/img/tv1.svg
RU KZ
«Создаем кластер торговли, чтобы весь движняк там был»

«Создаем кластер торговли, чтобы весь движняк там был»

В Караганде не зацикливаются на якорных проектах в ГМК.

12:01 06 Август 2019 3692

«Создаем кластер торговли, чтобы весь движняк там был»

Автор:

Олег И. Гусев

Продолжение интервью с заместителем акима Карагандинской области Алмасом Айдаровым. Первая часть беседы была посвящена инвестициям в промышленность и переработку.

– Наши прошлые интервью были посвящены больше цифрам, а сегодня мы обсуждаем конкретные проекты.

– С цифрами, слава богу, все в порядке. Та база, которая нам досталась: «Арселор», «Казахмыс» – это супер, она должна поддерживаться на уровне, а в идеале – расти. По меди, к слову, рост составил 18%. Но мы понимаем, что это базовые металлы, и они зависят от мировой конъюнктуры: любой скачок на мировых биржах очень сильно на нас отражается. Поэтому диверсификация в промышленности – это одно. Но нужен рост и в других отраслях.

Как убить двух посредников

– Тогда давайте перейдем от горно-металлургического комплекса к другим крупным проектам.

– Из значимых на сегодняшний день это оптово-распределительный центр «Альфарух».

– Они недавно получили субсидии по программе льготного кредитования приоритетных отраслей.

– Ранее получали по ДКБ, сейчас по новой программе «Экономика простых вещей». 60 гектаров земли, почти 70 тыс. кв. метров площадей, климатические склады, кросс-доки на 164 места, то есть единовременно 164 машины могут парковаться и торговать. Там же растаможка, там же экспорт, все можно на месте оформлять.

В Караганде мы всему потоку южных машин, которые уже даже территория рынка не вмещает, ограничивали заезд в город до пяти часов утра. А теперь поток по [новой строящейся] объездной дороге зайдет в «Альфарух», никаких посредников, никаких воротил. Условно говоря, узбекская машина зашла, захотела – растаможилась и оставила товар или после растаможки заехала в кросс-док и с кузова торгует. И мы как минимум двух посредников убиваем.

– Время торговли с обозов у дороги ушло?

– Все цивилизованно, зимой тепло, летом прохладно. Стоят экраны, как на бирже, где высвечивается средняя цена, чтобы оптовый покупатель сразу видел. Плюс огромные климатические и сухие склады. В последующем нужно будет выстраивать именно онлайн-торговлю, чтобы клиенты, привыкнув к качеству и порядку, подавали заявки-фьючерсы заранее. Например, северянин заявит, что «я готов через три дня забрать столько-то тонн овощей». Южанин, что едет к нам, видит эту заявку – и сделка состоялась. Ну и плюс здесь же еще есть огромный центр розничной торговли.

– Вы, я слышал, и электронщиков хотите всех сюда пристегнуть.

– Мы хотим сделать здесь центр концентрации онлайн-торговли, сконцентрировав все разрозненные магазины, которые занимаются электронной коммерцией. Хотим создать на этой базе кластер торговли, чтобы весь движняк там был.

– Какой-то такой свой вариант карагандинского ГЧП: частник что-то начинает делать, а исполнительная власть помогает доводить проект, предлагая свои, нужные ей фишки.

– Мы землю выделили, внешнюю инфраструктуру, какая нужна – тепло, вода, ж/д – это все подводим. Понимая, что потоки большие, второстепенную дорогу строим. Кластер хороший будет. Мы были там недавно с американцами, которые рассматривают возможность строительства мясокомбината. Заехали на «Альфарух», чтобы дать им понимание об инфраструктуре области. Они были поражены. Дама из делегации, которая работала в Walmart, заявила, что «в Средней Азии такого уровня точно нет».

Не хлебом единым

– И что решили с мясокомбинатом?

– Расстроенные уехали. Говорят, что «у нас в Техасе в сутки порядка 3000 голов мы забиваем, здесь хотя бы 500 в сутки надо». А у нас самое крупное хозяйство под Карагандой всего 7000 голов, в этом году будет 10 000.

– Ну да, если по 500 будет забивать…

– Ему работы на пару недель. Они и говорят: «Столько земли в Карагандинской области…»

– Так пусть комплексно решают задачу.

– Вот и поехали думать, что им придется поддерживать малые крестьянские хозяйства и свои фермы ставить. Плюс, по данным космической разведки, почва и вода как раз на стыке Карагандинской и Павлодарской областей – идеальное место для разведения мелкого и крупного рогатого скота. У нас 35 млн га пастбищ в регионе. Австралия – мировой лидер, которая весь мир мясом снабжает, у них 200 млн га пастбищ. Пятая часть австралийских пастбищ у нас в области есть. Я не сельхозник, но интуитивно понимаю, что у нас очень мало скота.

– К слову, право говорить «Мы кормим весь Союз» имели только две советские республики: Украинская и Казахская.

Справка. Треть в структуре ВВП Казахской ССР составляло именно сельское хозяйство.

Источник: Министерство национальной экономики РК

В 2016 году в структуре валового внутреннего продукта по видам экономической деятельности сельское, лесное и рыбное хозяйства занимали 4,6% (4,8% в 2015 году), практически столько же, сколько здравоохранение и образование вместе взятые (4,7%).

Источник: Комитет статистики МНЭ РК

В 1991 году посевная площадь сельскохозяйственных культур в Казахстане составляла 34 935,5 тыс. га. К 2016 году она сократилась почти на 40%, до 21 473,6 га, в том числе по зерновым (включая рис) и бобовым  в 1,5 раза, сахарной свекле – в 3,6 раза, табаку – в 7,5 раза, картофелю – в 1,2 раза, кормовым культурам – более чем втрое.

Источник: Комитет статистики МНЭ РК.

– Самое перспективное у нас в Карагандинской области сейчас – это мясное животноводство.

– Казахи мясо никогда не перестанут есть.

– Но приезжают американцы и нас, которые веками занимались животноводством, учат. Сейчас они боятся торговых войн США с Китаем, поэтому им выгоднее ставить мощности у нас и отсюда торговать с КНР. Но им нужно количество не 500 голов в сутки. 10 000 откормплощадка для нас считается большой, а американцы в день забивают 3000. Масштабы разные.

Сельское хозяйство уже много лет в структуре нашей области занимает 4%. Сколько бы ни субсидировали, сколько бы ни вливали – четыре процента, хоть убей. Значит, там низкий КПД, значит, там надо искать какие-то высокодоходные вещи.

– А мы не можем создать образцовое государственное хозяйство?

– Сейчас принцип Yellow page, Предпринимательский кодекс запрещает создавать предприятия там, где есть конкурентный рынок.

Справка: Yellow pages rule – «желтые страницы» по примеру Сингапура, США, Люксембурга, Норвегии. Принцип достаточно простой и жесткий – там, где может работать частный сектор, там должно быть ограничено функционирование государственных предприятий.

– Но тогда ведь можно найти такого же предпринимателя, как «Альфарух», с хорошей залоговой базой, чтобы он мог взять миллиардный кредит. А исполнительная власть ему также слегка поможет с инфраструктурой и прочими полезными вещами, что бы он создал хозяйство на 7000 голов?

– Больше (улыбается). Нашли уже.

– Вот как.

– Пока не могу рассказывать детали, но потенциальный инвестор есть. Исследования показали, что количество солнечных дней в Карагандинской области, река Нура, канал Сатпаева и большие пастбища позволяют нам иметь большие хозяйства и откормочные площадки. Мы договорились так: 10 000 га ему находим с водой, и он здесь разворачивает крупное современное хозяйство с иностранным участием именно по мясному животноводству, чисто КРС мясной породы. Завозит свой племенной скот.

– Опытные животноводы?

– Не новички. Но везде, где они размещаются, они были ограничены в росте: либо нехватка воды, либо земли. «Дайте землю и воду и не мешайте», – говорят.

Дали?

– Даем.

– Тогда приглашайте inbusiness.kz на подписание контракта.

– Обязательно.

Олег И. Гусев

Иноземные деньги. Откуда, куда и зачем текут инвестиции

Пришло ли время, когда Казахстан может сам выбирать приоритетное направление для привлечения инвестиций?

26 Сентябрь 2020 08:59 1547

Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) эксперты называют хлебом любой экономики страны. Поэтому борьба за них всегда актуальна. В Казахстане за их приток отвечает АО «НК «KAZAKH INVEST». За эти годы поток иностранных инвестиций в страну был разным: от бурного до небольшого ручейка. Для Казахстана они являются не только источником капитализации, но и возможностью завести в страну новые технологии. О том, как идет этот процесс, inbusiness.kz поговорил с управляющим директором национальной компании Айбеком Турсынгалиевым.

Айбек Алибекович, какие отрасли больше всего привлекают инвестиций? Есть ли изменения в приоритетности отраслей в последние годы?

Традиционно – это горно-металлургический комплекс. Если посмотреть статистику прошлого года, то валовый приток ПИИ в Казахстан составил $24,1 млрд, наибольший объем валового притока в разрезе отраслей приходится на горнодобывающую промышленность – $13,6 млрд (56,3%), обрабатывающую промышленность – $3,5 млрд (14,3%) и торговлю – $3,0 млрд (12,3%). Также, крупные инвестиции поступают в сферу транспорта, финансовую и страховую деятельность, строительство и т.д.

Если рассмотреть отдельно структуру обрабатывающей промышленности, то наибольшие объемы инвестиции наблюдаются в металлургической отрасли – $2,8 млрд, или 11,6% от общего объема инвестиций; в производстве резиновых и пластмассовых изделий – $204,9 млн, или 0,8%, и в производстве пищевых продуктов и напитков – $135,7 млн, или 0,6%. В последнее время отмечается тенденция прихода ПИИ в АПК и энергетику.

Что, кроме сырья, привлекает инвесторов?

Казахстан привлекателен для иностранных инвесторов ввиду двух важных факторов. Первый – относительно недорогая и квалифицированная рабочая сила. Второй – доступность и дешевизна таких ресурсов, как газ, электроэнергия, вода и прочее. Да, в последние годы Казахстан демонстрирует высокий инвестиционный потенциал. Но нет ничего постоянного. Так что за инвестиции надо бороться. У нас есть ряд преимуществ, в том числе, стратегическое положение страны как основного коридора, связывающего Китай с Россией и Европой посредством новых железнодорожных и автодорожных сетей. Это дает нам возможность быть основным «звеном» в новой китайской инициативе «Один пояс – один путь».

Согласно данным Национального банка РК, на протяжении всех лет независимости объемы прямых инвестиций в большей степени растут. С чем это можно связать: с интересом к Казахстану как к политически устойчивому государству, с растущим спросом на сырье или еще с чем-то?

Да, рост есть. Зачастую это уже реинвест в действующие проекты, идет диверсификация бизнеса. Я считаю, что мы для удержания лидирующей позиции в странах Центральной Азии должны максимально использовать все имеющиеся возможности и принимать волевые решения. Наши соседи активно вступают в деловые контакты с инвесторами, и, как мы видим, в последнее время они завершаются реальными результатами. В качестве примера могу отметить Узбекистан, который набирает обороты. Уверен, что в скором будущем мы увидим Узбекистан в заголовках крупнейших информационных изданий, посвященных инвестициям. Есть сферы, в которых мы абсолютные лидеры, но также есть сферы, в которых развивается конкуренция.

Согласно статданным, Нидерланды лидируют по объему инвестиций в Казахстан. Чем обусловлен такой интерес?

Из этой страны пришло немало инвестиций в нефтедобывающую отрасль Казахстана. Одна только компания Shell инвестировала более $15 млрд и является для нас одним из крупнейших инвесторов. Этот тренд показывает высокую долю нефтяного сектора в экономике Казахстана.

За период с 2015 по 2019 год из $106,1 млрд наибольший объем валового притока ПИИ в разрезе стран приходится на Нидерланды – $34,3 млрд (32,3%), США – $20,8 млрд (19,6%) и Швейцарию – $12,4 млрд (11,7%). Совокупная доля этих стран превышает 60% от общего объема валового притока ПИИ. Также крупными инвесторами являются: Китай – $6,0 млрд (5,7%), РФ – $5,5 млрд (5,2%), Франция – $4,9 млрд (4,6%), Бельгия – $4,4 млрд (4,1%) и т.д.

Насколько важны иностранные инвестиции для страны?

Крайне важны. Думаю, уже в начале следующего года, когда деятельность всей страны будет сфокусирована на восстановлении экономики после пандемии, очевидным станет тот факт, что в бюджете средств недостаточно для этого. И здесь встанет вопрос вливания денег в экономику страны извне. Нынешняя ситуация отразится на малом и среднем бизнесе, который дает значительные отчисления в бюджет. Концентрация денег внутри страны уменьшилась и теперь казну необходимо пополнять. В связи с пандемией коронавируса, импорт товаров из-за рубежа в Казахстан увеличился. Все это говорит о том, что происходят крупные оттоки денежной массы из экономики. Иностранные инвестиции обеспечивают профицит платежного баланса, а также экономическую стабильность страны.

Пришло ли время, когда мы сами можем выбирать приоритетное направление для привлечения инвестиций?

Есть тенденция мирового рынка и вот куда она пойдет, туда мы и будем развиваться. Мы не из тех стран, которые задают ритм, к сожалению, пока. Можно, конечно, внутри страны развивать определенные направления для замещения импорта. Но если они не интересны мировому рынку, то инвестиции в неприоритетный сектор не придут. Деньги интересуются только сегодняшним трендом.

В выборе приоритетного направления по привлечению иностранных инвестиций Казахстан ограничен в силу совместных сухопутных границ с Китаем и Россией. По данным государственного статистического управления КНР, Китай занимает первое место в мире по объему производства более 100 видов товаров легкой промышленности, в том числе мебели, фурнитуры, аккумуляторов, часов, аппаратов для обработки пластика и многого другого. Россия, согласно данным агентства Bloomberg, по итогам августа 2020 года вышла на первое место по экспорту пшеницы в Европе, более того Россия является одним из главных участников мирового рынка нефти и газа. В таких условиях Казахстан не может выбирать приоритетное направление для инвестиций.

Тем не менее, в локальном масштабе мы можем выбирать сектора экономики, в которых хотелось быть менее зависимыми от импорта. Отличным примером является программа «Экономика простых вещей», нацеленная на развитие местного производства.

Интересно ли иностранным компаниям инвестировать, например, в науку, образование?

Существует даже некий класс инвесторов, которые инвестируют исключительно в науку и образование. В основном их интересуют научные исследования в сферах информационных технологий, фармацевтики и пищевой промышленности. У нас эти направления пока слабо развиты.

В Казахстане сферы медицины, науки, образования привлекательны за счет механизмов государственно-частного партнерства. По итогам 2019 года турецкий инвестор YDA Holding инвестирует в строительство двух многопрофильных медицинских центров – в СКО и Туркестанской области. Общий объем привлекаемых инвестиций в строительство и оснащение двух медицинских объектов составит порядка 110 млрд тенге.

Какие отрасли вообще не интересны иностранцам? Если так можно сказать.

Современный глобальный рынок настолько сложен и разнообразен, что мы можем встретить любой вид деловой активности. Поэтому, я не могу сказать, что какие-либо отрасли совсем не интересны иностранцам.

Вместо этого отмечу те отрасли, в которых я бы хотел видеть больше иностранных инвестиций. Это инфраструктурные и социальные проекты, а также проекты в сфере логистики. Эти отрасли нуждаются в дальнейшем развитии, и приток иностранного капитала значительно поможет дальнейшему развитию Казахстана.

Есть разные категории инвестиций: в фондовый рынок, фонды прямых инвестиций и непосредственно деньги самих иностранных компаний. Чего у нас больше?

Преобладает приток финансов непосредственно самих иностранных компаний. Так, по итогам 2019 года он составил $24,1 млрд. Фондовый рынок и фонды прямых инвестиций довольно молодые и находятся лишь в самом начале пути своего развития. Такой финансовый институт, как Банк развития Казахстана, финансирует проекты, направленные на развитие несырьевого сектора экономики, по итогам 2019 года объем финансирования составил всего 481 млрд тенге, профинансировано 28 проектов. Безусловно, при развитии таких институтов, как МФЦА и KASE, мы сможем наблюдать увеличение притока инвестиций, но пока львиная доля инвестиций приходит непосредственно от иностранных компаний. Более того, как уже было отмечено ранее, необходимость непосредственного участия иностранных компаний обусловлена не только финансовой составляющей, но и притоком технологий и высококвалифицированных кадров.

Марина Попова

Подпишитесь на наш канал Telegram!

Капитальные инвестиции в сфере операций с недвижимым имуществом превысили 1 трлн тенге

Три четверти портфеля обеспечены собственными средствами.

15 Сентябрь 2020 09:11 2135

Объем инвестиций в сфере операций с недвижимым имуществом за январь-июль 2020 года составил более 1 трлн тг, рост за год – на 22,4% (ИФО – 121,8%), сообщает портал finprom.kz.

Это составляет 16,8% от общего объема инвестиций в основной капитал по РК.

Более половины инвестпортфеля в секторе приходится на три региона: Нур-Султан (288,4 млрд тг), Алматы (198,4 млрд тг) и Алматинскую область (82,6 млрд тг).

Увеличение объема инвестиций было отмечено в 14 из 17 регионов РК. Наибольший рост зафиксирован в Восточно-Казахстанской (в 2,1 раза), Северо-Казахстанской (+74,8%) и Жамбылской (+62,8%) областях.

Почти три четверти от общего объема инвестиций обеспечены собственными средствами: 767,9 млрд тг – на 8,4% больше по сравнению с январем-июлем 2019 года.

На местный бюджет приходится 14% от портфеля капвложений в секторе, или 144,4 млрд тг, – в 2,3 раза больше, чем в прошлом году; на республиканский бюджет – 57,5 млрд тг. Кредиты банков составили 21,8 млрд тг, другие заемные средства – 40,4 млрд тг, из них 163,3 млн тг – средства нерезидентов.


Подпишитесь на наш канал Telegram!