/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 23 438,35 РТС 1 145,13
Hang Seng 24 275,22 KASE 2 243,54
FTSE 100 5 758,42 Brent 34,53
«Создаем кластер торговли, чтобы весь движняк там был»

«Создаем кластер торговли, чтобы весь движняк там был»

В Караганде не зацикливаются на якорных проектах в ГМК.

06 Август 2019 12:01 2856

«Создаем кластер торговли, чтобы весь движняк там был»

Автор:

Олег И. Гусев

Продолжение интервью с заместителем акима Карагандинской области Алмасом Айдаровым. Первая часть беседы была посвящена инвестициям в промышленность и переработку.

– Наши прошлые интервью были посвящены больше цифрам, а сегодня мы обсуждаем конкретные проекты.

– С цифрами, слава богу, все в порядке. Та база, которая нам досталась: «Арселор», «Казахмыс» – это супер, она должна поддерживаться на уровне, а в идеале – расти. По меди, к слову, рост составил 18%. Но мы понимаем, что это базовые металлы, и они зависят от мировой конъюнктуры: любой скачок на мировых биржах очень сильно на нас отражается. Поэтому диверсификация в промышленности – это одно. Но нужен рост и в других отраслях.

Как убить двух посредников

– Тогда давайте перейдем от горно-металлургического комплекса к другим крупным проектам.

– Из значимых на сегодняшний день это оптово-распределительный центр «Альфарух».

– Они недавно получили субсидии по программе льготного кредитования приоритетных отраслей.

– Ранее получали по ДКБ, сейчас по новой программе «Экономика простых вещей». 60 гектаров земли, почти 70 тыс. кв. метров площадей, климатические склады, кросс-доки на 164 места, то есть единовременно 164 машины могут парковаться и торговать. Там же растаможка, там же экспорт, все можно на месте оформлять.

В Караганде мы всему потоку южных машин, которые уже даже территория рынка не вмещает, ограничивали заезд в город до пяти часов утра. А теперь поток по [новой строящейся] объездной дороге зайдет в «Альфарух», никаких посредников, никаких воротил. Условно говоря, узбекская машина зашла, захотела – растаможилась и оставила товар или после растаможки заехала в кросс-док и с кузова торгует. И мы как минимум двух посредников убиваем.

– Время торговли с обозов у дороги ушло?

– Все цивилизованно, зимой тепло, летом прохладно. Стоят экраны, как на бирже, где высвечивается средняя цена, чтобы оптовый покупатель сразу видел. Плюс огромные климатические и сухие склады. В последующем нужно будет выстраивать именно онлайн-торговлю, чтобы клиенты, привыкнув к качеству и порядку, подавали заявки-фьючерсы заранее. Например, северянин заявит, что «я готов через три дня забрать столько-то тонн овощей». Южанин, что едет к нам, видит эту заявку – и сделка состоялась. Ну и плюс здесь же еще есть огромный центр розничной торговли.

– Вы, я слышал, и электронщиков хотите всех сюда пристегнуть.

– Мы хотим сделать здесь центр концентрации онлайн-торговли, сконцентрировав все разрозненные магазины, которые занимаются электронной коммерцией. Хотим создать на этой базе кластер торговли, чтобы весь движняк там был.

– Какой-то такой свой вариант карагандинского ГЧП: частник что-то начинает делать, а исполнительная власть помогает доводить проект, предлагая свои, нужные ей фишки.

– Мы землю выделили, внешнюю инфраструктуру, какая нужна – тепло, вода, ж/д – это все подводим. Понимая, что потоки большие, второстепенную дорогу строим. Кластер хороший будет. Мы были там недавно с американцами, которые рассматривают возможность строительства мясокомбината. Заехали на «Альфарух», чтобы дать им понимание об инфраструктуре области. Они были поражены. Дама из делегации, которая работала в Walmart, заявила, что «в Средней Азии такого уровня точно нет».

Не хлебом единым

– И что решили с мясокомбинатом?

– Расстроенные уехали. Говорят, что «у нас в Техасе в сутки порядка 3000 голов мы забиваем, здесь хотя бы 500 в сутки надо». А у нас самое крупное хозяйство под Карагандой всего 7000 голов, в этом году будет 10 000.

– Ну да, если по 500 будет забивать…

– Ему работы на пару недель. Они и говорят: «Столько земли в Карагандинской области…»

– Так пусть комплексно решают задачу.

– Вот и поехали думать, что им придется поддерживать малые крестьянские хозяйства и свои фермы ставить. Плюс, по данным космической разведки, почва и вода как раз на стыке Карагандинской и Павлодарской областей – идеальное место для разведения мелкого и крупного рогатого скота. У нас 35 млн га пастбищ в регионе. Австралия – мировой лидер, которая весь мир мясом снабжает, у них 200 млн га пастбищ. Пятая часть австралийских пастбищ у нас в области есть. Я не сельхозник, но интуитивно понимаю, что у нас очень мало скота.

– К слову, право говорить «Мы кормим весь Союз» имели только две советские республики: Украинская и Казахская.

Справка. Треть в структуре ВВП Казахской ССР составляло именно сельское хозяйство.

Источник: Министерство национальной экономики РК

В 2016 году в структуре валового внутреннего продукта по видам экономической деятельности сельское, лесное и рыбное хозяйства занимали 4,6% (4,8% в 2015 году), практически столько же, сколько здравоохранение и образование вместе взятые (4,7%).

Источник: Комитет статистики МНЭ РК

В 1991 году посевная площадь сельскохозяйственных культур в Казахстане составляла 34 935,5 тыс. га. К 2016 году она сократилась почти на 40%, до 21 473,6 га, в том числе по зерновым (включая рис) и бобовым  в 1,5 раза, сахарной свекле – в 3,6 раза, табаку – в 7,5 раза, картофелю – в 1,2 раза, кормовым культурам – более чем втрое.

Источник: Комитет статистики МНЭ РК.

– Самое перспективное у нас в Карагандинской области сейчас – это мясное животноводство.

– Казахи мясо никогда не перестанут есть.

– Но приезжают американцы и нас, которые веками занимались животноводством, учат. Сейчас они боятся торговых войн США с Китаем, поэтому им выгоднее ставить мощности у нас и отсюда торговать с КНР. Но им нужно количество не 500 голов в сутки. 10 000 откормплощадка для нас считается большой, а американцы в день забивают 3000. Масштабы разные.

Сельское хозяйство уже много лет в структуре нашей области занимает 4%. Сколько бы ни субсидировали, сколько бы ни вливали – четыре процента, хоть убей. Значит, там низкий КПД, значит, там надо искать какие-то высокодоходные вещи.

– А мы не можем создать образцовое государственное хозяйство?

– Сейчас принцип Yellow page, Предпринимательский кодекс запрещает создавать предприятия там, где есть конкурентный рынок.

Справка: Yellow pages rule – «желтые страницы» по примеру Сингапура, США, Люксембурга, Норвегии. Принцип достаточно простой и жесткий – там, где может работать частный сектор, там должно быть ограничено функционирование государственных предприятий.

– Но тогда ведь можно найти такого же предпринимателя, как «Альфарух», с хорошей залоговой базой, чтобы он мог взять миллиардный кредит. А исполнительная власть ему также слегка поможет с инфраструктурой и прочими полезными вещами, что бы он создал хозяйство на 7000 голов?

– Больше (улыбается). Нашли уже.

– Вот как.

– Пока не могу рассказывать детали, но потенциальный инвестор есть. Исследования показали, что количество солнечных дней в Карагандинской области, река Нура, канал Сатпаева и большие пастбища позволяют нам иметь большие хозяйства и откормочные площадки. Мы договорились так: 10 000 га ему находим с водой, и он здесь разворачивает крупное современное хозяйство с иностранным участием именно по мясному животноводству, чисто КРС мясной породы. Завозит свой племенной скот.

– Опытные животноводы?

– Не новички. Но везде, где они размещаются, они были ограничены в росте: либо нехватка воды, либо земли. «Дайте землю и воду и не мешайте», – говорят.

Дали?

– Даем.

– Тогда приглашайте inbusiness.kz на подписание контракта.

– Обязательно.

Олег И. Гусев

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Нефтяная воронка инвестиций

Приток прямых зарубежных капиталов в нефтегазодобывающую отрасль в 2019 году составил $12 млрд, в переработку – $3,4 млрд.

06 Апрель 2020 16:37 486

Нефтяная воронка инвестиций

Доля прямых иностранных инвестиций в нефтегазодобывающий сектор Казахстана от общего объема прямых зарубежных вложений показывает рекордный прирост. Если в 2016 году показатель равнялся четверти, то уже в 2019 году – половине, составив $12 млрд. Общий объем притока прямых иностранных инвестиций в республику в минувшем году оценивался в $24,1 млрд.

Отрасль нефтедобычи была самой притягательной для иностранных инвестиций на протяжении 15 лет. Как показывает статистика Национального банка, в 2005 году в этот сектор пришли $1,6 млрд, а в 2019 году – $12 млрд. Сектор обрабатывающей промышленности на порядок уступает в этом показателе. В него зарубежных денег вложено в три раза меньше. В 2019 году в обработку инвестировано лишь 14% от валового притока иностранных инвестиций, что в денежном выражении равно $3,4 млрд.

Разбивка притока инвестиций по видам экономической деятельности наглядно показывает, насколько велик разброс прихода объемов внешних инвестиций. Так, сферы научных исследований и разработок, а также производства текстиля и одежды не пользовались интересом у инвесторов в 2019 году совсем. Сельское, лесное и рыбное хозяйство собрали иностранный капитал в объеме $10 млн, «пищевка» – $135 млн, производство металлических изделий – $2,8 млрд, в строительство – $655 млн.

