У казахстанцев нет никаких личных данных, которые бы не стали достоянием комитета госдоходов – эксперт

19647

О том, какие изменения ждут казахстанцев в 2022 году в плане налогового администрирования, что делать тем, кто занимается продажей криптовалют, в интервью Inbusiness.kz рассказала налоговый консультант Елена Коломейцева.

У казахстанцев нет никаких личных данных, которые бы не стали достоянием комитета госдоходов – эксперт

– Как вы оцениваете инициативу минфина по обложению мобильных переводов? Позволит ли это вывести бизнес из тени?

– У меня есть две точки зрения на этот счет. Первое, я прекрасно понимаю, почему такая инициатива возникла. Мы видим, что продавцы любых товаров на рынке, в магазинах, в салонах услуг – везде принимают переводы на Каспи. Была статистика, что порядка 47% всех денежных оборотов, которые проходят по розничной реализации товаров, работ и услуг, находятся в тени. Все физические лица, которые их реализуют, в большинстве своем не отражают эти доходы в налоговых декларациях. Естественно, государство не получает никаких налогов с данных доходов. Также игнорируются нормы КоАП, которые говорят о том, что физлицо не имеет права осуществлять предпринимательскую деятельность без регистрации в качестве ИП. Я считаю абсолютно обоснованным желание минфина, чтобы деньги, которые получают продавцы от предпринимательской деятельности, были отражены ими в налоговой форме.

Второй момент, будет ли это работать? Есть ИП, например, рестораны, магазины или салоны, которые и сейчас дают номера Kaspi Gold своих руководителей, менеджеров, официантов, но при этом бухгалтер выбивает чеки на ККМ на эти суммы. Та часть ИП, которые сейчас показывают доход, для них, в принципе, ничего не поменяется. Они сейчас возмущаются, говорят, мол, ведь мы и так выбиваем чеки. Но дело в том, что, когда мы открываем карту физического лица, мы ставим галочку-согласие, что не будем ее использовать в предпринимательских целях. Для них станет законодательно правильным, когда физлица будут указывать, что это не перевод, а платеж за приобретенные товары или услуги. Тогда пробитый чек будет реально соответствовать этим платежам. Для честных предпринимателей ничего не изменится, им станет легче доказывать, что на карту физлица действительно поступили деньги от предпринимательской деятельности. Но таких ИП меньшинство, а большинство тех, которые сейчас не показывают эти поступления в 910-й форме. Скорее всего, они и не будут этого делать.

Мы уже с начала декабря сталкиваемся с тем, что предприниматели не принимают оплату Каспи, просят наличные. Я считаю, что, в принципе, обложение переводов в корне ничего не поменяет: честные продолжат работать в белую, нечестные – в серую. Возможно, ситуация изменится после отмены моратория в 2023 году, когда начнутся рейды торговых точек.

– Давайте поговорим о пилотных проектах минфина и попробуем оценить, как они действуют на бизнес.

– Я, как человек, который всегда следит за изменениями и старается не нарушать законодательство, была в недоумении, когда в апреле 2019 года в Налоговом кодексе появилась норма о том, что, несмотря на нормы налогового администрирования, прописанные в налоговом законодательстве, если уполномоченный орган примет пилотный проект, то он по своей юрисдикции и статусу будет выше норм Налогового кодекса. На самом деле нам и сейчас непросто, мало прочитать норму НК, необходимо знать подзаконные акты. Теперь получается, что Налоговый кодекс можно отодвинуть в сторону и согласно "пилоту" 1104 спокойно воспринимать, что КГД имеет право требовать от предпринимателя отозвать ранее выставленные электронные счета-фактуры (ЭСФ). Причина – по критериям риска вызывает сомнение, что налогоплательщик действительно оказал услуги. Срок ответа не 30 дней, как это прописано в Налоговом кодексе, а 5 дней согласно "пилоту".

При этом нет никакого подкрепленного данным требованиям проведенного анализа. Просто налогоплательщика выявила система рисков. А что входит в эти критерии риска? Например, если несколько кварталов подряд приобретения превышают оборот по реализации, но есть ведь совершенно объективные причины, которые могут этому способствовать. 2020-2021 год – пандемия, естественно, товар, который мы импортировали и отразили в приобретениях, отражает то, что мы не успели продать. Бедный налогоплательщик несет доказательства, материальную ведомость, что этот товар есть, он никуда его не дел. Все это он приносит, но пункт 15, который должен работать в этих правилах "пилота" 1104, который говорит о том, что, как только предприниматель предоставил пояснение и выбрал один из способов: согласен – отзывай ЭСФ, не согласен – неси пояснения. Он все приносит, доказывает, но никто не торопится согласно "пилоту" в течение одного дня снимать наложенные ограничения.

На мой взгляд, это самый показательный пример, какая несправедливая сейчас политика налогового администрирования в плане ЭСФ, потому что не работают все нормы, которые прописаны в "пилоте". Доходит до абсурда, например, хлебобулочный завод или завод по производству молочной продукции, им приходят уведомления о том, чтобы они убрали из зачета НДС от поставщика, так как у него определена деятельность без фактического оказания выполненных работ. Бедный молокозавод в шоке пытается доказать, что покупали молоко и другие ингредиенты, выпустили продукцию и продали. Каким образом КГД им сейчас докажет, что это все было на бумаге? Никто ничего со стороны фискальных органов доказывать не собирается. Отвечают только налогоплательщики. Это очень печально, потому что постановление Верховного суда номер 4 от 29 июня 2017 года никто не отменял. Там четко говорится, что оценку сделки может давать только суд.

Что такое система управления рисками? Я считаю, что она в корне действует не так, как должна. Критерии риска просто выделяют из большого количества налогоплательщиков потенциальных нарушителей, которые являются только подозреваемыми, но ни в коем случае они не должны быть признаны сразу виноватыми. У нас так не работает. Попал в поле зрения налоговых органов – однозначно виновен. Хотелось бы, чтобы пункты 1 и 5 статьи 8 Налогового кодекса работали, которые говорят о том, что налогоплательщик изначально считается добросовестным и все неточности и неясности трактуются в пользу налогоплательщика. Где это? Этого нет.

– По поводу других "пилотов"?

– "Пилот" по визуальному осмотру. В первоначальном варианте он вызывал много вопросов, потому что звучал следующим образом. Визуальному осмотру подлежат те налогоплательщики, которые реализуют товар в торговых центрах, бутиках или магазинах. Согласно нему приходят инспекторы, проводят видеосъемку, если, на их взгляд, есть состав административного правонарушения, они могут прямо на месте составлять протокол. После того как "пилот" выставили на публичное обсуждение на портале НПА, текст кардинально поменялся, и теперь права прямо на месте обвинять и привлекать к ответственности у фискальных органов нет. Но само по себе право визуального осмотра осталось. В первоначальном варианте подразумевалось, что к любому налогоплательщику может прийти группа инспекторов с визуальным осмотром, потом сократили и оставили только тех, кто занимается торговлей.

Я считаю, что сейчас отлично работает обязательство любого полномочного органа, который разрабатывает новые или вносит изменения в существующие законодательные акты, обязательно их выставлять на всеобщее обсуждение. Первоначальный "пилот" по визуальному осмотру и тот, который работает сейчас, – это небо и земля.

– По поводу маркировки табачной, алкогольной продукции?

– В принципе, законодатель любой страны хочет, чтобы налогоплательщики своевременно выполняли свои налоговые обязательства. Мы, как налогоплательщики, этого тоже хотим, но как это сделать? Например, нас предупреждают, что с 1 ноября 2021 года по маркировке обуви будет не "пилот", а боевой режим. Как вы знаете, мы не можем импортировать обувь из Китая без маркировки. Предприниматели выясняют, как все это будет работать, готовятся, и вдруг нам говорят, что КГД вновь перенес сроки введения маркировки. Как в этом всем ориентироваться налогоплательщикам? Как быть уверенным, что делаешь все правильно и своевременно? Законодатель сам то внедрит, то отменит.

Например, по "пилоту" по СНТ до последнего момента было написано, что выписка СНТ в пилотном режиме при импорте товаров из стран ЕАЭС заканчивается 1 октября 2021 года. Естественно, все налогоплательщики ждут. Как только эти изменения внесли и опубликовали, буквально через 5 дней появляется информация о том, что решено перенести введение на 1 апреля 2022 года. А зачем вот только внесли и опубликовали изменения, согласно которым "пилот" заканчивается 1 октября? Прошло два с половиной месяца, прежде чем официально закрепили, что "пилот" продлевается до 1 апреля 2022 года. Очень тяжело в этом плане.

Я считаю, что нужно не торопиться законодателю говорить о том, что они решили внедрить. Сначала нужно создать рабочую группу с участием налогоплательщиков, которых впоследствии коснутся данные нововведения. У нас обычно после того, как налогоплательщики говорят, что механизм не работает, разработчик начинает переделывать. Этого всего можно избежать, каждый раз бухгалтеры испытывают стресс. Я знаю много специалистов, которые сменили сферу деятельности: не тяжело выполнять, тяжело делать то, в чем законодатель сам не уверен. И на практике такая игра со всеми предпринимателями Казахстана очень негативно отражается на доверии к госорганам в целом и к минфину в частности.

– Со следующего года в расчетах произойдет уход от МЗП к МРП. Будут ли в связи с этим изменения?

– Я считаю, что это объяснимо и объективно – единообразный подход к применению всех налоговых вычетов и исчисление объектов минимума. При изменении МЗП на аналогичный объем МРП практически изменений не произошло, не в плане облагаемого дохода, не в плане исчисления ИПН. При увеличении с 42.500 до 60.000 тенге кратность МРП довели до того, чтобы эта сумма не облагалась ИПН (60 тысяч тенге).

– Какие важные налоговые изменения вступят в силу со следующего года?

– На следующий год законодателем готовится много изменений. Это понижение минимального оборота по реализации товаров, работ и услуг, при котором мы можем не регистрироваться в качестве плательщика НДС. Если сейчас он 30 000 МРП, что составляет 87,5 млн тенге, то с 1 января 2022 года он будет составлять 20 000 МРП, или 61,2 млн тенге. Произойдет снижение более чем на 25 млн тенге. Но при этом, анализируя, как происходит администрирование в плане НДС в других странах, я вижу, что в некоторых из них налогоплательщики с этими лимитами не сталкиваются, хочешь открыть ИП или ТОО – регистрируешь компанию и сразу становишься плательщиком НДС. Я считаю, что мы медленно идем к этому. Единственная проблема у тех, кто не занимается покупкой, продажей или производством товара. Это касается юридических, консультационных, бухгалтерских услуг, откуда у них будут появляться зачетный НДС, зачетная часть? Поэтому эти налогоплательщики должны быть готовы, что если они попадут в категорию тех, кто должен регистрироваться, то со всех 100% оборота будут платить 12% НДС.

– Какие изменения пройдут, касающиеся граждан?

– Сейчас любой обыватель имеет возможность зарабатывать на том, что он покупает и продает акции. Я купила за 10 тысяч тенге и продала за 15 тысяч, облагаться будут 5000 тенге. В Налоговом кодексе прописано, если физлицо покупает, потом продает, то его облагаемым доходом 10% ИПН будет доход от прироста стоимости. А что у нас происходит с криптовалютами? В отношении криптовалют нет нормы в налоговом законодательстве. Закон о цифровизации в статье 33-1 в первом абзаце говорит, что цифровой актив не является средством платежа и цифровые активы, и обеспеченные, и необеспеченные, не являются финансовыми активами. Поэтому очень много вопросов у тех, кто уже занимается операциями с криптовалютами. Сейчас законодательно вообще запрещены любые операции, даже если они будут разрешены, как это планируют сделать в МФЦА, покупать и продавать, для этого необходимо приравнять цифровой актив к финансовому активу.

Сейчас рабочая группа обсуждает, чтобы в законодательных актах обозначить криптовалюты. Многие занимаются продажей криптовалют, но при этом законодательно в Казахстане это запрещено. Официально в Казахстане разрешен только майнинг, то есть криптовалюту можно добывать, но покупать и продавать нельзя.

– Что грозит тем, кто сейчас занимается продажей криптовалют?

– В первую очередь, это нарушение КоАП в части осуществления незаконной предпринимательской деятельности. Второе, доначислят налоги на всю сумму, на которую человек продал криптовалюту. Если человек попытается доказать, что он за 50 000 долларов купил один биткоин, а продал за 52 000, то только 2000 прибыли, то это бесполезно – будет платить ИПН от всей суммы в 52 тысячи. Что касается банковской тайны, внесены изменения в законодательство, в соответствии с которым банки обязаны предоставлять КГД все движения по вкладам, не только по тенговым, монетарным счетам, но и металлическим счетам. Все, что происходит на счетах физических лиц, является достоянием КГД, причем КГД сейчас говорит населению, что не стоит переживать, что только с 2024 года начнется всеобщее декларирование, и тогда будет осуществляться контроль за движениями по картам и расчетным счетам всех руководителей ТОО и ИП, но на самом деле эта статья вводится с 1 января 2022 года. Сейчас, если у вас ИП и вы активно пользуетесь картой Kaspi Gold и хотите закрыть ИП, будут облагать налогами, и уже облагают все доходы, которые поступили на карту.

Те индивидуальные предприниматели, которые сейчас пытаются доказать, что эти поступления от папы, мамы, сестры, а эти – от предпринимательской деятельности, это не проходит. КГД не делит поступления, все они облагаются 10% ИПН. Какой 2024 год? Также нельзя забывать о Страсбургской конвенции, она с 2014 года дает право всем фискальным органам различных стран объединять усилия для того, чтобы пресекать занижение, уклонение доходов. Есть сайт, который переводится на все языки стран, которые подписали данную конвенцию. На этом сайте в автоматическом режиме происходит обмен данными, то есть все данные по гражданам РК, у которых есть расчетные счета за границей, они абсолютно все становятся доступными для комитета госдоходов. Точно так же и Казахстан предоставляет данные о гражданах других стран. У КГД уже есть такие данные за 2019 год. Я согласна с теми, кто говорит, что термин "банковская тайна" теряет какое-либо значение, потому что, в принципе, не остается никаких личных данных, которые бы не стали достоянием комитета госдоходов.

Майра Медеубаева

Telegram
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми
Подписаться
Подпишитесь на наш Telegram канал! Узнавайте о новостях первыми
Подписаться