/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 383,45 Brent 36,55
Елена Бахмутова: «Требования к фискализации абсолютно всех p2p-переводов излишни»

Елена Бахмутова: «Требования к фискализации абсолютно всех p2p-переводов излишни»

Какое решение примет Министерство финансов?

08:00 13 Ноябрь 2019 6331

Елена Бахмутова: «Требования к фискализации абсолютно всех p2p-переводов излишни»

Автор:

Елена Тумашова

Фото: informburo.kz

Денежные переводы с карты на карту, которые в Казахстане стали использоваться для оплаты товаров и услуг, возьмут под налоговый контроль, рынок и пользователи в ожидании – каким образом это будет сделано. На прошлой неделе первый вице-министр финансов Берик Шолпанкулов обозначил в общих чертах видение министерства: речь идет не обо всех платежах, назначение перевода – в коммерческих целях он сделан или не в коммерческих – будет обязательно учитываться.

О предстоящих изменениях inbusiness.kz поговорил с председателем совета Ассоциации финансистов Казахстана Еленой Бахмутовой.

– Елена Леонидовна, почему возникла такая ситуация с р2р-переводами? Получается, это пробел в законодательстве, то есть, когда оно разрабатывалось, никто не предполагал, что такие переводы могут использоваться в коммерческих целях?

– Давайте начнем с того, что есть государственная программа содействия росту безналичных платежей. Любые формы безналичных платежей по определению способствуют сокращению наличного оборота. Будь то традиционные платежные карты с проведением транзакций через POS-терминалы либо р2р-переводы, в том числе через QR-код, – все это формы безналичных платежей, которые по определению лучше, чем наличный оборот. И в этом смысле они укладываются в эту программу по развитию безналичных платежей.

Однако в то же время есть «План мероприятий по противодействию теневой экономике на 2019-2021 годы». В его контексте никакие формы безналичных платежей не должны способствовать тому, чтобы кто-то уклонялся от налогов или скрывал свои доходы. В связи с этим выступление г-на Шолпанкулова вполне разумно. То есть при одновременном содействии росту безналичных платежей государство должно обеспечить прозрачность поступления налогов и учета доходов, с которых эти налоги уплачиваются, для индивидуальных предпринимателей в частности.

– Может ли государство сейчас задним числом проверить те р2р-платежи, которые уже были осуществлены для оплаты товаров и услуг, и начислить на них налоги?

– Думаю, все это нужно обсуждать. Министерство финансов предложило свой вариант мотивации, что очень правильно, особенно для индивидуальных предпринимателей. Наверное, стоит понять, какие здесь есть позитивные и негативные моменты. Самое главное, с водой не выплеснуть ребенка: чтобы новые прогрессивные формы, с одной стороны, не утратили возможности своего применения, с другой – не способствовали росту теневого оборота. Разумный баланс должен быть найден.

– Каким образом, на Ваш взгляд, это можно сделать?

– Это вопрос к Министерству финансов. Сейчас гадать на кофейной гуще, мне кажется, преждевременно. Министерство финансов выполняет свою функцию. Мы, как рынок, заинтересованы в увеличении роста безналичных платежей. Банки сами являются ответственными налогоплательщиками, и они за то, чтобы формат безналичных платежей не вступал в противоречие с прозрачностью формирования доходов и уплаты налогов.

– Пользователи высказывают опасения, что придется платить налоги с любых переводов с карточки на карточку, не только при оплате товаров и услуг…

– Насколько я понимаю, г-н Шолпанкулов говорил именно о тех, кто продает товары и услуги, то есть об индивидуальных предпринимателях, которые это делают. И он как раз говорил о том, что платежи, которые делают между собой физические лица, например члены одной семьи, не для продажи товаров и оплаты услуг, не должны каким-то образом контролироваться. Если речь идет о постоянной продаже товаров и услуг, то, естественно, сам формат платежей не должен исключать возможность контроля доходов, своевременности и полноты уплаты налогов.

– Каким образом государство сможет отделить переводы по карточкам, которые используют для оплаты товаров и услуг, от просто безналичных переводов?

– Пока Министерство финансов только обозначило свои принципы и подходы. С одной стороны, разумность в подходе есть, в частности, это то, что нужно контролировать и не способствовать уходу от налогообложения, с другой стороны, каким образом это делать – это нужно обсуждать. Думаю, Министерство финансов предложит свое видение, и дальше это будет обсуждаться и со стороны бизнеса, и со стороны банков.

– На Ваш взгляд, какой вариант был бы наиболее оптимальным?

– Думаю, есть возможность использовать QR-коды для продажи товаров и услуг, это, на мой взгляд, добавит прозрачности. Но опять же нужно понимать формат, там очень много деталей. И у Минфина есть такой проект, который он хочет предложить рынку для обсуждения.

– На Ваш взгляд, фискализируют только карточные переводы или переводы через платежные системы типа Western Union, мобильные переводы, платежи по QR-коду, если они будут использоваться для оплаты товаров и услуг?

– Р2р – это платежи от человека к человеку. У нас нет идентификации в законе, о чем идет речь. Мы говорим просто о тенденции, которая сложилась: оплата идет от одного физического лица другому, и то, другое физическое лицо может быть индивидуальным предпринимателем. То есть фактически мы от р2р (person to person) перешли к р2b (person to business). А будет ли ограничение для платежных систем и т. д. – говорить об этом преждевременно.

Давайте сначала разберемся, что мы хотим контролировать. Министерство финансов сказало: да, формы платежей не должны способствовать уходу от сокрытия доходов и налогов. Но в то же время любые формы безналичных платежей лучше, чем просто наличный оборот. Поэтому мы не должны препятствовать появлению этих новых форм безналичных платежей. Вопрос в том, чтобы эти задачи друг другу не противоречили: чтобы платежные системы и формы платежей и инструменты развивались, и чтобы Министерство финансов выполняло свою работу.

А в каком формате это будет, все это нужно решать через обсуждение, через нормальные мотивационные механизмы, которые будут предложены Министерством финансов.

Основной момент в том, что карточные переводы стали использовать не только физлица, но и бизнес. В этом основная проблема, которую нужно решить, чтобы р2р-переводы не были формой ухода от налогообложения и сокрытия доходов, которые подлежат налогообложению.

– Каким образом предлагаемое узаконивание «оплаты переводом» может сказаться на рынке?

– Конкретные предложения еще не были озвучены, чтобы представлять, как они скажутся на рынке. Нужно понять, какая форма будет. Мы за то, чтобы не было просто ограничений, и чтобы было разумное регулирование.

– В соцсетях высказывают опасение, что если государство будет знать назначение р2р-платежей, в частности карточных, это будет сродни раскрытию банковской тайны. Есть такие риски?

– Никто не отменял закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», и в случае превышения определенных пороговых значений, вся информация о транзакциях передается в соответствующие органы. Понятно, что требования к фискализации абсолютно всех p2p-переводов излишни. Следует проработать данный вопрос только для переводов, предназначенных исключительно для оплаты товаров и услуг. Полное раскрытие транзакций по банковским картам всех граждан, входит в противоречие с действующим законодательством в части раскрытия банковской тайны.

Елена Тумашова

С какого периода применяется коэффициент «0»

Эксперты дали разъяснение.

16 Июнь 2020 13:59 1644

С какого периода применяется коэффициент «0»

Согласно постановлению правительства установлен поправочный коэффициент «0» к ставкам ИПН, удерживаемого у источника выплаты, социального налога, ОПВ, ОППВ, СО, взносов и отчислений на ОСМС.

Данный коэффициент применяется в отношении налогоплательщиков и работников, субъектов микро-, малого или среднего предпринимательства, осуществляющих деятельность по перечню видов деятельности согласно приложению по обязательствам, срок уплаты (перечисления) по которым наступает в период с 1 апреля до 1 октября 2020 года.

По налогам и социальным платежам с фонда оплаты труда за март 2020 года срок уплаты (перечисления) приходится на период с 1 апреля до 1 октября 2020 года (25.05.2020), поэтому коэффициент «0» распространяется на заработную плату за март 2020 года, сообщает Учет.кз.

По данным КГД, налоговым периодом по налогам и социальным платежам заработной платы является календарный месяц, и перечисляется (уплачивается, выплачивается) в определенные сроки следующего месяца. В этой связи считаем целесообразным вернуть удержанные суммы налогов и социальных платежей с доходов, начисленных работнику за март 2020 года.

Таким образом, если ваше ТОО – субъект микро- или малого, среднего предпринимательства, с ОКЭД и видами деятельности, перечисленными в приложении, то по данным видам деятельности для ТОО установлен коэффициент «0» по ПП РК № 224 в отношении ТОО и работников ТОО, по обязательствам по ИПН, удерживаемого у источника выплаты, социального налога, ОПВ, ОППВ, социальных отчислений, взносов и отчислений на ОСМС, по обязательствам, срок уплаты (перечисления) по которым наступает в период с 1 апреля до 1 октября 2020 года (это освобождение).

Если для Вас установлен коэффициент «0» и есть обязательство по налогам и социальным платежам с фонда оплаты труда работников и срок уплаты (перечисления) в соответствии с законодательством РК наступает в период, указанный в данном ПП РК, то вы применяете данный коэффициент «0», иначе он не применяется.

Данное постановление распространяется на зарплату за март 2020 года, так как по обязательствам за март 2020 года срок уплаты (перечисления) наступает в период с 1 апреля до 1 октября 2020.

Если вы уже выплатили данную заработную плату работникам без применения коэффициента «0» и для вас установлен данный коэффициент, то нужно пересчитать зарплату за март 2020 года и вернуть работникам разницу, возникшую в связи с пересчетом налогов и социальных платежей с применением коэффициента «0», у вас не возникает обязательства по уплате в бюджет налогов и социальных платежей за март 2020 года (к уплате 0 тенге).

Если в учете вы начисляете доход работнику за март 2020 года 130 556 тенге, ОПВ – 13 056 тенге, ИПН – 7500 (с вычетом), взносы ОСМС – 1306, то работник должен получить на руки при применении коэффициента «0» 130 556 тенге. Так как начисленный ему доход 130 556 тенге – ОПВ 0 – ИПН 0 – взносы ОСМС 0 = 130 556 тенге.

Саян Абаев

Рустам Журсунов: «Повышение НДС – это фантазии должностных лиц»

Налоговые ставки: чего ждать бизнесу?

10 Июнь 2020 08:36 4164

Рустам Журсунов: «Повышение НДС – это фантазии должностных лиц»

Очередной выпуск телемарафона «Бизнес & государство» посвящен теме налогообложения малого и среднего бизнеса.

Помогли, но не всем

«Нужно ли повышать ставки НДС и КПН для МСБ и как совершенствовать налоговую политику государства?» – обозначил тему ведущий Данил Москаленко.

И обратился с первым вопросом к налоговому консультанту Айжан Балакешовой (Караганда): «Какой эффект дали антикризисные меры для бизнеса, принятые государством в части налогов?».

Гостья эфира отметила, что налоговые льготы предоставили, бизнес, действительно, поддержали, но только определенные категории. «Поддержали только 29 видов деятельности – до 1 октября их освободили от налогов и обязательных платежей в бюджет с фонда оплаты труда. Но остальные виды бизнеса, которые пострадали не меньше, не учтены. Ставки НДС снизили с 12% до 8%, но только на социально значимые товары. Сказать, что льгот нет, нельзя. Со стороны правительства поддержка идет, но очень медленно и поддерживают не весь МСБ», – говорит спикер.

Увеличение НДС и КПН будет катастрофой

Предприниматель Акмарал Абдразакова (Кызылординская область) на вопрос о том, есть ли у нее задолженность и помогли ли ей принятые меры, ответила, что задолженностей у нее нет: как бывший работник налоговой службы она знает, «чем это все грозит, поэтому заранее, еще до начала карантина, все налоги уплатила».

«Социальные сети несколько дней как «взорвало», все говорят о том, что НДС и КПН увеличат. Думаю, для нас всех это будет катастрофой. Потому что еще же хотят понизить порог на постановку на учет по НДС (миннацэкономики предлагает снизить порог дохода для постановки на учет в качестве плательщика НДС с 30 тыс. до 20 тыс. МРП. – Ред.). Получается, каждый второй предприниматель будет плательщиком НДС», – говорит спикер.

Она поясняет, что, если, например, ее бизнес станет плательщиком НДС, то к стоимости для потребителя придется добавлять 20%. «Естественно, сразу же будет отток посетителей. Мне нужно будет сокращать работников. И тогда получится, что и НДС я платить не буду, и по другим налогам будет уменьшение», – говорит собеседница.

50% предпринимателей могут обанкротиться

«Надо ли совершенствовать налоговую политику государства?» – обратился ведущий к председателю регсовета Палаты предпринимателей г. Алматы, основателю группы компаний «Учет» Максиму Барышеву.

«Однозначно – надо. Наша налоговая политика и система налоговых отчетов довольно сложная, ее надо улучшать, упрощать налоговую отчетность. И оптимизировать налоги», – считает спикер.

По его мнению, в предложенном к обсуждению пакете поправок есть «хороший момент», он касается объединения отчислений в фонды (пенсионный, медстрахования и т.д.).

«Нехороший момент – это снижение порога для постановки на учет по НДС с 30 тыс. МРП. Это может привести к негативным последствиям. Мы как регсовет, как Нацпалата предпринимателей отстояли, чтобы оставили 30 тыс. МРП и не снижали этот порог», – говорит спикер.

Он поясняет, что если НДС будет применяться к ИП, то будет сложно его администрировать. «Появляется стоимость администрирования – расчеты суммы, сдача налоговых отчетов. Сразу появится необходимость в бухгалтере или бухгалтерской компании, что увеличит расходы предпринимателя. Появится необходимость сдачи отчетов. Кроме того, у ИП зачастую нет зачетной стороны, и 12% НДС сразу же уйдут с общего оборота предпринимателя. Если средняя маржинальность у предпринимателя 20%, то после уплаты НДС в размере 12%, ему останется 8% на все остальные затраты. До 50% предпринимателей могут просто обанкротиться при применении этой ставки НДС», – объясняет Максим Барышев.

Айжан Балакешова считает, что увеличение административных расходов (на содержание бухгалтера) – это одна проблема. Другая может появиться, если предприниматель будет сдавать отчетность самостоятельно, и либо составит ее неправильно, либо не сделает это в срок. И получит за это штраф.

«Административное наказание вызовет недоверие к налоговым органам, и это только отдалит плательщика от налоговых органов, – говорит эксперт. – Кроме того, пострадают конечные потребители. Ни один бизнесмен работать себе в убыток не будет. Он просто поднимет стоимость товаров или услуг. Если зачетной стороны не будет, то это красная дорожка к теневому бизнесу. Часть бизнеса, конечно, будет платить НДС, но часть просто уйдет в тень».

Экспорт увеличит поступления

На взгляд Максима Барышева, есть два варианта увеличения налогов. Первый – увеличение налоговой базы простым увеличением ставок. Это самый простой способ, который лежит на поверхности.

«Но есть другой способ, с помощью которого можно увеличить налоговые поступления без увеличения налоговых ставок. Что это? Я предлагаю развить экспортный потенциал нашей страны. Когда наши производители, зарегистрированные в РК, начнут продукты и услуги отправлять на экспорт, тогда валово увеличатся налоги и валютные поступления от международных контрактов», – говорит спикер.

Он считает, что очень важно – поддержать бизнес, который занимается экспортом. Для этого нужно использовать возможности объединений, в которые входит Казахстан. ЕАЭС, например. Нужно, чтобы казахстанские продукты выходили на международные рынки, появлялись на полках соседних стран.

Также эксперт считает, что необходимо оставить налоговые ставки, налоговую систему такой, какая она есть сейчас. «Мое обращение к правительству: зафиксируйте на три года все ставки и правила. Потому что как только бухгалтера начинают привыкать к одним ставкам и нормам, начинаются изменения. А это значит, бухгалтеру нужно переучиться, нужно помнить, какие ставки и отчеты были в прошлые годы», – говорит он.

Снижение НДС: исторический опыт

Акмарал Абдразакова говорит, что работала в налоговых органах с 1991 по 2005 год, курировала НДС. «С 1995 года до нынешнего времени ставка НДС снизилась с 28% до 12%. И вот пример: в 2001 году ставку снизили с 20% до 16%. Тогда министерство госдоходов было очень обеспокоено, придумало программу, провело колоссальную работу по снижению ставки, потому что ожидали снижения поступлений НДС. С 1 июля 2001 года ввели новую ставку. На 1 августа поступлений было больше, чем годом ранее при ставке 20%», – приводит пример спикер.

Она уверена, что государство должно идти на снижение. «Когда ставка снижена, у налогоплательщиков появляется чувство добросовестности. Тем более, когда-то говорили, что ставка дойдет до 10%. Остановились на 12%. Мне кажется, нужно довести ее до 10%. И КПН немного снизить – до 15%. Думаю, для государства и предпринимателей это будет взаимовыгодным условием», – говорит собеседница.

Счет для налогов и окно возможностей

«Давайте я сразу попытаюсь снять интригу. В прошлую пятницу (5 июня. – Ред.) было заседание рабочей группы, где министерство нацэкономики презентовало эти предложения, – подключился к обсуждению уполномоченный по защите прав предпринимателей Рустам Журсунов. – Понятно, что это солянка. Отход от концепции освобождения дивидендов от налогообложения, повышение ставки НДС – это фантазии определенных должностных лиц, которые не основаны на счете. Я об это сразу сказал. Если мы говорим о налогах, то в первую очередь мы говорим о том, что необходим счет. Этого счета нет. Будет счет – будем рассматривать эти предложения».

Спикер рассказывает, что сейчас собрана рабочая группа, ей предоставлен доступ к определенным базам данных, и она как раз занимается расчетами. К концу месяца, вероятнее всего, цифры уже будут получены, и после этого начнется обсуждение с министерством нацэкономики и минфином.

«Сейчас есть окно возможностей: малый и микробизнес освободили на три года от проверок. Полгода уже прошло. Необходимо вернуться и посмотреть, во-первых, что делать с ЕСП, абсолютно непонятный режим. Во-вторых, что делать с теми, кто на патентном налоговом режиме, и с самозанятыми. В-третьих, – упрощенная декларация, по ней, я считаю, нужно переходить на кассовый метод. Большой вопрос – фиксированный вычет, который в принципе не «полетел». Надо посмотреть вкупе. Экономика Казахстана сама по себе небольшая. Поэтому основным драйвером ее должен быть экспорт. ИПшники на экспорт не ходят. Поэтому наша фискальная политика должна быть заточена на то, чтобы бизнес укрупнялся и рос», – считает Рустам Журсунов.

Он отмечает, что налогообложение в Казахстане «достаточно либеральное»: общий коэффициент фискальных изъятий у нас чуть меньше 29%. В странах ОЭСР – 42%. «Налогообложение в Казахстане очень и очень льготное. У госорганов, понятно, есть аппетиты. Но нужен счет. Налоги любят счет», – уверен спикер.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова