказал заместитель председателя Союза строителей Казахстана Серикжан Мергенбаев.

Наблюдается ли спад спроса населения к первичному жилью в условиях пандемии?

Спрос падает, но и предложение падает. Мы можем констатировать, что за свои деньги ни один застройщик не начал строить жилье, новые сваи сегодня не забиваются. Если какие-то строительные работы и начинаются, то это большая часть на объектах с государственным заказом. Строительная отрасль выживает за счет размещения госзаказа.

Все же определенный спрос у населения есть на первичное жилье, в том числе отложенный. Есть люди, которые не могут определиться с инвестициями и боятся держать их в деньгах. Часть людей накопленные средства все-таки вкладывают в недвижимость. В основном это касается строящихся объектов, к которым у населения имеется доверие.

Но застройщики сталкиваются с давлением на себестоимость. В стране наблюдается рост цен на многие категории товаров – от продуктов питания до строительных материалов. Подорожали и строительные работы. Сейчас мы проводим встречи со стройкомпаниями из регионов. Они говорят, что испытывают трудности с кадрами. Неквалифицированная рабочая сила, которая была высвобождена в период карантина, не возвращается. Сейчас началась пора сбора урожая, и большая часть работников сейчас задействована на полях. Соответственно, они повышают стоимость своих услуг.

Привлечь дешевую рабочую силу из близлежащих государств нет возможности, границы закрыты. А в Алматинской, Жамбылской и Туркестанской областях к строительству обычно привлекались рабочие из Узбекистана и Кыргызстана. То есть существует дефицит рабочей силы. Нам приходится поднимать зарплаты, соответственно, себестоимость начинает дорожать.

То есть речи о сокращении штатов не идет?

Есть дефицит, и есть сокращения. Дефицит отрасль испытывает в неквалифицированных рабочих людях. После режима ЧП мы не можем их вернуть. Что касается административного персонала, то здесь пришлось людей сократить на 20%. Возможно, сейчас идет восстановление предыдущих показателей.

Насколько помогла дорожная карта занятости?

По дорожной карте занятости в режиме специального порядка в госзакупках было охвачено много проектов, но не все исполняются. То есть заключаются дополнительные соглашения о приеме на работу сотрудников через центры занятости. Однако люди, зарегистрированные в качестве безработных, не особо рвутся работать на стройку. То есть безработица растет, но и желающих работать не много. Например, у одного подрядчика есть обязательство, что он 300 человек должен принять на работу, а к нему только 100 человек устроилось. Остальные отказываются работать.

Насколько изменилась себестоимость строительства жилья?

В марте, когда только пандемия началась, мы проводили опрос, и уже тогда отмечался рост цен на строительные материалы от 5% до 15% в зависимости от категории. Причем подорожали не только импорт, но и продукция отечественных производителей, потому что казахстанским предприятиям необходимо компенсировать свои убытки или их сырье является импортным.

И мы должны понимать, если в целом рынок движется в сторону увеличения цен, то не может отдельный игрок их удерживать.

В среднем с учетом роста цен на рабочую силу и строительные материалы себестоимость квадратного метра увеличилась на 15-20%.

В части реальной картины в отрасли. Глава государства в своем послании поднял вопросы статистики. Официальные данные говорят о том, что строительная отрасль, несмотря на пандемию, выросла на 6%, но, когда мы опрашиваем застройщиков, картина абсолютно другая. На примере одной компании я могу сказать, что контрактов они заключили больше, но в конечном итоге по объемам выполненных работ в сравнении с аналогичным периодом прошлого года мы наблюдаем спад на 30%.

Как на ценах в сегменте первичного жилья отразятся снижение спроса и одновременный рост цен на строительные материалы?

Перед застройщиками стоит непростая задача по удержанию цен на жилье. Если мы будем повышать стоимость квадратных метров, то мы отпугнем и так слабый спрос. Но при этом мы теряем в части прибыли. Наша маржинальность практически свелась к нулю.

Планируют ли застройщики в таких условиях строительство новых объектов?

Сейчас стоит задача достроить существующие проекты, а ситуация с новыми проектами оставляет желать лучшего. Сейчас уже имеют место быть ситуации, когда стройкомпании самостоятельно начатые объекты достраивают по государственному заказу.

При этом государство ставит очень амбициозную цель – ввести в эксплуатацию 15 млн кв. метров. В этом году, возможно, этот показатель будет введен, так как строительство объектов уже началось и их нужно завершить. Что нас ждет в следующем году – неизвестно. Можно говорить, что с новым строительством возникнут проблемы.

«5-10-20» оживит спрос на жилье?

Данная программа окажет положительное влияние, но в ней не стыкуется предельная стоимость жилья. Время, когда люди покупали однокомнатные квартиры, уже проходит. Они предпочитают приобретать в ипотеку двух-трехкомнатные квартиры с заделом на будущее. И это логично. Зачем брать в ипотеку на 20 лет однокомнатную квартиру?

Мы надеемся, что открытие доступа к части средств из ЕНПФ также даст результат, что это будет способствовать стимулированию спроса.

Какие меры поддержки помогут разогреть строительную отрасль?

В сегменте строительства жилья нам необходимо субсидирование проведения инженерных сетей. Это позволит снизить себестоимость квадратного метра. Также мы предлагаем для молодых семей и социально уязвимых слоев населения ввести нулевую и даже регрессивную (отрицательную) ставку по ипотечным кредитам. Что даст колоссальный эффект, то есть через налоги будут возвращены те средства, которые будут направлены для субсидирования процентной ставки – БВУ. И здесь не нужно думать о прибыльности, например, ЖССБ, потому что можно обеспечить мультипликативный эффект за счет регрессивной ставки. Другими словами, мы говорим о рассрочке. С помощью этого инструмента каждый вложенный тенге может принести четыре-пять тенге в виде налогов. И самое главное, это деньги не в один конец, это возвратные средства.

У нас есть льготные ипотечные программы, но от них маленькая отдача. Если мы возьмем программу «7-20-25», то в ней максимальная стоимость жилья ограничивается до 25 млн тенге. Сегодня в эту цифру уложиться сложно, особенно в Нур-Султане и Алматы. Имеется необходимость повысить этот порог. Такой потолок в программе ввели для того, чтобы ежемесячный платеж заемщикам был по силам. Чтобы он стал рабочим и среднестатистическая семья смогла оплачивать его, надо снижать ставки по ипотеке.

Предложенные меры по отрицательной ставке ипотеки должны касаться только госжилья и только тех лиц, которые нуждаются. Впоследствии если эффект будет хороший, то можно масштабировать ее для всего населения.

У нас каждый третий брак распадается в том числе из-за бытовой неустроенности. Поэтому льготы должны быть предусмотрены для новых семей без привязки к возрасту. Если это первый брак для одного из супругов, то можно им дать возможность улучшить жилищные условия.

Ранее Союз строителей Казахстана заявлял о монополизации строительного рынка. Какие факты об этом свидетельствуют?

Союз строителей Казахстана провел анализ государственных заказов по строительно-монтажным работам. Мы обратили внимание, что 831 контракт был заключен с 22 компаниями на сумму 971 млрд тенге. Это данные по состоянию на 14 июля текущего года. То есть это говорит о том, что идет монополизация рынка. Речь идет, в том числе, о программе «Дорожная карта занятости».

Стоит напомнить, что глава государства поручил создать агентство по борьбе с монополией и защите конкуренции. И в рамках этого мы поднимаем вопрос того, чтобы госзакупки проходили специальным порядком до конца года.

Мы не говорим, что все госзаказы забирает компания BI Group. Но на рынке долевого строительства эта компания доминирует. Такая ситуация складывается в силу того, что в Законе «О долевом участии в жилищном строительстве» прописано ограничение, которое предусматривает, что привлекать средства дольщиков могут застройщики, которые имеют за плечами 18 тыс. квадратных метров. Это стало барьером для многих компаний, которые могут строить не менее качественное жилье.

Союз Строителей Казахстана активизировал работу по защите конкуренции и добросовестности. Мы также выступаем против публикации черных списков застройщиков, которые нужно рассматривать в плоскости соблюдения защиты конкуренции. Население сейчас в период неопределенности и кризиса взбудоражено. Люди не знают, куда вкладываться. И эти черные списки только усиливают напряжение в целом на рынке строительства.

Но в долевом строительстве много рисков мошенничества и того, что объект могут не достроить…

В Казахстане действует Закон «О долевом участии в жилищном строительстве», согласного которому с 2016 года строительные компании могут вести долевое строительство тремя способами. То есть при соблюдении законодательства застройщики имеют право привлекать деньги дольщиков. Здесь надо работать с населением и разъяснять права. Если вы решили вкладываться на определенном этапе строительства, то вы должны у застройщика спросить – есть ли у него разрешение на привлечение средств дольщиков. Если застройщик продает в обход законодательства, то нужно отдавать себе отчет, что здесь есть риск.

О разрозненности игроков отрасли говорится уже давно. Проводится ли какая-то работа по выработке единой позиции касательно вопросов развития стройсектора?

Да, в настоящий момент реализуется программа по подготовке отраслевых менеджеров по управлению изменениями по инициативе фонда «Академия Елбасы» и канцелярии премьер-министра. Цель программы – привлечь экспертов с высоким уровнем багажа компетенций и экспертностью для решения государственных задач без привлечения на государственную службу. Я был отобран в качестве лидера команды по отрасли «Строительство».

По итогам заседаний данного проекта мы определили вопросы, которые требуют решения. Во-первых, необходимо менять подходы к планированию и проектированию. Во-вторых, сейчас много говорится о новых технологиях, и в стройсекторе этот вопрос назрел. В отрасли имеется большой потенциал для экспорта инженерных услуг. Сегодня их стоимость в Казахстане в четыре-шесть раз дешевле, чем на рынках стран ОЭСР. BIM-технологии дают возможность проектировать в удаленном режиме. Для этого нам необходимо внедрять международные стандарты строительства.

И третье направление касается эффективного исполнения бюджета при строительстве инвестиционных проектов. Необходимо уходить от погони за освоением бюджетных средств. В международной практике поощряется, когда компания построила в срок и показала экономию. У нас важнее вовремя освоить выделенную сумму. И здесь уже формируются коррупционные риски. Также мы предлагаем регистрировать конфликт интересов, чтобы на проекте не складывалась порочная практика для коррупции.

Карина Алимова


Подпишитесь на наш канал Telegram!