/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 419,55 Brent 36,55
Почему казахстанский МОН отказался от услуг «дочки» ООН

Почему казахстанский МОН отказался от услуг «дочки» ООН

ЮНЕСКО не провела до конца конкурс по привлечению экспертов в проект «Жас Маман».

08:00 22 Апрель 2020 7762

Почему казахстанский МОН отказался от услуг «дочки» ООН

Автор:

Майра Медеубаева

В октябре 2019 года комиссия по реализации проекта «Жас маман» определила ЮНЕСКО в качестве зарубежного партнера по привлечению международных экспертов в проект. ЮНЕСКО является специализированным учреждением ООН по вопросам образования, науки и культуры, а также имеет специализированный центр ЮНЕСКО-ЮНЕВОК, который служит развитию и укреплению систем ТиПО и подготовке кадров по всему миру. Основной задачей центра являются поощрение и поддержка стран, обеспечивающих техническое профобразование.

Реализацией проекта «Жас Маман» в Казахстане занимается МОН в лице подведомственного некоммерческого общества «Касипкор». В январе руководство НАО «Касипкор» встретилось с представителями ЮНЕСКО в Казахстане. 6 марта 2020 года на сайте организации была размещена информация о старте приема заявок в открытом конкурсе по привлечению международных экспертов для модернизации 180 колледжей в РК. Окончательной датой приема заявок значилось 17 апреля 2020 года. Но 3 апреля (за две недели до окончания тендера ЮНЕСКО) заседанием комиссии, созданной приказом министра образования, зарубежным партнером была определена Soprano Group (Финляндия). Что пошло не так и почему МОН не дождался результатов конкурса ЮНЕСКО, а самостоятельно выбрал поставщика услуг вне конкурсных процедур? Обо всем по порядку.

Как все начиналось

В январе 2019 года на торжественной церемонии открытия Года молодежи Нурсултан Назарбаев поручил разработать программу «Жас Маман» для подготовки специалистов по 100 востребованным профессиям. Как он сказал, в колледжах должно быть установлено современное оборудование и закуплено 400 комплектов для обучения специальностям. В июле 2019 года на заседании совета иностранных инвесторов Касым-Жомарт Токаев отметил, что основными проблемами профтехобразования в РК являются слабая материально-техническая база колледжей, несоответствие выпускников требованиям рынка труда и дефицит квалифицированных преподавателей. Поэтому принято решение о создании 180 колледжей и 20 передовых вузов. Из республиканского бюджета на эти цели в рамках первого этапа было выделено 58 млрд тенге, или $150 млн.

Как отмечалось выше, в ходе написания концепции было решено, что иностранным партнером выступит ЮНЕСКО, которая проведет тендер среди потенциальных поставщиков. Отметим, ЮНЕСКО – это некоммерческая организация и не получает доходы от участия в проектах. Как известно, Казахстан ежегодно производит взносы за членство в различных международных объединениях.

Общий бюджет проекта

В целом реализация проекта «Жас Маман» включает два основных направления – покупку оборудования и привлечение международных экспертов для консультаций. Для приобретения оборудования в МИО будут предоставлены целевые трансферты. На эти цели в республиканском бюджете заложено порядка 50 млрд тенге.

Вторая часть реализации проекта включает привлечение зарубежных экспертов (через госзадание в НАО «Касипкор»). В работу экспертов входит: проведение оценки текущего состояния организаций ТиПО и оказание содействия в подготовке программ обучения на соответствие международным стандартам; предоставление требований для отраслевой аккредитации организаций ТиПО; предоставление рекомендаций по необходимому оборудованию; обучение, поддержка и оценивание инженерно-педагогических работников по заявленной профессии; предоставление необходимых учебных материалов для обучения инженерно-педагогических работников. На эти цели заложены 2,7 млрд тенге. Предположительно, на данную сумму МОН и заключил договор с финской компанией. Официальный запрос inbusiness.kz, сколько составила сумма договора, в «Касипкор» оставили без ответа.

Что известно о компании Soprano Group. Как сообщается на сайте – это частная девелоперская компания, специализирующаяся на образовании, чья доля материнской компании Soprano Plc зарегистрирована на фондовой бирже, поддерживаемой Nasdaq Helsinki Oy. Реализует проекты в Финляндии и Швеции.

Мы за ценой не постоим?

Так как в «дочке» МОН не ответили, сколько составила сумма договора с финской компанией, придется отталкиваться от данных из открытых источников. Сумма опубликована на сайте сената парламента, можно предположить, что ей можно доверять.

Итак, на привлечение экспертов планировалось направить 2,7 млрд тенге. Сразу сложно сказать, много это или мало для такого объема работ. Поэтому будет опираться на данные, которые известны. В Казахстане имеется 180 колледжей в 14 регионах страны, их необходимо объехать, проанализировать учебные программы, объединить по признакам – аграрные, строительные, автодорожные и т. д., дать рекомендации по покупке оборудования и подготовке методических материалов и т. д. Ранее в Казахстане не проводили подобный аудит организаций образования, лицензии у вузов отзывали решением министерства. Поэтому сравним с тем, что есть – относительно свежей оценкой банковского сектора в Казахстане – AQR, которая закончилась в феврале этого года.

Как подтвердили источники, знакомые со спецификацией по оценке ТиПО, в ней прописано наличие 22 международных и казахстанских консультантов. Для сравнения, компания Oliver Wyman, победившая в тендере Нацбанка, для оценки 14 казахстанских банков привлекла 500 консультантов, порядка 70 сотрудников Нацбанка, более 70 независимых оценочных компаний. Стоимость услуг аудита банковского сектора составила 3,7 млрд тенге, т. е. на 800 млн тенге меньше, чем на оценку колледжей, заказанную МОН.

Безусловно, надо сравнивать сравнимые вещи, но в ситуации, когда других примеров нет, приходится отталкиваться от того, что есть. Можно предположить, что подсчет провизий, долгов, кредитов, залогов, все то, что предполагает аудит банковской системы, – это более объемная и сложная работа, чем подготовка рекомендаций по покупке оборудования и предоставление учебных материалов для обучения работников (данная информация, как правило, уже имеется на других языках, примером могут служить образовательные программы европейских стран).

Также траты на привлечение экспертов «Жас Маман» можно сравнить с расходами на содержание самого министерства образования. В целом содержание МОН в прошлом году обошлось бюджету в 7,0 млрд тенге. То есть траты на 22 экспертов всего в два раза ниже, чем деятельность целого ведомства.

Таким образом, незнание составляющих, из чего сложилась сумма в 2,9 млрд тенге, и отсутствие открытого конкурса не позволяют предположить реальную стоимость услуги. Открытый тендер, объявленный ЮНЕСКО, пройди он до конца – объявления результатов, позволил бы понять разброс по стоимости, в конкурентной борьбе компании шли бы на понижение цены. Но непонятная спешка МОН и выбор иностранного поставщика вне конкурентных процедур не позволяют узнать другие ценовые предложения.

Где местные кадры

Помимо отсутствия конкурентного отбора, к МОН возникают другие вопросы. Один из них – это местное содержание. В условиях ЧП правительство РК принимает ряд антикризисных мер для поддержки бизнеса: отменены налоги, введены кредитные каникулы, нефтяникам рекомендовано закупаться у отечественных товаропроизводителей. То есть меры направлены на максимальную поддержку бизнеса. И в этих непростых карантинных условиях МОН одним росчерком пера отправляет 2,9 млрд тенге в Финляндию. При этом данная спешка непонятна, в любом случае финны не смогут так скоро приступить к работе. Для этого есть объективная причина – отсутствие воздушного сообщения в карантинных условиях.

Другой вопрос: насколько данная работа требует специфических навыков и компетенций? Можно предположить, что требуется немало знаний и умений, но, возможно, такие специалисты есть и на казахстанском рынке. К примеру, реализовать проект может консорциум казахстанских и международных компаний, но не полностью отдавать заказ иностранным специалистам. В этой связи возникает вопрос: неужели за 30 лет в Казахстане не вырастили специалистов, которые способны провести оценку состояния колледжей и написать рекомендации по покупке современного оборудования? Обучено 10 тысяч человек по стипендии «Болашак». Безусловно, не все 10 тысяч человек учились проводить оценку колледжей. Но в данном конкретном случае МОН не может обвинять кого-либо в нехватке специалистов, так как подготовка кадров, необходимых рынку, – это его прямая задача.

…Карантин еще на неопределенное время оставит граждан многих стран невыездными и немобильными. Возможно, за это время МОН обоснует цену закупки, успеет провести конкурс по привлечению экспертов способом открытого тендера, а не станет откатывать весь тендер иностранной компании без конкурса, что не может не вызывать множества вопросов.


Комментарий МОН, полученный 23 апреля 2020 года

На вопросы inbusiness.kz отвечала директор департамента профтехобразования МОН Насымжан Оспанова.

– Почему был отменен конкурс, объявленный ЮНЕСКО?

– К конкурсу, объявленному со стороны ЮНЕСКО, МОН РК отношение не имеет. Предыстория вопроса с ЮНЕСКО. Конкурс по отбору зарубежного партнера был объявлен в сентябре 2019 года, разыгран в октябре. В нем приняли участие три международные компании – ЮНЕСКО, Soprano Group (Финляндия) и Технологический институт Южной Альберты – SAIT (Канада). Решением комиссии по реализации проекта «Жас Маман» выбрана ЮНЕСКО, так как она обладает большим опытом и признанием, а также выразила согласие на соблюдение всех условий, заявленных в рамках проекта. В декабре организации был отправлен договор на согласование и подписание услуг, но ЮНЕСКО выдвинула дополнительные требования.

Первый вопрос касался оплаты. В соответствии с нашим законодательством предполагается 30% в начале реализации проекта, 70% – итоговая оплата. ЮНЕСКО предложила изменить план финансирования четырьмя траншами: 30% – аванс, 30% – первая промежуточная оплата, 30% – вторая промежуточная, 10% – итоговая. (Минфин вынес данный вопрос на обсуждение. – Ред.). Следующее невыполнимое условие – исключение из проектного соглашения налоговых обязательств по КПН и НДС. Третье требование – исключение из проекта пункты, предусматривающие неустойку, если не будут выполнены определенные обязательства по мероприятиям.

Мы написали в организацию пять писем о необходимости подписания договора и реализации проекта, о невозможности исполнения данных требований, так как это нарушает законодательство. Финальное письмо было направлено в ЮНЕСКО в марте о том, что мы вынуждены менять зарубежного партнера из-за риска несвоевременной реализации проекта в связи с неподписанием договора со стороны ЮНЕСКО.

После отказа от услуг ЮНЕСКО для реализации проекта на рассмотрение комиссии по реализации проекта «Жас Маман» были внесены две компании, участвовавшие в конкурсе. В результате голосования членами комиссии принято решение об определении в качестве зарубежного партнера Soprano Group (Финляндия). Это организация, которая занимается подготовкой кадров, как для высшего послевузовского образования, так и ТиПО.

– 6 марта ЮНЕСКО объявила конкурс по привлечению экспертов. Это было сделано в рамках условий с МОН?

–Это их внутренняя процедура, к которой МОН не относится. Министерство намерено была заключить договор с ЮНЕСКО, которая должна была выполнить все взятые на себя обязательства. По нашим замерам, они должны были выполнить работу самостоятельно.

– Вы говорите о том, что в марте в ЮНЕСКО было отправлено письмо о смене зарубежного партнера, но в марте организация объявила конкурс и только 7 апреля разметила объявление об его отмене?

– Про их конкурс мы не знаем и не отслеживаем его, так как это их внутренний конкурс. Более того, ЮНЕСКО объявляет данный конкурс без подписания основного договора. В апреле в ЮНЕСКО было направлено письмо-уведомление о замене зарубежного партнера. Поэтому они разместили объявление о его отмене.

– Почему было решено отдать реализацию проекта иностранным компаниям, можно ли было создать консорциум и привлечь казахстанских специалистов, так как они лучше знают местный рынок профтехобразования?

– В концепцию проекта изначально была заложена идея внедрения лучшей международной практики и опыта, самое главное в проекте – это внедрение международного стандарта подготовки квалифицированных специалистов. Главный результат проекта – доведение колледжей до международной аккредитации. К сожалению, у нас нет таких компаний и экспертов. Это выяснилось в процессе отработки с отраслевыми ассоциациями согласно правилам реализации проекта. Ни одна отраслевая ассоциация не смогла предоставить ни одной отечественной компании, которая имела бы практику внедрения международных стандартов подготовки кадров, признаваемую отраслью экономики.

– Был ли открытый конкурс по поиску казахстанских компаний и специалистов?

