/img/tv1.svg
RU KZ

Караганда в первом полугодии: локдаун «с широко закрытыми глазами»

Акимат области опубликовал итоги развития самого большого промышленного региона страны.

30 Июля 2020 13:46 8626

Караганда в первом полугодии: локдаун «с широко закрытыми глазами»

Автор: Олег Гусев

Начнем с общих показателей. На слайдах – информация по данным облакимата. Ниже, когда речь пойдет о сельском хозяйстве, за основу возьмем еще данные департамента статистики, опубликованные на днях. При беглом взгляде на цифры напрашивается простой вывод: в период локдауна крупный бизнес – в плюсе, МСБ – в ауте.

Объем промышленной продукции в Карагандинской области вырос на 0,4% больше, чем в республике. В сельском хозяйстве отрыв чуть больше – на 0,9%, но этих цыплят посчитаем осенью.

Сильнее всего отбился (в лучшую сторону) от коллектива регион в строительстве – на 20,6%.

Но мы упали вместе со страной в транспорте, причем еще ниже, чем в среднем по стране: этот показатель в РК составил 85,4%.

К сожалению, пробили дно и в торговле, но не так сильно, как в республике, где он снизился до 89,4%.

Но взглянем на региональную промышленность в целом.

Аве, Миттал! Аве, Ким!

Пока что эти мамонты металлургии вытягивают региональную промышленность. «Я вам не скажу за «Казахмыса», но по поводу черной металлургии имеется следующее мнение.

Не следует забывать, что Парамжит Калон – предыдущий генеральный директор «АрселорМиттал Темиртау» – с молчаливого согласия казахстанского правительства убил Карагандинский металлургический комбинат. И сейчас мы подпрыгиваем и радуемся от того, что «АМТ» произвел 1,2 млн стали за шесть месяцев. А еще два года назад за полугодие он легко делал 2 млн. Вот и считайте.

Здесь комментировать особо нечего: как говорится, факты налицо. О некоторых из этих проектов Inbusiness.kz уже писал, о других расскажет позднее.

 

Апокрифическая фраза (авторство не подтверждено ни за Гоголем, ни за Салтыковым-Щедриным) про «две беды – дураки и дороги», жива и действенна по сию пору. Подтверждением тому является эпическая сага «Бетон штопаный» о строительстве дороги Темиртау – Караганда, в которой Inbusiness.kz действительно на бетоне клинописью выбил уже 14 (четырнадцать, Карл!) глав, а пятнадцатая выйдет буквально на днях.

И, несмотря на то, что в Стране Великой степи качество возводимых дорог – это игра в русскую рулетку, строительство оных дает нам развитие инфраструктуры, сопутствующего бизнеса и занятость. Так что, даже если мы наверняка знаем, что из десятка яиц по дороге разобьем два, а еще два окажутся, мягко говоря, несвежими, мы не отказываемся от их покупки. Тем более в эпоху набирающего инерцию маховика мирового экономического кризиса.

Особо хочется сказать о дороге Караганда – Каркаралинск. Да, сам город Каркаралинск, увы, уже стал поселком, много людей уехало в город. Да, туристический потенциал здесь ниже, чем в том же Боровом. Но это как посмотреть. Дорога действительно нужна.

По этой дороге расположен санаторий «Жосалы» с минеральной водой, как в Карловых (да, Карл!) Варах. В Каркаралинских горах, кроме уже существующих детских лагерей отдыха и санаториев, можно построить еще много чего. Автор сам, будучи пионером, в «Романтике» отдыхал три года подряд. Мы пешими походами исходили эти горы (они помогут нам) вдоль и поперек. Может быть, стоить сделать государственную программу развития Каркаралинского государственного национального парка, не упираясь только в Улытау и Балхаш?

Чтобы два раза не вставать (раз уж заговорили о сельских районах), кроме слайда, посмотрим на информацию областной статистики.

В 2020 году посевная площадь (ПП) сельскохозяйственных культур в Карагандинской области составила 1207,2 тыс. гектаров и увеличилась по сравнению с 2019 годом на 4,3%.

Рост ПП в 2020 году по сравнению с 2019 годом в с/х предприятиях составил 8,6%, ИП и крестьянских или фермерских хозяйствах – 0,6% и хозяйствах населения – 0,9%. Увеличение посевной площади отмечается за счет увеличения посевов зерновых и бобовых, масличных, овощей открытого грунта и картофеля.

Посевная площадь зерновых и бобовых культур выросла по сравнению с 2019 годом на 6,3%, составив 918 тыс. гектаров. В структуре посевов зерновых и бобовых культур основная доля приходится на пшеницу – 75,3%. Доля ячменя составляет 21,7%, овса – 1,8%, прочих зерновых и зернобобовых культур – 1,2%.

ПП овощей открытого грунта по сравнению с 2019 годом увеличилась на 6,5% и составила 3,1 тыс. гектаров. В их структуре 25,8% приходится на морковь столовую, 20,8% – на свеклу столовую, 16,8% – на помидоры, 14,2% – на капусту, 12,1% – на огурцы и 10,3% – на овощи прочие.

Посевная площадь картофеля по сравнению с 2019 годом увеличилась на 2,3% и составила 15,9 тыс. гектаров.

Наибольшая часть площадей засеяна индивидуальными предпринимателями и крестьянскими или фермерскими хозяйствами, на их долю приходится 50,7% посевов области. Удельный вес посевов сельскохозяйственных предприятий и хозяйств населения составляет соответственно 48,7% и 0,6%.

Рост посевных площадей в 2020 году по сравнению с 2019 годом отмечен в 12 регионах. Наибольшее увеличение наблюдается в Бухар-Жырауском, Улытауском и Жанааркинском районах, соответственно на 10,2%, 8,8% и 7,1%.

Голодными не останемся.

Здесь радует то, что социальной сферой стали называть не столько выдачу пособий, сколько помощь в трудоустройстве или предложение работы. То есть людям уже предлагают не рыбу, а вполне себе сносную удочку.

Подведем итоги. Первое полугодие мы прошли «с широко закрытыми глазами». Страхов по поводу спада в индустрии и в сельском хозяйстве было больше, чем было проблем на самом деле.

Прежде чем радоваться росту промышленности в эпоху локдауна, давайте вспомним интервью Айдархана Кусаинова, которое он дал Inbusiness.kz в апреле 2020 года:

В итоге у нас есть большая экономика – нефть, газ, металлы и все [сопутствующее] вокруг – до 70% всей экономики [страны], но в ней задействовано максимум полмиллиона человек. И есть малая экономика, но в ней работают 95% людей: базары-магазины, кейселы-билайны и прочее, что держится на населении.

Давайте здесь выделим центральную мысль: в главном секторе национальной экономики, за счет которого живет страна, работает всего 5% населения, а во «второстепенном» секторе, который приносит гораздо меньше денег в бюджет РК, чем главный, работает подавляющее количество населения страны.

Да. В этой связи какое влияние [на нас] будут иметь глобальные проблемы? Они ударят по большой экономике (этот спад мы ожидаем осенью-зимой. – Авт.), где работает малое количество населения, и практически не отразятся на массовой экономике – на большинстве населения, которые не завязаны на нефтегазовых доходах. Последние десять лет экономика страны росла по 4-5%, а реальные доходы населения практически не росли. Это произошло как раз потому, что у нас росла большая экономика, где мало людей, а малая экономика, где много людей, практически не росла.

Так как нам аукнется мировой кризис?

Большая экономика у нас сильно споткнется – цены на нефть и все остальное, а малая экономика, где большинство людей, я думаю, даже получит значительный рост. Мы психологически за эти 10 лет привыкли жить в экономике, которая по рапорту растет на 5%, а по ощущениям – стагнация. Отсюда, кстати, это внутреннее недоверие к власти. Последние два года у нас сильный разворот экономической политики в сторону населения. И сейчас госполитика нормально развивает малую, но массовую экономику, которая получит стимул к росту. Пусть даже на 2% в год, но на фоне предыдущих 10 лет это будет хорошее ощущение роста. Это первое. А второе – большая экономика упадет, а вместе с ней и ВВП, или он как минимум не будет расти. И получится, что людям вроде стало жить лучше, а по статистике все плохо.

Классический когнитивный диссонанс.

Только теперь уже наоборот, но, к сожалению, это идеальный вариант.

Почему к сожалению?

Потому что люди – пессимисты: когда слышат что-то хорошее, а по ощущениям им плохо, то они говорят «плохо». А когда по ощущениям хорошо, но слышат «плохо», то все равно говорят «плохо». И как ни парадоксально, но основная масса населения в этих условиях [кризиса] объективно будет жить лучше. И второй момент, который я хочу отдельно подчеркнуть. Особенностью вот этой малой экономики является то, что она у нас не инертна: она быстро останавливается и быстро восстанавливается. Это не средние предприятия, которые работают на экспорт, а мелкие предприятия и сфера услуг. Когда ввели карантин, мы увидели жуткий спад: все встало. А когда его снимут, у нас будет очень быстрое и резкое восстановление.

Потому что малая экономика, в отличие от большой, не связана с мировой.

Где цены на нефть, на металлы, там другая логика и законы.

Увы, III квартал и «много-много радостей детишкам не принесет»: карантинные ограничения продлили, а как это все влияет на малую экономику, мы увидели даже не на пальцах и цифрах, а ощутили на себе.

Мы тоже активно (но, слава Будде, не на первых ролях) участвуем в Третьей мировой войне, главной целью которой является слом существующей либеральной экономической модели. Капитализм конечен: рынки закончились, а инопланетяне свои нам еще не открыли. Будем надеяться, что промышленный капитал быстро сломает хребет капиталу финансовому, и противоречащий исламу и христианству ссудный процент будет распят вместе с его адептами.

Но вот за эту надежду мы как раз и платим разрушением экономики и будущим снижением доходов населения.

Подписка на новости: