/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 400,36 Brent 36,55
Зачем власть декриминализирует клевету?

Зачем власть декриминализирует клевету?

Сейчас максимальное наказание по этой статье может составить штраф до 3000 МРП либо лишение свободы на срок до трех лет.

08:00 23 Декабрь 2019 2033

Зачем власть декриминализирует клевету?

Автор:

Елена Тумашова

В действующей редакции Уголовного кодекса РК статья 130 «Клевета» содержит три пункта, отражающих тяжесть совершенного деяния. Варианты наказания: штраф, исправительные работы, ограничение свободы, лишение свободы.

Распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица и подрывающих его репутацию, наказывается штрафом до 1000 МРП, либо исправительными работами в том же размере, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

В 2019 году размер месячного расчетного показателя составил 2525 тенге, с 1 января 2020-го – 2651 тенге. Таким образом, штраф по этому пункту в 2019 году превышал 2,5 млн тенге (и превысит 2,6 млн тенге, если размер оставят прежним).

Если же клевета была публичной или же для этого использовали средства массовой информации или сети телекоммуникаций, то наказание увеличивается вдвое: штраф или исправительные работы – до 2000 МРП (более 5 млн тенге в 2019 году), ограничение или лишение свободы – на срок до двух лет.

Если же к описанным выше деяниям добавляется обвинение в коррупции, совершении тяжкого или особо тяжкого преступления или если это влечет тяжкие последствия (в их числе, например, смерть или самоубийство потерпевшего, причинение тяжкого вреда здоровью, причинение крупного или особо крупного ущерба и пр.), то наказание увеличивается втрое. То есть это может быть штраф, или исправительные работы на сумму до 3000 МРП (более 7,5 млн тенге в 2019 году), либо ограничение или лишение свободы на срок до трех лет.

Президент Касым-Жомарт Токаев на втором заседании Национального совета общественного доверия в пятницу, 20 декабря, озвучил решение перенести статью о клевете из Уголовного кодекса в Кодекс об административных правонарушениях. Некоторые общественники и правозащитники выступали за сохранение нормы, ряд госорганов предлагал только изменить первую часть статьи. Было организовано несколько рабочих обсуждений.

«На примере дискуссии по данной норме можно увидеть, насколько сложно зачастую найти единое решение, ведь необходимо учесть все моменты», – сказал глава государства.

Inbusiness.kz спросил политологов, что они думают по этому поводу.

Политолог Айдос Сарым:

– Тема декриминализации клеветы давно обсуждается в обществе, особенно среди журналистов. Традиционные медиа – газеты, журналы, телевидение – это «корпорации», которые обладают, может быть, наивысшей степенью этичности и подготовленности. Люди учатся годами, чтобы получить профессию журналиста. Поэтому заведомо, скажем так, делать их виноватыми (бездоказательно обвинять в распространении ложной информации. – Ред.) не очень правильно.

В отличие от социальных сетей – явления относительно молодого, по сути, большого пузыря, который когда-нибудь сдуется, – СМИ выдержали проверку временем. Наши старейшие газеты или приближаются, или уже пережили столетний рубеж. В следующем году 100 лет исполнится старейшему информационному агентству. Телеканалы насчитывают историю в несколько десятков лет. Это во-первых.

Во-вторых, в том политическом тренде, в котором мы жили, многие законы – о партиях, о СМИ и т. д. – принимались для того, чтобы не допускать какой-либо критики, журналистских расследований и прочего. Власть, насколько я понимаю, теперь заинтересована в обратном. То, что происходит сейчас, можно назвать либерализацией, демократизацией в целом. И этот шаг – решение со статьей о клевете – это демонстрация готовности работать с обществом, с медиа, понимание ответственности вообще. Я так это понимаю.

Декриминализация статьи о клевете вовсе не означает, что люди лишаются инструментов защиты своих прав. Они смогут подавать в суд, выигрывать – это остается.

Но сама по себе эта статья – знаковая (в кавычках). Если посмотреть на опыт общения государства и медийного сообщества, то можно увидеть, что достаточно долгое время профессиональные организации говорили о том, что эта статься является одним из ограничителей свободы слова. Можно посмотреть историю статьи и убедиться, что в основном по ней осуждали журналистов.

