RU KZ

Не пора ли отодрать налоговиков от бизнеса?

05 Марта 2021 11:46 29691

Не пора ли отодрать налоговиков от бизнеса?

Автор: Олег Гусев

Действия казахстанских фискалов напоминают продразверстку времен военного коммунизма.

Когда рассказываешь о странных методах работы наших налоговых органов, которые затягивают МСБ в свою Матрицу, доначисляя ему там сотни миллионов тенге, всегда нужно приводить какой-то иносказательный пример, чтобы на нем показать странную логику мышления пролетариев умственного труда и работников государственного калькулятора.

Про соседа-пьяницу и дебошира, из-за которого вы получите срок за домашнее насилие, автор уже рассказывал.

А вот другое сравнение. Вы регулярно получаете и оплачиваете счета за электричество примерно на одну и ту же сумму. Но в один прекрасный момент вам приходит счет в несколько раз больший, чем обычно. А когда вы требуете пояснений, то налоговики на голубом глазу вам объясняют, что угольный карьер, поставляющий топливо на ТЭЦ, где вырабатывается электроэнергия, не пользовался услугами железнодорожников, а хитро телепортировал уголь на станцию силою мысли, но НДС себе в зачет поставил.

(Кстати, подобный сюжет именно про телепортацию бетонных блоков и плит на тысячи тонн из Караганды в Астану подробно описан в материале «Коррупция, лжедмитрии и ДГД»).

А раз так, то вся цепочка от карьера до потребителя получила незадекларированный доход, а значит, каждое звено обязано произвести «доначисление и дооплату в бюджет». Бред? Отнюдь.

На уходящей неделе Казахстанская ассоциация предпринимателей и сервисных услуг провела круглый стол, посвященный как раз «письмам счастья» – уведомлениям по итогам камерального контроля (УКК)

В качестве примера обсуждали действия налоговиков в отношении ТОО KAZ Temir Stell, представитель которого, Степан Шкуратов, рассказал о том, что, пока его предприятие обжаловало акт налоговой проверки в вышестоящем органе, ДГД уже разослал его контрагентам пачку УКК.

Руководитель ДГД Карагандинской области Кайрат Оркашбаев ничтоже сумняшеся заявил, что налоговикам для проведения массовых карательных акций нет нужды дожидаться итогов обжалования актов:

«Проверка сделала выводы, что реализацию товаров и услуг в адрес контрагентов KAZ Temir Stell не производил. Соответственно, после вручения акта проверки этот акт является нормативным документом, во исполнение которого контрагентам-покупателям были выставлены уведомления камерального контроля», – заявил главный мытарь региона.

Каково: «акт проверки является нормативным документом»!

К жаркому обсуждению подключилась судья областного суда Жанна Сейдалина, которая говорила много и по делу, обильно поливая бальзамом израненные сердца предпринимателей:

«Статья 95 Налогового кодекса ставит и налогоплательщика, и суды в непонятную ситуацию, потому что у органа госдоходов возникает право не принять эти пояснения и вынести решение о признании уведомления неисполненным, ограничив операции на банковских счетах. Причем уведомление камерального контроля само по себе еще не говорит о наличии налогового обязательства, чтобы применять к налогоплательщику меры по его исполнению. И здесь вопрос не к судебной практике, а к тому, как звучит Налоговый кодекс, который, к сожалению, позволяет органу госдоходов совершать такие действия».

Отметим главную мысль судьи: «Уведомление камерального контроля само по себе еще не говорит о наличии налогового обязательства».

Рассказала Жанна Сейдалина и о чувстве безграничного величия, которое нисходит на сотрудников органов госдоходов, когда они запросто могут выставить «по два уведомления камерального контроля по одним и тем же обстоятельствам и одним и тем же счетам-фактурам».

«Было такое: «мы неправильно выставили», и отзывают иски из суда, а через 10 дней заново выставляют такое же уведомление! Этот момент не урегулирован Налоговым кодексом. Здесь позиция «как хотим, так и делаем», – отметила судья.

Не будет лишним напомнить, о чем Inbusiness.kz писал в августе прошлого года:

«На 561 судебное заседание, инициированное налоговиками, они же сами и не явились, а 386 исков в Карагандинской области по неизвестной причине отозвали. В основном это были иски о признании сделок недействительными».

Есть еще архиважные моменты, которые отметила Жанна Сейдалина.

Перефразировав Герцена и Чернышевского, она задала два главных вопроса современного казахстанского предпринимательства. Первый звучал так:

«А может ли акт налоговой проверки одного налогоплательщика лечь в основу вынесения уведомления его контрагенту?»

Второй:

«Каким образом налогоплательщик при обжаловании УКК должен доказывать получение товара в случае наличия решения суда о признании сделок недействительными?»

По словам судьи, цеховое сообщество сейчас как раз обсуждает вопрос о нарушении прав МСБ при блокировке счетов, после того как налоговики посчитали неисполненным уведомление камерального контроля:

«Будет либо представление в Конституционный совет, либо ходатайство в Верховный суд о корректировке соответствующего нормативного постановления. И, наверное, в основу ляжет недавнее решение ВС по схожему делу. Суть в том, что если налогоплательщик объяснил и пояснил, почему он не принимает уведомление камерального контроля, то решение органа госдоходов о неисполнении и ограничении расходных операций на банковских счетах будет считаться незаконным», – заявила Жанна Сейдалина.

Еще раз: «если налогоплательщик объяснил и пояснил, почему он не принимает УКК, то решение органа госдоходов о неисполнении и ограничении расходных операций на банковских счетах будет считаться незаконным».

Но руководитель ДГД региона гнул свою фискальную линию:

«Если нормативный документ есть (это он опять про акт проверки. – Авт.), а плательщик дает пояснения, которые не соответствуют действительности, изложенной в нормативном акте [налоговой проверки], мы отказываем в приеме пояснений, – отрезал Кайрат Оркашбаев, добавив, что решение принимается в зависимости от полноты пакета документов.

О «полноте налитого стакана» говорила и юрист Лариса Хон:

«Определение степени риска нарушений, выявленного по результатам камерального контроля, утратило силу с 1 января 2019 года. Каким нормативным документом руководствуется налоговый орган по данному вопросу?»

Кайрат Оркашбаев ответил честно в духе римской поговорки Quod licet Iovi, non licet bovi.

«Критерии делятся на две части: открытые и закрытые. Открытые опубликованы на наших сайтах и в соцсетях. Но есть и закрытые, конфиденциальные данные. На основании совокупности всех критериев предприятию присваивается высокая, средняя или низкая степень риска, – пояснил он.

Сей незамысловатый ответ напомнил автору Рубика Хачикяна из бессмертной комедии Георгия Данелия «Мимино»:

Но Жанна Сейдалина обратила внимание начальника ДГД на то, что фискалам необходимо отделять мух от котлет:

«При отсутствии в НК конкретной регламентации у нас создается такой люфт для налоговых органов, которые его понимают, как хотят. Это субъективное, а не объективное понимание норм. А спроси их, почему они так делают, они все равно не ответят», – пожала плечами Жанна Сейдалина.

Здесь Кайрат Оркашбаев слегка поплыл и, не найдя убедительных контраргументов, бахнул из фискальной Царь-пушки, зарядив в нее ядро с обнальщиками:

«Вы же понимаете, что любой документ можно нарисовать на бумаге и предоставить. Как налоговому органу, который стоит на страже пополнения бюджета, чтобы больницы и школы строились, зарплаты медикам и учителям поднимались, принимать такие уведомления? Сядьте на наше место. Вы пойдете на такое преступление?»

А вот и оно самое – «чувство безграничного величия» работников государственного калькулятора, о котором говорилось выше.

Кто кого любит и кормит?

Давайте разберемся в словах и терминах. Если посмотреть словарь Ожегова, то мы увидим интересную вещь:

«ПОПОЛНИТЬ. – Увеличить прибавлением нового к чему-н. имеющемуся».

Пополнить – это глагол, действие. Например, пополнить бак с водой. Здесь ты берешь ведро и носишь воду в бак или протягиваешь шланг и наполняешь емкость.

Но понимаете, какая штука: бак, то есть бюджет, пополняет не налоговик, а предприниматель своими налогами. В то время как сотрудник органов госдоходов – это сантехник, поставленный следить за тем, чтобы ведро, шланг и бак не протекали. Уловили разницу?

У нас же получается, что обслуживающий персонал ставит себя выше технолога, выше того, кто производит конечный продукт. Как говорила бабушка автора, «с какого переляху» сантехник вдруг стал главнее производителя, да еще и с правом на репрессии в адрес кормильца?

И вот главный налоговик Карагандинской области на голубом глазу заявляет, что его действия и действия его подчиненных основаны не на должностной инструкции, а на придуманной им «необходимости пополнения бюджета», да еще и без законных на то оснований.

Памятуя о военном коммунизме и продразверстке и перефразируя поговорку про автомат Калашникова, можно с уверенностью утверждать следующее:

«Что бы налоговики ни делали, у них все время получается финразверстка».

А ведь законных оснований для таких экспроприаций нет, о чем и говорила судья Сейдалина. Но зато у фискалов есть «революционная целесообразность» – отсутствие денег в бюджете страны и «больницы со школами в глазах».

Итак, по результатам этого круглого стола из пояснений руководителя департамента госдоходов Карагандинской области так и осталось не ясным:

  1. Как Бог (ДГД) шельму (предпринимателей) метит по категориям?
  2. Какие нарушения относятся к высокой степени риска?
  3. Почему уведомления выставляются налогоплательщикам с низкой и средней степенью риска?

Существующая сейчас система оценки, вернее, ее отсутствие, отдает принятие решений на откуп налоговикам, что открывает широчайшие возможности для коррупции, причем коррупционная составляющая здесь посажена изначально.

Любая оценка должна быть прозрачной. Предприниматели должны четко видеть эту систему оценивания степени риска: из каких элементов она состоит, сколько критериев предприниматель должен нарушить, чтобы попасть в высокую степень риска? Условно – как в фигурном катании: оценки за технику и артистичность, и затем смотреть, какой балл в сумме.

И что значат эти заявления налоговиков «Я считаю, что сделки не было, она фиктивная»? ДГД у нас не суд, чтобы выносить подобные решения. Это только у судей есть право на «внутреннее убеждение», а у фискалов такой компетенции нет. Возможность кошмарить бизнес по своему усмотрению является основной коррупционной составляющей в ДГД.

И еще раз главная мысль:

«Налоговики не создают конечный продукт, не участвуют в создании ВВП, не наполняют бюджет. Они только душат предпринимателей. А раз так, то не пора ли их отодрать от бизнеса, если уже даже судьи встали на сторону МСБ?»


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!