Баннер втб
RU KZ
В «Тау-Кен Самрук» недоумевают, почему МИИР выдал им лицензии на геологоразведку на Балхаше

В «Тау-Кен Самрук» недоумевают, почему МИИР выдал им лицензии на геологоразведку на Балхаше

11:56 10 Ноябрь 2020 11617

В «Тау-Кен Самрук» недоумевают, почему МИИР выдал им лицензии на геологоразведку на Балхаше

Автор:

Майра Медеубаева

Фото: informburo.kz

Представители компании планируют поднимать вопрос о возмещении потраченных средств.

Об этом было заявлено вчера, 9 ноября, на внеочередном заседании Балхаш-Алакольского бассейнового совета. В заседании принимали участие представители исполнительных и представительных органов, охраны природных ресурсов (лес, вода, рыба), общественных организаций, ученые.

В частности, главный директор по развитию бизнеса «Тау-Кен Самрук» Нариман Абсаметов напомнил, что компания совместно с партнером «Казахстан Фортескью» получила лицензии на проведение геологоразведочных работ площадью 18 тыс. кв. км в четырех областях страны. Данные лицензии были выданы согласно законодательству уполномоченным органом – мининдустрии. При этом лицензии в дельте реки Или полностью расположены на территории особо охраняемой природной зоны.

«Хотелось бы понять, если это является природоохранной зоной, где нельзя проводить геологоразведочные работы, то почему данная лицензия была нам выдана МИИР при согласовании минэкологии? На данный момент компанией потрачены значительные средства на данные лицензии, выплачен подписной бонус, арендные платежи на землепользование, разработку плана оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС). Общая сумма затрат компании совместно инвесторами составляет 31 млн тенге», – сообщил Абсаметов Н.

По его словам, в случае отказа от проведения работ компанией будет подниматься вопрос по возмещению данных средств, поскольку, если лицензия выдана с нарушением законодательства, кто-то должен нести за это ответственность, считают в «Тау-Кен Самрук».

«Ранее в этом же регионе – в дельте реки Или была выдана лицензия АО «Казгеология». Участок Каскырмыс, номер лицензии 925 от 21 ноября 2017 года, ОВОС и план разведки были утверждены. У нас возникает резонный вопрос: почему одним компаниям на той же территории выдаются лицензии, а другим нет, нет ли в этом нарушения законодательства?» – задал вопрос директор по развитию бизнеса.

В свою очередь директор юридического департамента «Тау-Кен Самрук» пояснил, что когда подается заявка на лицензию, у минэкологии в лице комитета геологии есть функционал по осуществлению взаимодействия и координация с компетентным органом по определению границ, предоставляемых в пользовании участков недр.

«Перед тем как выдать лицензии, МИИР по нормам кодекса согласовывает этот момент с комитетом геологии минэкологии. Сейчас мы столкнулись с такой ситуацией, что минэкологии в лице комитета геологии согласовывает выдачу этих участков, а потом в лице комитета по водным ресурсам отказывает в проведении дальнейшей работы. Министерство одной рукой дает согласие, второй рукой закрывает его. В этом состоит весь вопрос», – резюмировал представитель нацкомпании.

В свою очередь руководитель управления госконтроля в области использования и охраны водного фонда комитета по водным ресурсам МЭГПР Марат Иманалиев отметил, что согласно правилам установления водных полос дельта полностью включается в размер водоохранной полосы.

«Вся дельта, когда будет установлена водоохранная зона, будет относиться к землям водного фонда, на которых в соответствии с подпунктом 4 статьи 25 Кодекса о недрах проведение операций по недропользованию запрещены», – резюмировал представитель министерства.

Площадь лицензий в дельте реки Или составляет 1317 км2

Академик Академии водохозяйственных наук Российской Федерации (РАВН), доктор технических наук, профессор Малик Бурлибаев в ходе выступления отметил, что в материалах «Тау-Кен Самрук» и ТОО «Биосфера», поданных для получения согласования в Балхаш-Алакольскую бассейновую инспекцию, имеются пять разрозненных листов с картами отведенных площадок для геологоразведочных работ в дельте реки Иле.

«Они не дают общего и целостного представления, где находятся эти площадки в дельте реки Иле. Поэтому нам пришлось, используя ГИС-технологии, комплектовать эти площадки на картах дельты. В частности, на карте гидрографической сети дельты, на карте затопления дельты за май 2010 года и на карте нерестилищ фитофильных рыб. В результате выяснилось, что отдельные участки имеют следующие площадные характеристики: пл. 622 – 29 135 га; пл. 624 – 26 617 га; пл. 625 -34 270 га; пл. 628 – 25 399 га и пл. 652 – 16 323 га. Итого 131 744 га, или 1317 км2 земель дельты. Вы представляете эти площади? Это не точечное бурение на одной площади, а огромные площади для каждого участка», – подчеркнул академик.

Площадки, отведенные под геологоразведочные работы на карте гидрографической сети в дельте реки Или

Площадки, отведенные под геологоразведочные работы на карте затопления дельты реки Или в мае 2010 г.

Площадки, отведенные под геологоразведочные работы на карте нерестилищ фитофильных рыб в дельте реки Или

Также он напомнил, что с прошлого века известно, что под дельтой реки Или есть разведенные запасы бурого угля с высокой радиоактивностью. Науке до сих пор не известно, что в данной местности было проявление меди. По его словам, в одно время даже была информация, что ТЭС в поселке Улькен будет обеспечиваться данным углем. Но когда начали анализировать, то увидели, что данный бурый уголь с высоким содержанием радиоактивных веществ.

«Теперь представьте себе, вы начнете разрабатывать – загрязнение радиоактивными веществами произойдет обязательно. Откуда взяли, что в дельте имеется медь? Интересно было услышать от руководителя ТОО «Биосфера», что все отходы от бурения будут утилизированы! Вопрос – как? Если у ТОО «Биосфера» есть методы утилизации радиоактивных веществ, то зачем мы складируем и храним в Усть-Каменогорске отходы ядерного топлива со всего мира, еще назвав этот процесс банком отходов ядерного топлива? Почему они не поделятся своими методами утилизации радиоактивных веществ?» – задал вопрос Малик Бурлибаев.

По его мнению, даже при временном хранении отходов бурения на отведенных площадках не может быть никакой гарантии, что они не попадут в дельту реки Или и озеро Балхаш. Например, при выпадении атмосферных осадков, весенних и зимних затоплениях дельты, при пыльных и песчаных бурях? Для таких случаев, чтобы отходы при бурениях не попали в гидрографическую сеть, им надо будет построить грандиозные гидротехнические сооружения. Такое строительство тоже полностью уничтожит дельту реки Или и, соответственно, озеро Балхаш, продолжил академик.

«По моему представлению, как ТОО «Биосфера», так и «Тау-Кен Самрук» не представляют, что такое радиоактивные вещества. Радиоактивные вещества имеют периоды полураспада до тысячи лет. Короткие периоды полураспада и полного распада радиоактивные вещества имеют только в одном случае, если взорвана атомная бомба и радиоактивные вещества подверглись высокой термической обработке! Получается, что из хороших побуждений поиском меди мы озеро Балхаш загрязним еще радиоактивными веществами? Кому нужно будет такое озеро, на тысячелетие загрязненное радиоактивными веществами?» – задал вопрос Малик Бурлибаев.

Роль озера Балхаш в работе Капшагайской ГЭС

Также, как отметил академик, для казахстанских рек, в том числе для реки Или, огромную роль играют весеннее половодье и паводки. При затоплении поймы и дельты весной идет процесс влагозарядки почвы, промывка почвы от солей. А самое главное – обеспечиваются условия нереста для фитофильных рыб и обеспечение биопродуктивности пойменных лугов и сенокосных угодий. За миллионы лет речная и озерная экосистемы эволюционно привязаны к наличию затопления во время весеннего половодья и паводков.

Позже в телефонном интервью Малик Бурлибаев отметил, что сток весеннего половодья и паводков – это и есть экологический сток водотоков. Это один из факторов смыва отходов бурения в дельту и озеро.

«Вторым фактором смыва могут быть зимние затопления дельты. Что имею в виду? Из-за специфики работы Капшагайской ГЭС. С 1 октября каждого года до 31 марта следующего года Капшагайская ГЭС переходит на зимний режим работы, т. е. ориентируется на покрытие максимальных потребностей в электроэнергии такого мегаполиса, как город Алматы. При этом осуществляются максимальные попуски в нижний бьеф, где разница между максимумами и минимумами ежечасных расходов воды может достигать 700 м3/с. При этом с ноября, т. е. при ледоставе на реке, эти попуски идут поверх льда. Эти затопления также могут смыть отходы бурения с отведенных площадок для геологоразведочных работ», – рассказал академик.

По его мнению, приходит мысль, что ситуация вокруг дельты реки Или и озера Балхаша не является ли хорошо организованной провокацией, чтобы снять номер 01 с дельты и озера из списка приоритетности по первоочередному сохранению на переговорах по трансграничным рекам?

Дельта реки Или входит в конвенцию РАМСАР

Директор Центральноазиатской программы Всемирного фонда дикой природы Григорий Мазманянц отметил, что территории Или-Балхашского резервата, а также Или-Балхашского комплексного заказника входит в РАМСАР, международную конвенцию о сохранении водно-болотных угодий, подписанную Республикой Казахстан.

«Одним из десяти участков в Казахстане, который попал в эту конвенцию, является дельта реки Или, то есть это весь Прибалхашский заказник и резерват. В рамках данной конвенции страна взяла на себя обязательства по сохранению данной территории. Безусловно, любые буровые работы нанесут ущерб водно-болотным угодьям. Такая позиция «мы сейчас все разведаем, если найдем медь, то решение будет принимать правительство», все прекрасно понимаем, если медь найдут, то встанет вопрос о разрушении дельты. Думаю, так ставить вопрос нельзя – это надо останавливать и не вкладывать лишние деньги, 31 млн тенге вполне достаточно», – резюмировал Григорий Мазманянц.

В свою очередь гендиректор Или-Балхашского государственного природного резервата Жанибек Джубаниязов отметил, что 90% земель, где планируется проведение геологоразведочных работ, является Балхашским государственным заказником. По его словам, в статье 9 сказано, что запрещены работы в целях сохранения природного комплекса. Это все полностью особо охраняемая природная территория, поэтому там теоретически тоже запрещены все эти работы, подчеркнул спикер.

Также он адресовал вопрос разработчикам ТОО НИЦ «Биосфера Казахстан» касательно летательных аппаратов, которыми планируется проведение съемок на первом этапе.

«Есть соответствующие статьи, инструкции, которые запрещают полеты над особо охраняемыми природными территориями. Если это большие беспилотные летательные аппараты, они тоже должны получить разрешение, в частности в министерстве обороны, потому что рядом находится военный полигон Сары-Шаган», – резюмировал Жанибек Джубаниязов.

Бассейновый совет настаивает на отзыве лицензий

По результатам заседания совет решил, что дельта реки Или и озера Балхаш являются неделимым организмом и в случае малейшего влияния на естественные процессы произойдут необратимые последствия не только для дельты, но и озера. В целом совет рекомендовал министерству экологии отозвать лицензии на геологоразведочные работы на данных участках. При формировании политики страны в сфере водных ресурсов работу проводить с привлечением квалифицированных специалистов, учитывать решение и рекомендации бассейновых советов, а также обеспечить участие представителей комитета по водным ресурсам на заседаниях совета.

«Акимату Алматинской области необходимо аннулировать результаты общественных слушаний и признать их недействительными в связи с тем, что проводились нарушения действующих нормативно-правовых актов, в том числе правила проведения общественных слушаний. То есть общественные слушания проводились без общественности. Также мы напишем письма в правительство и президенту о прекращении продолжения каких-либо работ в дельте реки Или», – резюмировала инженер-гидрогеолог, член Балхаш-Алакольского бассейнового совета Анара Тлеулесова.

В целом участники единогласно выразили мнение, что «дельта-озеро» – единый организм, который категорически нельзя трогать, если не хотим окончательно потерять дельту реки Или и озеро Балхаш. Напомним, ранее общественность возмутилась проведением геологоразведочных работ в дельте реки Или. Позже в МИИР сообщили, что проведение геологоразведочных работ в природоохранных территориях запрещено, однако выдача лицензий на проведение работ разрешена.

Майра Медеубаева


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!