Налоги для самозанятых на ГМК | Inbusiness
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 391,72 Пшеница 465,40
$ 379.29 € 426.4 ₽ 5.93
Погода:
+9Астана
+12Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 391,72 Пшеница 465,40
Самозанятые как возможность для ГМК

Самозанятые как возможность для ГМК

АГМП предлагает обложить налогами самозанятых.

Самозанятые как возможность для ГМК, ГМК,Самозанятые,налоги,Николай Радостовец,KEGOC ,РЭК,Недра,АГМП

5061 25 Май 2017 16:12 Автор: Жанболат Мамышев

Непомерная финансовая нагрузка на предприятия горно-металлургического комплекса должна быть снижена, полагает исполнительный директор республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Николай Радостовец.

В качестве того института, который позволит разгрузить ГМК от непосильной ноши, предлагаются многочисленные самозанятые, которые пока не несут прямой налоговой нагрузки.

«Финансовая нагрузка на предприятия ГМК в эти годы была чрезмерно велика. По нашим подсчетам эта нагрузка достигала 64%, потому что мы несем нагрузку и социальной ответственности в регионах, и по заключению меморандумов, и многое другое. Мы хотим сказать, что в обществе очень много самозанятых людей, которые вообще не платят, не отчисляют никаких налогов в бюджет. По некоторым оценкам, до трех миллионов самозанятых в Казахстане, и мы считаем, что в тот момент, когда обсуждается новый Налоговый кодекс, надо все-таки быть справедливыми и сказать, что для повышения престижа, значимости нашего сектора, чтобы сюда пришла молодежь, нужно создать материальные стимулы. Для этого нужно снизить нагрузку в ГМК. Однозначно нужно, чтобы самозанятые что-то платили, хотя бы какой-то взнос один раз в год», – сказал г-н Радостовец на XVIII международном горно-металлургическом конгрессе и выставке «АММ-2017».

По его мнению, это одна из причин, почему молодежь не хочет идти работать в сектор.

«Сейчас мы обсуждаем вопрос, нужно ли снизить финансовую нагрузку, потому что в стране есть около трех миллионов самозанятых людей, которые вообще ни за что не платят. Многие домработницы, строители где-то зарабатывают. Я думаю, что в новом Налоговом кодексе нужно дать возможность государству брать с этих людей хотя бы 50 тысяч тенге в год. Чтобы они хоть что-то платили», – пояснил глава АГМП свою позицию позднее журналистам.  

«С зарплаты металлурга, горняка, с предприятия удерживаются огромные суммы, а этот пласт людей вообще не виден в обществе, они прекрасно где-то зарабатывают. Честно говоря, это несправедливо», – полагает он.

По мере перераспределения налоговой нагрузки сектор ГМК, страдающий от нехватки квалифицированных и молодых кадров, станет более привлекательным для людей. В настоящее время в ГМК, включая сервисные компании, работает около миллиона человек.

«Надо дать обществу сигнал, что быть шахтером, металлургом – хорошо, чтобы жены говорили мужьям идти на шахтера, там нормальные условия. Где вы это услышите? Все говорят, иди юристом, брокером устройся», – сказал Николай Радостовец.

Он отметил, что возможность предприятий ГМК осуществлять модернизацию в первую очередь зависит от издержек, существенно влияющих на конкурентоспособность продукции горно-металлургической отрасли: затраты на электроэнергию, газ, транспортировку,  ГСМ и регулируемые коммунальные услуги.

«Проблема заключается в том, что всех потребителей страны законодательно обязывают участвовать в «общем котле» (через тарифы и различные платежи), за счет которого окупаются неэффективные и дорогостоящие проекты (единый закупщик мощности, РФЦ, естественные монополисты). Сейчас мы имеем своеобразный «налог на бизнес» прежде всего через, как ни парадоксально, энергетику. Получается, рынок мощности, введение которого отложено, вступит в силу с 2019 года, что предполагает, что более эффективные энергетические станции в частном секторе у предприятий ГМК должны будут отдавать более дешевую электроэнергию в котел, покупать свою же, произведенную своими компаниями, по более дорогой цене. Этот рынок еще не вступил в действие, но нам надо пересмотреть это законодательство и снять риски. Это очень важно на сегодняшнем этапе», – сказал Николай Радостовец.

