/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75 Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56 KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
Погода:
-8Нур-Султан
-10Алматы
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75
Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56
KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
Шаманизм обыденной жизни

Шаманизм обыденной жизни

На экраны кинотеатров вышел фильм «Облепиховое лето» о творчестве и судьбе известного советского, русского драматурга Александра Вампилова.

16 Ноябрь 2018 17:54 12928

Шаманизм обыденной жизни

Автор: Ольга Власенко Фото: Кино-Театр.РУ

Новости

Вчера
19:58

Предприниматели Шымкента заинтересованы в безопасном школьном питании

Вчера
19:32

«Горбатый мост» столицы обследуют для проведения капремонта

Вчера
19:13

Накопления фонда социального медстрахования составили 250 млрд тенге на начало 2020 года

Вчера
18:51

Более 200 человек вызволили спасатели с заснеженных трасс Восточного Казахстана

Вчера
18:29

МСХ РК: вопросы переработчиков мяса не останутся без внимания

Вчера
18:07

Индия приостановила проект Hyperloop

Вчера
17:45

Бронзу завоевал вольник Юсуп Батырмурзаев Казахстану на рейтинговом турнире в Италии

Вчера
17:23

60% поставщиков медуслуг, зарегистрированных в фонде социального медстрахования в рамках ОСМС, частные

Вчера
17:01

IATA отозвала код обозначения у казахстанской авиакомпании Bek Air

Вчера
15:03

Аким Алатауского района Алматы и его заместитель задержаны по подозрению в хищении бюджетных средств

Все новости

Александр Вампилов – автор ставших знаменитыми уже при его жизни и шедших в советских театрах в начале 1970-х пьес «Прощание в июне», «Старший брат», «Утиная охота». Последние две успешно экранизированы советским кинематографом, с такими актёрами в главных ролях, как Евгений Леонов, Николай Караченцов, Михаил Боярский, Олег Даль, Юрий Богатырёв, Ирина Купченко и другие. Это первое художественное биографическое кино о выдающемся советском драматурге, трагически ушедшем и не дожившем до своего 35-летия двух дней. А также художественный полнометражный дебют режиссёра театра и документального кино, актёра Виктора Алфёрова, поставившего уже немало спектаклей и снявшего три документальных фильма.

Картина получилась красивой, со своим авторским почерком, неторопливыми планами и плавными переходами от архивных документальных этюдов к художественному повествованию. В кадре всё гармонично – от мизансцен до аутентичных эпохе костюмов и деталей интерьера. В действии много картинности, живописности. Алфёров – мастер портретов, натюрмортов и пейзажей, часто снятых панорамной сьёмкой сверху. Возможно, виды с неба содержат символический смысл. Мне же кажется, это желание показать масштабность и необъятность уголков таёжной сибирской глубинки, откуда был родом, где жил и творил писатель. Натюрморты в застольных сценах графичные, минималистично строгие и в то же время сочные, с бутылками из зелёного и белого стекла с алкоголем советских марок, в окружении ваз с фруктами и традиционных блюд из «Вкусной и здоровой пищи». Глядя на всё это на экране, тоже хочется выпить и закусить.

Но главное, удался рассказ о творческом пути Вампилова, охватывающем последние два года жизни писателя. Интересно было наблюдать и узнавать получившиеся характерными образы других известных его современников: Беллы Ахмадулиной, Олега Ефремова, Николая Рубцова, Андрона Кончаловского. Увлекательны и метки диалоги персонажей, салонные и кухонные разговоры. Сквозь них проходит лейтмотивом схваченная вечная для России тема западников и почвенников, центра и периферии.

Александра Вампилова играет Андрей Мерзликин. Видно, что он хороший актёр, хотя широкой публике больше известен бандитскими ролями в сериалах. Перевоплощение удалось и внешне тоже, учитывая необычный, яркий, как можно судить по фотографиям, облик писателя. Отец Александра Вампилова, Валентин Никитич Вампилов, бурят по национальности, потомок аларских крестьян и местных буддистских лам, владел шестью языками (латинским, греческим, бурятским, русским, немецким, французским) и преподавал словесность. Хорошо знал русскую литературу. Младшего сына (в семье Вавиловых было четверо детей) назвали Александром в честь поэта Пушкина. Можно сказать, русские классики снились педагогу по ночам. В письме беременной жене он писал, что являлись ему во сне великие русские писатели, с которыми он пил водку и целовался в обе щёки, и что боится, как бы сын не сделался разбойником или писателем. Вскоре после рождения сына Валентин Никитич был расстрелян сталинской тройкой по доносу как «активный участник контрреволюционной панмонгольской диверсионно-повстанческой организации». Расстреляли и деда Вампилова по материнской линии, православного священника Прокопия Георгиевича Копылова. Не удивительно, что, имея, как сейчас говорят, такой бэкграунд, писателю приходилось нелегко, как, впрочем, и всему советскому народу, с грузом войны, репрессий и лагерной жизни за плечами.

В фильме отец является главному герою, как будто о чём-то пытаясь сказать. Да и сам сын, Александр Вавилов, зовёт его, желая знать страшную тайну трагической насильственной смерти. В картине спустя много лет мать рассказывает сыну, что, как ей сообщили, после ареста отец вскоре умер в больнице, но она его всегда ждала, и до войны, и после победы.

Линия с уже современным работником органов, представляющимся в компании снабженцем крупами (как тут же опасно шутит Александр – трупами), который приставлен к Вампилову и не только следит за ходом театральной постановки, но и набивается в приятели, – художественный приём, усиливающий драматизм удушающей политической атмосферы. Это уже не тот чекист, который просто стреляет в затылок, а поклонник таланта и благодарный читатель. Более того, он подобен Мефистофелю, искушающему драматурга проекцией на него власти и ответственности за судьбу страны и людей. Зло, обретающее добропорядочные формы, выглядит ещё страшнее. Это удаётся разглядеть писателю и передать на экране режиссёру. Если раньше глубинный мистический реализм подлинной жизни произведений писателя из глубинки не совпадал с партийной идеологией, то сегодня он не сочетается с современной потребительской установкой. Это предвидел и об этом писал драматург:

«В будущем человек будет представлять из себя сытое, самодовольное животное, размышляющее лишь о том, как бы устроиться ещё удобнее».

В картине много магического реализма. Кроме уже упомянутых холодно строгих и психоделических видов тайги, это дорога в её разных ипостасях – автомобильной, железной, просёлочной, а также Байкал с его хтонической водной гладью, куда едет герой, чтобы найти своё последнее пристанище. Сцена сожжения письменного стола, за которым работал писатель, отсылает своей жертвенной пироманией к картинам Андрея Тарковского. Гребущий в лодке отец напоминает перевозчика-шамана, посредника между мирами. Видение несколько раз повторяется, предвещая скорую смерть. Эпична линия берега озера, делящая мир на две половины – серую и чёрную, на этой грани лежит тело утопленника. План удаляется всё больше, камера взлетает всё выше, олицетворяя поднимающуюся ввысь душу. Картина может служить прекрасным примером поэтизации истории, нашего прошлого, открывающегося нам через магию жизни и творчества знаковой личности.

Ольга Власенко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Ставка на дебют

Как в Казахстане будут поддерживать начинающих кинематографистов.

26 Декабрь 2019 12:21 3623

Ставка на дебют

Дебютное кино стало одним из приоритетных направлений в работе Государственного центра поддержки национального кино. Структура, задача которой вывести отечественную киноиндустрию на качественно новый уровень, обеспечит начинающих талантливых кинорежиссеров всеми условиями, необходимыми для создания и продвижения картин. Об этом рассказала советник председателя правления НАО «ГЦПНК», куратор международного направления Анна Качко.  

О том, что киноцентр делает большую ставку на кинематографистов-дебютантов, свидетельствует тот факт, что в проводимых организацией питчингах дебютное кино выделено отдельной секцией. В рамках октябрьского конкурса кинопроектов, претендующих на государственную поддержку, поступило 38 заявок от начинающих режиссеров. Это главный показатель интереса со стороны кинематографистов, их желания снимать картины и достойно представлять страну на фестивалях с мировыми именами.

«В Казахстане меня знают как человека, который с удовольствием поддерживает начинающих кинематографистов и старается всегда найти новые таланты, новые идеи В общем-то, это задача любого продюсера. Много лет я руководила питчингом проектов в рамках фестиваля «Евразия», там призы завоевывали Эмир Байгазин, Адильхан Ержанов, Шарипа Уразбаева, Нариман Туребаев. Сейчас задача стоит более масштабная. В рамках тех важных направлений, которые мы определили в киноцентре, мы будем делать серьезный акцент на финансирование начинающих кинематографистов. Вы знаете, что мы впервые официально вывели дебютное кино отдельным подразделением в октябрьском питчинге. Конечно, мы понимаем, что самое важное для молодых талантливых ребят, которые хотят делать кино, а таких в Казахстане очень много, – это мотивация. Они хотят понимать, что действительно смогут реализовывать все свои задумки в казахстанском кино. Киноцентр дает такую возможность – любой желающий снимать режиссер и сценарист может представить свой проект любого жанра на суд экспертного совета. Единственным и очень важным условием для подачи в секцию полнометражных дебютов является наличие у режиссера уже снятых коротких метров, которые тоже рассматривает экспертный совет вместе со сценарием и другими творческими материалам (смотрите заявку на фильм на сайте киноцентра). Если режиссер не снимал короткометражные фильмы, но чувствует в себе талант и желание – он может получить в киноцентре финансирование на короткий метр. Такую секцию мы тоже объявили на конкурсе в октябре.

Таким образом начинающим в Казахстане предоставляются идеальные условия для начала профессиональной карьеры. Только снимай! Для нас очень важно открывать новые имена», – говорит Анна Качко.

В мировой практике дебютанты давно представлены как отдельная масштабная секция. Здесь новичками считаются не только те, кто снял и представил свой первый фильм, но и авторы вторых своих картин. В киноцентре мы этот опыт переняли, теперь в нашей стране поддерживают первые и вторые киноленты дебютантов.

«Даже на Каннском кинофестивале – крупнейшем фестивале в мире – есть секция, которая называется «Неделя критики», где показывают только первые и вторые фильмы. Многие известные сегодня режиссеры стартовали именно там. То есть наряду с основным конкурсом Каннского кинофестиваля проводится параллельный конкурс, который привлекает огромное внимание публики и критиков, и мое в том числе. Отборщики ведут огромную работу в течение года, ездят по всему миру, ищут и смотрят дебюты. Это очень сложная задача. Всегда проще, когда есть уже заявившие о себе имена. А дебютантов нужно искать, как жемчужины, по всему миру. И для нас очень важно, чтобы казахстанские режиссеры знали, что их дебютные фильмы могут попасть в любую программу, на любой кинофестиваль мира. Никаких ограничений нет», – заверила советник председателя правления НАО «ГЦПНК» Анна Качко.

В истории современного казахстанского кино уже есть успешные примеры достойных презентаций отечественных дебютов на мировом уровне. Так, в основном конкурсе кинофестиваля в Берлине был представлен сценарист и кинорежиссер Эмир Байгазин с дебютной картиной «Уроки гармонии», на фестивале в Локарно (Швейцария) отметили дебют кинорежиссера Шарипы Уразбаевой с фильмом «Марьям», и многие другие.

«Мы планируем на официальном сайте Государственного центра поддержки национального кино создать рубрику, где будут собраны все мероприятия, все события, связанные с информацией, полезной для молодых начинающих кинематографистов. Таких мероприятий очень много, и мы обязательно будем о них сообщать. Наши кинематографисты должны знать, что каждый из них может подать документы и принять участие в воркшопе, фестивале или творческой лаборатории любого масштаба», – сообщила Анна Качко.

В Алматы состоялась премьера спектакля «Иранская конференция» по пьесе Ивана Вырыпаева

Как поясняет режиссер Вероника Насальская, персонажи пьесы – это сложные, требующие эволюции образы.

05 Декабрь 2019 08:00 5636

В Алматы состоялась премьера спектакля «Иранская конференция» по пьесе Ивана Вырыпаева

Фото: Елена Петрова

Это прекрасный и сложный материал, который смогли донести до нашей публики актеры Кубанычбек Адылов, Дмитрий Хольцманн, Вячеслав Евстафьев и Вероника Насальская. Спектакль идет 2,5 часа, без антракта и, можно сказать, на одном дыхании. Минималистические декорации призваны подчеркнуть главное – то, что происходит в головах зрителей. Если, по мысли Фридриха Ницше, трагедия рождается из музыки, то в «Иранской конференции» действие рождается из мысли.

На сцене мы видим разных людей и разные точки зрения, некоторые из них кажутся диаметрально противоположными. Но все имеют право на существование и заставляют не только задуматься, но встать на позицию другого. В них есть самое важное, чего не хватает современному человеку, несущемуся сквозь поток меняющейся информации: возможность остановиться, чтобы думать и чувствовать. Право человека на информацию оборачивается утратой знания и манипулятивным бесправием.

Придуманные Вырыпаевым герои – европейцы, люди Запада, размышляющие о Востоке, очень широком понятии, выросшем из западного противопоставляющего взгляда. Европоцентризм и ориентализм живы до сих пор и не ушли со сцены. Мюнхгаузену по-прежнему сложно вытащить себя за волосы. Но в конце действия появляется просветленная иранская поэтесса, звучат стихи и музыка. Этот образ обращен к нашему эмоциональному интеллекту. Ведь всегда есть что-то большее – мечта, идеал, идея. К чему мы можем и должны быть устремлены, и то, что нас неизменно объединяет. Когнитивный диссонанс – беспокойное, но ценное состояние души, обозначающее ситуацию выбора. И очень важно понимать то, как мы из него выходим и какие задачи перед собой ставим.

Остается поздравить театр БАТА с премьерой на новой сцене. И поблагодарить за предоставленную возможность пережить интеллектуальные эмоции.

Вероника Насальская ответила на вопросы inbusiness.kz.

– Пьеса Вырыпаева увидела свет два года назад. Как пришла идея ее поставить и в чем ее актуальность сегодня?

– Она стала даже актуальнее. Вероятность падения бомбы на Иран возросла за это время. У нас как-то мало принято интересоваться новостями из жизни дальнего зарубежья. Я до столкновения с этим материалом глубоко не вникала в тему ближневосточного конфликта. Когда начали репетировать, ситуация сделалась более острой и резонансной. Иран и США находятся на грани войны.

Но выбор пьесы не продиктован политическим контекстом. Он обусловлен творческим поиском театра БАТА – вопросами не столько социально-политического, сколько духовного, мировоззренческого характера. Был большой риск – это текст, который звучит без перерыва два с половиной часа. Мы решили, что в нем не будет никакого визуального сопровождения, фонограммы, световых эффектов и декораций. Хотя все это имело место в предыдущих постановках этой пьесы – в постановке самого Вырыпаева на английском языке в Польше, или Рыжакова в Театре наций, или в спектакле Театра Евгения Миронова. Во всех постановках, которые я знаю, в основном имитируется конференция с микрофонами и кафедрами. Чаще всего с LED-экранами с большой проекцией лиц выступающих. Мы рискнули обойтись без всего этого и использовали условный прием, когда десять персонажей пьесы играют всего четыре артиста. Актеры перевоплощаются в разных персонажей – прямо на глазах зрителей один человек меняется и становится другим. Это больше всего я люблю в нашем театре. Хотелось обозначить зону артиста между ролями. С премьеры работа над спектаклем только начинается. Я благодарю Ивана Вырыпаева за эту возможность. Я сегодня очередной раз влюбилась в этот текст.

– В чем еще заключается Ваша редакция пьесы? Насколько она согласована с автором и находитесь ли Вы с ним в диалоге?

– Постановка стала возможностью познакомиться с ним лично. У нас есть общие профессиональные бэкграунды. Один из его учителей, Александр Семенович Кокорин, сотрудничал с театром «ARTиШОК». Его я могу причислить к числу и моих учителей. Я всегда наблюдала за творчеством Ивана, и когда мы в Сети увидели фрагменты пьесы, то решили, что это то, что нам нужно. Мы связались с автором. На сегодняшний момент это первая постановка пьесы в Центральной Азии. Иван сказал такие слова: «Я надеюсь, что эта пьеса поможет изменить нам что-то в самих себе». Делая этот спектакль, ты сам сильно меняешься внутри. Трансформация – то, что сейчас происходит с нами. Мы надеемся пересечься на ближайшем фестивале с Вырыпаевым, чтобы он посмотрел нашу работу.

– Что именно поменялось в вас?

– У всех по-разному. Хотя для некоторых из нас вначале она выглядела далеким мировоззрением, но в процессе репетиции произошли изменения во взглядах и трактовках. Одно дело просто соглашаться, но находиться на берегу реки. Другое – войти в реку. Нам пришлось поменяться личностно и дорасти до интеллектуального уровня героев. До их духовного, культурного опыта. В данной пьесе невозможно просто сыграть, нужно дотянуться личностно самому. Мы усваивали большое количество информации, разные взгляды разных людей. Чтобы сделать все это максимально своим, нам пришлось очень гибко подойти к исследованию того, что же за взгляды, ценности у наших героев.

– Насколько герои, их взгляды и ситуации выдуманы автором, а насколько они документальны?

– Насколько я могу судить, автор собрал и выносил образы своих персонажей. Вектор некоторых из них уже был задан в других его произведениях. Например, персонаж, похожий на жену премьер-министра Эмму Шмид, появлялся у него в пьесе «Сахар». Какие-то из них вырастают из его личной жизни. Так, одну из пьес он посвятил своему другу, покончившему жизнь самоубийством. В спектакле есть аллюзия на него. Один из героев очень сильно похож на самого Вырыпаева, поэтому мы сделали его похожим и внешне. Какие-то образы автобиографичны, а какие-то вымышлены. В пьесе сочетаются элементы документальности, личного опыта и художественного воспроизведения. Это одна из самых зрелых пьес Ивана Вырыпаева.

Ольга Власенко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: