/img/tv1.svg
RU KZ
Как закаляется… нефть?

Как закаляется… нефть?

Каким был уходящий год для отрасли?

08:48 28 Декабрь 2019 2821

Как закаляется… нефть?

Автор:

Кульпаш Конырова

Учитывая тот факт, что надежды Казахстана построить экспортно ориентированную экономику несырьевой направленности пока еще в процессе реализации, казахстанская нефтянка была и остается основным поставщиком прибыли в государственную казну.

Оглядываясь назад и анализируя события 2019 года, понимаешь, что на фоне стабильного роста нефтедобычи это был период новых вызовов, связанных со стремительным ростом новейших технологий в мире, с новым видом террористических атак, с перестройкой планов акул нефтяного бизнеса, работающих в республике, а также с резонансными конфликтами среди рабочих на совместных проектах.

Тренд на рост добычи нефти
По предварительным итогам минэнерго Казахстана, объем добычи нефти за 2019 год составит порядка 90,4 миллиона тонн. Для сравнения: годовой объем добычи нефти в 2017 году вырос более чем на восемь миллионов тонн, достигнув отметки в 86,2 миллиона тонн. Годовой объем добычи вырос в 2018 году на четыре миллиона тонн, достигнув отметки в 90,36 миллиона тонн. Основную «лепту» в годовой показатель нефтедобычи вносят три крупных нефтегазовых проекта страны: это Кашаган, Тенгиз и Карачаганак.

Показатель роста по итогам 2019 года по сравнению с 2018 годом небольшой, всего лишь 40 тысяч тонн, но, тем не менее, он важен с точки зрения доходов для казны. 

И чем больше Казахстан будет добывать черное золото на фоне растущей мировой конъюнктуры, тем больше средств у нас будет для реализации задуманных проектов для подъема казахстанской экономики.

Будет нефть – будет и песня

Согласно прогнозам специалистов минэнерго, Казахстан будет планомерно наращивать добычу черного золота до 105 миллионов тонн в год, с последующим увеличением до 120-130 миллионов. Рост производства нефти будет обеспечиваться за счет прироста добычи на трех крупных проектах страны –  Кашагане, Тенгизе и Карачаганаке.

Несмотря на бурное развитие ВИЭ и ужесточение экологических требований, говорить о завершении нефтяной эры слишком рано. Население Земли, по прогнозам экспертов, к 2050 году вырастет до 10,4 миллиарда человек. В Казахстане, по расчетам специалистов министерства труда и социальной защиты, численность населения возрастет до 24 миллионов.

По расчетам казахстанских экспертов, если Казахстан будет держаться планки в 120-130 миллионов тонн нефти в год, то общий рынок его нефтяных доходов составит два триллиона долларов. 

Учитывая этот тренд, руководство Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) приняло в уходящем году решение о реализации нового проекта.

Проект заключается в увеличении мощности главного экспортного маршрута страны, в том числе для Тенгиза, до 43,5 миллиона тонн в год (сегодня – 36 миллионов тонн в год). Проект планируется реализовать до 2024 года. 

От импорта к экспорту нефтепродуктов

После того как правительство республики, наконец-то, после 11 лет обещаний смогло завершить в прошлом году модернизацию всех трех крупных нефтеперерабатывающих заводов республики, оно смогло не только покрыть потребности внутреннего рынка в высокооктановом бензине, но и даже получить его излишки.
По данным минэнерго, объем переработки нефти на НПЗ республики по итогам 2019 года составит 17,1 миллиона тонн с ростом к прошлогоднему периоду на 5%.

Впервые в этом году производство нефтепродуктов в сравнении с 2018 годом выросло по бензину сразу на 15%, дизтоплива – на 10%, авиатоплива – на 75%. И если предыдущие годы внутренний рынок был зависим от импорта высокооктанового бензина и дизтоплива, то в этом году возник их переизбыток.

Так что важным достижением уходящего года стал факт, что впервые Казахстан перешел от импорта к экспорту нефтепродуктов на соседние с ним рынки. С июля 2019 года ежемесячно на экспорт уходит порядка 20-30 тысяч тонн автобензина.
Кроме этого, в ноябре 2019 года впервые около двух тысяч тонн казахстанского бензина класса К5 с Атырауского НПЗ ушло на экспорт в Европу.

Почему ушли инвесторы с шельфа?

Несмотря на такие многообещающие перспективы, которые были перечислены выше, международный консорциум North Caspian Operating Compan (NCOC) и Shell заявили в октябре этого года об отказе от своих планов по освоению месторождений в казахстанской части Каспийского шельфа.

«Мы получили официальные уведомления от NCOC и Shell о выходе, соответственно, из проектов Каламкас-море и Хазар. Решение наших партнеров связано с низкой рентабельностью этих проектов на фоне высоких капитальных затрат», – пояснило тогда минэнерго республики.
В свою очередь, инвесторы сослались на суровые условия нефтедобычи на Каспии и отсутствие должного понимания и поддержки со стороны правительства республики.

Комментируя ситуацию корреспонденту inbusiness.kz, российский эксперт по нефтегазовым проектам Каспийского региона Игорь Ивахненко отметил, что отказ инвесторов от Каламкас-море и Хазара - это очень неприятный сигнал Казахстану.

«Сегодня в Казахстане самый благоприятный по сравнению с другими постсоветскими государствами инвестиционный и налоговый климат. Если инвесторы все равно уходят, значит что-то не так с ресурсной базой Каспийского шельфа. Она оказывается слишком дорогой для разработки. В том числе и на Кашагане», – сказал г-н Ивахненко.

По его мнению, самый благоприятный вариант развития событий, если Каламкас-море захотят заняться не такие крупные и «избалованные» проектами компании, как Shell или Total.

«Если не китайская компания CNPC, то это может быть какая-нибудь южноазиатская – из Таиланда, Вьетнама или Индии. Отличным вариантом мог бы стать приход российской компании «ЛУКОЙЛ», - резюмировал г- н Ивахненко.

Что касается российского нефтегазового гиганта «Лукойла», то за месяц до заявления NCOC, «КазМунайГаз» и «Лукойл» подписали соглашение о совместных исследованиях на территории Казахстана.

Страсти по Тенгизу

Сразу же после выхода NCOC из морских проектов Каламкас- море и Хазар в начале ноября 2019 года американский нефтяной гигант Chevron выступил с малоприятной новостью для казахстанских властей. Это стало еще одним вызовом уходящего года.

Руководство компании заявило об увеличении бюджета проекта будущего расширения месторождения Тенгиз с 37 миллиардов долларов до 45 миллиардов. 

Следует отметить, что «молодое»,  по меркам специалистов, месторождение Тенгиз в последние годы выдало почти треть нефти от всего годового объема  – 25,9 миллиона тонн. «Тенгизшевройл» уже добывает более 600 тысяч баррелей нефти в день. Расширение позволит повысить производство до 850 тысяч баррелей в день и даже больше, что выгодно всем – и инвесторам, и правительству Казахстана.

Однако увеличение бюджета почти на восемь миллиардов долларов не входило в планы республики, так как любое увеличение объемов инвестиций Казахстану придется отдавать нефтью, что влечет недополучение прибыли в бюджет страны.

Председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Kazservice Рашид Жаксылыков, комментируя такое решение, отметил, что сумма в 45 миллиардов долларов – не окончательная.

«Если вначале шел разговор о том, что стоимость проекта будущего расширения на Тенгизе составит 12 миллиардов долларов, потом 37 миллиардов, теперь 45 миллиардов долларов, а на днях я узнал, что эта сумма может возрасти до 56 миллиардов долларов», – сказал г-н Жаксылыков в четверг в интервью корреспонденту inbusiness.kz.

По его мнению, основная причина кроется в том, что бюджет рассчитывается за рубежом иностранными проектными компаниями, которые не берут в расчет реалии Казахстана, то есть возможности наших компаний и условия.

«При расчетах бюджета зарубежные проектные компании берут в расчет стоимость товаров и оборудования своих зарубежных компаний. Только на логистику (доставку) они закладывают четыре миллиарда долларов. Если бы бюджет формировали казахстанские проектные компании, то в расчет бралась бы стоимость нашего оборудования, и мы бы сэкономили на той же логистике те самые четыре миллиарда долларов. Поймите, что политика инвесторов такова: чем больше вкладывается денег, тем больше забирается сырья. Нам важно остановить хитрые экономические трюки со стороны транснациональных компаний», – пояснил г-н Жаксылыков.

Правительство Казахстана обратилось к акционерам ТШО с просьбой оптимизировать расходы, ответа пока нет.

Сделка больше, чем на миллиард долларов

Правительство республики в конце ноября текущего года инициировало пересмотр условий сделки с другим консорциумом – Карачаганак Петролеум Оперейтинг (КПО), который занимается разработкой третьего крупного проекта – месторождения Карачаганак.  

Речь идет о том, что минэнерго республики рассчитывает получить больше, чем было оговорено ранее, по сделке с международным консорциумом по Карачаганаку. До этого сумма сделки (компенсация республике. – Прим. автора) составляла в сумме 1,1 миллиарда долларов. 

Таким образом, правительству Казахстана приходится сегодня отстаивать свои интересы сразу по «двум фронтам» одновременно. Сможет ли Казахстан выйти победителем – покажет время. Но, как говорят эксперты: так «закаляется отечественная нефтянка».

Шерше ля фам?

Продолжая тему вызовов в нефтегазовом секторе, нельзя обойти стороной еще одно резонансное событие, которое произошло на Тенгизе. В конце июня уходящего года здесь на строительной площадке завода третьего поколения произошла массовая драка между казахстанскими и иностранными рабочими. Поводом стало размещение двусмысленной фотографии одной из местных девушек с иностранным рабочим в социальных сетях.

Инцидент вскрыл несколько проблем, которые не решались долгое время. Одна из них – большая разница в зарплате между иностранными и местными рабочими, вторая – отсутствие заведений по подготовке рабочих необходимых на проекте специальностей. 

Все это подтолкнуло правительство предпринять конкретные шаги, чтобы избежать подобных трудовых конфликтов, тем более на нефтяных проектах.

Пока гром не грянет

Одной из самых обсуждаемых тем уходящего года в рамках XII Евразийского форума KazEnergy была ситуация в Саудовской Аравии и атака ее нефтяных объектов беспилотниками.

Присутствовавшие на форуме эксперты и журналисты задавали вопросы на эту тему главному гостю мероприятия – генеральному секретарю ОПЕК Мохаммеду Баркиндо.

«Инцидент (в Саудовской Аравии с применением дронов. – Прим. автора) вызвал шок в нефтяной отрасли… За одну минуту мы потеряли пять-семь миллионов тонн нефти. Этот инцидент заставил всех нас, как страны ОПЕК, так и другие страны – производителей нефти, пересмотреть политику безопасности своей энергетической инфраструктуры», – ответил г-н Баркиндо, добавив, что создание эффективной защиты от дронов в интересах самих же производителей, чтобы оставаться надежными поставщиками энергоресурсов.

Несмотря на то, что Казахстан не Саудовская Аравия, тем не менее, возник вполне резонный вопрос: «Готовы ли казахстанские НПЗ отразить атаку дронов?».

Как выяснилось, системы для отражения атак дронов ни у одного из казахстанских НПЗ нет. Вся надежда в случае непредвиденной атаки дронов возлагается на системы противовоздушной обороны, которые охватывают в целом всю территорию таких городов, как Атырау, Павлодар и Шымкент, где располагаются три крупных НПЗ республики.
«Атака на промыслы в Аравии – это, в первую очередь, политическая проблема. Международный терроризм расширяет свои рамки, но трудно представить, что он будет наносить удары по корпоративным активам. Произошедшая атака просто показала, что техническое развитие не стоит на месте и нефтяные промыслы могут быть атакованы не только с земли, но и с воздуха. В целом это не увеличение рисков нефтяников, а расширение кругозора в плане вероятных опасностей. Кибератаки выглядят куда более опасной угрозой в будущем», – сказал российский эксперт по нефтегазовым проектам Каспийского региона Игорь Ивахненко в интервью inbusiness.kz.

Однако следует упомянуть о другом инциденте в нефтяной сфере. Так, в марте уходящего года более двух недель АО «Мангистаумунайгаз», а вернее, его подрядная организация – китайская компания «СиБу» – не могло собственными силами справиться с выбросом газов, а позже с огнем на месторождении Каламкас.
Эта ситуация заставила власти республики серьезнее взглянуть на соблюдение правил пожарной безопасности на нефтяных объектах. Был принят ряд правил, ужесточающих наказание за недонесение компанией информации о возникновении на месторождениях внештатной ситуации.

А у нас в квартире газ, а у вас?

Под занавес уходящего года, 31 декабря, еще одним значимым событием может стать торжественный запуск газопровода «Сарыарка». Ожидается, что газопровод позволит обеспечить газом свыше 170 населенных пунктов, которые расположены на пути к столице страны – Нур-Султану.

Для подключения к магистральному газопроводу «Сарыарка» акиматами городов Нур-Султана, Карагандинской и Акмолинской областей должны быть построены газораспределительные сети. Строительство газораспределительных сетей в Нур-Султане разделено на три очереди со сроками строительства до 2025 года. По информации акимата столицы, полное завершение строительства первой очереди запланировано к следующему отопительному периоду – на осень 2020 года. Общая протяженность магистрали – 1061 километр, она проходит по маршруту Кызылорда – Жезказган – Караганда – Темиртау – Нур-Султан.

Кульпаш Конырова