Он отметил, что существенную долю в затратах на электрическую энергию занимает стоимость ее транспортировки по национальной электрической сети (АО KEGOC) и по сетям региональных электросетевых компаний (РЭК).

«За последние пять лет тарифы АО KEGOC выросли более чем в два раза. Сложилась совершенно неадекватная ситуация по рынку мощности. Нужно не только найти оптимальная модель, которая бы позволила нам построить крупные газотурбинные станции, но и серьезно посмотреть, а как покупается эта электроэнергия в регионах», – сказал он.

Г-н Радостовец отметил, что во всем мире промышленные предприятия платят меньше за электроэнергию, тепло и газ, чем население.

«Мы допустили существенный перекос. После 2000 года в ряде промышленных регионов, Карагандинской области,  Актюбинской области цена на электроэнергию для промышленных потребителей в два раза выше, чем для населения. Почему? Для заводов в три раза, есть области, где в пять раз разнится цена за кубический метр воды», – сказал он.

Другим моментом, несущим потенциальные риски, являются грядущие изменения в железнодорожной отрасли. Фактически по всем составляющим железнодорожного тарифа существуют предпосылки существенного роста тарифов как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

В 2015 году на услуги магистральной железнодорожной сети (МЖС) был утвержден тариф на 2016-2020 годы. В конце 2016 года АО «Казахстан Темир Жолы» выдвинуло предложение о выведении в самостоятельные услуги 10 крупных операций, занимающих существенную долю в тарифе МЖС. По предварительным оценкам экспертов, полагают в АГМП, доля исключаемых начальных и конечных операций в тарифе на МЖС может составлять до 45%. Также КТЖ предлагается разделение МЖС на две категории, что приведет к повышению тарифов.

«Я хотел бы сказать, что разделение магистралей на категории по железнодорожному транспорту может привести к удорожанию стоимости перевозок. Нам, как эспортно ориентированной стране, надо создавать зеленые коридоры, и пока от этого разделения магистралей на категории воздержаться. Нам нужно не отдавать в саморегулирование сферу локомотивов, потому что это тоже приведет к росту цен на перевозки. У нас серьезные проблемы с перевозкой грузов на порты. РЖД сейчас ограничивает наши перевозки. Мы имеем массу телеграмм», – сказал Николай Радостовец.

По его словам, речь идет о дискриминации казахстанских грузов в российских портах.

Что касается локомотивной составляющей, то в 2015 году в Закон «О естественных монополиях» были внесены изменения, предусматривающие отмену с 2017 года государственного регулирования цен на регулируемых рынках, в том числе на услуги локомотивной тяги. В Предпринимательский кодекс были приняты поправки о сохранении государственного регулирования цен на услуги локомотивной тяги и общего железнодорожного тарифа как общественно значимых товаров. Поправка была принята, но регулирование сохранено только до 2020 года. В рамках планируемого выхода КТЖ на IPO предлагается исключение регулирования локомотивной тяги из Предпринимательского кодекса. В результате, полагают в АГМП, отмена регулирования позволит монополисту пересмотреть свои тарифы в сторону повышения.

Кроме того, с начала 2017 года плата за пользование вагонами по сравнению с условиями инвентарного парка увеличилась в среднем в два раза. При этом технологический процесс для потребителей совсем не изменился.

Вместе с тем г-н Радостовец отметил свою удовлетворенность тем, что в рамках проекта Налогового кодекса идет речь о стимулировании более высокой переработки.

«Мы видим предложения по введению роялти как более интересного налога, именно с позиций МИР это было сделано. Мы видим предложение по льготированию добычи на более глубинных пластах наших залежей через снижение ставок НДПИ. Мы видим желание помочь отрасли», – сообщил он.

Жанболат Мамышев

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK