DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 293,95 Brent 36,55
Миллиардные убытки «сгенерировали» QAZAQ AIR новые самолеты

Миллиардные убытки «сгенерировали» QAZAQ AIR новые самолеты

На заемные средства авиакомпания приобрела три борта.

04 Ноябрь 2019 11:23 4670

Миллиардные убытки «сгенерировали» QAZAQ AIR новые самолеты

Автор:

Майра Медеубаева

Фото: Максим Морозов

Авиакомпания QAZAQ AIR заключила договор купли-продажи в отношении трех воздушных судов модели Bombardier Q400 с серийными номерами завода-изготовителя 4494, 4497 и 4502 с Chorus Aviation Capital Limited и Falcon Aviation Services LLC, сообщается на сайте центрального депозитария. Стоимость имущества составила 19,4 млрд тенге. Для покупки данных бортов единственный акционер – АО «Самрук-Қазына» увеличило обязательства перевозчика на общую сумму 21 млрд тенге. Отметим, данные самолеты находились в операционном лизинге авиакомпании с марта 2017 года.

Напомним, авиакомпанию создали в апреле 2015 года. С тех пор год от года перевозчик генерирует сплошные убытки. Так, в первый год работы компания зафиксировала убыток на сумму 1,1 млрд тенге, следует из аудированной отчетности, по итогам 2016 года чистый убыток компании взлетел до 9,1 млрд тенге, в 2017 году он снизился до 7,9 млрд тенге.

За 2018 год компания понесла чистый убыток в размере 6,9 млрд тенге, что привело к накопленным убыткам в размере 4,3 млрд тенге, и ее текущие обязательства превысили текущие активы на 1,8 млрд тенге.

Примечателен характер кредитных взаимоотношений с единственным акционером – АО ФНБ «Самрук-Казына». Так, в 2015 году QAZAQ AIR получила беспроцентную финансовую помощь в размере 4,7 млрд тенге для пополнения оборотного капитала от фонда со сроком погашения в июне 2016 года. В марте 2017 года «дочка» подписала с материнской компанией договор займа, предусматривающий преобразование первоначальной беспроцентной финансовой помощи в размере 13,3 млрд тенге в кредитную линию со ставкой вознаграждения 5,5% годовых и сроком погашения 31 декабря 2017 года. В марте 2017 года подписан дополнительный договор займа с материнской компанией на сумму 6,5 млрд тенге со ставкой вознаграждения 5,5% годовых и сроком погашения 31 декабря 2017 года. В октябре 2017 года подписано дополнительное соглашение к вышеуказанным договорам займа, которое предусматривало изменение ставки вознаграждения с 5,5% до 0,01% годовых c 1 января 2017 года. В декабре 2017 года срок погашения кредитных линий был дополнительно продлен до 31 декабря 2018 года. В декабре 2018 года срок погашения кредитных линий был продлен до 31 декабря 2030 года.

Отметим, несмотря на миллиардные убытки и туманные перспективы выхода на прибыль, материнская организация – АО «Самрук-Казына» не планирует сворачивать деятельность своей «дочки». Напротив, в отчетности за 2018 год говорится, что «для продолжения развития деятельности необходимы вклады в виде дополнительного капитала или займов от материнской компании, поскольку, согласно оценке руководства плана развития, компания не будет генерировать положительные результаты от своей операционной деятельности в течение ближайших трех лет».

Майра Медеубаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«Бек Эйр» в суде: не виноваты мы

Авиакатастрофа, в которой погибли 12 человек, дала старт массовому иску. «Бек Эйр» своей вины не признает.

14 Май 2020 09:06 2077

«Бек Эйр» в суде: не виноваты мы

Фото: Максим Морозов

Процесс интересный. Иск против «Бек Эйр» рассматривается в Турксибском районном суде Алматы. Претензии на 37 млн тенге к авиаперевозчику предъявил комитет по защите прав потребителей. В коллективном иске интересы 560 человек.

Что было после катастрофы

Сразу же после авиакатастрофы, 27 декабря 2019 года, авиационная администрация приостановила сертификаты эксплуатанта и летной годности до выяснения обстоятельств. Полеты «Бек Эйр» прекратились. Пассажиры остались с билетами на руках и без перспективы куда-либо улететь на самолетах этой авиакомпании. Тогда людям объявили, что они могут вернуть деньги за билеты либо улететь на других рейсах.

«Даже в случае отзыва индивидуального идентификатора, кода Z9, это не должно повлиять на работу по возврату купленных авиабилетов на отмененные рейсы», – говорили тогда в МИИР.

Однако ситуация разворачивалась по другому сценарию. В самой авиакомпании считали, что приостановление их деятельности является незаконным, и рассчитывали, что будут снова летать. В «Бек Эйр» были уверены, что когда им разрешат полеты, тогда они смогут вернуть деньги за билеты либо перебронировать на другие даты. В службе поддержки авиакомпании пассажиров так и информировали: «Денег на возврат билетов нет, ждем возобновления рейсов».

Но, когда опубликовали результаты расследования, стало понятно: летать «Бек Эйр» уже не будет. Проверка Авиационной администрации Казахстана и компании Rolls Royce (производителя двигателей Fokker-100) выявила ряд очень серьезных нарушений требований безопасности.

Позиция «Бек Эйр»

Теперь пассажиры пытаются вернуть деньги через суд, но «Бек Эйр» не признает исковые требования комитета по защите прав потребителей МТИ РК. Позиция авиакомпании такова: выполнить обязательства перед клиентами они были готовы, но по распоряжению правительства не смогли этого сделать.

Вот практически дословный диалог между судьей и представителем «Бек Эйр»:

Судья: Исковые требования вы не признаете. Но признаете, что по вашей вине были отменены рейсы?

«Бек Эйр»: Нет, не по нашей вине. Рейсы были отменены по указанию правительства, на основании приказа № 24 от 27 декабря. Мы готовы были выполнить все перевозки, однако нам приостановили не только авиапарк, но и сертификат. Здесь нет нашей вины.

Судья: Вы признаете, что люди понесли убытки?

«Бек Эйр»: Возврат будет осуществляться только по условиям правил применения тарифов. Так как здесь групповой иск, мы не можем у каждого из пассажиров дополнительно запрашивать документы.

И авиакомпания это хочет доказать

Как считают в «Бек Эйр», в большинстве случаев требования незаконны. По каждому иску надо разбираться отдельно. К примеру, пассажир купил билет туда-обратно и в одну сторону улетел на самолете «Бек Эйр», а обратно уже нет. То есть половина обязательств исполнена авиакомпанией, но в иске стоит сумма 67 931 тенге.

«Общая стоимость билета – 67 тысяч, половину пассажир использовал – в одну сторону, 20 декабря, он вылетел, но в иске стоит полная сумма и еще сверху добавлено 500 тенге. Как вы вообще можете требовать 100% возврат?» – говорит представитель «Бек Эйр».

«Бек Эйр» вообще отказывается возмещать полную стоимость билетов, так как к их тарифу добавляются разные сборы и еще страховка. У некоторых пассажиров была смешанная авиаперевозка при участии нескольких перевозчиков, а по закону авиакомпания должна отвечать только за свой тариф. Кроме того, как сказала на суде в режиме видео-конференц-связи представитель авиаперевозчика, проверка коллективного иска еще ведется.

«Не все пассажиры просят возврат денег, некоторые просят принять меры в отношении «Бек Эйр»», – сказала на суде ответчик.

В свою очередь представитель истца, то есть комитета по защите прав потребителей, сказал, что с их стороны тоже проводится проверка и сумма иска может быть изменена как в большую, так и в меньшую сторону.

Катерина Клеменкова

Первые пассажиры авиарейса Алматы – Нур-Султан во время пандемии. Кто они?

Сколько авиапассажиров смогли себе позволить купить билет и сделать тест? Кем они работают? Что одних заставило спешно лететь в столицу, а других – ее покинуть? Об этом – в фоторепортаже inbusiness.kz.

01 Май 2020 22:06 3211

Первые пассажиры авиарейса Алматы – Нур-Султан во время пандемии. Кто они?

Фото: Максим Морозов

С сегодняшнего дня власти сняли жесткие ограничения на передвижение. Самолетам разрешили летать. Первые пассажиры улетели из Алматы в Нур-Султан еще в шесть утра. В 12:55 в столицу полетел второй рейс авиакомпании Air Astana. Десятки журналистов стали съезжаться в воздушную гавань, чтобы проводить пассажиров второго рейса и встретить пассажиров первого рейса из Нур-Султана.

Тест на COVID-19 стал обязательным

В Международном аэропорту Алматы стоит тишина. Нет привычных очередей на въезде и выезде. Парковка, всегда наполненная машинами и людьми, превратилась в пустующее пространство.

Аэропорт сейчас нельзя назвать местом скопления людей. С 22 марта в попытке сдержать распространение коронавируса были прекращены все внутренние пассажирские авиарейсы, а с 1 апреля перестали летать и международные. Из-за коронавируса целый месяц алматинский аэропорт был таким – без пассажиров, шума, суеты…

На пустой парковке аэропорта за несколько часов до вылета второго рейса можно увидеть одиноко стоящего человека – он в маске, перчатках и с багажом.

Добрый день! Полетите в столицу? (Других направлений нет – с 1 мая возобновлены авиарейсы только из Нур-Султана в Алматы и обратно, но начать разговор как-то надо.)

– Полечу в столицу, – просто ответил первый встретившийся нам пассажир.

Шахид Арашев, так представился собеседник, рассказал, что полетит бизнес-классом, что у него отрицательный тест на коронавирус и что он руководитель сельхозпредприятия. Сейчас посевная, и ему надо быть там уже давно, но пандемия нарушила планы.

– Хотел ехать на машине, но блокпосты… Все очень сложно.

– Вернетесь в Алматы уже после уборочной?

– Надеюсь, что самолеты будут летать и смогу прилетать домой на выходные.

…Подъехал мини-автобус, из которого вышла шумная компания. Пять человек улетают, и трое их провожают. Что заставило компанию из пяти человек срочно лететь в столицу? Как выяснилось, все не просто. Два дня назад они прилетели из Кабула. Им повезло, афганское правительство отправило самолет за 170 своими студентами, которые обучаются в нашей стране, а наши граждане стали попутчиками и таким образом прилетели в Алматы. Здесь им сделали тест на COVID-19. Он оказался отрицательным, и теперь они летят дальше – в столицу, то есть домой. Что они делали в Кабуле целых три месяца? Этот вопрос остался без ответа.

Все пассажиры, приезжающие в аэропорт, сразу же заходили в здание терминала, куда журналистам без теста на коронавирус вход был воспрещен. Пресс-служба алматинского аэропорта заранее уведомила СМИ, что доступ в терминал будет только со справками о ПЦР-анализе (уточним: срок действия справки – семь календарных дней с даты выдачи).

На входе в аэропорт дежурят сотрудники санэпиднадзора и полиция. У всех проверяют температуру, документы и справки об отсутствии COVID-19.

Кстати, и не все тесты на коронавирус служат пропуском в терминал аэропорта. Пожилая женщина даже расплакалась, когда ее с двумя внуками развернули возле входа.

«Прежде чем взять эти справки, мои дети узнали, что эти справки действительны. Но 30 апреля вышел другой (документ), что нужны другие справки. А мы-то не знали, деньги уже заплатили. 17 тысяч тенге за две справки. Понимаете, я бабушка, они у меня уже два месяца, мне так тяжело с ними», – рассказала Галина Абишева.

Из-за отсутствия справок о прохождении ПЦР-теста шестеро пассажиров не были допущены и на первый рейс Алматы – Нур-Султан авиакомпании SCAT.

Пока журналисты пытались поговорить с теми, кто собрался лететь в столицу, приземлился самолет из Нур-Султана. Не все пассажиры стали общаться с прессой, большинство отвечали на вопросы односложно. Или вообще не отвечали.

«Живу в Алматы, работаю в столице. Прилетела на праздники. Через три дня полечу обратно», – примерно так говорили большинство пассажиров, прилетевших из Нур-Султана. Никто из них не захотел представиться.

Дешевые билеты ненадолго

Эпидемия коронавируса сильно ударила по авиационной отрасли. Первые авиарейсы летают по спецправилам. Как отметили в пресс-службе аэропорта, пассажиры относятся с пониманием к нововведениям и выполняют все требования.

Однако, по словам главы авиакомпании Air Astana Питера Фостера, многие пассажиры отказались лететь из-за процедуры тестирования на COVID-19.

«Так как эти процедуры очень сложные и дорогие», – уточнил глава авиакомпании.

Все сотрудники аэропорта, авиакомпании и пассажиры обязаны носить индивидуальные средства защиты.

«На борту введены меры социального дистанцирования, – добавил Питер Фостер. – Рейсы выполняются в полном соответствии со всеми установленными требованиями, которые включают усиленную тщательную уборку самолетов».

На первом рейсе в столицу было 74 пассажира, на втором – около 100 человек. Количество посадочных мест на самолетах Airbus 320, 321, сократилось на треть, на «Эмбраере» – наполовину. Это невыгодно авиакомпаниям. По словам Питера Фостера, билеты пока продаются дешевле, чем их реальная стоимость. Не исключено, что «тариф изменится в сторону увеличения».

Если раньше самый дорогой билет в экономклассе стоил 51 тысячу тенге, то сейчас стоит 36 тысяч тенге. Самый низкий тариф – 21 тысяча тенге.

Изначально сообщалось о шести рейсах, но по факту осталось только пять. Рейсы обслуживают три авиаперевозчика – Air Astana, Qazaq Air и SCAT.

Во FlyArystan заявили, что с 1 мая рейсов не будет. Лоукостер начнет летать только с 11 мая.

С 4 мая в Казахстане планируется возобновить рейсы в Кызылорду, Петропавловск, Усть-Каменогорск и Семей. Однако Питер Фостер эту информацию не подтвердил.

Катерина Клеменкова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: