/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 435,86 Brent 36,55
Коррупция, «лжедмитрии» и ДГД

Коррупция, «лжедмитрии» и ДГД

Налоговики Карагандинской области обиделись на предпринимателей и подали на них в суд.

13:29 24 Январь 2019 3777

Коррупция, «лжедмитрии» и ДГД

Автор:

Олег И. Гусев

В Специализированном межрайонном экономическом суде (СМЭС) региона рассматривается исковое заявление Департамента государственных доходов (ДГД) о защите чести, достоинства и деловой репутации к комитету строительства при региональном совете НПП «Атамекен» (Толеген Ашимов) и Ассоциации застройщиков региона (Найля Каирбекова).

По мнению истца, первый предприниматель на заседании совета высказал мнение о существовании некой коррупционной схемы в сфере строительства, а вторая заявила о том, что предприниматели вынуждены платить откаты налоговикам.

Споры в отношениях «предприниматель – ДГД», в которые затем еще вступают и судебные органы, стары как мир. Причем, как правило, крайним в них зачастую остается тот, кто старается вести свои дела в законном русле.

Смута

Кстати, эту тему еще до предъявления иска ДГД к нему Толеген Ашимов поднимал во время ноябрьского визита в Караганду председателя Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции (АДГСПК) Алика Шпекбаева, причем отметил, что суд всегда выступает на стороне ДГД:

«Сейчас подход какой: контрагент – поставщик поставщика оказался замешан в нехороших делах. Причем он не имеет недвижимости, оборудования, без оборотных средств и так далее. А налоговые органы пытаются возместить с того, у кого есть и оборотка, и недвижимость. Добросовестные предприниматели пытаются отбиваться, но суды всегда на стороне налоговой инспекции. Просьба изменить эту практику, чтобы суды не были филиалами налоговой инспекции».

Алик Шпекбаев в своем ответе отметил тогда, что суд – независимая ветвь власти, и он бы не сказал, что эта ветвь является филиалом налоговой.

Свое мнение в отношении судебного процесса против членов регионального совета Палаты предпринимателей Карагандинской области озвучил заместитель директора регионального филиала Геннадий Жмук. Правда, говорил он больше о корне проблемы:

«Хотел бы обратить внимание и на то, что от наказания уходят те лица, на которые были зарегистрированы лжепредприятия, а также директора, выписывавшие фиктивные счета-фактуры. Более того, если в действительности был сговор, то обе стороны практически ничего не теряют: одних освобождают от уголовной ответственности, другие – контрагенты – просто банкротятся. Это порождает у них чувство безнаказанности. Страдают только те, кто действительно получил товар, услуги от таких предприятий, те, кто стал заложником такого рода рынка услуг. Он действительно существует…

А в настоящее время создается впечатление, что главная задача наших налоговиков и судов – доначислить налоги контрагентам. Это подрывает доверие предпринимателей к государственным органам и, самое главное, к судам. Судебная власть должна быть «над схваткой», строго соблюдая дух и букву закона».

Телепортация

Очень показательна в плане взаимоотношений «бизнес – фискалы – суд» история мытарств ТОО «Казтрансметалл», которое принимало активное участие в строительстве Astana EXPO 2017, поставляя в столицу железобетонные изделия широкого профиля.

С сентября 2016 г. по март 2017 г. проводилась комплексная налоговая проверка деятельности указанного предприятия. Особый интерес у проверяющих вызвал вывоз готовой продукции из п. Актас в г. Астану.

«Налоговики признали факты изготовления железобетонных изделий, отгрузки и доставки их в столицу автотранспортом. Но при этом утверждали, что указанные в документах три предприятия-перевозчика продукцию иногда (?) не перевозили. Причем факт доставки изделий признается многочисленными получателями в Астане и подтверждается актами приемки. Таким образом, перевезенная в Астану и полученная нашими заказчиками продукция оказалась «не перевезенной», а телепортированной. А раз так, то ТОО «Казтрансметалл» должно вернуть в бюджет более 50 миллионов тенге. Мы обратились в СМЭС Карагандинской области, и по факту 12 судебных заседаний, проигнорировав заключение судебной бухгалтерско-экономической экспертизы, суд принял решение, что перевозок не было и мы должны», – рассказывает директор предприятия Кирилл Саверский.

Но в таком случае, раз перевозок не было, ТОО «Казтрансметалл» подает в суд на троих перевозчиков с требованием вернуть деньги «на родину». Вердикт Фемиды опровергал предыдущее решение суда по спору с фискалами: деньги не возвращать, потому как перевозки указанными компаниями осуществлены были.

Сложив прямо противоречащие друг другу акты судов Карагандинской области, налогоплательщик обратился в Верховный суд. И тот признал логичность утверждения ТОО «Казтрансметалл» о том, что двух взаимоисключающих фактов быть не может: перевозки этими компаниями либо были, либо нет. В связи с этим постановление апелляционной коллегии Карагандинского областного суда о взыскании с предприятия 50 млн тенге было отменено, и дело вернули на пересмотр.

А дальше случилось чудо.

«Апелляционная коллегия, проведя восемь судебных заседаний, в очередной раз «защитила» налоговый орган, упорно указывая, что перевозок (в споре с фискалами) не было. Теперь у меня на руках вновь два комплекта прямо взаимоисключающих постановления судов: в споре с фискалами – перевозок не было, в споре с перевозчиками – перевозки были», – разводит руками директор «Казтрансметалла» Кирилл Саверский.

Зри в корень

Но вернемся к защите чести и достоинства ДГД Карагандинской области.

«Твердое убеждение бизнес-сообщества заключается в том, что гражданский суд не должен превращаться ни в уголовный, ни в административный суд. Тем более он не должен быть инструментом по взысканию налогов, а при рассмотрении подобного рода дел необходимо руководствоваться только гражданским и гражданско-процессуальным законодательством РК.

Думаю, что не следовало бы ДГД так уж сильно «обижаться» на предпринимателей, а следовало бы просто объективно, что называется, «без сердца», разобраться в сложившейся ситуации и составить конструктивный диалог. Проблема-то действительно есть, и от нее не отмахнуться и не спрятаться за иском», – говорит заместитель директора регионального филиала НПП «Атамекен» Геннадий Жмук.

Олег И. Гусев

«Повышение налоговых ставок НДС и КПН – непопулярная мера»

К 1 августа рабочая группа МНЭ должна была представить предложения по повышению доходов бюджета.

03 Август 2020 15:55 3171

«Повышение налоговых ставок НДС и КПН – непопулярная мера»

К 1 августа 2020 года рабочая группа миннацэкономики должна была представить предложения по повышению доходов бюджета и совершенствованию Налогового кодекса. В числе обсуждаемых мер было снижение порога для постановки на учет в качестве плательщика НДС с 30 000 МРП (79 530 000 тенге) до 20 000 МРП (53 020 000 тенге), повышение ставки НДС с 2022 года с 12% до 16%, повышение ставки КПН с 20% до 24% и изменение механизма переноса убытков. Как посчитали в МНЭ, увеличение НДС принесет в бюджет 1,091 трлн тенге дополнительных доходов, повышение КПН, по мнению разработчиков, предположительно принесет в бюджет дополнительно 530 млрд тенге.

Данные предложения по повышению НДС и КПН вызвали массу споров среди бизнесменов и экспертного сообщества. Как ранее отметил бизнес-омбудсмен Рустам Журсунов, повышение ставки НДС – это фантазии определенных должностных лиц, которые не основаны на счете.

«Если мы говорим о налогах, то в первую очередь мы говорим о том, что необходим счет. Этого счета нет. Будет счет – будем рассматривать эти предложения», – подчеркнул уполномоченный по защите прав предпринимателей.

Как отметил в комментарии inbusiness.kz финансист Мурат Темирханов, в части повышения отдельных ставок налога, в том числе НДС и КПН, в нынешних условиях это довольно болезненный вопрос для бизнеса.

«С точки зрения контрциклической фискальной политики в кризис поднимать налоги категорически неправильно», – резюмировал эксперт.

Согласно данным Налогового комитета РК за 2018 год, почти 19 тысяч предпринимателей достигли порога по НДС (72 млн тенге) оборота в год, но не превысили его, то есть не встали на учет по НДС. Как полагают эксперты, снижение порога НДС повлечет за собой закрытие предприятий или их уход в тень, приведет к росту безработицы и снижению поступлений в бюджет. Немаловажным является тот факт, что компании, вставшие на учет по НДС, будут вынуждены повысить цены на товары и услуги на 12%, что в итоге скажется на конечных потребителях.

По мнению экономиста Олжаса Тулеуова, в условиях коронакризиса, который, вероятнее всего, не закончится вместе с завершением 2020 года, рост налоговых ставок усилит давление на экономических агентов – как фирм, так и домохозяйств.

«Так, любое повышение налоговых ставок фирмы, которые и без того терпят убытки, а некоторые и вовсе находятся на грани банкротства, будут перекладывать на увеличение конечных цен. Другими словами, это создаст дополнительное основание для роста инфляции, что еще сильнее ударит по количественному и качественному уровню потребления населения, а значит, и их благосостоянию», – отметил эксперт.

Также, по его мнению, когда сокращается налогооблагаемая база и компаниям просто не из чего платить еще больше налогов, повышение налоговых ставок может привести к обратному – еще более значимому снижению объема их сборов. Экономические агенты будут вынуждены все больше уходить в тень, прекращать свою деятельность или же просто укрывать доходы, констатировал экономист.

По данным Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», с начала введения чрезвычайного положения в Нацпалату поступило более 40 тысяч обращений, а также НПП провела опрос свыше 85 тысяч субъектов бизнеса. Предприниматели в ходе последнего опроса с июня по июль текущего года отмечают сокращение численности штата на 15%; направлены в отпуск без сохранения заработной платы 19% штата. 23% опрошенных предпринимателей отметили, что не имеют средств для обслуживания своих займов, 20% респондентов указывают на отсутствие средств по уплате налогов.

В качестве ключевых проблем 15% предпринимателей называют сокращение спроса и клиентуры, 12% – запреты и ограничения на работу. 12% предпринимателей отмечают высокую вероятность закрытия бизнеса и сокращения работников. Наибольшие опасения у бизнеса в сфере развлечения и отдыха (26%), общественного питания (24%), туризма (22%), образования (20%).

По данным исполнительного секретаря НПП Нурлана Сакуова, потери доходов республиканского бюджета на 2020 год оцениваются в 1,7 трлн тенге, а это порядка 14% от общего объема республиканского бюджета на текущий год. При этом, по его словам, снижение налоговых поступлений в этом году ожидается на 21% от первоначального утвержденного плана налоговых поступлений в РБ. Однако в текущей экономической ситуации предложения по повышению налоговых ставок крайне непопулярная мера, особенно на фоне неэффективных расходов бюджетных средств, которые каждый раз выявляют проверяющие органы.

«Мы не видим смысла говорить об увеличении каких-либо налогов, когда бизнес находится в тяжелой экономической ситуации. Это только ухудшит и без того непростую социально-экономическую ситуацию. Тем более неопределенность относительно продолжительности пандемии и ограничительных мер продолжает негативно влиять на скорость восстановления экономики и инвестиционную активность в стране», – подчеркнул спикер.

Майра Медеубаева


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Казахстан выиграл многомилионный арбитражный процесс против канадской компании Gold Pool

Арбитражный трибунал подтверждает, что Казахстан не связан Советским соглашением.

03 Август 2020 08:45 980

Казахстан выиграл многомилионный арбитражный процесс против канадской компании Gold Pool

30 июля 2020 года международный Арбитражный трибунал вынес единогласное решение о неподсудности и прекращении арбитражного дела, инициированного в 2016 году канадской компанией Gold Pool JV Ltd. против Республики Казахстан относительно договора о доверительном управлении предприятием АО «Казахалтын».

Сумма исковых требований составила 917 млн долларов США.

В марте 1996 года компания «Голд Пул» получила в управление АО «Казахалтын» с целью погасить долги предприятия, восстановить и модернизировать производство, создать благоприятную финансовую обстановку и эффективную рыночную стратегию. «Голд Пул» не справилась со своими обязательствами по контракту. Неуклонно росла задолженность перед сотрудниками градообразующих объектов предприятия по не выплачиваемой продолжительное время заработной плате. Не была отлажена работа золотодобывающих рудников (Аксу, Жолымбет и Бестобе), которые в основном бездействовали. Шахты на других золоторудных месторождениях предприятия были заброшены и затоплены. На предприятии не проводились обновления производственных мощностей и необходимые геологоразведочные работы, не были налажена переработка руды и производство золота. Росли долги предприятия перед рабочими и подрядными организациями. Управляющая компания показала свою финансовую несостоятельность и практически обанкротилась. В результате провальной работы рабочие поселки не был подготовлены к отопительному сезону и страдало их население.

После многократных замечаний, предупреждений и предоставления времени для исправления недостатков в августе 1997 года контракт с управляющей компанией был расторгнут ввиду указанных систематических нарушений.

Хотя компания «Голд Пул» вскоре подала иск против правительственных органов в международный коммерческий арбитраж по договору об управлении, затем она не предприняла никаких процессуальных шагов. Тем самым она прекратила настаивать на своих требованиях в рамках юридической процедуры. В соответствии с применимым к договору казахстанским законодательством срок давности по иску истек в 2000 году.

Несмотря на это, спустя 17 лет после указанных выше событий, в феврале 2014 года, истец, взяв за основу Советско-канадское соглашение о поощрении и взаимной защите капиталовложений от 1989 года, якобы применимое к Республике Казахстан, направил уведомление о споре. В марте 2016 года истец инициировал арбитражное разбирательство.

Практически каждый арбитражный процесс включает рассмотрение вопросов о юрисдикции, существе спора и оценке суммы иска. Каждое из этих направлений требует тщательной подготовки и сбора материалов. Так, с 2014 года министерством юстиции и привлеченным консультантом правительства Республики Казахстан велась работа по сбору доказательственной базы в предстоящем разбирательстве.

Ввиду того, что истцом было заявлено о применимости к республике Советско-канадского соглашения 1989 года, по которому республика не считает себя связанной обязательствами, то при формировании арбитражных возражений республики был проведен обширный фронт работы. Проанализированы межгосударственные соглашения, найдены и скрупулезно изучены архивные документы различной давности, начиная с момента обретения страной независимости, а также дипломатические ноты, заявления на межправительственном уровне, корреспонденция и записи государственных органов и должностных лиц. Это помогло восстановить картину развития взаимоотношений с Канадой на протяжении десятилетий, что способствовало укреплению позиции государства об отсутствии какого-либо правопреемства республики по Советско-канадскому соглашению.

Также была проанализирована законодательная база 1990-х годов, которая претерпела существенные изменения на момент подачи арбитражного иска. Помимо прочего, велась работа по поиску и привлечению свидетелей. Их показания укрепили видение об отсутствии правопреемства страны по соглашению-1989, отсутствии нарушения положений договора об управлении со стороны правительства и сыграли важную роль в арбитражном разбирательстве.

Ввиду давности событий и передачи материалов в архивы страны была организована уникальная в своем роде работа по поиску и анализу документов. Сотрудниками министерства юстиции и консультантом изучены фонды архивов Акмолинской области (городов Кокшетау и Степногорска), Национального архива Республики Казахстан, архива президента Республики Казахстан, архивов городов Алматы и Нур-Султана, а также были изучены материалы ведомственных архивов государственных органов. В итоге были рассмотрены десятки тысяч документов.

В то же время истец, возбудивший данное арбитражное разбирательство спустя 17 лет после событий и потребовавший компенсацию почти в миллиард долларов с учетом возросшей за это время цены на золото, упорно искажал события многолетней давности и агрессивно предъявлял надуманные претензии, идущие вразрез с фактами и документами, которые изначально пытался скрывать.

Следует также отметить, что органами Канады в арбитраж были представлены документы, содержание которых было заретушировано настолько, что их невозможно было читать. Все это осложнило работу по защите позиций республики, но министерству и консультанту удалось получить необходимые доказательства и добиться правды.

Слушания по делу прошли в июне 2019 года в г. Париже (Франция).

В результате арбитражный трибунал пришел к выводу, что Республика Казахстан не была связана Советско-канадским соглашением о поощрении и взаимной защите капиталовложений от 1989 года. Трибунал отклонил аргумент истца о том, что Казахстан и Канада достигли «молчаливого согласия» (tacit agreement) о правопреемстве республики по данному Соглашению. Заключение трибунала опирается, в частности, на новые доказательства и отличается от того, которое ранее сделал другой трибунал в арбитражном деле, инициированном от имени World Wide Minerals Ltd. и Пола Кэрролла.

Трибунал обязал истца возместить республике все расходы, понесенные ею в арбитраже.

«Иск «Голд Пул» – это очередная попытка так называемых «инвесторов» заработать на арбитраже, основанная на сомнительных фактах. Решение арбитражного трибунала является подтверждением того, что в Казахстане формируется современная правовая система, способная противостоять таким агрессивным действиям. У Казахстана есть необходимые ресурсы и команда надежных иностранных консультантов, кроме того, суды и государственные органы накапливают необходимый опыт. Это все обеспечивает эффективную защиту по арбитражным процессам», – прокомментировал данное решение Марат Бекетаев, министр юстиции Республики Казахстан.

Интересы Республики Казахстан по данному делу представляло министерство юстиции РК совместно с международной юридической фирмой Curtis, Mallet-Prevost, Colt & Mosle LLP.


Подпишитесь на наш канал Telegram!