/img/tv1.svg
RU KZ
Нелегкая доля легпрома

Нелегкая доля легпрома

Теневой оборот импортной продукции отрасли в Казахстане составляет 2 млрд долларов.

16:54 10 Ноябрь 2016 3126

Нелегкая доля легпрома

Автор:

Клара Ларина

Фото: reuters.com

Движемся маленькими шажками
По данным Президента Ассоциации предприятий легкой промышленности (АПЛП) РК Любовь Худовой, в последние годы в республике наблюдается незначительный рост объемов производства в этой отрасли. В частности, в 2015 году по сравнению с 2014 она выросла на 7 % (с 65,8 млрд тенге до 70 млрд тенге). А показатели за январь-август 2015 и 2016 годов отличаются ростом объемов на 15 %: если в прошлом году за этот период предприятия легкой промышленности произвели продукцию на 42, 9 млрд тенге, то в этом – уже на 49,2 млрд тенге.

«Изменение налицо, - отметила она. – Однако мы движемся вперед очень маленькими шажками».

О состоянии, проблемах и перспективах развития легкой промышленности республики говорилось на пленарном заседании и панельной бизнес-сессии прошедшей в Шымкенте международной выставки-форума «Товары и оборудование для текстильной промышленности» – MACHTEX-2016. На мероприятии, заявленном как единственное специализированное событие в Казахстане, посвященное текстильной промышленности, эксперты отрасли поставили проблемные вопросы и предложили пути улучшения ситуации.

Двигаться более интенсивно легпрому мешает целый ряд тормозящих факторов, считает Худова. В интервью корреспонденту abctv.kz она назвала два самых значимых. Прежде всего – это неравные условия на внутреннем рынке для отечественных товароприводителей в связи с высокой долей импорта подпольной продукции.

«Ввоз продукции и реализация товаров без декларирования, сертификатов соответствия и происхождения по демпинговым ценам делает продукцию отечественных производителей неконкурентоспособной на внутреннем рынке», - пояснила она.

Второе – отсутствие должной поддержки легкой промышленности со стороны государства: «Анализ товаров стран-конкурентов, присутствующих на рынке Казахстана, показывает, что они поддерживают легкую промышленность в виде освобождения от налогов, субсидирования товаров легкой промышленности, поддержки экспорта, что позволяет выходить на внешние рынки. В то время как большинство стран мира уделяет исключительное внимание развитию легкой промышленности, в нашей стране для отечественных товаропроизводителей нет подобных послаблений».

«АПЛП предлагала в качестве путей решения реализовать, как минимум, три меры поддержки, - сказала глава организации. – Это, во-первых, выравнивание условий. Почему Кыргызстан, где предприятия легкой промышленности практически освобождены от налогов и работают по патенту, сохранил эти льготные условия при вступлении в Таможенный союз?! Нужно было предусмотреть аналогичную адекватную меру для казахстанских производителей, чтобы создать для них более благоприятные условия и выровнять конкурентные преимущества».

Третье – это освобождение от уплаты налога на прибыль при условии ее реинвестирования в производство. Четверное - освобождение от уплаты НДС хотя бы на переходный период вступления в ВТО.

«К сожалению, предлагаемые нами идеи и предложения остаются неуслышанными правительством и не рассматриваются», - констатировала Любовь Худова.

10 на 90
Между тем ситуация в легпроме, по ее мнению, вызывает опасения: «Только официальный импорт товаров легкой промышленности превышает экспорт в сотни раз: доля отечественной продукции на внутреннем рынке низка. Текстильная и швейная промышленность Казахстана покрывает только 10 % потребности внутреннего рынка, и эта цифра последние годы не меняется. Это очень тревожный симптом, так как показатель экономической безопасности любого государства составляет 30 %».

К слову, достижение этого – 30-ти процентного  показателя к 2014 году было определено одним из индикаторов выполнения ГПИИР.

Значительную долю импорта продукции легпрома – по оценкам экспертов, порядка 80-90% -  составляет несертифицированные товары. 

«По данным Всемирного банка, годовой теневой оборот ввозной легкопромышленной продукции в Казахстане составляет 2 млрд долларов, по нашим оценкам он еще выше, - отметила Худова. - Сравните эти масштабы с объемом всей произведенной в прошлом году продукции легкой промышленности Казахстана - 70 млрд. тенге!».

«Мы одной рукой качаем нефть, а, с другой стороны, завозим товары массового спроса низкого качества, вывозим валюту в огромном количестве. Я понимаю, что это может прозвучать недемократично, но почему, к примеру, в Белоруссии не ввозят в страну товары, которые производятся внутри страны?! Почему в Узбекистане производят свои «Матиссы» и не завозят зарубежных авто, при этом завод работает, люди ездят на отечественных машинах, и все счастливы. Такие страны, как Корея и Япония, ставят главной задачей насытить свой рынок собственными товарами на 80-90 %. А наш легпром застыл на 10 %, и отечественный производитель не защищается», - сетует президент ассоциации.

Без руля и без ветрил
Любовь Худова отдельно отметила отсутствие путеводных документов: «До 2015 года легпром развивался в соответствии с разработанной отраслевой программой. Теперь у нас нет такого документа. Есть только комплексный план развития легкой промышленности на 2015-2019 годы.

А это значит, что нет определяющих ориентиров, куда мы движемся и куда надо двигаться. С другой стороны, получается, что за четыре года мы завершили становление нашего легпрома?! Та же Корея шла к нынешнему высокоразвитому этапу при поддержке правительства 50 лет, а мы хотим развить и добиться каких-то существенных результатов за четыре года?!».

Меж тем председатель подкомитета легкой промышленности РПП по Карагандинской области Андрей Шмарин поставил вопрос еще детальнее: в Казахстане отсутствует регулирующий орган в сфере текстильной и легкой промышленности, который мог бы ставить и обосновывать текущие и перспективные задачи, четко их контролировать, помогал бы привлекать средства для их реализации и дальнейшего развития данной отрасли экономики.

«У нас нет ни министерства легкой промышленности, нет даже комитета в госорганах», - подчеркнул Андрей Шмарин. И предложил бизнесменам объединиться и самим создать такой орган или структуру, который целесообразнее открыть на базе НПП.

Председатель подкомитета убежден: его отсутствие огранивает практическую реализацию мер, способствующих развитию отечественной легкой промышленности, которая, по его мнению,  является неотъемлемым фактором преодоления технологического отставания страны.

Казахстан не должен оставаться рынком сбыта продукции, а сам может стать генератором новых идей, считает г-н Шмарин.

В частности, задачи становления и развития легпрома в Казахстане, сказал спикер, вызывают необходимость развития нескольких групп взаимосвязанных технологий и материалов, создание «умного» текстиля различного класса и назначения.

При этом, как он подчеркнул, развиваемые в рамках инновационной деятельности технологии в сфере легпрома подтолкнут развитие других секторов экономики  - химпрома и нефтехимической индустрии, машиностроения, медицины, сельского хозяйства, автомобильной и автодорожной промышленности, оборонной.

Я б в дизайнеры пошел…
Декан факультета легкой промышленности и дизайна Алматинского технологического университета Раушан Жилисбаева указала первопричину одной из актуальных проблем - недостатка квалифицированных кадров в данной индустрии.

«В Казахстане, к сожалению, нет ни одного НИИ в отрасли легкой промышленности, - проинформировала Жилисбаева. - Отсюда родом многие проблемы. Конечно, каждый вуз занимается самостоятельно своими научными исследованиями, но централизованного подхода во внедрении новых технологий, новых тканей пока нет».

Она обратила внимание также на еще одну тревожную тенденцию последних лет: «На данный момент в Казахстане 58 вузов готовят студентов по специальности «дизайн». Получается так, что данная специальность стала своеобразной лазейкой для желающих получить высшее образование. Потому что при поступлении абитуриенты сдают два творческих  экзамена, за счет которых набирают 50 балов. Таким образом, поступив на облегченных условиях, они становятся студентами и в последующем переводятся на другую специальность».

Кроме того, как она считает, требует совершенствования сама система подготовки специалистов. Прежде всего, надо учитывать опыт зарубежных европейских стран, где развита индустрия моды: там огромный акцент ставится на практику на предприятиях.

Пеняйте на себя
Евгения Кривошеина, исполнительный директор российской ООО «Стилон», предложила казахстанским коллегам взглянуть на проблемные вопросы еще под одним углом.

«Работая в пяти странах – России, Белоруссии, Узбекистане, Кыргызстане и Казахстане, - мы убедились в наличии общих для всего постсоветского пространства проблем, - пояснила она. - Условно я их поделила бы на две части. Первая – вопросы и проблемы, которые от нас практически не зависят: это вопросы ввозных пошлин, налогообложения, льгот. Однако львиная доля проблем зависит от нас, от предприятия».

В их числе она указала вопросы формирования себестоимости, издержки предприятия. «Бизнесмены часто говорят:  у нас маленькая прибыль, потому что у нас высокие налоги, высокие ввозные пошлины, соцотчисления. А то, что мы теряем по ходу производства, порой никто не считает. Расходы на материалы, неэффективные потери рабочего времени - перерывы, простои и остановки производства, потери на лишние передвижения. На каждом рабочем месте очень сильно теряем время. А ведь на производстве нет ничего его дороже.

Плохо используются площади, так как часто фабрики находятся в неприспособленных помещениях. Потери времени при логистике. В общем, постановка технологических и организационных процессов сегодня у многих в ужасном состоянии.

В итоге зачастую производства работают в режиме «тушения пожаров»: каждый день мы тушим пожары, бросаем силы туда, сюда», - обозначила она ежедневные реалии швейных производств.

Между тем, клубок таких внутренних и организационных проблем - высокий уровень издержек производства, слабая подготовка инженерно-технического персонала при низком уровне оплаты труда - приводит к  низкой конкурентоспособности, уверена Кривошеина.

Решение всех этих проблем она видит в автоматизации системы управления и производственных процессов при помощи специальных программ. «Люди должны делать минимум работы, которую не в состоянии делать машина», - заявила она.

Подытоживая выступление, Евгения Кривошеина отметила: «Не ждите милостей ни от кого - вы должны сами внутри производства налаживать процессы. Их эффективность является основным фактором конкурентоспособности швейного производства».

Клара Ларина, Шымкент

Кризис показал, насколько мы зависим от Китая

06 Май 2020 08:13 12501

Страны-конкуренты поддерживают свой легпром, Казахстан – нет.

Легкая промышленность Казахстана оказалась в трудном положении. Небольшую по размерам отрасль не отнесли к наиболее пострадавшим от воздействия пандемии коронавируса, притом что эта индустрия, помимо прочего, сильно зависит от курса доллара: сырье в стране практически не производится. Некоторые инструменты господдержки, предложенные малому и среднему бизнесу, оказались недоступными для предприятий легпрома. «Вишенка на торте» – история с защитными масками как показатель уязвимости государства и его отношения к собственным производителям.

Участники рынка перечислили меры, которые, на их взгляд, помогут бизнесу в этой сфере сориентироваться в новой экономической ситуации, адаптироваться, сохранить производство и обеспечить занятость.

Цены могут вырасти

На сегодняшний день в легкой промышленности Казахстана действует 992 предприятия, из них 13 крупных, 27 средних, 952 – малые. «То есть практически 90% бизнеса в легкой промышленности – это малый бизнес», – говорит президент ассоциации предприятий легкой промышленности РК Любовь Худова.

Удельный вес легкой промышленности к концу 2019 года составил 0,4%. «Численность предприятий доведена до минимума, примерно 60% их них заняты выпуском одежды. В отрасли трудятся около 13 тысяч человек, если какая-то часть будет сокращена, это нанесет колоссальный ущерб, потому что у нас 90% работников – женщины, матери, сокращение их вызовет социальную напряженность», – обрисовывает ситуацию спикер.

По ее словам, режим ЧП очень сильно ударит по отрасли. «Многие предприятия остановили работу. Отсутствуют заказы, нет реализации в торговых центрах, остаются нерешенные вопросы по стоимости арендных площадей. Можно работать, но куда реализовывать продукцию – большой вопрос», – говорит она.

