/img/tv1.svg
RU KZ
Иса Акбербаев: Мне стыдно за последнего соперника

Иса Акбербаев: Мне стыдно за последнего соперника

В сентябре казахстанский чемпион мира по версии Global Boxing Council Иса Акбербаев защитил свой пояс в бою против немца Майка Курцвейла, прозванного нокаут-машиной. 

13:06 14 Октябрь 2016 9029

Иса Акбербаев: Мне стыдно за последнего соперника

Автор:

Диас Калиакпаров

За что именно немецкого боксера так прозвали, зрители переполненного дворца спорта имени Балуан Шолака так и не поняли – Иса выиграл нокаутом в начале первого раунда, а сам бой вызвал множество неоднозначных мнений у очевидцев. Попросту говоря, многие посчитали, что бой был куплен – уж слишком легко, казалось, казахстанцу досталась победа. Но, как выяснилось, вместе со зрителями в тот момент негодовал и сам Иса Акбербаев. Настолько, что теперь он сомневается в том, будет ли он и дальше выступать под эгидой немецкой организации, которая подобрала ему столь "достойного" соперника. Своими планами боксер поделился в эксклюзивном интервью с abctv.kz.

- После боя с Курцвейлом в социальных сетях появились негативные комментарии о якобы купленном бое – болельщикам ваша победа показалась подозрительно легкой. Ваш промоутер Рустам Абдусаламов публично опроверг обвинения, но хотелось бы услышать ваше мнение по этому поводу.

- Мне хочется попросить прощения у болельщиков, которые пришли на мой бой против немца Курцвейла, за то, что так получилось. Еще раз скажу, выбор этого соперника не был нашей инициативой. Сама организация GBC – немецкая. И, по всей видимости, они решили отдать приоритет своему боксеру. Для меня нет разницы, с кем драться. Честно говоря, немец просто струсил. Он сломался психологически еще до начала боя, возможно потому, что вся арена кричала «Иса! Иса!» После первого тычка с левой его немного «тряхануло». Что касается второго удара… Я не раз видел, как люди падали после моего удара. Их болтает, и видно, что это – нокдаун. Многие писали в своих комментариях, что у меня было «наигранно злое лицо». А лицо у меня стало таким, потому что я видел, что этот боксер симулирует, и сильно разозлился. Я хотел сказать ему: «Вставай и продолжай бой!». Мне было стыдно за моего соперника. А покупать бой нет смысла – зачем и ради чего? После этого у меня был серьезный разговор с немецким представителем GBC, который и организовал этот бой. Я ему высказал свое недовольство по поводу соперника, которого они выставили. Я хотел показать хороший бой для своих болельщиков в родных стенах, а боксер, которого они порекомендовали и привезли, так некрасиво себя повел. Я сильно сомневаюсь, что в будущем я и дальше буду представлять интересы этой организации, скорее всего, это был мой последний бой под эгидой GBC.

- Он же рассказал про то, что на тренировке вы нечаянно сломали руку партнеру, держащему лапу. Расскажите об этом более подробно.

- Мой хороший друг - Юрий Чернобровкин, с которым мы занимались вместе боксом и выступали за сборную, поехал со мной на сборы в Америку. Юрий – очень хороший боксер, представитель динамовской школы. На одной из тренировок перед боем с венгром Габором Халасом Юра пришел помогать и держал большую круглую лапу – ее держат двумя руками. После тренировок, он жаловался на боль в руке и поехал на следующий день в травматологию, где ему диагностировали перелом лучезапястной кости.

- Кто будет вашим следующим соперником?

- Я не знаю. Но в этот раз не будет такого боя, как с Курцвейлом. То есть, теперь я лично приму участие в подборе достойного соперника. Я обещаю, что боксер будет очень хороший.

- Кто был для вас самым сложным оппонентом?

- Наверное, ни для кого не будет новостью, если я скажу, что для любого боксера и спортсмена вообще, его самый тяжелый соперник – это он сам. Перво-наперво нужно побороть самого себя. Когда ты победишь этого «соперника» - ты станешь чемпионом.

- Результат единственного проигранного вами на профессиональном ринге боя был аннулирован из-за того, что ваш соперник Ферранте провалил допинг-тест. И все же, что пошло не так в том бою?

- Бой с Ферранте – это больная для меня тема. Что пошло не так? Здесь нет одной ярко выраженной причины того поражения. Перед этим боем все было не так, включая подготовку. Одна мелочь перестала в другую проблему, в итоге получился вот такой результат… Я не буду оправдываться плохой готовностью, говорить, что не выспался или что-то еще. Это глупо. Что было, то было. Я старался и боксировал до конца, несмотря на два сильных рассечения над левым глазом. Их я получил еще в четвертом раунде, и до десятого раунда я продолжал бой фактически с одним глазом. Бой пытались остановить и доктор, и мой тренер Абель Санчес. Он говорил: «Если ты не будешь выполнять мои указания – я сейчас остановлю бой». Но я отказался, я хотел драться. Остановить меня очень сложно, если я иду вперед - то я иду вперед до самого конца. Это поражение не повлияло меня, я дальше тренируюсь, боксирую и выигрываю бои. Все равно, я стану чемпионом.

- Расскажите о ваших детстве и юности. Хотелось бы узнать, что повлияло на становление чемпионского характера?

- Я родился в Костанае, там же проучился до 8 класса. Как, наверное, и все прочие казахстанские мальчишки, мы постоянно играли в футбол, в хоккей, в «войнушки» и в «казаки-разбойники». Где-то с 7 класса в школе начались серьезные разборки и драки. С того момента и начал закаляться характер. Конфликты были как с ровесниками, так и со старшеклассниками. И после школы мы шли за городскую баню и выясняли отношения. Ребята становились в круг, из него выходили два человека и бились один на один, то есть все было по-честному. В одной из драк мне пришлось доказывать свою состоятельность двоим парням по очереди. Сначала против меня вышел один парень, я ударил его справа и нанес ему рассечение, после чего он упал. Сразу же появился другой желающий попробовать свои силы, его я также остановил с одного удара, правда послал его не в нокаут, а в нокдаун, если можно так выразиться – парень присел на корточки, и не выразил больше особого желания продолжать драку. Занятия боксом в моей жизни начались намного позже.

- Объясняя гегемонию Геннадия Головкина, его недоброжелатели нередко говорят, что у казахстанца якобы просто не было достойных соперников. Говорили ли подобное и вам? Как сегодня объективно определить, сильный соперник или слабый?

- Да, это так. Недавно читал статью, где один из ветеранов бокса высказывался о том, что соперники у Гены были слишком легкие. Все они – очень достойные, высококлассные боксеры. Кто-то из них был чемпионом, кто-то станет после боя. Слабых соперников нет – все познается в сравнении. Ребята до встречи с Геной боксировали и побеждали весьма серьезных соперников в очень хорошем и ярком стиле. Но их бои с Геной – это встреча двух разных стилей, двух различных психологий, двух личностей и двух разных уровней подготовки в боксе. Тогда и происходит то, что вы видите на ринге. Гена превосходит их в силе, в мощи, в стратегии. Кроме того, он подавляет их в психологическом плане, и у его оппонентов от их мощи, быстроты и креативности на ринге не остается абсолютно ничего. Конечно, в этом случае они будут смотреться, как новички. Как ребята, которые пришли в секцию бокса всего месяц назад. А Гене ничего не остается, как побеждать своих деморализованных соперников. Он их бьет, и они падают (улыбается).

- Расскажите о вашей мечте.

- Мечта у меня вряд ли отличается от мечтаний других спортсменов – я хочу стать чемпионом. Я мечтаю сделать что-то большое в своей жизни и не только в плане бокса и спорта. Хочется оставить после себя какой-то яркий след. Мечтаю оставить после себя вечную память, чтобы люди вспоминали обо мне только хорошее. Нужно сделать что-то хорошее для себя, для своей семьи, для страны. Это было бы просто замечательно.

Диас Калиакпаров