Зерновики – мукомолам: "Что вы мелете?". Те в ответ: "У вас нет рационального зерна!"

2625

Производители сырья и его переработчики топчутся на одних и тех же рынках.

Зерновики – мукомолам: "Что вы мелете?". Те в ответ: "У вас нет рационального зерна!"

Разбор официальной статистики обеих сторон приводит к удивительным результатам. Но сначала давайте вспомним "основные положения" словесной пикировки между зернопроизводителями и мукомолами, которая все еще продолжается, хотя уже и в достаточно вялой форме.

Итак:

  • Россия ввела запрет на экспорт ряда товаров, включая пшеницу.
  • Мукомолы РК твердят о нехватке зерна, так как предприятия на севере работали на российском сырье. Казахстанское же зерно, по их словам, идет на экспорт и либо вообще не продается в стране, либо реализуется по завышенным ценам.
  • Отсюда и предложение мукомолов: запретить экспорт пшеницы до нового урожая и провести ревизию. Про экспорт муки, соответственно, речи быть не может.
  • Ответ зернопроизводителей, по сути, сводится к варианту "в своем глазу бревна не замечают": когда мукомолы покупали зерно в России в "ущерб" казахстанским аграриям – это было нормально. Так почему ситуация, когда зернопроизводители продают пшеницу за рубеж в "ущерб" казахстанским производствам, – это беспредел, требующий вмешательства сверху?
  • При этом зернопроизводители признают: зерно есть и они готовы его продавать, но ждут более высоких цен.
  • В минсельхозе подтвердили, что дефицита зерна нет, как нет и недостатка и в муке. А чтобы его не возникало и в дальнейшем, с 15 апреля по 15 июня будут действовать квоты на экспорт: пшеницы 1 млн тонн, муки 300 тыс. тонн.
  • Участники рынка считают, что все это обернется ростом цен. Причем не только на муку, но и на мясо, молоко (подорожает корм), хлебопродукты и прочую продукцию сельского хозяйства.

Давайте разбираться.

Начнем с экспорта пшеницы. По данным БНС АСПиР РК, в феврале доход от зарубежных продаж превысил $194 млн. И это самый большой месячный показатель по крайней мере с начала 2018 года. За 2 месяца объем экспорта составил уже $370 млн – в 2,1 раза больше, чем годом ранее, сообщает inbusiness.kz со ссылкой на @DataHub_FCBK.

Физический объем продаж составил 1 млн 264,9 тыс. тонн (из них 666 тыс. тонн – в феврале). Это на 65% больше, чем в январе-феврале прошлого года. Средняя цена проданной тонны пшеницы в течение уже трех месяцев превышает $290. А год назад она составляла примерно $230.

И кому идет пшеница?

Значительно выросли продажи в Узбекистан (+ 67,4%, до $141,5 млн), Афганистан (рост в 2,2 раза, до $45 млн) и Иран (рост в 5,8 раза, до $68,5 млн).

(Inbusiness.kz уже сообщал, что в прошлом году Иран намерен был закупить рекордные 8 млн тонн пшеницы после сильнейшей за 50 лет засухи).

Многократно относительно начала прошлого года увеличились продажи в Италию (с $2,4 млн до $27,7 млн), Туркменистан (с $1,3 млн до $25,9 млн) и Азербайджан (с $0,8 млн до $19,8 млн). Ну и плюс остается высокий спрос со стороны Таджикистана ($29 млн против $27,9 млн).

На фоне этих цифр создается впечатление, что претензии мукомолов оправданы.

А что там у них самих с цифрами?

Экспорт за 2 месяца принес $104,8 млн – на 90% больше, чем годом ранее!

Физический объем продаж вырос на 44,4% – с 197,1 тыс. тонн до 284,6 тыс. тонн. Это, к слову, меньше, чем было в 2018 и 2019 годах, но выручка экспортеров муки сейчас гораздо выше за счет более высокой цены. В феврале средняя цена проданной тонны муки составляла $375 против $283 годом ранее.

И кто же стоит в очереди за казахстанской мукой?

Ключевыми рынками сбыта являются Афганистан ($79 млн) и Узбекистан ($17,5 млн). Рост экспорта в первом случае составил 95,4%, во втором – 74,4%. Ну и альтернативой выступает Туркменистан, продажи в который выросли в 3,5 раза (до $4,1 млн).

"Меня терзают смутные сомнения", – обращаясь к Жоржу Милославскому, задумчиво сказал Бунша ("Иван Васильевич меняет профессию").

Нет ощущения, что производителям сырья и его переработчикам стало тесно на одних и тех же зарубежных рынках? И что речь идет, скорее, о недополученной прибыли на фоне высоких цен, чем о простаивающих производствах?

Итак, и зернопроизводители, и мукомолы активно наращивают экспорт, неплохо зарабатывая на фоне растущих цен. Первые при этом еще лишились конкуренции на внутреннем рынке.

Кстати, а что с ним?

Большая часть пшеницы традиционно продается на внутреннем рынке, однако в последние годы баланс меняется.

В 2021 году в Казахстане было продано около 7,2 млн тонн. При этом импортировано было более 1,15 млн тонн. То есть если допустить, что вся зарубежная пшеница шла на внутреннее потребление, а не на реэкспорт, то доля импорта составила 16%. При этом объем завезенного сырья растет 5 лет подряд.

В январе т. г. экспорт пшеницы составил 600 тыс. тонн с ростом на 45,5% к предыдущему году. А импорт вырос в 5,6 раза, до 175,2 тыс. тонн.

А вот мукомолы более ориентированы на экспорт.

Но в прошлом году за рубеж ушла только половина продукции (строго говоря, реализация на внутреннем рынке была даже выше экспорта). Происходит это на фоне снижения производства, так как конкурентов внутри Казахстана у мукомолов нет: на долю импорта приходятся ничтожные 0,5%.

А что с производством?

За 2 месяца 2022 года в Казахстане произведено 565,1 тыс. тонн муки – это на 20,6% больше, чем годом ранее. И это, к слову, лучший старт за последние 4 года!

Подведем итог.

  • Стороны наращивают экспорт на фоне высоких закупочных цен, нередко пересекаясь на одних направлениях.
  • Зернопроизводители более свободны: на внутреннем рынке есть спрос и нет конкурентов. На внешнем – высокие цены.
  • У мукомолов также нет проблем с конкуренцией на внутреннем рынке, да и с экспортом тоже: физические зарубежные продажи выше, чем были в пару предыдущих лет.
  • Производство муки снижается несколько лет, но 2022-й начался весьма бодро. Так бодро, как не было с 2018 года.
  • Меры правительства по квотированию вряд ли на что-то повлияют: экспорт даже сейчас ниже тех пределов, которые определило правительство.
  • Ну а цены все равно вырастут. Хотя бы потому, что это глобальный тренд.

И напоследок.

Если посмотреть официальные данные по промышленному производству в I квартале 2022 года, то можно увидеть следующую картину.

В январе-марте т. г. в республике было произведено 0,9 млн тонн муки, и это на 23% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. По итогам двух месяцев, напомним, превышение составляло 20,6%. То есть разрыв между текущими показателями и уровнем 2021 года продолжается увеличиваться: по грубым прикидкам, в этом году произведено на 150 тыс. тонн муки больше.

И это, на минуточку, несмотря на все разговоры о простаивающих производствах.

Алихан Казбаев