– Таких конкурсов мы не проводили, так как в концепцию проекта изначально была заложена идея внедрения лучшей международной практики и опыта.

– Мог ли участником стать консорциум казахстанских и международных компаний?

– Мы не исключали такой подход. Главное в концепции – привлечение зарубежного партнера из числа стран ОЭСР. Эти правила были изначально объявлены на открытых площадках НПА и согласованы со всеми заинтересованными сторонами. Если бы условно ЮНЕСКО создала консорциум, мы бы на этот процесс никак не повлияли, поскольку основные обязательства по проекту будет выполнять ЮНЕСКО, мы заинтересованы в достижении качественного результата.

– Что касается компании Soprano, она будет самостоятельно проводить работу или объявит конкурс, как ЮНЕСКО?

– Сейчас заключен договор. Обязательства по выполнению проекта возложены на Soprano. Вмешиваться во внутреннюю работу по отбору экспертов мы не будем. Кого они будут привлекать и будут ли там национальные эксперты, мы не можем на это влиять. Это зависит от их внутренней политики.

– Можно ли внести изменения в концепцию и прописать там казахстанских экспертов?

– Поскольку процесс реализации проекта уже начат, многое уже сделано, и в середине процесса останавливать и менять концепцию не представляется возможным. Тем более с 1 сентября мы должны уже стартовать с обновленной программой, с обученными по новым компетенциям преподавателями, с первыми шагами внедрения международных стандартов подготовки кадров к аккредитации. Это занимает много времени, у нас и так много ушло на ЮНЕСКО.

– Почему из двух имеющихся компаний выбор пал на Soprano?

– Технологический институт Южной Альберты (Канада) предложил свои услуги только по 12 профессиям. Второе – они запросили 7,4 млрд тенге на весь проект, то есть в два раза выше имеющейся суммы. Соответственно, данную компанию отклонили по двум причинам: ограниченное количество профессий и увеличение суммы. Следующей рассматривалась Soprano, мы обратились за подтверждением компетенций данной компании в посольство Финляндии в Казахстане, получили отзыв посольства о работе и письмо-подтверждение от Национального агентства образования Финляндии о надежности компании.

– На какую сумму заключен договор с финской компанией?

– На ту же сумму без изменений, только мы хотели убедиться, что Soprano, так же как и ЮНЕСКО, будет внедрять международные отраслевые (профессиональные) стандарты, признаваемые в мире. Эти стандарты определяют требования к специалистам отрасли, на которые ориентируется производство в мире. Мы им это озвучили, компания дала свое согласие, в рамках данной суммы они обеспечат внедрение данных стандартов.

Общая сумма закупки составляет 2,8 млрд тенге на два года. На 2020 год предусмотрено 1,8 млрд тенге. В целом, если всю сумму разделить на 180 колледжей, получается порядка 14-15 млн тенге на одно учебное заведение.

– Из чего сложилась сумма в размере 14-15 млн тенге?

– Обязательной процедурой бюджетной заявки является бюджетная комиссия, она согласовывается с минфином, там существуют нормативы, в которые мы должны уложиться, превышений быть не может. В стоимость услуг вошли разработка и внедрение образовательных программ, соответствующих международным стандартам, повышение компетенции преподавателей и их сертификация для предоставления права вести занятия в соответствии с международными стандартами, выстраивание стратегии развития колледжа, а также сопровождение колледжа для прохождения международной аккредитации. Данная сумма внесена на рассмотрение РБК и одобрена.

– Эксперты считают, что цена за подобную работу может быть в разы меньше. Можете прокомментировать данный момент?

– В рамках проекта выстраивается национальная экосистема подготовки кадров на основе лучших мировых практик, мы считаем, что данная сумма для реализации вышеуказанных задач невысокая. Кроме того, централизованный подход привлечения зарубежного партнера для 180 колледжей обеспечило снижение стоимости услуг зарубежного партнера. В случае предоставления услуги за меньшую стоимость повлекло бы снижение качества предоставляемых услуг. И, следовательно, риск не достижения результатов проекта.

– Колледжи можно сгруппировать по направлениям, отдельно для каждого из 180 колледжей не будет разрабатываться программа. Образовательные программы уже существуют в других странах, компания только адаптирует их под местный рынок, учитывая, что ТиПО будут подводить под международные стандарты.

– У нас существуют свои профессиональные стандарты, типовые программы и требования нашего рынка. Второе, программы должны соответствовать тем самым международным отраслевым стандартам, чтобы студенты имели возможность получить международный сертификат на определенную компетенцию и найти себе применение в любой точке мира. Такая модель подготовки кадров в отрасли нефти и газа уже существует в г. Атырау, колледж APEC Petro Technic. Такую модель учебного заведения подготовки кадров мы должны масштабировать на всю страну.

– Договор заключен?

– Переговоры были проведены посредством онлайн, и в настоящее время договор заключен. Процесс идет.

– Что касается оборудования в рамках проекта «Жас Маман», его уже приобретают?

– С декабря идут конкурсные процедуры, есть результаты по регионам. На площадке НАО «Талап» колледж, который приобрел оборудование, выставляет фото и технический паспорт оборудования, информацию о поставщике и состав комиссии. Все заинтересованные лица могут сопоставить, что было заявлено в спецификации и что получено по факту.

– Почему оборудование закупается раньше оценки колледжей? Учебные программы будут притягивать под оборудование?

– У нас требования – центры компетенций, которые будут определены в рамках проекта «Жас Маман», их конечный результат – опережающая подготовка кадров для отраслей. Соответственно, мы уже предусмотрели этот момент. Наш ориентир – площадка WorldSkills, в которую наша страна вошла. При выборе оборудования мы брали за основу WorldSkills, второе – требования рынка. Сформированный перечень оборудования был согласован с отраслевыми ассоциациями и НПП «Атамекен» на предмет соответствия требованиям производства. Кроме того, данный перечень был согласован с ЮНЕСКО. Таким образом, все процессы проекта взаимосвязаны и логичны.

– На какую сумму приобретено оборудование?

– В целом на два года на покупку оборудования в бюджете заложено 54 млрд тенге. На этот год на оборудование предусмотрено 25,8 млрд тенге, по регионам уже порядка 49% конкурсов завершены, 15% будут к концу апреля, таким образом, порядка 60% конкурсных процедур будут завершены.

– Спасибо за комментарий.

Майра Медеубаева

Асхат Аймагамбетов: что ждет школы в новом учебном году

Чтобы не допустить новой вспышки коронавируса и обеспечить безопасность педагогов, школьников и родителей, учебный год в Казахстане начнется дистанционно.

14 Июль 2020 17:15 55146

Асхат Аймагамбетов: что ждет школы в новом учебном году

Первая четверть начнется дистанционно во всех школах страны. Исключение составят только отдаленные сельские малокомплектные школы. Об этом рассказал министр образования и науки Асхат Аймагамбетов на пресс-конференции в режиме онлайн. По его словам, ежегодно в осенний период сезонными ОРВИ заболевает порядка 70% детей.

«Только в малокомплектных отдаленных школах есть возможность организовать учебный процесс без угрозы для жизни и здоровья детей и педагогов. В этих школах обучается 5-15 детей. Дети ходят в школу пешком, и учителя тоже добираются пешком, и в целом есть возможность организовать учебный процесс для этих школ в традиционном формате», – сказал министр.

Что ждет первоклашек

По словам главы минобразования, если родители учеников младших классов будут настаивать на традиционном обучении, осознавая определенные угрозы, то такой вариант, в принципе, возможен.

«Если такие пожелания и такие (письменные. – Ред.) обращения будут, мы сможем обеспечить такую возможность. Конечно, это требует соблюдения очень серьезных санитарно-эпидемиологических норм», – сказал министр и объяснил, что в классах обязательно будут проветривать, кварцевать, всем, кто входит в школу, будут измерять температуру, обязательным станет и наличие санитайзеров, перемены будут организованы по-другому, а режим посещения школ будет организован в разное время. Классы будут небольшими – не более 10-15 человек. И будет реализован принцип «Один класс – один учитель».

«Мы приняли решение, что в начальных классах будет преподавать только один учитель. Те предметы, которые обычно преподает другой учитель, например английский язык, будут переведены дистанционный формат, – объяснил Аймагамбетов. – Первоклашкам, которые еще не умеют ни читать, ни писать, сложно учиться в дистанционном формате. Мы хорошо понимаем их родителей, которые сейчас обеспокоены. (…) Поэтому надеюсь, что все эти меры позволят минимизировать любые риски и угрозы для наших детей. Этот вопрос для нас является очень важным».

Из онлайна в офлайн не в школьной форме

Министр рассказал и про свое видение, как школьники и учителя будут возвращаться обратно – из дистанционки в привычные классы.

«Когда, уже после первой четверти, мы увидим устойчивое снижение заболеваемости и улучшение эпидемиологической ситуации, тогда школы перейдут в традиционный формат обучения», – сказал Аймагамбетов.

И, кстати, школьная форма в этом году будет не нужна. Когда школьники вернутся в классы, родителям не нужно будет бежать в магазины за школьной формой.

«Если после первой четверти мы будем переходить на традиционный формат обучения, никто в школе не будет требовать, чтобы родители купили школьную форму», – уточнил министр.

Он сказал, что понимает интересы компаний, которые шьют и продают школьную форму, но экономическая ситуация складывается так, что требовать с родителей учеников покупать школьную форму министр не может:

«Я понимаю наши крупные компании, которые занимаются именно этим видом бизнеса. Я читал их обращение о том, что в такое сложное время необходимо их поддержать. Но мы должны учитывать, что почти три с половиной миллиона детей придут в школу, и, учитывая сегодняшнюю экономическую ситуацию, мы приняли решение о том, что в школьной форме необходимости нет».

Что же касается учебников, то у всех детей они будут.

«Несмотря на то, что будет дистанционное обучение, у каждого ребенка должен быть бумажный вариант учебника. Вопросом обеспечения новыми учебниками мы уже занимаемся», – уточнил министр.

Педагоги будут учиться преподавать дистанционно

Педагоги будут учиться преподавать дистанционно. Об этом тоже рассказал Аймагамбетов. По мнению министра, традиционные уроки в классах и дистанционные сильно отличаются, поэтому с 20 июля учителя будут ходить на курсы, чтобы учиться преподавать дистанционно.

«Это очень важный процесс, поэтому перед нами стоит задача повысить квалификацию наших коллег, для того чтобы они могли преподавать в новых условиях. С 20 июля педагоги будут проходить курсы», – сказал глава минобразования.

Учителя будут изучать IT-технологии и основы киберпедагогики в дистанционном формате.

Также идет работа и над телеуроками.

«У нас есть договоренность с профильным министерством. Телеуроки уже снимаются, это тоже очень важное направление работы», – подчеркнул министр.

Аймагамбетов затронул и вопросы интернет-платформ, которыми пользуются учителя.

«Мы совершенствуем эти интернет-платформы. Сейчас уже проведена работа по модернизации, они стали более удобными, больше интегрированные с системой Kundelik и с другими. Учебные материалы уже на этих интернет-платформах для первой и во второй четверти нового учебного года уже готовы. В настоящее время дополнительно проводится работа, чтобы обеспечить доступность этих уроков для детей с особыми образовательными потребностями. Я имею в виду бюро перевода и увеличение шрифтов и так далее», – рассказал министр.

Он также сказал, что в министерстве учли те ошибки, которые были допущены в четвертой четверти. И сейчас школы оснащаются новыми компьютерами, которые можно будет отдать во временное пользование тем детям, которые в этом нуждаются.

«Закуплено более 36 тысяч компьютеров, и дальше до 1 сентября акиматы будут продолжать работу в этом направлении. Сегодня на заседании правительства данное поручение было дано», – сказал министр.

Катерина Клеменкова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Частные детсады в Казахстане на грани разорения

Куда после карантина пойдут дошколята?

27 Май 2020 09:14 2112

Частные детсады в Казахстане на грани разорения

Этот вопрос может стать острым, частный сектор дошкольного образования сейчас переживает не лучшие времена.

И даже открытие дежурных групп не спасает их, поскольку многие родители еще побаиваются водить в сады своих детей. По словам предпринимателя из Кызылорды Натальи Мишуковой, в дежурных группах по двое-трое детей и содержать учреждение ради такого числа детей невыгодно.

«Если не будет поддержки от государства, с той же самой дотацией, вы понимаете, сколько народу реально может выйти на забастовку», – говорит она на онлайн-совещании с участием НПП «Атамекен».

Практически у всех дошкольных организаций в разных регионах страны аналогичная ситуация. Есть проблемы с арендой помещений либо с банковскими платежами, с выплатой зарплаты воспитателям.

По словам директора детсадов в столице Айшат Вагаповой, они готовились к открытию к 1 июня, вызвали на работу своих сотрудников, подготовили запас дезсредств, масок, ковриков. Но после снятия режима ЧП прекратилось и госфинансирование.

«У меня почти 100 человек сотрудников, я им должна выплатить зарплату. А сегодня выясняется, что нет документа после ЧП, на основании которого будут выплачивать (госзаказ). Все руководители частных дошкольных организаций в панике. 70% в городе частных детсадов в столице в арендуемых помещениях, и нам никто не делает скидок! В трех садах у меня аренда, выставляют счета, хотя в мае мы не работали. Мы на грани закрытия! Как мы будем выживать, если нам не будут выплачивать в полном объеме госзаказ?!» – говорит она

Ее, как и других представителей МСБ, волнует будущее, которое становится весьма туманным с учетом прогнозов о второй волне коронавируса этой осенью и отсутствием госпомощи.

«Это крик души», – говорит женщина, ведь в детсады было столько вложено, в инфраструктуру, в людей, и закрыть их одним махом – решить судьбу многих работников, детей и их родных.

Как отметила предприниматель Кулянда Батырбекова из Алматинской области, у них в регионе более 600 детсадов получали госзаказ, а это значит, что более 50 тысяч детей могут остаться без должного присмотра, а 8 тыс. работников – пополнить ряды безработных.

По данным зампредседателя НПП «Атамекен» Олжаса Ордабаева, в Казахстане работают 4428 частных детских дошкольных учреждений, которые посещают 339 тысяч детей. 70 тысяч человек – это обслуживающий персонал.

«Сады могут просто закрыться, и непонятно, куда после окончания карантина пойдут наши дети», – говорит он.

Ордабаев предложил участникам совещания написать коллективное письмо для решения проблемы на уровне межведомственной комиссии, поскольку одно минобразования не все может решить.

«Вопрос стоит достаточно жестко, большое высвобождение на рынок пойдет. Говорили про дорожную карту бизнеса, но нужно понимать, что это в основном строительные проекты. Нянечек и воспитателей не отправишь на строительство зданий и дорог. Единственным вариантом является то, чтобы сохранить им рабочие места. Для этого нужна поддержка детсадов. Насколько я знаю, МОН прорабатывает совместно с минфином этот вопрос, но не все так просто, не все в их руках. Однозначно нужно стоять на том, чтобы сохранить госзаказ, чтобы выплачивать хотя бы минимальную зарплату работникам», – говорит он.

По мнению Олжаса Ордабаева, ситуацию можно было бы выправить, если бы государство продолжило бы выплачивать 42 500 тенге тем предпринимателям, чья деятельность не разрешена в карантинный период.

К работе совещания подключился и председатель комитета развития человеческого капитала и социальной политики бизнеса президиума НПП «Атамекен» Талгат Доскенов.

Он поделился видением ситуации на дальнейшую перспективу. Представитель НПП предлагает параллельно вносить предложение, чтобы в будущем подушевое госфинансирование было трехлетним, как и бюджет страны.

«То есть заключается контракт на три года, а с теми, кто только начинает, – на год. По родительской плате ограничений (со стороны госорганов) не должно быть. Ведь это риск предпринимателя. Если он завышает цену, никто в сады отдавать детей не будет. А если будет плата минимальной, то рентабельность будет падать», – говорит он.

Также он считает необходимым пересмотреть бизнес-модель детсадов.

«Все-таки частные детсады – это коммерческое предприятие, хотим мы этого или нет. По всей видимости, в дальнейшем, после коронавируса, нам нужно думать о том, чтобы коммерциализировать деятельность детсадов. Это будут дополнительные кружки английского или подготовка к школе, или сдача помещений в субаренду», – говорит он.

К сожалению, не удалось присоединиться к дискуссии представителям минобразования.

Но уже сейчас становится понятно, что данная сфера – дошкольное воспитание детей – затрагивает не только их участок ответственности, ведь дети и их воспитание, возможность родителям работать – это, по сути, тот вопрос, который касается развития общества в целом, экономики страны. Одно государство справиться с этим и обеспечить всех местами в детсадах в одиночку не сможет. В НПП намерены провести массовое анкетирование предпринимателей частного дошкольного сектора образования, чтобы отстаивать интересы этого бизнеса с цифрами на руках.

Айгуль Тулекбаева