DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 286,33 Brent 36,55
Спорт и культура ходят рядом

Спорт и культура ходят рядом

Зимняя универсиада – 2017 порадует гостей не только спортивными достижениями, но и культурными мероприятиями. 

11 Январь 2017 10:29 12326

Спорт и культура ходят рядом

Автор:

Светлана Умыргалеева

В дни универсиады, которая пройдет с 29 января по 3 февраля в Алматы, пройдет еще одно не менее значимое событие - международный балетный фестиваль Ballet Globe с участием звезд мирового балета.

Каким образом связаны два на первый взгляд совершенно разнохарактерных события – спортивное и музыкальное? Дело в том, что по традиции во время спортивной универсиады во всем мире проводится огромное количество культурных мероприятий под эгидой «Культурная универсиада». Благодаря компании ArtClassic Алматы не станет исключением и порадует гостей своей разнообразной и насыщенной программой.

Сказано – сделано!
Генеральный директор компании Ерлан Андагулов и исполнительный директор Данияр Шманов по собственной инициативе осуществили ряд деловых визитов в Россию, Францию и Швейцарию, побывали в Санкт-Петербурге, на фестивале Context, провели переговоры с его руководителем, прима-балериной Дианой Вишневой и основными фигурами балетного мира, обсудили репертуар и детали спектакля с каждым из исполнителей.   

«В итоге нам удалось сформировать идеальную программу с учетом графика звезд, – рассказал Ерлан Андагулов. – Благо опыт работы в качестве ведущего солиста за рубежом со звездами в Германии, Великобритании, Испании и Франции дает отличное понимание на взгляд и качество хореографического искусства в целом. А наличие профессиональных контактов открывает перед нами многие двери».

«Идеальная» программа состоит из шедевров классического мирового наследия – спектаклей: «Жизель» на музыку Адольфа Адана с участием этуаля парижской оперы Жозуа Хоффальта и прима-балерины Большого театра России Евгении Образцовой; «Лебединое озеро» Петра Чайковского, в котором главные партии исполнят ярчайшие звезды американского театра балета – прима-балерина Джиллиан Мёрфии, премьер Кори Стернз; «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева c участием прима-балерины Большого театра России Нины Капцовой и премьеров Михаила Лобухина и Артема Овчаренко.

«Уникальность фестиваля в том, что мы приглашаем не начинающих исполнителей, а добившихся мирового признания артистов, лучших в своей партии. Все они являются ведущими солистами лучших мировых театров: Большого театра, Мариинского, Королевского театра Ковент Гарден, Парижской Гранд Опера. И заполучить их в состав участников фестиваля не так-то просто. С этой целью мы постоянно отслеживаем новости балетного искусства и знаем, кто из артистов сейчас на пике карьеры. В этот раз мы сконцентрировались на классическом репертуаре с участием исполнителей выдающихся балетных держав мира: Россия, Франция, США. Планируя следующий фестиваль, мы хотим расширить границы жанра и включить также современные хореографические постановки», – подчеркнул Ерлан Андагулов.

«Это хобби, а не бизнес»
Организаторы особо подчеркивают, что Ballet Globe – не коммерческий проект, как в целом большинство проектов в сфере балетного искусства в Казахстане.

«Для нас это скорее хобби и призвание, чем бизнес. Ведь выступления ведущих мировых исполнителей – это настоящий праздник, который несет в себе хорошее настроение, серьезные размышления, глубокие эмоции и радость не только для казахстанских зрителей, но и для наших артистов, в особенности для подрастающего поколения. Эталонный исполнительский уровень побуждает наших артистов стремиться к повышению своего профессионального мастерства», – поделился своим мнением Ерлан Андагулов.

По словам инициаторов, одна из целей фестиваля – повышение мастерства казахстанских артистов благодаря совместным репетициям балетной труппы ГАТОБ имени Абая с приглашенными звездами. С этой целью в рамках фестиваля будут организованы творческие встречи с гостями фестиваля для учащихся Алматинского хореографического училища имени Александра Селезнева. По словам Данияра Шманова, подобные встречи со звездами очень важны. Каждая такая встреча со звездой – это возможность живого общения учащихся со своими кумирами. И, конечно, это стимул и мотивация, которые помогают поверить в себя, снять барьеры, поставить четкую цель покорить лучшие мировые сцены и быть гордостью для своей страны. Желающих посетить такие встречи всегда больше, чем может вместить актовый зал училища, поэтому они открыты только для учащихся, педагогов и журналистов, специализирующихся на освещении культурных событий.

Помимо этого, организаторы фестиваля намерены показать возможности искусства и культуры отечественным бизнес-структурам.

«Сегодня эти возможности используются бизнесом не в полной мере, – уверен продюсер компании Art Classic Мансур Смагамбетов, – в то время как на Западе искусство является привлекательной и модной площадкой для продвижения бизнеса и его правильного позиционирования в глазах общественности.
С каждым новым проектом возможности расширяются. Сейчас мы привлекаем новые бренды и компании, которые заинтересованы в сотрудничестве, а их поддержка, в свою очередь, помогает нам делать наши проекты еще более яркими и незабываемыми».

Энтузиасты компании ArtClassic полны перспективных планов и намерены в дальнейшем продолжать знакомить казахстанского зрителя с творчеством артистов мирового уровня. Планируется ряд проектов, в том числе за рубежом, связанных с созданием собственных балетных постановок с привлечением известных хореографов современности. Кроме того, в планах компании открыть казахстанского исполнителя мировому зрителю, поддержка юных талантливых исполнителей из Казахстана и предоставление им возможности выступать на авторитетных международных площадках.

Отметим, фестиваль будет проходить 3, 4, 5 февраля на сцене Казахского государственного академического театра оперы и балета имени Абая.

Светлана Умыргалеева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Эльмир Алимжанов: Не потраченную на соревнованиях энергию я стараюсь использовать во благо!

Одному из сильнейших фехтовальщиков страны, трехкратному чемпиону Азии – Эльмиру Алимжанову – не приходится скучать во время карантина: домашние хлопоты, дачные дела, тренировки дома, где реквизитом может служить даже туалетная бумага. Обо всем этом – в нашей прошедшей беседе прямого эфира в «Инстаграм» @Inbusinesskz.

24 Май 2020 08:11 422

Эльмир Алимжанов: Не потраченную на соревнованиях энергию я стараюсь использовать во благо!

Эльмир, как настроение, как проводишь время в карантине?

Настроение вполне хорошее, дома, рядом с семьей, раньше это реже получалось. Выезжаем на дачу, привожу ее в порядок, копаюсь в огороде. Но конечно не забываю и о разминках. Сейчас после послабления карантинных мер у нас с напарниками по команде появилась возможность тренироваться, последний раз собирались в сквере, на свежем воздухе. Вне тренировок подтягиваю английский язык.

Есть ли у тебя спарринг-партнеры по тренировкам в фехтовании? Наверняка их сложно найти в условиях карантина, и так ли важно вообще иметь именно партнера при тренировках?

Спарринг-партнеры в домашних условиях, конечно же, не нужны, потому что дома для этого недостаточно места, соответственно тренировки дома – отличаются от занятий в зале. Сейчас приходится выполнять разминки только общего характера для поддержания формы. Также я просматриваю записи своих предыдущих выступлений, разбираю ошибки, это тоже очень нужно. Помогает мне в этом тренер нашей сборной – очень хороший специалист из Венгрии, который силен в тактике и статистике, все проходит по видеосвязи.

Есть ли необходимость использования в условиях домашних тренировок фехтовальных курток и брюк?

Сейчас брюки и куртки мы не используем, они нужны именно для защиты в бою против соперника, но я использую сейчас свою старую куртку непосредственно как мишень. Делаю чучело, на подушку надеваю куртку, ставлю шлем и «спаррингуюсь», отрабатываю точность (смеется).

И используешь туалетную бумагу. Помнится, как в начале пандемии люди во многих странах стояли в очередях, чтобы запастись ею…

Это я просто показал, что можно проводить тренировку и с туалетной бумагой. (Смеется.) Энергии-то много, которую мы, многие фехтовальщики, в мире используем также и для всяких видеочелленджей, к примеру «передавая» шпагу друг другу.

Хорошо. Спрошу про соревновательную часть. Что у Вас с квалификацией к Олимпийским играм в Токио?

Квалификация к Олимпийским играм у нас еще не закончилось. Осталось два турнира, которые так и не успели завершить в связи с коронавирусом, сейчас они перенесены на неизвестный срок, поэтому непонятно, когда все это продолжится.

Будет ли еще возможность побороться за лицензии в связи с переносом Игр на следующий год?

Наша квалификация ставила ставку именно на командный отбор, соответственно, если бы мы попали в Токио командой, то сразу четыре спортсмена выступили бы на Олимпийских играх, но, к сожалению, на последнем турнире, прошедшем в Канаде, мы не очень успешно выступили и потеряли уже возможность командного выступления, остался один шанс – личная квалификация, но опять-таки это может быть только один спортсмен от Казахстана, и, скорее всего, таковым станет мой напарник по сборной – Руслан Курбанов, хочется пожелать ему удачи. В целом сейчас трудно делать прогнозы.

Какие ближайшие старты запланированы у Вас у фехтовальщиков?

Официально наш международный календарь еще не опубликован, никто не знает, когда начнутся турниры и когда будут продолжены те турниры, которые еще не завершились. Вообще, новый сезон у нас должен начаться в ноябре, не знаю, как получится в этом году, сможем ли мы начать в срок или же стартуем с нового года, мы сейчас в подвешенном состоянии, не знаем когда сборы, сейчас просто остается только поддерживать форму.

Эльмир, фехтование подразделяется на несколько дисциплин: шпага, рапира... В чем их основное отличие?

Полностью отличаются: правилами боя, экипировкой, есть небольшие общие элементы, но в основном у всех своя форма. Я шпажист, соответственно, другие виды оружия не использую, хотя, в принципе, могу это сделать, но это очень сложно, и у нас нет таких примеров, кто успешно бы выступал с несколькими видами оружия, поэтому каждый выбирает свое. У шпажистов мягче экипировка, из кевлара, у саблистов на такую же экипировку поверх надевается еще электрокуртка, имеющая контакт с саблей. У рапиристов куртка больше защищает грудь и спину. У саблистов разрешены уколы везде выше пояса. В шпаге можно колоть в любую часть тела, у рапиристов удары засчитываются только в грудь и спину. Нюансов предостаточно, бывает, я и сам иногда не могу понять, каким образом происходит подсчет уколов у тех же саблистов, где еще многое зависит от судьи, нежели чем от техники.

Твои родители также в свое время успешно занимались фехтованием. Это они привили тебе любовь к этому виду спорта?

У меня папа заслуженный тренер РК. У меня не было другого выбора, кроме как заниматься фехтованием, можно сказать, «родился со шпагой в руках». Начал заниматься в одном из спортивных интернатов Алматы, и так уже больше 20 лет.

У тебя были успехи на международном уровне, и, наверное, самый памятный в 2006 году на чемпионате мира среди юниоров…

Да, это было незабываемо. Вначале успехом было то, что мы попали в восьмерку сильнейших, дальше пошло-поехало, и на той победной эйфории мы оказались в финале, где смогли выиграть фаворита чемпионата мира, сборную России. Россия всегда сильна в юниорах. Это была сенсация, все из мира фехтования были в шоке тогда.

Фехтование считается не таким массовым видом спорта, как, к примеру, футбол. Как в Казахстане обстоят дела с фехтовальными секциями? Куда можно привести своего ребенка?

Да, фехтование, к сожалению, не такой массовый вид спорта, как: футбол, бокс и виды борьбы. В целом сейчас улучшается ситуация, больше людей к нам приходят, но у нас пока, возможно, не такие хорошие условия именно для принятия большого количества желающих. У нас есть фехтовальная школа при спортивном интернате, сейчас открываются фехтовальные клубы, но они в основном все на платной основе, соответственно, больше вероятных возможностей для занятий многих слоев населения: молодых, тех, кто в возрасте, всех желающих, сейчас уже есть хорошие возможности для этого.

Азамат Ашимов

Как AR арт-проекты отражают актуальные проблемы общества

Американский диджитал-художник – о роли новых технологий в искусстве.

21 Май 2020 08:00 831

Как AR арт-проекты отражают актуальные проблемы общества

Джон Крейг Фриман – художник с более чем 30-летним опытом, профессор колледжа New Media Art Emerson в Бостоне, США. В своих работах использует новые технологии, формируя новые формы публичного искусства. Джон изучает влияние глобализации на жизнь отдельных людей в местных сообществах и представлял работы по всему миру – от Лондона до Калининграда. В 2016 году он побывал в Ухани, Китай, в рамках Американского инкубатора искусств ZERO1. В Алматы Джон провел онлайн-встречу на площадке Go Viral на тему: «Дополненная реальность как цифровой инструмент повествования».

Что вызвало у Вас интерес к использованию AR-технологии в арт-работах?

Еще до появления технологии дополненной реальности, с которой начал работать в 2010 году, на протяжении десятилетий я интересовался идеей использования новых медиа для создания форм общественного искусства. Сегодня у большинства людей есть сотовые телефоны, где могут посмотреть на расширенную реальность и геолокации по всему миру. Я же работал с новыми технологиями с начала 1990-х, когда появились первые компьютеры Macintosh, и сделал несколько проектов.

Большое внимание привлек проект «Операция Greenrun», посвященный ядерному оружию, его истории в Соединенных Штатах и Холодной войне. Я жил всего в 13 км к северу от стратегически важной ядерной установки в США. Это были «Скалистые Равнины», где построили системы взрывания плутония для ядерного арсенала США. Местное сообщество активистов и художников считали, что Холодная война и гонка вооружений не закончится до тех пор, пока мы не обратим внимание широкой общественности. «Операция Greenrun» стала именно тем проектом, который приковал внимание СМИ и общественности.

С помощью программы Poster Maker, которая разделяла изображение на сетку и распечатывала сегменты на раннем офисном лазерном принтере, я подготовил 11 билбордных изображений размером 25х102 см каждый. В это время рекламные щиты раскрашивались вручную, и технология печати рекламных щитов появилась спустя пять лет. Это был ранний пример использования новых технологий для создания новых форм общественного искусства.

Место – это когда пространство передает смысл и становится значимым в дополненной реальности. Точно так же, как это сделали рекламные щиты, преобразовав пространство и предав смысл месту. Технология AR – очевидное решение аналогичной проблемы, как придать месту значимость. По этой причине художники и работают с технологиями.

Operation green run

Это интересная область для художников, так как требует определенного чутья и изобретательности. Мне не интересно просто переходить от проекта к проекту, что меня интересует, так это изобретение новой формы.

В середине 1990-х годов я реализовал проект Imaging place/Представляя местность. Это был своего рода прототип проекта виртуальной реальности. Идея заключалась в создании интерфейса, который был бы похож на видеоигру и был интерактивным. Инсталляция представляла собой затемненную комнату с проекцией и навигацией с помощью мышки. Люди могли перемещаться из любой точки мира, встречать других людей и соприкоснуться с их историями. Занимаясь этим проектом десятки лет, я побывал в сотнях мест и городов: от Тайваня, Сан-Пауло, Варшавы до Калининграда.

Imaging Place

Вы помните свою первую выставку и чему была посвящена?

Я проводил выставки еще до того, как пошел в художественную школу. Так, в середине 1980-х, во время учебы в бакалавриате, я написал серию картин «Панорамная граница» и провел выставку. Это были изображения границы США с Мексикой, так как я вырос недалеко от границы. Меня всегда захватывала возможность погрузить зрителя в виртуальный опыт с помощью серии фотореалистичных картин, а не просто смотреть на плоские образы. Будучи еще художником, я стремился найти способы погружения людей в опыт до того, как появились технологии.

Border Panoramic

Какой месседж пытаетесь донести с помощью своих арт-проектов?

Любой художник стремится сделать свою работу отражающей большие идеи своего времени. Я, как правило, бываю политизирован и иногда немного юмористичен по этому поводу. Но я заинтересован во взаимодействии с культурой, в которой живу, и отношусь серьезно к важным проблемам нашего времени, стараясь отразить их в своих работах. Искусство обладает огромным потенциалом для создания новых пониманий. Это воодушевляет меня, как художника. Думаю, что целью создания произведений искусства должно быть достижение глобальной аудитории. В противном случае мы позволим миру остаться в руках крупных технологических корпораций, государств и товарного капитализма. Художник должен участвовать в техдискурсах и стать более глобальным.

Доходят ли месседжи до вашей аудитории? Как узнаете об этом?

Сегодняшние технологии позволяют отследить, кто смотрит конкретную работу. Многие технологии дополненной реальности хранят статистические данные о том, как они используются. Люди присылают скриншоты с проектов, которые реализованы в других странах или находятся далеко. Более того, проекты документируются в истории искусства, потому достигают совершенно другого уровня аудитории спустя даже многие годы.

Ваш любимый проект?

Мой любимый проект всегда предстоящий – следующий. Есть некоторые проекты, над которыми я продолжаю работать, например пограничный проект. В 1980-х написал картину «Панорамная граница», в 2012 году реализовал проект «Пограничный мемориал: Фронтера де лос Муэртос» – AR-проект общественного искусства и мемориал, посвященный тысячам трудящихся-мигрантов, которые погибли на границе США и Мексики в последние годы, пытаясь пересечь пустыню на юго-запад в поисках работы и лучшей жизни. В 2017 году работал над Virtual U.S./Mexico Border/Виртуальная граница между США и Мексикой. Это виртуальный публичный арт-проект, мобильное приложение с расширенной реальностью и музейная выставка, которая позволяет людям погружаться в виртуальный опыт, документировать ключевые локации вдоль границы двух стран, включая людей и истории изгнания, миграции. Многое из того, что я делаю, – это проекты, которые эволюционируют с течением времени. В течение 2020 года намерен проехать по всей протяженности границы от Браунсвилля/Матамороса до Эль-Пасо/Сьюдад-Хуареса, чтобы создать обширную работу с использованием современной технологии сканирования Лидара и аудиозаписывающего оборудования.

Border Memorial: Frontera de los Muertos, Lukeville border crossing, Arizona, 2012

Считаете ли Вы, что традиционные произведения искусства ограничены и будущее будет принадлежать новым формам искусства?

Французский художник Поль Деларош, впервые увидев дагерротип, раннюю фотографию, заявил, что с этого дня живопись мертва. Это было как раз в то время, когда я прибыл в Боулдер для учебы в Университете Колорадо. У нас было новое компьютерное оборудование, и мы устроили выставку художников, которые были первыми пользователями компьютерного оборудования Macintosh. Выставку назвали «Фотография мертва». Это ироничное утверждение, потому что ни живопись не умерла в 1840 году, ни фотографии, которые появились в 1989 году.

Если художник пытается работать со своим временем и участвовать в жизни мира, то его или ее обязательно привлечет новая технология.

Как будет выглядеть искусство в 3030 году?

Новый медиахудожник всегда должен быть в постоянном состоянии становления и погружен в работу. Новые медиа моментально становятся старыми, и, как художнику, необходимо чутко следить за веяниями времени. Мы будем и впредь наблюдать, как технологии пересекаются с человеческим телом. Кроме того, искусственный интеллект – на радаре художников как следующий арт-инструмент. Думаю, мы обязательно услышим об ИИ художниках.

Что для Вас значит быть общественным художником?

Возвращаться к оригинальному и начальному смыслу искусства. Искусство по возможности должно быть доступно широкой общественности. Это своего рода бунтарский отказ от институтов высокой культуры, которыми управляет рынок искусства. Искусство должно играть гораздо более тонкую роль и быть глубоко вовлеченным в культуре, в которой создано. Вместо того чтобы быть просто частью прибыли или статуса на «товарной бирже» человека, который может позволить купить себе картину Пикассо.

Расскажите о своем художественном проекте в городе Ухань, который реализовали в 2016 году.

Портал к альтернативной реальности действовал как точка доступа, где общественность могла погрузиться в виртуальные и дополненные реальности, которые документируют быстро меняющийся город Ухань, Китай. В Ухани я провел 28 дней, где вовлек и расширил возможности молодежи самовыразиться, создав портал в альтернативную реальность. Физическая структура действовала в качестве отправной точки для альтернативной реальности, используя геолокационную технологию дополненной реальности.

Я провел серию выступлений в различных крупных музеях, художественных школах и университетах с целью вовлечь молодежь к участию в интенсивных воркшопах, собрав около 50 человек со всех уголков города. После воркшопа участники разбились на маленькие группы, чтобы определить, какие части города меняются и они хотели бы отразить с помощью дополненной реальности. Впоследствии нескольким группам выделили небольшие средства для реализации их идей, и мы провели выставку их работ.

Portal to an Alternative Reality, ZERO1 American Arts Incubator, Wuhan, China, 2016

Планируете ли реализовать какой-нибудь проект в Алматы в качестве спикера на фестивале Go Viral 2020?

Изначально планировалось, что я приеду в Алматы на фестиваль в июне, но из-за пандемии COVID-19 приезд отложился на осень. Помимо выступления, планирую провести воркшоп, аналогичный тому, который прошел в Ухани. Будет интересно увидеть, как участники воркшопа визуализируют изменения в Алматы и какую форму эти размышления обретут. Планирую на примере реализации нового проекта показать, как осуществляются AR арт-проекты. Возможно, в следующем году будет возможность провести выставку по итогам алматинского проекта.

Как и где люди могут посмотреть Ваши и других цифровых художников работы? Есть ли цифровой музей?

К сожалению, пока цифрового музея нет, но, думаю, мы к этому придем. Однако уже есть инициативные группы, которые стремятся найти способы сохранения и демонстрации AR/VR арт-работ. Мои работы доступны в Apple Store, достаточно лишь в поиске написать мое имя John Craig Freeman. Для пользователей Android-телефонов необходимо скачать приложение Hoverlay в Play Market.

Какие приложения и программы используете и рекомендуете другим художникам?

Программы Apple’s Reality Composer, USDZ и Quicklook позволяют быстро создавать прототипы, но не позволяют публиковать. Чтобы сделать работу публичной, художникам все еще нужно стать разработчиками и использовать SDK (Software Development Kit), такие как Apple's Arkit с использованием Xcode или Arcore от Google для Android, и работа должна пройти обзор приложения. Для более сложных функций требуется SDK (комплексная среда развития), такая как Unity. Браузеры дополненной реальности, такие как Hoverlay, позволяют художникам фокусироваться на контенте и загружать работы на телефоны.

Айнур Искакова, менеджер по коммуникациям Go Viral

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: