RU KZ
В Нур-Султане собирают данные по коммунальным долгам общепита, закрытого в карантин

В Нур-Султане собирают данные по коммунальным долгам общепита, закрытого в карантин

15:11 17 Март 2021 1858

В Нур-Султане собирают данные по коммунальным долгам общепита, закрытого в карантин

Автор:

Айгуль Тулекбаева

Как государство поддержит общепит.

Кто выживет в условиях пандемии и ограничительных мер – об этом в интервью inbusiness.kz с советником председателя Ассоциации общественного питания Вероникой Нурпеисовой.

– Я видела у вас на странице пост о том, что в столице собирают данные по долгам за коммунальные платежи и занимаемой площади тех, кто не проработал ни дня ввиду ограничений.

– Мы объехали весь Казахстан, чтобы на местах узнать, что сейчас переживает общепит. Нами была предложена такая мера господдержки, как возмещение платежей по оплате коммунальных услуг для общественного питания. Все это происходило на площадке НПП «Атамекен», огромная им благодарность за содействие. Этот вопрос они начали выносить и лоббировать. Мы поднимали этот вопрос еще летом, поскольку люди брали кредиты, чтобы закрыть коммунальные долги. Проблема в том, что тарифы на комуслуги выросли до 42%, то есть если ранее предприниматель платил, к примеру, 1 миллион в месяц, то сейчас 1,4 миллиона тенге. Это огромные цифры. Учитывая, что отдельные предприятия не проработали ни дня с начала пандемии. Тем не менее им приходят счета за свет и отопление. Камеры работают, поэтому, естественно, расходуется электроэнергия. Но самые большие деньги съедает отопление.

– Есть ли гарантия того, что эти счета могут быть погашены государством?

– Никакой гарантии нет. Это письмо нам разослал акимат, «Атамекен», они сейчас просто собирают данные. Из какого бюджета будут выделены деньги – местного либо республиканского, каким образом это будет происходить, алгоритма пока еще нет. Пока запросили данные по тем предприятиям, которые не работали ни дня с начала пандемии.

– Есть ли у вас какие-то примерные цифры?

– Проекты абсолютно разные, та же квадратура. Но если брать в целом, проекты, которые ни одного дня не открылись, они должны примерно от 3 млн тенге и выше. У маленьких кофеен уже 1,5-2 млн тенге.

– Я слышала о вашем предложении, чтобы рестораны работали по проекту Ashyk.

– Уже не знаю, как просить нашу МВК (межведомственную комиссию) и г-на Киясова (главного санврача), чтобы они запустили второй этап послаблений. Что касается программы Ashyk, была развернута большая антикампания против нее. Но все не так, как это преподносится в соцсетях. Никакие персональные данные мы не собираем, никого мы не чипируем и не зомбируем. В чем ее преимущество? Человек зашел – вышел. Это фиксируется и позволяет ревизорам не приходить лишний раз. Если они задумают к нам прийти, а у нас 30 человек в заведении, как и положено, то тогда спрашивается: «А что вы пришли, дорогие господа?» Для нас это очень большой плюс. Мы сами просили, чтобы нам эту программу сделали. Для нас это важно.

Есть и противники, но их немного, процентов 10-15. Если вы заходите в заведение, вам самой же спокойно, что в здании нет ни одного инфицированного.

– На Западе местные власти предлагали рестораторам арендовать здания под соцобъекты. Были ли такие предложения в других регионах?

– Только в Атырау. Во многих регионах предприниматели продавали профицит, лишнюю машину, квартиру для переформатирования своих тойхана в детские площадки и так далее. Была проблема, что мониторинговые группы приходили и кричали, что вы не имеете права работать. Хотя у нас нет ни кода ОКЭД, ни какого опознавательного знака, что это тойхана. У нас один код – общепит. Нет разделения на тойхана, бар, клуб. Поэтому мы все имели право работать после пандемии в режиме кафе. Люди пытались перепрофилироваться, кто-то в своих заведениях устраивал супермаркеты, кто-то делал базары, детскую школу для шахмат. В Актобе из тойхана сделали пантовый санаторий. Люди старались подстроиться под новые реалии. Единственный минус – с такими ограничениями сложно отбить расходы.

Бизнес загнал себя в еще большие долги.

– После первого года пандемии уже можно сказать, кто выжил?

– С пандемией нужно жить, а не бороться. Выжили те, кто научился жить по-новому. Заведения, которые перешли в другой формат. У нас сейчас хорошо идут 3 направления. Первое – это заведения столового типа, где средний чек – 1,5-2 тысячи тенге, второй – доставка на дом вроде акции – 50 роллов, 2 пиццы и кола в подарок за 5 тысяч и третье – кофейни. Бары потихоньку умирают. Средний чек заведений упал в 3-4 раза.

– Предлагали ли вам льготные кредиты?

– Да, нас ввели в программу «Даму». Но ситуация следующая: 80% заведений общественного питания находятся в аренде, соответственно, кредиты они берут как физлица. Ни о каком рефинансировании физлиц речи быть не может. Но сейчас у нас есть такие программы, как «Мен кәсіпкер боламын», есть гранты на инновацию до 5 млн тенге, беззалоговый кредит под 6%. В принципе, у кого есть желание, могут взять. Но мы хорошо понимаем, что неизвестно, сколько мы просидим в красной зоне. Месяц, два, год? Брать сейчас кредит очень страшно. Что будет завтра, неизвестно.

Март заканчивается. Долги предприятий сферы общепита в мегаполисах составляют порядка 12-13 млн тенге с ежемесячным ростом плюс 10%. Если брать по республике – это от 6 млн тенге и выше.

Кроме того, накладываются и другие проблемы. Сейчас, например, хотят увеличить акцизы на алкоголь, демонтировать курилки. Проблем много. Помимо этого, к нам пришли налоги на землю и недвижимость от 1,5 млн до 5 млн тенге!

Просят выплатить налоги на наружную рекламу. Дело в том, что мы не можем выключать вывески, потому что в некоторых местах они работают как уличное освещение. Приходят штрафы, в том числе за нарушение авторских и смежных прав. Вы говорите, что мы боремся с санврачами за упрощение карантина, но мы с ними не боремся. Это не только Киясов устанавливает правила. У нас все решает МВК при правительстве.

– Какие прогнозы на лето?

– Ну, я так скажу: если мы просидим – Алматы и Нур-Султан – в красной зоне, работая до 20:00, это ударит по бизнесу, по обороту. Ни у кого уже нет финансовой подушки, профицита. Процентов 10-15 заведений через 2 недели закроются. Для того чтобы сейчас содержать персонал и производить самый элементарный закуп, в день нужно 150-200 тысяч тенге. Работа до 8 вечера – это 40-50 тысяч тенге дохода. Это не оправдывает затраты, я уже не говорю об аренде и коммуналке. Общественное питание ничего уже не просит, просто дайте ему возможность работать полноценно.

И еще в связи со сложившейся ситуацией к нам часто обращаются полицейские, медики, социальные работники, работники коммунальных служб, которым необходимы горячее питание, чай. Столовые на рынке занимают всего 10-15%, поэтому мы хотим попросить руководство страны разрешить им работать вне зависимости от красной или желтой зоны до 24:00. Они соблюдают все санитарные нормы, посадка в таких заведениях составляет от 40 до 50 минут на 1 место. Это необходимо и командированным, тем, кто работает на улицах города, в круглосуточном режиме и так далее. Это жизненная необходимость.

Айгуль Тулекбаева


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!