По ее словам, сейчас работают в основном те предприятия, которые имеют обязательства по госзакупкам и заключали договора, например, в начале года. Но ситуация может измениться, и эти предприятия могут оказаться в очень сложном положении. Потому что сырье нужно закупать по новым ценам, договора были заключены ранее на условиях другого курса доллара», – говорит глава ассоциации. Она считает, что сроки исполнение обязательств по госзакупкам должны быть продлены, но пока этот вопрос не рассматривается и не решается.

Почему конкуренты сильнее

«Во всех странах мира легкая промышленность, учитывая ее социальную направленность, поддерживается с помощью налоговых послаблений или с помощью других мер от государства», – продолжает Любовь Худова.

Для примера она приводит страны, компании из которых присутствуют на рынке Казахстана и конкурируют с нашими производителями. «В Кыргызстане предприятия отрасли освобождены от всех видов налогов. Мощная поддержка оказывается в Белоруссии, России, Турции. В Узбекистане принят ряд постановлений и указов, направленных на развитие хлопковой, текстильной, швейно-трикотажной, кожевенно-меховой и обувной отраслей», – перечисляет спикер.

Кроме того, Россия, например, в нынешних условиях дополнительно поддерживает предприятия легпрома: их включили в список пострадавших от распространения коронавируса, 40% торговых площадей отдается под ритейл («это очень хорошая поддержка для легкой промышленности»), предоставляются различные льготы.

«Россия обнулила все налоги, это существенная поддержка. Не отсрочка, а именно обнуление. Такая мера помогла бы и казахстанским производителям начать работу и работать стабильно. Без вот таких мер господдержки удержать цены на прежнем уровне будет сложно. Потому что доллар вырос. 60% себестоимости составляет сырье, а оно почти на 100% импортируется. Наши производители будут прилагать усилия для стабилизации и уменьшения затрат, но без господдержки сделать это будет невозможно. Цены, на мой взгляд, вырастут», – говорит она.

«Мы считаем, что необходимо разработать стратегию развития каждой отрасли легкой промышленности Казахстана. Такие стратегии есть в Белоруссии (до 2050 года), в России (стратегия и программа). И, конечно, мы также хотим получить налоговые послабления, аналогичные послаблениям, которые есть в этих странах», – говорит спикер.

Когда уже нельзя не поддерживать

Основатель MIMIORIKI Инна Апенко рассказала, что в Казахстане не так много производителей, которые работают в розничном сегменте («это не так просто»).

«На протяжении последних лет власть говорит о том, что необходимо слезать с «иглы» госзакупок и уходить в розницу. Наша компания и ряд предприятий это сделали. Но кризис, возникший из-за пандемии, скажется прежде всего на нас, потому что розница просто закрыта», – говорит спикер.

Три года назад участники отрасли инициировали программу поддержки казахстанских брендов одежды и аксессуаров Kazbrands. Но она «зависла» в процессе обсуждения и согласования в госорганах.

«KazIndustry (Казахстанский центр индустрии и экспорта. – Ред.) очень помогает нам лоббировать ее на государственном уровне. Но минфин за три года так и не нашел возможность даже какую-то часть инструментов профинансировать. Сейчас как раз та ситуация, когда казахстанские бренды вообще могут умереть, и это тот момент, когда отрасль уже просто нельзя не поддерживать», – считает производитель.

Что поможет казахстанским брендам

Инна Апенко перечисляет основные, на ее взгляд, инструменты, которые помогли бы простимулировать казахстанские бренды.

Прежде всего – меры, связанные с арендой торговых площадей. Доля аренды в стоимости конечного продукта доходит до 30%, а у кого-то – и до 50%. «Мы просим и в рамках нашей программы просили субсидировать половину стоимости аренды торговых площадей. На время, когда торговые центры закрыты, просим арендные каникулы – чтобы торговые центры не взимали ни арендную плату, ни коммунальные платежи вообще. Какая-то часть ТРЦ уже подтвердила такие условия, но некоторые все еще находятся в переговорном процессе со своими арендаторами, особенно в регионах», – говорит собеседница.

Арендные каникулы, по ее словам, нужны с 15 марта до 30 июня («потому что торговые центры не откроются с 11 мая и не понятно, откроются ли 1 июня»). Субсидирование арендной ставки необходимо до конца 2020 года.

Еще одна необходимая легкой промышленности мера – обнуление импортной пошлины на сырье, которое не производится в Казахстане. «Мы зависим от импортного сырья, ситуация с коронавирусом и изменение валютного курса отразятся на его стоимости. Такая мера позволила бы нам сохранить как минимум тот уровень цены, который был до валютного изменения, до коронакризиса. Сейчас потребитель станет как никогда чувствительным к цене. За месяц-полтора мы все стали немного беднее. Несмотря на то, что себестоимость будет расти, мы ищем любые способы сохранить прежнюю цену», – говорит Инна Апенко.

Еще один инструмент, который обязательно нужно предоставить в этом году, – обнуление НДС для предприятий, выпускающих школьную форму. «Школьная одежда является обязательной. Покупать ее по более высокой цене чувствительно для потребителей, в том числе для многодетных семей. Обнуление НДС могло бы на 12-15% сократить стоимость школьной одежды для конечного потребителя», – уверена спикер.

Инструменты, которые не работают

Директор компании «КазСпо-Н» Елена Свечникова обратила внимание на то, что некоторыми инструментами предприятия легкой промышленности пользоваться не могут.

В их числе – субсидии для экспортно ориентированных компаний на содержание представительства, торговых площадей и складов за рубежом. Получить субсидии можно только в том случае, если казахстанская компания заключает договор аренды с ТРЦ или складскими помещениями или просто арендует офис. «Но российские компании не хотят работать с казахстанскими, потому что нужно дополнительно давать налоговые отчеты об уплате НДС. Мы готовы открыть компанию с учредителем-казахстанцем. Но если мы откроем в России, субсидии мы тоже не получим, потому что налоги будут уплачиваться в Российскую Федерацию. Этот инструмент очень нужен, но для легкой промышленности он не работает», – поясняет спикер.

Другой пример – возмещение части затрат на участие в выставке. «Для любого производителя в сфере легпрома это очень важно, компенсация – 40-50% в зависимости от размера бизнеса. Но эта сумма еще облагается налогом на прибыль в 20%, компенсация в итоге составил около 30%», – приводит цифры собеседница.

По ее словам, из-за этого казахстанские производители значительно проигрывают российским: на одной из крупнейших отраслевых выставок в Москве российские производители участвуют целыми стендами, потому что их участие на 100% оплачивает государство. «На этой выставке мы единственные от Казахстана. Потому что стоимость участия – около 4 млн тенге, даже с компенсацией 30% это все равно очень большие затраты. Многие не имеют возможности участвовать. Это выставка мирового уровня. Страновой эффект полностью отсутствует, видно всех, кроме Казахстана», – делится проблемой Елена Свечникова.

Она вспоминает, что в пору существования Нацагентства по экспорту и инвестициям KAZNEX INVEST участие в одной выставке в год казахстанским производителям оплачивалось полностью, сейчас этого инструмента нет. «Возможно, его можно было восстановить через другие программы», – предлагает спикер.

На ее взгляд, есть и «абсолютно бестолковый инструмент» – 100% оплаты торговой миссии. «Практика давным-давно показала, что у каждой отрасли есть отраслевые выставки, и клиентов мы набираем только там. Никакие групповые поездки всех сразу – и строителей, и пищевиков, и легковиков – не будут давать результат. Но это продукт есть, и он оплачивается», – говорит спикер.

Отсрочка по налогам – не мера поддержки

«Перед каждой компанией стоит вопрос: как пережить шторм? Нет тех, кто не пострадал. Время сейчас самый критичный фактор, действовать нужно максимально оперативно и на упреждение», – продолжает беседу директор швейной фирмы «Семирамида» Наталья Ахшабаева.

Она указывает на то, что отрасль не сможет воспользоваться всеми предложенными мерами. Например, с 1 января этого года вступили в силу изменения, внесенные в Налоговый кодекс, в частности освобождение от корпоративного и индивидуального подоходного налога до 2023 года. «Это отличная новость для МСБ, но она коснется только тех предприятий, которые оказывают услуги. Мы завозим сырье из-за рубежа, а значит, занимаемся внешнеэкономической деятельностью, и поэтому не сможем воспользоваться этой льготой», – поясняет спикер.

По ее словам, отсрочка уплаты налогов до 1 июня не может считаться мерой поддержки, так как бизнес не работает, нет начислений, нет отгрузки, соответственно, нет налога. «Отсрочка – это не мера поддержки, когда бизнес не работает. А если работает, то накапливает долги, и это хуже, чем платить вовремя», – подчеркивает Наталья Ахшабаева.

Он отмечает, что предприятия легкой промышленности не попали в список тех, кому дали послабления по налогам с фонда оплаты труда (ввели поправочный коэффициент ноль) до 1 октября 2020 года, также – нет и в перечне тех, кого до 1 октября освободили от налога на имущество.

Кабальным называет Наталья Ахшабаева НДС. Уплата этого налога происходит не кассовым методом, а методом начисления при отгрузке. «Никого не волнует, продан ли товар. Если ты его отгрузил, то обязан заплатить в казну», – поясняет она.

Также, по ее словам, международные эксперты по фискальной политике очень удивляются тому, что казахстанские предприятия уплачивают корпоративный налог 20% от полученной прибыли, хотя эти деньги снова инвестируют в производство. Получается, налог на налог.

НДС, КПН, пошлины

Наталья Ахшабаева также озвучила несколько предложений, каким образом можно помочь легкой промышленности пережить коронакризис.

«Предлагаем предоставить МСБ в нашей отрасли налоговые каникулы до конца 2020 года, а в дальнейшем разработать и внедрить упрощенный налоговый режим для малого и среднего бизнеса. Также – ввести единый налог с оборота 3-4%. По НДС: перейти на кассовый метод начисления. Обнулить НДС на школьную форму для казахстанских производителей. КПН сделать обязательным к уплате только при изъятии прибыли из оборота и отменить, если предприятие эти деньги из оборота не забирает (это позволит нам увеличить оборотные средства и направить их на модернизацию)», – перечисляет необходимые налоговые решения эксперт.

Далее: учитывая, что легпром – низкорентабельная отрасль, необходимо снизить базовую ставку Нацбанка, чтобы удешевить деньги, и давать кредиты не под 6-8%, а под 3-4%. Отметим, базовая ставка в настоящее время составляет 9,5%.

Также важным способом поддержки отрасли спикер считает введение 100% пошлины на такие ввозимые товарные позиции, как спецодежда, спецобувь, школьная форма. «Анализ этих товарных позиций показал, что бизнес готов закрыть по ним все потребности рынка», – комментирует она.

Кроме того, необходимо ускорить продвижение вопроса обнуления пошлин на материалы и сырье, которые в Казахстане не производятся (обращение в Евразийскую экономическую комиссию уже сделано).

«Внесение изменений в Налоговый кодекс именно сегодня было бы очень большой поддержкой производителей, не требующей затрат из бюджета. Если мы не сможем поддержать производителей из сегмента среднего бизнеса, то они уйдут в микро- или малый бизнес, где более комфортные условия для налогообложения», – уверена Наталья Ахшабаева.

История с масками: мы зависим от Китая

Любовь Худова рассказала, что поскольку в этот период население и больницы необходимо было обеспечить защитными масками, комбинезонами и другие медицинскими изделиями, некоторые предприятия начали выпускать эту продукцию. И столкнулись с проблемой: заказ не регулируется.

«То есть каждая компания должна произвести маски и самостоятельно найти, кому их поставить. Мы считаем, что в условиях ЧП и карантина это неприемлемо. Должен быть централизованный закуп этих изделий, и потом уже их распределение по больницам, аптекам и тем, кому нужно», – представляет позицию отрасли спикер.

Инна Апенко продолжает: «Около месяца была закрыта граница с Китаем – 80% бизнеса просто встало. Кто-то из швейников работает с китайским сырьем, наша компания не работает, но мы все равно ощутили, насколько беспомощными мы как страна становимся, когда граница с Поднебесной закрывается. Я убеждена, что это вопрос национальной безопасности. Объявили пандемию, а у нас даже запаса масок не было».

«Акиматы к нам обращались и просто заставляли снимать с потока текущий ассортимент и шить маски. Но как только граница с Китаем открылась, и, кстати, за наши деньги, деньги налогоплательщиков, министерство здравоохранения закупило в КНР одноразовые маски, то сразу почему-то определили максимальный порог цены, и казахстанские производители в очередной раз стали никому не нужны со своими масками», – говорит бизнесвумен.

Она считает такой подход в корне неправильным. «Есть тезисы о слышащем государстве, о развитии экономики простых вещей. Но вот наступает определенная ситуация, и мы видим зависимость государства и неготовность обрабатывающей промышленности закрыть даже базовые потребности внутри страны», – говорит собеседница.

По ее мнению, обрабатывающей промышленности нужен «особый фокус». «Стоимость нефти падает, мы страна, которая зависит от нефти. На протяжении десятилетий мы говорим, что нужно развивать обрабатывающую промышленность и тут же показываем абсолютное равнодушие государства к обрабатывающей промышленности. Это парадокс», – считает Инна Апенко.

Любовь Худова также уверена, что легкой промышленности требуется повышенное внимание государства, причем каждую из 16 подотраслей этой отрасли следует рассматривать отдельно, чтобы точечно оказывать помощь и создавать цепочку добавленной стоимости в стране.

Елена Тумашова

Как швеи помогают медицине

16 Апрель 2020 17:46 1201

Усилиями швейных предприятий и производителей медицинских изделий Казахстан смог нарастить число масок в стране до 1 млн единиц в сутки.

По данным МИИР, львиная доля из них, 680 тысяч штук, производится предприятиями по пошиву одежды.

Акция добра

Представители швейной промышленности, а зачастую это небольшой и даже маленький бизнес, несмотря на собственные проблемы, присоединились к республиканской акции #ЧелленджДобра, организованной Советом деловых женщин НПП РК «Атамекен» совместно с Фондом устойчивого развития и поддержки женского предпринимательства.

Женщины из разных регионов не остались в стороне в это сложное «коронавирусное» время. «Это своего рода челлендж, – говорит председатель регионального Совета деловых женщин Жамбылской области Айгуль Акчалова. – Акцию подхватили не только город, который может себе кое-что позволить, но и районы нашей области. Сельские женщины перепрофилировались, когда у нас объявили пандемию. Все, кто занимался пошивом сценической одежды, национальных костюмов, приданого и так далее, в момент карантина стали маски шить, спецодежду».

Защитные средства раздавали бесплатно центрам скорой помощи, блокпостам, домам престарелых и другим социальным учреждениям.

«Большую часть масок мы произвели без прибыли для себя», – рассказывает директор ТОО «ПК «АГФ групп» Гаухар Насырова из Шымкента. – Мы обеспечили масками некоторые жизненноважные на данном этапе предприятия Шымкента. Также продавали небольшим компаниям, которые покупали их для своих сотрудников. 3000 масок передали безвозмездно жителям жилого района Жанаталап Шымкента, которых закрыли на карантин в конце марта».

Актюбинская компания «ПО Глобал-Спецодежда» в короткие сроки переориентировала свое производство, взяв старт на пошив масок и спецодежды в борьбе с пандемией.

«Мы передали областному акимату все необходимые защитные средства от пандемии на общую сумму 1,5 млн тенге», – говорит руководитель предприятия Надежда Шабаева.

За свой счет предприятие обеспечило защитными средствами (маски, костюмы, медицинские шапочки, хозяйственное мыло) городские больницы, пенсионеров, нуждающихся, а также дежурных на блокпостах на сумму 1,4 млн тенге. Также рамках этой благотворительности в больницы будут поставлены теплые одеяла, подушки, покрывала, медицинская одежда, маски и мыло. В целом предприятие окажет помощь на общую сумму 4 млн тенге. 

Как выживает бизнес в условиях пандемии?

Эти вопросы мы адресовали частным предпринимателям, которые, несмотря на свои сложности, откликнулись на призыв помочь нуждающимся. Закрытие границ, девальвация еще раз наглядно показали, как важно развивать собственную промышленность. И наш бизнес не намерен сидеть сложа руки.

По словам Айгуль Акчаловой, у микробизнеса нет «жировой прослойки», заработанные деньги идут сейчас на покрытие расходов по развозке сотрудников, зарплату и благотворительность.

В настоящее время представители швейного бизнеса работают по старым госзаказам, есть вопросы по поставкам импортного сырья.

Но женщины, а в этой сфере в основном заняты представительницы слабого пола, не опускают руки. Она отмечает, что в любой ситуации есть окно возможностей.

Бизнес хочет перепрофилировать свою работу и сделать ее более автоматизированной, повысив долю добавленной стоимости продукции.

«Женщины хотят добавить дополнительные функции к своей работе. Если кто-то не может реализовать свое сырье или оборудование, мы готовы взять их с рассрочкой, на договорных условиях», – говорит она.

«Те планы, которые женщины определили по расширению деятельности, если они смогут претвориться в жизнь, после пандемии, я думаю, мы можем встать на ноги», – говорит собеседница.

По словам руководителя актюбинской компании Надежды Шабаевой, к ним часто обращаются женщины с просьбой о помощи.

«Мы закупили 40 бытовых машин, проводим среди них опрос на предмет выявления навыков шитья, всем нуждающимся в финансовой поддержке поставляем машинки. Женщины получают заказ на пошив полотенец, легких деталей, заготовок для защитных масок и медицинской одежды. Заготовки по готовности забирает специально оборудованная с учетом санитарных норм бригада», – рассказывает предпринимательница.

Компания обеспечила работой на дому 25 женщин Актобе и готова в ближайшее время дать заказы еще 40 жителям.

«Я горжусь теми, кто с большим желанием старается заработать и не отчаивается в трудную минуту. Это возможность для тех, чьи семьи сейчас оказались в безвыходном положении. Наша задача – дать удочку, а не рыбу. И тогда у каждой будет стимул раскрыть свой потенциал. Много чего лежит на хрупких плечах женщин. Нам есть, для кого быть разумными. Именно поэтому наша компания работает над расширением производства, и на данный момент идет строительство новой фабрики по пошиву защитных костюмов с созданием 500 рабочих мест», – говорит глава ТОО. Открытие намечается в июне этого года.

Конечно, есть свои сложности, признается она, как, например, проблема с залоговым имуществом для получения льготного кредита в рамках «Экономики простых вещей».

«Мы настроены на благополучный исход, ищем и привлекаем спонсоров для завершения проекта. В темные времена хорошо видно светлых людей. Хочется верить, что сильных и светлых людей станет больше и в обществе, и в бизнесе, а государство сможет, в свою очередь, оценить и поддержать их посыл, поощрять и помогать создавать еще больше рабочих мест», – добавила она.

По словам директора ТОО «ПК «АГФ групп» Гаухар Насыровой, из-за ситуации с пандемией в отрасли сократились объемы работы. Карантин сдерживает передвижение людей, товаров и услуг.

Из 120 швей 90 человек живут не в городе. Из-за карантина им приходится сидеть дома.

«Мы ищем швей в Шымкенте и всех приглашаем на работу. Со своей стороны мы гарантируем безопасные условия труда, развозку на нашем автобусе, питание и страховку. У нас есть постоянные клиенты в Алматы и Нур-Султане, которые ждут постельное белье нашего производства ARUA. Если карантин будет продолжаться в такой форме еще несколько месяцев, легкая промышленность, которая и так находится в наихудшем состоянии в Казахстане (не более 0,1% от доли ВВП), может оказаться в таком «пике», что не все компании смогут выйти из этого состояния», – говорит Гаухар Насырова.

Она отмечает, что нужно искать новые решения уже сейчас. Ассоциация предприятий легкой промышленности Казахстана написала письмо президенту РК о том, как можно выправить ситуацию в отрасли, и надеется на положительный ответ.