Будет ли казахстанский нефтедобывающий сектор воронкой, в которую стекается большая часть иностранных капиталов в 2020 году, – большой вопрос. Ценовой коллапс на мировом рынке нефти, возникший из-за разногласий основных экспортеров нефти, ставит это под сомнение.

Напомним, в начале марта страны – члены ОПЕК+ не смогли договориться по вопросу ограничения добычи нефти. Это привело к обвалу мировых цен на нефть. Стоимость черного золота в прошлом месяце опускалась ниже отметки $20 за баррель. В апреле игроки начали переговоры об экстренной встрече в составе ОПЕК+, на которой планируется принять решение о сокращении объемов поставок. На этих новостях цены на черное золото эталонных марок начали отыгрывать падение. На понедельник, 6 апреля, стоимость барреля марки Brent составила $34 доллара. К каким договоренностям придут участники ОПЕК+, станет известно 9 апреля.

Динара Куатова

На карантине: «Караганда, дай пять!»

Внутри карагандинской области появился режимный анклав.

31 Март 2020 12:42 4171

На карантине: «Караганда, дай пять!»

Со 2 апреля в эту карантинную зону, в которую вошли областной центр и четыре города-спутника, закроют въезд и выезд. Об этом заявил глава региона Женис Касымбек.

31 марта по состоянию на 10:00 на круглосуточном наблюдении находится 661 человек – это граждане, вернувшиеся из стран категорий 1 «а» и 1 «б»: Италия, Франция, Испания, Иран, Германия, Индия, Таиланд, Малайзия, ОАЭ, Шри-Ланка, Египет или контактировавшие с условно зараженными лицами. На домашнем карантине находятся 1048 человек.

Количество больных COVID-19 в области достигло 13: накануне, 30 марта, лабораторно подтвердились еще шесть случаев.

Вечером того же дня в прямом эфире должен был состояться онлайн-брифинг акима области, однако его не показали в прямом эфире, опубликовав на сайте акимата текстовый вариант. Позже появился и видеовариант выступления Жениса Касымбека.

Самая обсуждаемая для жителей области тема – это не введенный карантин, к которому все уже были готовы, а «Откуда к нам завезли коронавирус?».

«10 инфицированных – это прибывшие 18 марта авиарейсом Минск – Нур-Султан [который по решению правительства решили посадить в Караганде]. Приема других спецрейсов в Караганду не планируется. Трое заболевших – местные жительницы», – ответил на этот вопрос глава региона.

Далее он сообщил о введении режима изоляции:

«По распоряжению главного санитарного врача Карагандинской области с сегодняшнего дня в целях предотвращения распространения коронавирусной инфекции с 30 марта в пяти городах – Караганде, Сарани, Шахтинске, Абае и Темиртау – введен режим карантина с отдельными ограничительными мерами. А с 00:00 2 апреля будет запрещен выезд-въезд людей в карантинную зону городов и из них. Также с 00:00 2 апреля будет приостановлена деятельность железнодорожных и автовокзалов, аэропорта (за исключением спецрейсов, грузовых, почтовых перевозок и технических стопов со сменой экипажа). И поэтапное ограничение общественного транспорта», – сообщил аким области.

Между тем, по словам главы региона, вопрос о введении комендантского часа не стоит. Более того, поскольку Караганда с городами-спутниками слишком тесно связана, эти пять городов будут закрыты по периметру на въезд и выезд, но внутри между этими городами с учетом большой трудовой миграции проезд будет разрешен.

Если посмотреть на карту региона, то станет ясно, что «закарантинили» города востока и севера области. Причем эти пять городов объединяет одно предприятие – «АрселорМиттал Темиртау»: в городе металлургов находится меткомбинат, в остальных – угольные шахты.

К слову, 30 марта в акимате области прошло совещание с руководителями крупных предприятий, с которыми достигнута договоренность о том, что на период карантина будут сохраняться рабочие места и заработная плата.

«С «АрселорМиттал Темиртау» меморандум пока не подписали, он находится на стадии согласования. Но такое заверение компания уже дала правительству», – подтвердил глава региона.

Что же касаемо подрядных организаций «АМТ», то аким области ответил следующим образом:

«Ситуация общемировая экономическая. Идет снижение цен на наши основные экспортные продукты, в том числе на металлы, которые производит «АМТ». Снижение спроса и стоимости влияет на объем производства. И сейчас компания будет вкладывать в поддержание производства, заработную плату и на другие выплаты те деньги, которые планировала вложить в основной капитал».

В завершение Женис Касымбек обратился к населению региона:

«Прошу сохранять спокойствие и соблюдать установленный режим карантина. От этого зависит, как скоро мы вернемся к привычному образу жизни. Ответственные госорганы держат ситуацию на контроле, необходимые меры принимаются в оперативном порядке».

Олег И. Гусев

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: