/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 444,52 Brent 36,55
На барьеры со стороны госорганов жалуются экспортеры Туркестанской области

На барьеры со стороны госорганов жалуются экспортеры Туркестанской области

Производители недовольны условиями возмещения транспортных расходов и излишней бюрократией.

12:52 26 Сентябрь 2019 4537

На барьеры со стороны госорганов жалуются экспортеры Туркестанской области

Автор:

Мира Бахытова

Фото: Мира Бахытова

Акимат Туркестанской области совместно с фронт-офисом Turkistan Invest провел совещание с действующими и потенциальными экспортерами Туркестанской области.

Цели встречи – повышение осведомленности местных экспортеров в вопросах государственной поддержки и услуг финансовых институтов по продвижению экспорта, улучшение процесса дальнейшего оказания комплексной поддержки развития экспортного потенциала.

Во встрече приняли участие заместитель акима Туркестанской области Меиржан Мырзалиев, представители АО «Экспортная страховая компания KazakhExport», АО «Казахстанский центр индустрии и экспорта», РПП «Атамекен» и финансовых институтов региона (ТОО «РИЦ Оңтүстік», МФО «Ырыс»). Организаторы озвучили условия различных программ господдержки, однако разговор быстро перешел от бравурных речей к реальным проблемам. Председатель правления РИЦ «Онтустик» Нармухан Сарыбаев в своем выступлении отметил, что появление в регионе завода по выпуску упаковки позволило бы решить проблемы производителей скоропортящейся продукции.

«Мы не можем обеспечить достаточный уровень сохранности растениеводческой продукции – до 30% теряется от поля до прилавка. Поэтому хранение и упаковка обеспечат увеличение добавленной стоимости», – сказал Нармухан Сарыбаев.

Без бумажки ты букашка

Однако не только отсутствие упаковки и недостаток специальных складов мешают экспортерам продуктов питания. Больше всего предприниматели жаловались на бюрократические препоны со стороны госорганов, к примеру, на огромное количество бумаг, которые им необходимо предоставлять в то или иное учреждение. Галина Нахманова, заместитель генерального директора ТОО «Ордабасы-кус», производителя мяса индейки, пожаловалась на то, что им приходится получать казахстанский сертификат соответствия на каждую партию продукции. Учитывая, что в месяц предприятие экспортирует три тысячи тонн мяса индейки, это 40% от общего объема, требуется от 30 до 40 сертификатов, каждый стоимостью около 2 МРП (5050 тенге).

«Мы экспортируем свое мясо с 2011 года и накопили определенный опыт. Экспортируем в Россию, Беларусь, Кыргызстан, Узбекистан, и в планах дальнейшее расширение экспортного потенциала с выходом на азиатские рынки, в арабские страны. Касательного сертификата соответствия – каждая партия поставки сопровождается выдачей этого документа. Мы вносили свое предложение в НПП «Атамекен» в свое время, чтобы хотя бы для тех стран, которые входят в Евразийский экономический союз, и для тех, кто является непосредственным производителем, отменить это требование, потому что постоянно мы подтверждаем одно и то же. Это чисто формальное подтверждение», – уверяет Галина Нахманова.

Помимо финансовых затрат получение сертификата соответствия занимает время, так как обслуживают экспортеров в Шымкенте всего пять сотрудников НПП. После этого замдиректора НПП «Атамекен» Туркестанской области Берик Кенжебаев предложил бизнесменам приезжать за сертификатами в Туркестан – там, мол, нет никаких очередей. Однако предпринимателям это предложение не понравилось: Туркестан расположен в 170 километрах от Шымкента, многим придется преодолеть немалое расстояние.

Представитель крестьянского хозяйства «Адель» Людмила Ковченко назвала и другие бюрократические трудности, из-за которых произведенная продукция теряет товарный вид и попросту портится. Так, при наличии цифровых документов все уполномоченные органы требуют предоставление их в бумажном и плюс к этому отсканированном вариантах.

«Да, на получение сертификата соответствия мы подаем электронную заявку, но за оригиналом едем в город, ждем, пока он будет готов. Потом едем обратно, делаем счет-фактуру. И едем в Тамерлановку (село Ордабасинского района), отдаем в налоговую. А у них зачастую то программа не работает, то человека, который заверяет, нет, то печати нет. У нас скоропортящаяся продукция, и я думаю, что эта проблема касается всех, у кого такой же товар. Потом – фитосанитарный сертификат на каждую машину. Приезжает специалист, осматривает машину. СТ (сертификат соответствия) изготавливается сутки, никак не придерешься, налоговая – тоже сутки. Когда вводили электронные счета-фактуры, говорили, что отпадет необходимость ездить в налоговую и заверять их, но это никак не ускоряется. У нас заключены договоры с крупными российскими торговыми сетями, мы не можем ждать, пока испортится продукт», – возмущается представитель КХ «Адель» Людмила Ковченко.

Кто оплатит дорогу?

Возмущают экспортеров и новые условия возмещения транспортных расходов. С одной стороны, государство вроде бы хочет помочь, но только при соблюдении множества требований, часть которых бизнесмены считают излишними и даже абсурдными.

«Возмещают только 30% и в период только с 1 января по 28 апреля. В постановлении очень много бумаг, которые не играют никакой роли. Такое впечатление, что это постановление писал человек, который в этом не разбирается и не имеет никакого понятия. Первое из требований – путевые листы. Мы работаем с тремя транспортными компаниями. Согласно договору, путевые листы принадлежат им. Дальше – машина, которая привезла наш товар в Москву или Питер, она дальше едет по всей России или Беларуси. Еще в списке наличие ГТД (грузовая таможенная декларация – Прим. авт.). Там почему-то присутствует требование, что мы должны отсканировать все платежные поручения. Но зачем?! Они требуют от нас счет на оплату, есть платежное поручение, что мы заплатили, зачем счет на оплату? И это все требуется предоставить еще и в электронном виде. Я считаю, что это постановление, особенно в части приложения, делает возмещение затрат невозможными», – признается заместитель генерального директора ТОО «Ордабасы-кус» Галина Нахманова.

Подтверждает слова коллеги и представитель Кентауского трансформаторного завода (КТЗ), рассказывает, что накануне именно из-за этого предприятие лишилось крупного тендера на внешних рынках.

«В Узбекистане возмещение затрат (производят) до конечного пункта, на 100% покрываются расходы. А у нас – только до границы и только 30%, что тоже уменьшает наши шансы на участие в международных тендерах. И буквально вчера мы проиграли крупный тендер в Украине. А мы поставляем в Чехию, Латвию, Украину, Беларусь, Грузию, и везде есть большие транспортные расходы», – говорит представитель КТЗ.

Просите и обрящете

Замакима Туркестанской области Меиржан Мырзалиев обещал скорейшее решение поставленных вопросов. Попросил не гонять экспортеров за оригиналами сертификатов в Туркестан и заверил, что вопрос с налоговой тоже будет отработан.

«Экспортеры часто сталкиваются с проблемами. Есть поручение Президента, в течение месяца мы должны собрать проблемные вопросы. Я считаю, что получать сертификат СТ КЗ на каждую партию бессмысленно. Мы этот вопрос обязательно проведем, и, думаю, будет принято положительное решение. Тем более мясо одно и то же в течение года. Второй вопрос – касательно сканирования уймы документов – с ним тоже разберемся. Просьба ко всем экспортерам: у нас есть call-центр, он работает круглосуточно, любые вопросы адресуйте нам», – попросил заместитель акима ТО Меиржан Мырзалиев.

Кроме того, на совещании было решено создать региональный филиал Мясного союза Казахстана, который бы объединил мясопроизводителей Туркестанской области, что позволит эффективнее решать их проблемы.

На сегодня в Туркестанской области действуют 49 активных экспортеров. За 7 месяцев 2019 года экспорт в области составил $413,7 млн и показал рост на 67,2% в сравнении с аналогичным периодом 2018 года. Рост экспорта в основном основывается на увеличении поставок в Узбекистан.

Основными товарами, экспортируемыми за рубеж, являются уран природный ($133 760 млн), нефть сырая и нефтепродукты ($79 953 млн), крупный рогатый скот живой ($32 428 млн), волокно хлопковое ($21 687 млн), пшеница и меслин ($20 387 млн), овцы и козы живые ($13 519,6 млн), мука пшеничная ($9 726,9 млн), лесоматериалы обработанные и необработанные ($10 027,0 млн), трансформаторы ($7 387,0 млн).

Мира Бахытова, Шымкент

https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/h2a0wFOc.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/8jR9J49c.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/TUZONfk8.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/UA1ZkYSK.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/jy4fHXh3.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/MWRlJ4Xd.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/TTiRn8dp.jpg

Рынки, которые теряет Казахстан

В 2019 году Казахстан сократил товарооборот с 96 странами мира.

26 Февраль 2020 09:49 4765

Рынки, которые теряет Казахстан

В 2019 году республика вела торговлю со 187 странами мира. И с 96 из них товарооборот сократился. Снижение сделок по этим направлениям составило $9,3 млрд, которые не удалось компенсировать за счет роста торговли по другим направлениям. Ниже – восемь стран, товарооборот с которыми сократился значительнее всего. Учитывались только те, показатель где снизился не менее чем на 27% и минимум на $100 млн. Интересно, что:

  • Во всех случаях главной причиной снижения оказалось сокращение казахстанского экспорта. В семи из них – нефти.
  • Пять стран находятся в Европе, остальные представляют Азию.

Иран

Важность Ирана как торгового партнера Казахстана снижается уже не первый год – товарооборот между странами сокращается уже пятый год подряд. За это время торговля снизилась в 2,6 раза. И это несмотря на то, что Иран и страны ЕАЭС подписали договор о взаимной торговле, призванный расширить объемы.

Одна из причин происходящего – это введенные против этой страны санкции. Крупные международные компании всегда считают нужным обходить их, так как меры могут быть применены и против них. По этой причине от экспорта в Иран своей продукции еще в 2018 году отказался «АрселорМиттал Темиртау», хотя это направление и было одним из ключевых для сбыта. Например, в 2014 году из почти миллиарда долларов товарооборота $499,1 млн пришлись на экспорт казахстанского плоского проката. Но теперь этого нет…

Впрочем, санкции не пугают отечественных сельхозпроизводителей. Иран остается ключевым покупателем казахстанского ячменя – сюда уходит почти 90% экспорта. Но и тут динамика не лучшая: по сравнению с 2018 годом отгрузка сократилась на 9,2% (до 1,45 млн тонн), а доход – на 2,3% (до 266,1 млн).

Нидерланды

В 2013 году на Нидерланды приходилось 7,7% всей внешней торговли Казахстана. По итогам 2019 года показатель сократился до 4,8%. Европейское государство по-прежнему входит в число главных торговых партнеров республики, но объемы торговли с ним далеки от максимума. В 2019 году товарооборот сократился на 29%, показав трехлетний минимум – немногим более $4,6 млрд, из которых лишь $234,7 млн составляет импорт. Практически все остальное – это продажа казахстанской нефти и мазута.

Португалия

Еще одна страна с устойчивой негативной динамикой. По сравнению с 2012 годом товарооборот между Казахстаном и Португалией упал почти в четыре раза, в том числе за последний год – на 34%. При этом лишь раз за семь лет год закончился в плюсе относительно предыдущего (торговля в 2017-м была выше, чем годом ранее). Нынешний показатель – $261,6 –худший за последние как минимум восемь лет.

Причина этого заключается в зависимости от одного товара. И им вновь выступает нефть. Как только экспорт черного золота падает, снижается и показатель торговли. Помимо него, странам торговать нечем – без учета нефти годовой объем сделок составляет лишь $16,5 млн, причем все они приходятся на импорт. Ключевая позиция тут – это одежда ($5,1 млн).

Швеция

Падение товарооборота со Швецией также связано с сокращением казахстанского экспорта нефти, однако ситуация тут несколько отличается от португальской. Объем торговли между странами традиционно находится вблизи отметки в $300 млн, и лишь в 2018 году произошел всплеск (за счет той же нефти) до $450 млн. Сейчас товарооборот, упав на 26%, вернулся на свой привычный уровень.

Кроме того, Швеция больше продает Казахстану, чем покупает ($145,6 млн против $141 млн). И поставки в Казахстан пусть слабо (на 1,9%), но растут. Среди главных позиций – техника для работы с грунтом и выемки полезных ископаемых ($19,2 млн), лекарства ($13,2 млн), тракторы ($13,1 млн) и грузовики ($10,6 млн).

Литва

В ситуации с Литвой мало оригинального – чем выше экспорт нефти, тем выше товарооборот. Снижение поставок приводит к его снижению, так как компенсировать его просто нечем. В 2019 году экспорт упал более чем вдвое, недотянув и до $300 млн (годом ранее – $616 млн). Общий же товарооборот упал на 43%, показав худший показатель за последние три года.

Впрочем, между странами существует хороший потенциал для торговли. Литва на фоне нестабильных отношений с Россией и Беларусью ищет партнеров для своих портов, обеспечивающих выход в океан. В качестве вероятных клиентов называются и казахстанские экспортные компании.

Сингапур

Вдвое упал и экспорт нефти в Сингапур – страну, которая в 2018 году была одним из главных азиатских покупателей. А кроме нефти, Казахстан ничего в эту страну и не продает. В результате товарооборот упал на 45%, составив $289,6 млн. но при этом нынешний показатель все равно остается одним из лучших за последнее время: более активной торговля за последние восемь лет была только в 2013-м и 2018-м.

Что касается импорта, то его объем вырос примерно на $5 млн, но все равно остается небольшим – менее $44,6 млн. Сингапур торгует много чем (175 разновидностей товаров), но в небольших объемах. Самые большие сделки приходятся на растительные масла и жиры – $5,8 млн. Больше Сингапура в Казахстан их поставляют только Россия, Индонезия и Малайзия.

Хорватия

За последние восемь лет лишь однажды (в 2016-м) объем торговли с Хорватией был ниже, чем сейчас, по итогам 2019-го он составил $119,5 млн. Нетрудно догадаться, что главной причиной стало снижение поставок нефти, на которую приходится более 90% всех сделок. Кроме того, Казахстан перестал продавать алюминий, хотя в 2018 году хорваты были третьим по величине его европейским покупателем ($20,1 млн), уступая только Италии и Греции.

Рассчитывать на то, что торговые отношения поддержит импорт, не приходится (по крайней мере, пока). Стоимость ввезенных за год из Хорватии товаров составила в 2019 году всего $9,1 млн. Это меньше, чем из таких экзотических для экономики Казахстана стран, как Сьерра-Леоне, Гана или Чили. В 2018-м с импортом дело обстояло чуть лучше – $11,5 млн.

Филиппины

Еще одна страна, вся торговля с которой практически полностью завязана на одном (том самом) товаре. В 2018 году Казахстан нефть на Филиппины продавал, в 2019-м – нет. Отсюда и более чем восьмикратное снижение товарооборота. Сейчас он полностью состоит из одного только импорта. А он в большей мере состоит из промышленных товаров, таких как трансформаторы и машины для печати.

Алексей Никоноров

Чем богаты, тем и торгуем: топ-10 главных экспортных товаров

Нефть продолжает обеспечивать более половины всего казахстанского экспорта. Один из главных трендов последних лет – это плавный разворот на азиатский рынок.

19 Февраль 2020 15:56 4182

Чем богаты, тем и торгуем: топ-10 главных экспортных товаров

В 2019 году экспорт Казахстана в страны мира составил $57,7 млрд, снизившись по сравнению с 2018-м на 5,5%. Одна из главных причин – это снижение стоимости нефти, повлиявшее на снижение объемов торгов. Заменить черное золото во внешней торговле республике нечем, хотя товаров, объемы продаж которых исчисляются сотнями миллионов долларов, достаточно. Ниже – 10 главных товаров, принесших Казахстану в 2019 году наибольшую экспортную выручку.

10. Транспорт

Казахстан является относительно крупным экспортером средств наземного транспорта, летательных аппаратов и плавучих средств. В 2019 году за границу было продано товаров (сюда относятся, например, локомотивы, вагоны и их части, самолеты, спутники, суда, легковые автомобили и спецтехника) на $575,1 млн – это в 3,6 раза больше, чем годом ранее.

Отечественный транспорт продается в 59 стран мира, включая такие экзотические для отечественного бизнеса, как Эфиопия, Руанда и Джибути. Виргинские острова и вовсе являются пятым по объему покупателем – $46,8 млн. В четверку основных импортеров входят Россия (продажи выросли с $44,3 млн до $145,4 млн), США (с $1,3 млн до $85,8 млн), Великобритания (с $1,3 млн до $62,9 млн) и Испания (с $1 до $50,9 млн).

9. Железные руды и концентраты

2019 год выдался для экспортеров этого сырья лучшим за последние пять лет. Во-первых, им удалось продать за рубеж максимальное за это время количество руды и концентратов – около 10,2 млн тонн. Во-вторых, выручка от продаж по сравнению с 2018 годом выросла на 37,6%, составив $664,5 млн. И это также лучший показатель с 2014 года.

Практически всю экспортную руду скупают две страны: Россия и Китай. Поэтому состояние дел в отрасли в немалой степени зависит от конъюнктуры на этих рынках. 2019 год был успешным: спрос со стороны России вырос в денежном выражении на 39,6%, Китая – на 23,1%. Помимо этих стран, небольшой экспорт шел в Кыргызстан ($1,3 млн). Кроме того, в официальных списках числятся Канада и Грузия, но суммарный объем продаж за год по этим направлениям не составил и $2 тыс.

8. Мазут

Мазут в последние годы остается одним из главных экспортных товаров Казахстана. В 2017 и 2018 годах объем сделок превышал $1 млрд, а в 2014 году и вовсе был на уровне $2,8 млрд.  Прошедший год выдался не таким успешным: продажи составили $918,1 млн. Произошло это на фоне падения физического объема продаж – менее 2,6 млн тонн, что является худшим показателем за последние как минимум шесть лет. По сравнению с 2018-м отгрузка упала на 14,1%

Общую динамику формирует товарооборот с одной страной – Нидерландами. Они обеспечивают более 70% экспорта мазута. И именно снижение спроса с их стороны на 23% повлияло на итоговое сокращение продаж. Стал меньше закупать и Кыргызстан: экспорт упал с $84,1 млн до $26,9 млн. Кроме того, отказалась от отечественного мазута и Грузия, которая в 2018-м принесла 17,9 млн долларов экспорта. Впрочем, казахстанским предприятиям удалось частично перекрыть эти снижения за счет других стран постсоветского пространства:

  • Продажи в Азербайджан выросли втрое (до $36 млн).
  • В Узбекистан – в 12,5 раза (до $60,4 млн).
  • Начались продажи в Россию, составившие по итогам года $24,8 млн.

Кроме того, вырос спрос на казахстанский мазут на Кипре – продажи выросли с $6,1 млн до $21,4 млн.

7. Плоский прокат

Производственные проблемы, с которыми с 2018 года сталкивается флагман черной металлургии «АрселорМиттал Темиртау», привели к тому, что зарубежные продажи плоского проката оказались на минимальном уровне за последние четыре года – $963,7 млн, что на 30,3% меньше, чем годом ранее. Отгрузка вообще стала худшей за последние как минимум шесть лет, сократившись за год сразу на 26% (до $1,65 млн тонн).

Отказ от экспорта в Иран, заявленный в 2018 году (причина – санкции в отношении этой страны, наложенные США), привел к тому, что теперь на продукцию отечественной металлургии есть, по большому счету, только один крупный покупатель – Россия. Экспорт в эту страну по итогам 2019 года составил $728,8 млн, или более трех четвертей от общего объема зарубежных продаж проката.

Наладить сбыт с другими странами пока не удается: совокупные продажи в Азербайджан, Беларусь, Кыргызстан, Таджикистан и Украину в 2019 году составили $78,2 млн против $122,7 млн годом ранее. Даже на рынке Узбекистана (который вносит хоть какое-то разнообразие в логистику) продукция отечественных металлургов стала менее востребованной: отгрузка упала на 8,8% (до 199,5 тыс. тонн), доход – на 15% (до $129,6 млн).

6. Пшеница

Рост мировых цен привел к тому, что Казахстан смог нарастить экспорт, сократив отгрузку на 13,3%. В 2019 году за рубеж было отправлено около 5,4 млн тонн пшеницы, на чем было заработано более $1 млрд (это произошло впервые как минимум за шесть лет). Получателями стали 26 стран мира, но в 2019 году ставка была сделана на рынки ближайших стран:

  • Экспорт в Узбекистан вырос с $286,2 млн до $372,7 млн.
  • В Таджикистан – со $159,9 млн до $197,8 млн.
  • В Кыргызстан – с $2,5 млн до $27,7 млн.
  • Начались поставки в Азербайджан, которые принесли $45,6 млн.
  • Одновременно с этим снизился экспорт в Италию (с $66,3 млн до $29,9 млн) и Турцию (с $58,9 млн до $43,6 млн) – эти страны остаются крупными покупателями казахстанской пшеницы, но их доля и влияние на экспорт заметно снизились.

5. Ферросплавы

Отгрузка ферросплава из Казахстана растет четвертый год подряд, практически достигнув по итогам 2019 года 1,7 млн тонн. Это происходит на фоне собственного производства: по данным комитета по статистике, в 2019 году в республике было произведено более 2,2 млн тонн продукции, что на 6,2% больше показателей предыдущего года.

Однако падение цен на товар не позволило нарастить выручку: если в 2017-2018 гг. экспорт в денежном выражении составлял $2,2 млрд, то в 2019-м – менее $1,9 млрд. Основные изменения в экспорте затронули страны дальнего зарубежья. Продажи в Японию снизились на 22% (до $445,1 млн), в США – на 43% (до $107,5 млн), в Китай – на 7,5% (до $732,6 млн), в Германию – на 58% (до $62,7 млн). При этом начались продажи в Индонезию, что принесло $88,9 млн экспорта.

4. Продукция неорганической химии

Уран и прочая продукция неорганической химии, а также различные соединения металлов и элементов всегда были одной из главных статей отечественного экспорта. Но в последние годы физический объем продаж неуклонно снижается – по итогам 2019 года отгрузка оказалась на минимуме за последние шесть лет, а само сокращение началось еще в 2017-м. Тем не менее отчасти из-за снижения предложения удается поддержать цены. В 2019 году доход от зарубежных продаж составил 2,2 млрд долларов, показав трехлетний максимум.

В прошедшем году значительно увеличились продажи в Таджикистан (с $3,6 млн до $48,5 млн), Канаду (с $140,4 млн до $277,2 млн), США (с $69,2 млн по $110,9 млн) и Францию (сo $125,8 до $166,8 млн). Значительное снижение произошло только в китайском направлении – продажи сократились более чем на 20%, но, даже несмотря на это, Поднебесная остается вторым по величине покупателем казахстанской продукции.

3. Медь

Тройку главных казахстанских экспортных товаров открывает медь, доход от продажи которой растет третий год подряд. По итогам 2019-го объем зарубежных сделок превысил $2,5 млрд. При этом около 60% от этого объема пришлось на одну страну – Китай. Физический объем поставок в этом направлении за год увеличился более чем на четверть, а выручка – более чем на 15%. Хорошую динамику показывают и рынки Объединенных Арабских Эмиратов (+10%, до 433,7 млн долларов) и Турции (+20%, до $329,1 млн), зато втрое упали продажи в Великобританию (до $125,5 млн).

Вообще, в Казахстане в 2019 году было произведено 472,8 тыс. тонн меди, что на 7,9% больше показателей 2018 года. Экспорт за это же время составил 443 тысячи тонн. Это значит, что за рубеж уходит более 93% всей продукции.

2. Газ

Начало в 2018 году масштабного экспорта газа в Китай привело к тому, что этот вид товара уже через год обогнал медь и ферросплавы, выйдя на второе место по важности для внешней торговли республики. За прошедший год объем зарубежных сделок составил $2,8 млрд. Большую часть этих средств (около $1,6 млрд) принесли контракты с Китаем, доход от сделок с которым за год вырос на 60%. Еще более $1 млрд дали продажи в Украину, Швейцарию и Россию. Общий объем проданного за рубеж газа составил 28,5 млрд кубометров – этот показатель растет уже как минимум пять лет подряд.

1. Нефть

Тут никакой интриги быть и не могло – главным экспортным товаром Казахстана была, остается и (по крайней мере, в ближайшее время) будет нефть. По итогам 2019 года нефть обеспечила более 58% казахстанских зарубежных продаж. Если посчитать доход от продаж всех товаров во все страны мира, то окажется, что нефть все равно принесла на $9,3 млрд долларов больше.

Один из главных трендов последних лет – это плавный разворот на азиатский рынок. В 2018 году в страны региона было продано нефти на $7 млрд, что составило 18,6% от общего объема. Год спустя продажи выросли до $8,8 млрд, а доля – до 26,2%. «Урезанными» оказываются страны Европы, продажи в которые за год упали на 20% (до $24,2 млрд), а доля снизилась с 79,4% до 72%.

Алексей Никоноров