Не знаю, каким будет размер штрафов, когда статья перейдет в разряд административных. История знает разного рода штрафы, которые были обременительными и приводили к закрытию медиа.

Мне кажется, каждый взрослый человек, каждый журналист знает меру и степень своей ответственности. Если ты как журналист уверен в своей правоте – ты пишешь (статью. – Ред.), если же переходишь границы и публикуешь недостоверную информацию, – плати из собственного кармана. Если речь идет о заказах и клевете, ну, можно поставить большие штрафы. Это нормальная практика. И это лучше, чем сажать людей.

Политолог Максим Казначеев:

– Мне представляется, что идея декриминализации клеветы нацелена на дальнейшее смягчение общественных и внутриполитических процессов.

Второй Президент продолжает работать по линии налаживания контактов с обществом в широком смысле этого слова. И в этом плане переход клеветы в разряд административных правонарушений будет в значительной степени смягчать действия властей.

При этом необходимо принять во внимание то, что в ближайшем будущем будут разворачиваться и интенсифицироваться внутриполитические процессы, связанные как с выборами в парламент, так и с выборами в местные законодательные органы. Понятно, что внутриполитическая борьба накалится, и для того, чтобы заранее смягчить позиции конкурирующих внутриэлитных игроков, президент выступает с такой инициативой.

И она будет в этом плане остаточно органично смотреться. Потому что в противном случае инструменты законодательного давления, то есть судебных преследований, будут использоваться разными игроками для решения внутриполитических задач.

В этом смысле особых рисков я не вижу (в том, что клевета будет декриминализирована. – Ред.).

Единственное, необходимо отметить, что смягчение и декриминализация закона о клевете, приведет к некоторому обострению комментариев в СМИ. То есть появится возможность использовать различного рода новые технологии, технологии черного пиара.

Но если смотреть масштабно – в плане функционирования внутриполитической системы, – то действующей власти это может быть даже выгодно. Потому что появится возможность наработать на противоречиях интересов ключевых внутриполитических конкурентов. И таким образом в среднесрочной перспективе – в период предстоящих избирательных кампаний, то есть в ближайшие два-три года – сформировать из второго президента полноценную внутриэлитную арбитражную фигуру.

Решение со статьей о клевете на самом деле многофакторное, системное. Оно, во-первых, работает на формирование имиджа власти (попытка «заигрывать» с общественным настроением), во-вторых, это хороший инструмент в рамках внутриэлитной работы – с различного рода игроками.

То есть принимая такое решение, власть и внешние проявления (эффекты от декриминализации клеветы. – Ред.) постаралась учесть, и в то же время определенную практическую выгоду она от этого тоже получит.

О митингах и парламентской оппозиции

Отметим, что помимо решения о декриминализации клеветы, Касым-Жомарт Токаев озвучил еще несколько важных решений.

В частности, он сказал, что разработан «концептуально новый» проект закона «О мирных собраниях», и что пора приступить к внедрению уведомительного принципа организации митингов и прививать общественному сознанию культуру митингов.

Кроме того, глава государства предложил снизить порог для регистрации новых политических партий: сейчас для этого нужно, чтобы в составе партии было 40 тыс. членов, президент предлагает сократить необходимое количество до 20 тыс.

Также глава государства говорил о введении института парламентской оппозиции, о том, чтобы председателями комитетов в парламенте были представители других партий. «Для этого мы должны развивать альтернативность законодательной власти», – сказал президент. В законодательство о выборах и партиях будут постепенно вноситься поправки.

Елена Тумашова

Ряд поправок предлагается внести в закон по режиму ЧП

Возможность экстренно корректировать законодательство в период ЧП предлагают предусмотреть в министерстве национальной экономики, сообщает inbusiness.kz.

29 Апрель 2020 10:51 870

Ряд поправок предлагается внести в закон по режиму ЧП

Фото: primeminister.kz

Глава ведомства Руслан Даленов внес в мажилис парламента законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по вопросам чрезвычайного положения».

«Целью документа является возможность принятия оперативных мер в период ЧП для обеспечения социально-экономической стабильности. Он определяет механизм функционирования государственного управления в период чрезвычайной ситуации», – пояснил он.

Для этого, по словам министра, вносятся поправки в законы «О чрезвычайном положении» и «О правовых актах».

«Законопроектом к ним отнесены 14 сфер. В их числе налоговое, бюджетное, таможенное, банковское, трудовое, антимонопольное законодательство. А также законодательство о здоровье, государственных закупках, о валютном регулировании. Кроме того, в сфере социальной защиты, государственного имущества, государственного контроля и надзора, а также реализации международных обязательств страны», – уточнил Даленов.

Правовые акты, принятые в период чрезвычайного положения, в целом будут действовать до окончания срока его действия, продолжил он. Исключение составят акты, в которых будет установлен иной срок их действия.

«Также предложена поправка, согласно которой действие нормативного правового акта или отдельных его норм может быть приостановлено в случае и порядке, установленном Законом «О чрезвычайном положении». В целом указанные поправки направлены на обеспечение социально-экономической стабильности в период чрезвычайного положения. Принятие проекта закона не повлечет дополнительных финансовых затрат из бюджета и негативных социально-экономических и (или) правовых последствий», – резюмировал он.

Дана Карина

Айдос Сарым: «Люди у нас превратно и узко воспринимают законодательство»

В Казахстане обсуждают первый пакет политических инициатив.

14 Февраль 2020 12:33 1384

Айдос Сарым: «Люди у нас превратно и узко воспринимают законодательство»

Фото: Серикжан Ковланбаев

«Детский сад» или спящие пенсионеры в парламенте? Одна из поправок, входящая в первый пакет политических инициатив президента, – предоставление 30%-ной квоты в избирательных партийных списках для женщин и молодежи – вызвала интересную дискуссию на заседании общественного совета в минюсте.

Неоднозначным оказался вопрос возраста. Прозвучало мнение, что возрастной порог, который установлен законодательством для определения молодежи, 29 лет, не подходит для «пропуска» в депутаты. В таком возрасте человек «жизни не видал еще» и потому не сможет работать с населением, отвечать на его вопросы, считает председатель общественного совета минюста Серик Акылбай.

«Не надо наш законодательный орган превращать в детский сад», – сказал он и предложил поднять возрастную планку до 35 лет.

Другая участница обсуждения – директор союза профессиональных медиаторов «Келiсу» Сара Идрисова, напротив, уверена в том, что «омоложение» парламенту необходимо.

«Мы работаем с парламентом, даже в Интернете есть… как спят наши депутаты, которые занимаются такой важной работой», – говорит она.

Более того, Сара Идрисова считает, что если депутаты будут получать более низкую, чем сейчас, заработную плату и будут лишены всех льгот, это повысит профессиональный уровень законодателей, поскольку в эту сферу придут те, кто хочет искренне работать во благо государства.

Льготы, зарплаты, возраст

«Заработная плата депутатов – это вопрос, который регламентируется внутри парламента. В мировой практике если к власти приходит «очень популистская» либо очень богатая партия, то зарплата снижается, как правило. В истории США есть опыт, когда миллиардеры, работая в правительстве, парламенте, назначали себе зарплату в один доллар и работали за свои деньги», – комментирует для inbusiness.kz политолог Айдос Сарым.

Ссылаясь на свои накопленные еще с 1990-х годов наблюдения за тем, как это происходит в Казахстане, он делится таким мнением:

«Парламентарии, даже приходя на популистских лозунгах, как правило, постепенно начинают требовать себе квартиры, льготы, проездные, командировочные, зарубежные поездки и т. д. Я более чем уверен: все, кто сегодня предлагает что-то (отменить льготы или снизить зарплаты для депутатов. – Ред.), попадя в парламент и не имея при этом сильной материальной базы, уже через полгода начнут эти темы поднимать», – говорит политолог.

По его мнению, каждый депутат, «если он честный человек и за эти лозунги всю жизнь бился», может персонально отказаться от льгот и высокой зарплаты.

«Но опять же законотворчество – это непростая работа, не митинговщина. Это на самом деле большая интеллектуальная деятельность. У нас тоже есть депутаты, которые сутками сидят на рабочих комиссиях, на конференциях, изучают мировой опыт. Если кто-то думает, что интеллектуальный труд менее трудоемок или более легок, чем труд шахтера или водителя, то он сильно ошибается. И если кто-то считает, что такой труд не должен оплачиваться, – тоже», – говорит собеседник.

По поводу возрастного порога: некоторый жизненный опыт, на взгляд эксперта, депутатам, безусловно, необходим.

«После окончания вуза и магистратуры надо еще успеть где-то поработать. Если вы знаете школьников и первокурсников, которые могут спасти страну сейчас, я скажу: давайте поменяем возрастной ценз. Думаю, 25-27 лет – более или менее оптимальный возраст, когда человек может становиться депутатом», – считает Айдос Сарым.

В пакете – четыре реформы

«Мы должны стимулировать активный приход женщин в политику, особенно в законотворческий процесс. Точно так же мы должны способствовать приходу в парламент и местных представительных органов молодежи. Для молодежи необходимо создавать не только социальные, но и общественно-политические лифты», – сказал президент Касым-Жомарт Токаев на втором заседании Национального совета общественного доверия в декабре прошлого года, когда представлял первый пакет политических инициатив.

В целом пакет включает четыре меры реформирования политической системы: внедрение уведомительного принципа организации митингов, снижение порога регистрации политической партии с 40 тыс. до 20 тыс. подписей, предоставление 30%-ной квоты для женщин и молодежи, создание института парламентской оппозиции.

«Прививать общественному сознанию культуру митингов и совершенствовать законодательство о мирных собраниях» – таким был посыл главы государства по поводу митингов.

Законопроект «Об организации и проведении мирных собраний в РК» представили в среду, 12 февраля, на заседании межведомственной комиссии по законопроектной работе в минюсте.

Уведомительный характер организации митингов, пикетов, собраний возможен при условии, что участвовать будет не более 250 человек. Если же количество участников демонстрации, митинга, шествия превышает эту цифру, то предлагается применять регламентированный порядок получения разрешения. Для мирных собраний определят специальные места. Кроме того, в проекте закона прописан механизм рассмотрения уведомлений и заявлений, указан перечень оснований для отказа, введен институт агитации.

Митинги: почему 250

«Норма в 250 человек связана с тем, что у нас в основном больше этого количества на митинги не ходит, – комментирует Айдос Сарым. – Пока идут разговоры по этой теме, я убедился, что люди очень сильно «упираются» в отдельные слова, не понимая сути. Основная дискуссия шла вокруг двух слов – «разрешительный» и «уведомительный». Что такое «уведомительный характер»? Представьте, вы сидите дома, к вам приходят 25-30 друзей и говорят: мы же позвонили. Иногда на таких примерах нужно объяснять. Что будет, если 20 тысяч человек выйдут на улицы или площадь? Ни одна площадь такого количества не выдержит, это большая нагрузка на инфраструктуру».

По словам эксперта, в результате долгих дискуссий было выработано решение – до определенного количества участников можно организовывать митинги в уведомительном порядке, свыше, если говорить о шествии и большом количестве людей, – согласовывать.

«Я в этом ничего страшного не вижу», – комментирует собеседник.

«Люди у нас, к сожалению, превратно и узко воспринимают законодательство, то, каким оно должно быть, – продолжает он. – Ни в одной стране мира, тем более в Европе, законов в том идеалистическом понимании, в каком их представляют, нет. Наоборот, все последнее десятилетие по всей Европе шло ужесточение законов и дальнейшее детальное регламентирование всех событий».

Айдос Сарым считает, что цифра 250 появилась на основе сложившейся в Казахстане практики.

«Повестка проходящих митингов интересна максимум 10-15 тыс. активных пользователей соцсетей. В противном случае мы бы видели другое – по 100 тыс. человек на площадях. Но этого нет. На площади выходят все те же 250 человек. Значит, это их норматив и, значит, у них права кому-то что-то диктовать. Есть закон аналогии и закон прецедента. Если бы у нас на улицах собиралось по 80 тыс. человек и при этом у нас нет подходящих для этого пространств, тогда можно было бы о чем-то другом говорить. Пока этого нет, исходим из всех тех норм и прецедентов, которые есть в нашей недавней истории», – заключает политолог.

Отметим, ранее эксперты обсуждали предложенный пакет реформ. Говорили, в частности, о формате реформ – революционный он или эволюционный, об ожиданиях и о том, что по экономической и социальной корзинам предстоит еще большая работа и «есть шанс более или менее концептуализированные программы или идеи двигать».

Елена Тумашова