/img/tv1.svg
RU KZ
Марат Шибутов: «Мы сами не заметим, как окажемся в новой реальности»

Марат Шибутов: «Мы сами не заметим, как окажемся в новой реальности»

О скорости принятия решений, проблеме больших ожиданий и горячих дискуссиях по экономическим реформам.

08:00 04 Январь 2020 5736

Марат Шибутов: «Мы сами не заметим, как окажемся в новой реальности»

Автор:

Елена Тумашова

20 декабря прошлого года на втором заседании Национального совета общественного доверия (НСОД) президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев озвучил несколько важных решений. В их числе – перевод статьи 130 «Клевета» из уголовных в административные, гуманизация 174-й статьи Уголовного кодекса (замена формулировки «возбуждение» на «разжигание» розни, смягчение финансовых ограничений для тех, кто наказан по этой статье). Также внедрение уведомительного принципа организации митингов вместо разрешительного и снижение порога для регистрации политических партий (количество необходимых для этого подписей сократилось с 40 тыс. до 20 тыс.). И еще одно, которое вполне можно назвать историческим, – присоединение ко Второму факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах, одному из базовых документов в области прав человека, который предполагает отказ от смертной казни.

Революция или эволюция?

Решение, касающееся партий, в общественных обсуждениях называлось половинчатым. Несмотря на это, по мнению президента научно-образовательного фонда Aspandau, Каната Нурова, в целом решения приняты кардинальные, революционные. И то, что озвучены они были именно на заседании НСОД – структуры экспертно-консультативного уровня, о многом говорит.

«Президент пошел против существующего тренда во власти. Всегда хочется сравнить с тем, как должно быть. В сравнении с тем, что мы запрашивали и как должно быть, понятно, что не все так, как мы хотели. Но по сравнению с тем, как было, я считаю, это кардинальное продвижение, и президент нуждается во всемерной поддержке гражданского общества, хотя бы в лице НСОД», – сказал Канат Нуров на заседании дискуссионного клуба TT Aspandau.

Либерализацию 174 статьи и перевод 130 статьи из Уголовного кодекса в Кодекс об административных правонарушениях Марат Шибутов, член Общественного совета города Алматы, политолог, считает, возможно, даже более важными шагами, чем изменения в партийном законодательстве.

«Учитывая практику применения этих статей, – поясняет он. – Именно эти статьи, 174 и 130, в целом очень сильно ограничивали гражданское общество (в критике властей, антикоррупционных расследованиях). И то, что вот этот дамоклов меч не будет висеть над гражданскими активистами, это очень хорошо».

Однако «почему-то нашлись противники смягчения», в основном, по словам политолога, это адвокаты.

Президент AlmaU, президент Гражданского альянса Казахстана Асылбек Кожахметов рассказал, что его первые впечатления от озвученных изменений были «ожидал чего-то большего». Но чем больше времени проходило, тем отчетливее становилось понимание: решения сделаны очень сильные и важные. И революционные. В частности, изменение принципа организации митингов и присоединение ко Второму протоколу (как сказал спикер, лет 20 говорилось о необходимости подписать этот международный документ, этого не произошло, даже когда Казахстан был председателем ОБСЕ, и вот, наконец, свершилось).

«Почему были ожидания большего? Проблема не в президенте, а в наших ожиданиях. Когда создавался НСОД, гражданское общество очень сильно критиковало и состав, и процедуры, рассматривало совет под большой лупой. Я сам встречался с президентом, два раза были заседания совета, послание было. Президент идет спокойной, сильной поступью, все его шаги направлены в одну и ту же сторону – на либерализацию», – поделился мнением спикер.

Политолог, общественный деятель Айдос Сарым придерживается мнения, что озвученные главой государства решения – эволюционные, и они «истекают из логики процесса, экономики, состояния общественных настроений, ожиданий и пр.».

«Пять законов (по которым были представлены изменения. – Ред.) определяют правила политической конкуренции. Если по ним какие-то изменения произойдут, это уже неплохо. В обществе, конечно, скопилось много негатива, ожиданий и абсолютного неприятия каких-то вещей. Стилистически Токаев другой человек, соответственно, требования к госаппарату и медиа другие. Он сказал: митинги – это нормальное явление, бояться не надо. Присоединение ко Второму протоколу – тоже заслуга главы государства, он сломал госаппарат, сказал, ничего страшного в этом нет. На рабочих группах, которые мы проводили, сложнее даже было убеждать чиновников», – рассказывает политолог.

Он предлагает за ближайшие года два-три накопить силы и энтузиазм для того, чтобы потом проводить очень серьезные экономические реформы, которые нам предстоят. А сейчас лучше пусть реформы происходят в режиме «медленно, но верно».

Почему не было резонанса в обществе?

Эксперты попытались найти ответ на вопрос, почему общество обсуждало озвученные решения не настолько бурно, как можно было бы ожидать.

Марат Шибутов видит ответ в желании быстрых перемен. «Народ ждал, что заседания НСОД будут проводиться каждый месяц. Первое было в сентябре, второе назначали на ноябрь, но потом перенесли. Все хотят, чтобы быстро, у людей такое мышление. Информационная повестка быстро забивается», – поясняет он.

Но если взять в пример то же законодательство по митингам, то изменения по нему обсуждали в Общественном совете города Алматы с 2007 года.

«И только в этом году мы смогли продвинуть. Сейчас процедурные моменты идут, это рутинно и скучно и публику не трогает. Работа, может быть, незаметная, но, тем не менее, она будет потихонечку идти. И мы сами не заметим, как окажемся в новой реальности», – говорит политолог.

«Идеология иждивенчества, в данном случае гражданского, превалирует. Мы ждем, что президент должен что-то изменить и сделать, или оппозиционеры пусть делают. А мы будем сидеть в «Фейсбуке» и писать: а надо было сделать вот так или вот так», – дает свое объяснение Асылбек Кожахметов.

По его мнению, глава государства дал «политическое добро» (обозначив, что у нас страна разных мнений, и весьма показательно то, что между заседаниями НСОД прошло всего три с половиной месяца, а столько решений уже принято). Это то, что требуется от президента как от первого руководителя страны. Теперь дело – за гражданским обществом, именно оно должно поддерживать реформы, активно проводить их в жизнь, требовать.

По мнению Каната Нурова, запрос на демократизацию в обществе есть – с этим нет смысла спорить. Синдром выученной беспомощности частично тоже все-таки присутствует.

«Но главная причина, почему гражданское общество было пассивно, – его политическая незрелость, потому что оно не определяет законодательную и судебную власть. Сейчас, по сути, идет борьба между гражданским обществом и правительством за главную должность в стране. Президент сегодня – это новый элемент в политической системе. Если он получит поддержку гражданского общества, мы действительно получим новую реальность», – уверен президент «Aspandau».

Айдос Сарым также считает, что запрос на демократию в обществе есть, общество зреет, власть это понимает и делает шаги, чтобы соответствовать ожиданиям.

«Это хороший стресс-тест для режима, посмотрим, как будут проходить следующие президентские выборы, если режим останется, тогда можно будет говорить о больших вещах. Любой транзит сопровождается так называемыми рисками либерализации: люди хотят понять, где пределы допустимого, специально провоцируют и с той, и с другой стороны», – говорит политолог.

С политикой легко, с экономикой – сложнее

«Я поддержал идею ввести в составы советов директоров социально значимых предприятий квазигосударственного сектора представителей гражданского общества. Правительству предстоит провести все необходимые процедуры отбора и внести кандидатуры на согласование до 1 марта 2020 года», – сказал Касым-Жомарт Токаев 20 декабря.

Как рассказал Асылбек Кожахметов, предложение включить общественников в советы директоров исходило от Гражданского альянса Казахстана

«Говорят: что может сделать один человек? Один человек может сделать очень много. Нужна открытость цифр по квазигоссектору. По оценкам, 60-70% экономики Казахстана там. Простая прозрачность заставит принимать больше нужных решений», – уверен спикер.

По его словам, теперь основная задача – найти людей компетентных и готовых отчитываться перед гражданским обществом.

Еще одно предложение организации касалось гражданского контроля. Сейчас формой такого контроля является общественный совет, но требуется доработка в плане состава и полномочий.

«В 2020 году ожидаются изменения в закон об общественных советах. Я вхожу в общественную группу, которая эти изменения инициирует», – рассказывает Асылбек Кожахметов.

Также предстоит проработка концепции слышащего государства. «Моя миссия как представителя гражданского общества – чтобы она была создана, и чтобы создали ее мы. На последней комиссии правительство предложило свой вариант. Я сказал, это пустышка – на полторы страницы. Концепция слышащего государства гораздо мощнее», – уверен он.

Озвученные Касым-Жомартом Токаевым на втором заседании НСОД решения по законодательной части – это первый пакет политического блока. Как рассказал Марат Шибутов, теперь предстоит обсуждение и формирование предложений еще по 28 законам и двум концепциям.

По мнению Айдоса Сарыма, второй пакет политической корзины должен быть международным, и в него необходимо включить те конвенции и договора, которые «Казахстан все эти годы избегал подписывать». Третий пакет, на взгляд политолога, следует наполнить вопросами местного самоуправления, маслихатов и пр.

Однако помимо политического блока, есть еще две корзины – экономических и социально-культурных реформ.

«Если по политическим вопросам есть какое-то видение, больших дискуссий там нет, то по экономике и социально сфере идут самые горячие дискуссии. Экономические реформы, возможно, самые сложные, и по ним, к сожалению, нет большого понимания. Вот туда надо вкладываться, если мы что-то хотим изменить. Социально-культурный блок, может быть, еще более важный, сюда входят образование, здравоохранение, здесь нужны большие идеи, и несколько пакетов предложений», – считает Айдос Сарым.

Есть огромное количество очень актуальных проблем, которые важны с точки зрения интересов людей и в которые, по его словам, надо «зубами вцепляться». Это вопросы имущества, земли, выборов в маслихаты (что, на взгляд политолога, еще важнее, чем президентские выборы).

В вопросах бизнеса, экономики, образования, здравоохранения нужна помощь, потому что «есть шанс более или менее концептуализированные программы или идеи двигать».

Елена Тумашова

Ряд поправок предлагается внести в закон по режиму ЧП

Возможность экстренно корректировать законодательство в период ЧП предлагают предусмотреть в министерстве национальной экономики, сообщает inbusiness.kz.

29 Апрель 2020 10:51 1048

Фото: primeminister.kz

Глава ведомства Руслан Даленов внес в мажилис парламента законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по вопросам чрезвычайного положения».

«Целью документа является возможность принятия оперативных мер в период ЧП для обеспечения социально-экономической стабильности. Он определяет механизм функционирования государственного управления в период чрезвычайной ситуации», – пояснил он.

Для этого, по словам министра, вносятся поправки в законы «О чрезвычайном положении» и «О правовых актах».

«Законопроектом к ним отнесены 14 сфер. В их числе налоговое, бюджетное, таможенное, банковское, трудовое, антимонопольное законодательство. А также законодательство о здоровье, государственных закупках, о валютном регулировании. Кроме того, в сфере социальной защиты, государственного имущества, государственного контроля и надзора, а также реализации международных обязательств страны», – уточнил Даленов.

Правовые акты, принятые в период чрезвычайного положения, в целом будут действовать до окончания срока его действия, продолжил он. Исключение составят акты, в которых будет установлен иной срок их действия.

«Также предложена поправка, согласно которой действие нормативного правового акта или отдельных его норм может быть приостановлено в случае и порядке, установленном Законом «О чрезвычайном положении». В целом указанные поправки направлены на обеспечение социально-экономической стабильности в период чрезвычайного положения. Принятие проекта закона не повлечет дополнительных финансовых затрат из бюджета и негативных социально-экономических и (или) правовых последствий», – резюмировал он.

Дана Карина

Айдос Сарым: «Люди у нас превратно и узко воспринимают законодательство»

В Казахстане обсуждают первый пакет политических инициатив.

14 Февраль 2020 12:33 1551

Фото: Серикжан Ковланбаев

«Детский сад» или спящие пенсионеры в парламенте? