/img/tv1.svg
RU KZ
«Мы озабочены состоянием дел в гражданской авиации»

«Мы озабочены состоянием дел в гражданской авиации»

Общественный совет города провел открытые слушания по авиакатастрофе Bek Air.

20:02 27 Январь 2020 4845

«Мы озабочены состоянием дел в гражданской авиации»

Автор:

Мария Галушко

Фото: Мария Галушко

Общественный совет Алматы провел открытые слушания по авиакатастрофе, в которой потерпел крушение один из самолетов авиакомпании Bek Air. Собравшиеся проанализировали и дали оценку деятельности государственных органов в аэропорту Алматы и служб, отвечающих за качество обслуживания и безопасность пассажиров.

«Авиакатастрофа, которая произошла недавно, напрямую затрагивает интересы и судьбы алматинцев. Мы озабочены состоянием дел в гражданской авиации и хотим разобраться в причинах произошедшего, с тем чтобы правительство, уполномоченный государственный орган и другие объекты авиационной деятельности предприняли все необходимые меры для того, чтобы повысить уровень безопасности управления полетами. Сейчас приводят разные причины, почему это произошло. Вопросом занимается правительственная комиссия, и мы ждем отчетного решения», – сказал на слушаниях председатель комиссии Общественного совета по вопросам предпринимательства, экологии и городской мобильности Борис Джапаров.

«Традиционно к аэропорту всегда много вопросов, тем более в такой ситуации. Я постараюсь ответить на основные из них», – пообещала собравшимся руководитель пресс-службы аэропорта Алматы Наталья Соколова.

На вопрос о том, что стало причиной крушения самолета, руководитель пресс-службы ответила, что ни администрация аэропорта и ни одна из служб не может сейчас комментировать и называть причины, пока не закончено расследование.

«Были также вопросы по поводу комиссии. Она работает и не прекращала свою деятельность. В составе комиссии представители различных служб аэропорта. Документы по работе комиссии переданы в комиссию по расследованию. Почему аэропорт выпустил борт, это некорректно будет говорить, потому что служба аэропорта занимается наземным обслуживанием. Разрешение на взлеты и посадки дает «КазАэроНавигация», их диспетчеры», – ответила Наталья Соколова.

На вопрос члена общественного совета Бекнура Кисикова, кто решает, производить или не производить противообледенительную обработку и в каком объеме, Наталья Соколова ответила, что решение принимает командир воздушного судна. Он подает заявку в соответствующую службу аэропорта, и в соответствии с ней аэропорт выполняет заданный объем работы.

«На самолете Fokker 100 все работы были произведены в соответствии с поданной заявкой командира воздушного судна. Тендер был в сентябре, жидкость была закуплена по итогам тендера. Она имеет все сертификаты, в том числе международные. Ее обрабатывались борты, рейсы которых вылетали до Bek Air и после. Она соответствует всем техническим требованиям. Сколько стоит обработать судно, я сказать не уполномочена», – отметила спикер.

Интересовало собравшихся и то, насколько аэропорт Алматы оснащен специальной противопожарной техникой и насколько оперативно она способна реагировать на ситуации, подобные той, что произошла 27 декабря.

«Конечно же, в аэропорту существует служба поисково-аварийно-спасательного обеспечения. В их автопарке 5 современных машин, более 100 человек специалистов. Именно эта служба занимается ликвидацией последствий каких-либо авиационных происшествий. Поминутная хронология действий всех служб аэропорта была выложена уже на следующий день. Точно такой же документ мы передали в комиссию по расследованию. Он в открытом доступе с 28 декабря», – заявила Наталья Соколова.

Не обошли собравшиеся и вопросы незаконного строительства в зоне отчуждения аэропорта.

«На этот вопрос я могу сказать, что в составе комиссии по контролю за деятельностью, которая может угрожать безопасности полетом, наши сотрудники есть. Переписка со всеми ведомствами есть. Акты, протоколы, переписка переданы в комиссию. Сейчас пока мы не можем их озвучивать. Аэропорт не выдает разрешение на строительство и не запрещает. В эту комиссию входят, помимо служб аэропорта, и службы «КазАэроНавигации», и инспекции по безопасности полетов, и УВД города. Кто выдает разрешение, районный или областной акимат, это уже вопросы к ним», – отметила спикер.

На общественных слушаниях с докладом выступил начальник департамента противопожарной службы Серик Аубакиров.

«27 декабря оперативному дежурному Алматы поступило сообщение от диспетчера координационного центра «КазАэроНавигация» о том, что с радара пропал самолет Fokker 100 сообщением Алматы – Нурсултан. В тот момент у нас не было информации о том, упал самолет или нет, учитывая возможность падения судна, были оповещены все силы гарнизона, находящиеся на боевом дежурстве. Незамедлительно были оповещены руководство ДЧС, все службы взаимодействия и т. д. Одновременно шла работа по выявлению места падения, – отметил Серик Аубакиров. – Полагаю, что решающим фактором выживания стало отсутствие возгорания авиакеросина. Осознавая это, все прибывающие силы работали оперативно».

Напомним, самолет Fokker-100 авиакомпании Bek Air сообщением Алматы – Нур-Султан 27 декабря после вылета из аэропорта потерял высоту, пробил бетонное ограждение, столкнулся с двухэтажным строением и упал в районе жилого сектора. В крушении погибли 12 человек, в том числе командир воздушного судна, пострадали 67 человек, 49 из которых были госпитализированы. Всего на борту самолета находились 93 пассажира и пять членов экипажа. Как сообщалось со ссылкой на вице-премьера Романа Скляра, правительственная комиссия, расследующая крушение, считает обледенение воздушного судна основной версией авиакатастрофы. Кроме того, рассматриваются версии нарушения коммерческой загрузки и центровки воздушного судна, ошибки экипажа, отказа авиационной техники.

Мария Галушко

Казахстан отказывает в регистрации самолетов зарубежным авиакомпаниям

Речь идет о воздушных судах тех перевозчиков, которые не осуществляют полеты на территории нашей страны.

23 Сентябрь 2020 19:06 2029

Делается это в целях наведения порядка на рынке и его защиты от недобросовестных игроков.

«Недавно у нас была  устная заявка от одного весомого иностранного авиаперевозчика, который планировал зарегистрироваться в Казахстане. Но мы ему озвучили, что Казахстан не заинтересован в регистрации иностранных компаний, которые не планируют проводить перевозки на территории самой страны», – сказал Питер Гриффитс во время онлайн-брифинга.

Также он разъяснил скандал вокруг трех компаний, воздушные суда которых имеют казахстанскую регистрацию.  Речь идет о трех фирмах, нарушивших эмбарго СБ ООН по поставке оружия в Ливию: ТОО Azee Air, ТОО Sigma Airlines, ТОО Jenis Air.

Собственниками самолетов являются зарубежные компании.

«Это не казахстанские компании, и в них не работают казахстанцы, за исключением только  президента Sigma Airlines г-на Кенесбаева. Компании зарегистрированы в ОАЭ и на Британских Виргинских островах, из-за чего ООН принимает меры не против Казахстана, а против конкретных личностей, которые нарушают санкции этой организации», – отметил он.

В настоящее время наши госорганы приостановили действие сертификата указанных трех перевозчиков, в том числе и Sigma Airlines, которая, как выяснилось, за два года совершила около 280 полетов в регион Ливии. 

Также Питер Гриффитс отметил, что если какие-либо организации хотят зарегистрироваться в реестре казахстанского регулятора, то будет действовать обязательное требование – выполнять определенную долю полетов на территории Казахстана.

«Таким образом, мы можем защитить интересы Казахстана. Все компании, которые нарушали эти правила, они уже исключены из этого списка (регистрации)», – добавил он.

Айгуль Тулекбаева

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Крушение Ан-28: версия с обстрелом пока вызывает вопросы в суде

На заседании Илийского районного суда Алматинской области были представлены фрагменты «обстрелянного» самолета. Но прокурор усомнился в том, что это останки оборудования Ан-28.

18 Сентябрь 2020 16:08 5112

В суде обсуждают версию обстрела с земли. Inbusiness.kz следит за процессом, этот репортаж со второго слушания.

Напомним, что 3 октября 2017 года через 12 минут после взлета исчез с радаров самолет малой авиации Ан-28 авиакомпании East Wing. Он выполнял полет по оказанию медицинской помощи по маршруту Алматы – Шымкент. На борту находились пять человек. Позже самолет санавиации обнаружили горящим под Алматы. Все пять человек погибли на месте. На скамье подсудимых – руководитель авиакомпании East Wing Виталий Масалитин. Его обвиняют в «нарушении правил безопасности или эксплуатации воздушного транспорта» и «допуске к управлению воздушным судном лица, не имеющего права управления».

Неучтенный вещдок

На судебное разбирательство, которое состоялось 17 сентября, участники со стороны обвиняемого принесли кислородные баллоны воздушного судна, предположительно обстрелянные пулями. Увесистые металлические предметы можно было взять в руки, осмотреть повреждения, углубления и даже просунуть пальцы в образовавшиеся отверстия. Собственно, из-за этих отверстий члены экспертной комиссии по расследованию и отозвали свои подписи. Изначально они не рассматривали возможность внешнего воздействия на самолет, но доказательства от East Wing заставили их изменить свое мнение.

В качестве эксперта на заседание был приглашен профессор кафедры оперативно-розыскной деятельности Академии МВД РК Аджимарат Исаев. Профессор буквально пустил «по кругу» разрушенные кислородные баллоны, указывая на следы разрушений, не отраженных в экспертном исследовании.

«На поверхности видно попадание посторонних предметов. Есть следы скольжения, углубления на корпусе. Обмотка баллонов разорвана. Кроме того, я нашел два повреждения округлой формы шириной 1,5-2 см на фюзеляже. Скорее всего, к детонации и разгерметизации привел удар снаряда. Жизненного пространства в кабине Ан-28 не так много. Оторванные части металлического корпуса баллона могли нанести телесные повреждения пилотам», – пояснил он.

При этом уточнил, что пока нельзя утверждать, что это огнестрел. Для подтверждения версии нужна дополнительная экспертиза, а именно спектральный анализ фрагментов.

«Обычно при попадании пули возникают так называемые следы обтирания. Это частички масла и копоти, которые появляются при обтирании снаряда о поверхность. Но так как самолет горел, то и все следы обтирания пропали в огне. Единственное, что могло сохраниться, так это частички меди или свинца, которые может показать спектральный анализ», – сказал профессор.

В ответ гособвинитель Главной транспортной прокуратуры Алматинской области Малик Давлетов сообщил, что происшествие произошло 3 октября 2017 года в 18 часов 35 минут. По его данным, в этот день на Илийском полигоне специальные учения производились с 9 до 13 часов. После этого никаких выстрелов не было.  

Прокурора возмутил сам факт того, что фрагмент самолета занесли в зал суда.

«Кто вам предоставил этот фрагмент? Все останки самолета переданы на ответ-хранение, и их нельзя трогать без разрешения органов», – заметил он.

Участники заседания со стороны Масалитина стали уверять, что именно эти фрагменты не являются вещдоками. В ходе экспертизы они не были описаны, об этих фрагментах ничего не сказано в отчете. Но прокурор был непреклонен. Он считает, что обвиняемый мог так любой баллон принести и показать. Пока не будет доказательств того, что это действительно фрагмент Ан-28, о дополнительной экспертизе не может быть и речи.

Бракованный самописец

На заседание суда также был приглашен председатель экспертной комиссии Нурлан Жумасултанов. По его мнению, черный ящик мог дать более ясную картину произошедшего, но лента в самописце оказалась бракованной.

«Когда произошла катастрофа, мы были на месте на следующий день. Самописец вывезли в Москву, пытались расшифровать. Обычно лента в аппарате пишет порядка 120 часов. Но в данном черном ящике лента оказалась короткой, установлена была неправильно. Поэтому информация не записалась», – сообщил Жумасултанов.

У любого транспортного средства при проектировании выстраивается математическая модель, так сказать, прогноз поведения машины. После неудачи с расшифровкой черного ящика эксперты решили воссоздать ситуацию через моделирование. Для этого они обратились в конструкторское бюро Антонова, которое находится в Киеве. Антонову была предоставлена запись с локаторов, как самолет шел в сторону Шымкента, по какой траектории падал. По расчетам сотрудников КБ, у самолета возникли технические неполадки с одним из двигателей, потом был перезапуск второго двигателя. Но, как заметил Жумасултанов, такой самолет может взлетать и садиться на одном двигателе и планировать с выключенными двигателями с высоты в тысячу метров более одиннадцати километров.

«В отчете КБ было много оборотов «вероятно», «возможно», «скорее всего». Этот документ не может быть материалом для обвинения, – считает Нурлан Жумасултанов, – К тому же, когда мы делали осмотр, пришли к выводу, что двигатели работали. На них были намотаны линии электропередач, значит они вращались».

По словам председателя экспертной комиссии, анализ фрагментов воздушного судна, проведенный East Wing, может дать новый импульс в расследовании дела. Только вот сочтут ли «обстрелянные» кислородные баллоны доказательством?

Для справки:

16-20 октября 2017 года на Илийском полигоне проходил один из этапов стратегических учений ОДКБ, получивший название «Нерушимое братство – 2017». В совместных операциях приняли участие военнослужащие из всех стран, входящих в Организацию договора о коллективной безопасности – России, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.  

Римма Гахова, Алматы


Подпишитесь на наш канал Telegram!