В Атырау развернулась борьба за будущий лов рыбы | Inbusiness
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 303,15 Пшеница 465,40
$ 378.93 € 423 ₽ 5.87
Погода:
+17Астана
+17Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 303,15 Пшеница 465,40
В Атырау развернулась борьба за будущий лов рыбы

В Атырау развернулась борьба за будущий лов рыбы

Кто выигрывает от запрета рыбного промысла с использованием металлических лодок.

В Атырау развернулась борьба за будущий лов рыбы, Атырау,Рыба,Лов,Рыбный промысел,Атырауская область,Нурлан Ногаев,Рыбаки

Фото: Лев Гузиков

9873 17 Март 2017 13:05 Автор: Лев Гузиков

Противники нововведения предвещают рост социального недовольства в рыбном крае и разгул браконьерства.

Редкий сезон в Атырау обходится без скандалов в рыбной отрасли, которые нередко влияют на объемы ежегодного распределения лимита на лов рыбы среди природопользователей. Очередной такой разгорелся в феврале после крупного совещания по вопросам развития отрасли с участием акима Атырауской области Нурлана Ногаева.

Именно на данном мероприятии во всеуслышание заявили о необходимости ввести запрет на рыбный промысел с использованием металлических моторных лодок-казанок, которые по своему целевому предназначению являются прогулочными. Вместо них было предложено повсеместно использовать только деревянные либо стеклопластиковые лодки-будары, которые изначально являются промысловыми маломерными судами. Примечательно, что местные власти весьма оперативно приняли озвученные предложения, запретив также использовать подвесные моторы мощностью выше 40 лошадиных сил, что, впрочем, давно прописано в действующем законодательстве.

Запрет на казанки вызвал немалый переполох среди рыбацких хозяйств и разделил их на два лагеря, обнажив конфликт интересов разных групп, доселе относительно мирно вычерпывающих остатки рыбных запасов на поделенной территории.

Рыбаков взбудоражили будары
Всего в Атырауской области насчитывается 19 рыбацких фирм, занимающихся промысловым ловом рыб частиковых пород, осваивая лимит на тоневых участках, расположенных в реках Урал и Кигач. Тоневые участки соответствующими постановлениями облакимата закреплены за ними на срок от 5 до 10 лет.

Подавляющее большинство этих фирм используют наемную рабочую силу. То есть рыбаки, густо населяющие прибрежные поселки, перед началом путины сами приходят к ним наниматься на работу, причем со своими лодками и даже орудиями лова. И лодки эти, как правило, те самые казанки, которые теперь объявлены вне закона.

Узнав, что их лишают возможности легального заработка, рыбаки попытались отстоять свои права. В пригородном поселке Дамба 27 февраля несколько десятков человек собрались у дверей местного акимата, пригласив прессу и требуя разъяснений. В ответ областной акимат собрал экстренную пресс-конференцию, в ходе которой руководитель управления сельского хозяйства Срым Рыскалиев пояснил, что принятые меры направлены на наведение порядка в рыбной отрасли и искоренение браконьерства.

«Эти правила не новые, они приняты еще в 2013 году, и мы просто требуем их выполнения. Мы ожидали подобной реакции, встретились и поговорили с рыбаками. Никакого недопонимания на сегодня между нами нет. Есть закон, и его надо исполнять», - заявил г-н Рыскалиев, подчеркнув, что «никаких отсрочек, поблажек и переходных периодов не будет».

Также, по его словам, упорядочены будут и правовые взаимоотношения между работниками и работодателями, согласно которым каждый рыбак обязан зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя и заключить договор с рыболовецкой фирмой.

«Цену нам диктуют браконьеры»
Не склонен драматизировать ситуацию и один из сторонников запрета – руководитель ТОО «Абылай-хан» Еркин Кушалиев.

«Вопрос о том, что ловля должна вестись только на промысловых лодках, поднимался еще в 2006 году. «Казанка не является промысловой, она прогулочная, не отвечает требованиям безопасности и санитарным нормам, - говорит он. - Тогда природопользователи только-только начинали осваивать участки промысла, для чего нужны были большие капиталовложения. Поэтому мы очень просили дать отсрочку, которая, как видим, растянулась на десять лет. Я думаю, это достаточный срок для того, чтобы в каждом хозяйстве создать свою флотилию. Однако на сегодня есть с десяток фирм, которые за 10 лет не купили ни одной лодки, хотя своевременно составляли план развития с обязательством ежегодно модернизировать свой флот. Лично у меня на 100% флот свой».

По словам г-на Кушалиева, принятые меры позволят кардинально изменить ситуацию в рыбном бизнесе, в котором свои ценовые условия диктуют браконьеры.

«Знаете, почему возникла проблема с этими лодками? Мы, промышленники, цену на рыбу не диктуем. Ее диктуют, грубо говоря, браконьеры. Как вы сами знаете, хозяева казанок сами не приходят к нам на работу наниматься. За ними стоят инспекторы. Пять-шесть, десять лодок один инспектор «крышует». И они на сегодняшний день так цену подняли, что уже больше некуда. Даже Россия – основной рынок сбыта – отказывается у нас покупать рыбу», - рассказал Еркин Кушалиев.

Он также пояснил, что по сложившейся схеме наемные рыбаки получают у работодателя только промысловый билет и выходят на промысел со своей лодкой, мотором и сетями. А в случае малейших разногласий с работодателем встают в позу и своевольно едут сдавать пойманную рыбу тому, кто больше за нее заплатит.

«Сходите на рынок – там один судак полторы тысячи тенге стоит. Этим наемным рыбакам разницы нет: что кооператив, что рынок. По одной цене сдают», - отметил г-н Кушалиев.

«Грядет разгул браконьерства»
По мнению же противников повсеместного внедрения лодок-будар, запрет на казанки в действующем законодательстве не прописан. Не исключают бизнесмены и того, что столь быстрая реакция акимата на предложение о запрете может быть возможным лобби интересов отдельных рыбацких фирм, которые загодя и основательно подготовились к изменениям.

«Во-первых, в складывающейся ситуации людей загоняют в кабальные условия. Работодатель, имеющий свой флот будар, при приеме на работу сможет диктовать рыбакам свою цену за пойманную рыбу, причем значительно заниженную, - считает юрист производственного кооператива «Ракуша» Калыбай Утепов. - А ведь каждый рыбак кормит семью. Во-вторых, на самом деле лимит осваивается не на тонях в реке Урал, а в Каспийском море, поскольку в реке нет столько рыбы. Функционируют лишь тоневые участки, расположенные в низовье. В этом можно убедиться, выехав к любой тоне во время путины. При этом стоит отметить, что путь к морю и обратно для тихоходной будары займет часов шесть, фактически не оставляя времени на лов. Отсюда и вывод, что использование будар экономически невыгодно! Стало быть, оставшиеся не у дел владельцы казанок займутся браконьерством, а некоторые природопользователи – скупкой браконьерской рыбы. И, наконец, будара, хоть и промысловое, но исключительно речное судно, и выходить на нем в море небезопасно. Столько лет казанки никому не мешали, никого не жгло, так почему именно теперь о них столь неожиданно вспомнили?»

Кто готов к весенней путине
Корреспондент портала abctv.kz обратился в Атыраускую природоохранную прокуратуру с просьбой юридически обосновать запрет на злополучные казанки. А пока готовился ответ, занялся подсчетом маломерного флота региона.

По данным Атырауской инспекции транспортного контроля, маломерных самоходных судов насчитывается свыше шести тысяч. Из них 804 казанки, причем подавляющее большинство (более 700), принадлежат физическим лицам (рыбакам). И это не считая других типов моторных лодок, таких как «Крым», «Прогресс», «Амур», «Тунец», «Орион», «Обь», которые тоже изготовлены из металла и предназначены для прогулок.  

Будар в области 1260, материал корпуса изготовлен из дерева либо стеклопластика. Подавляющее большинство из них зарегистрировано на физических и юридических лиц Курмангазинского района Атырауской области, где испокон веков рыбачат именно на бударах в реке Кигач, и объявленный запрет никоим образом на них не отразился. Так, например, солидный флот из будар имеют курмангазинские рыболовецкие хозяйства «Каспий балык» и «Аксу-Кигаш».

Что же касается городских рыбацких фирм, то больше всего будар числится в ТОО «Абылай-хан» и ПК «Амангельды». Причем, как видно из судовой книги самоходных судов инспекции, немало таких лодок зарегистрировано ими именно в прошлом году.

Другие фирмы, как сообщают abctv.kz разные источники, спешно закупают будары в соседней Астраханской области, поскольку вот-вот объявят о начале весенней путины, перед которой состоится распределение лимита на лов рыбы. И наличие своего флота является немаловажным фактором для участия в тендере.

Ответ же о законности объявленного запрета пришел от местного отделенческого управления по защите прав потребителей на транспорте, куда природоохранная прокуратура перенаправила редакционный запрос.

Защитники прав потребителей сообщили, что не занимаются выдачей разрешительных документов на рыболовство с использованием маломерных судов. Но в силу компетенции своего ведомства отметили следующее: «Маломерные суда типа казанок являются прогулочными водными транспортными средствами (по их назначению) и, соответственно, не могут быть использованы для перевозки продовольственного сырья, в том числе и рыбы. Использование транспортных средств не по назначению противоречит требованиям законодательства РК и является незаконным».

Лев Гузиков

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK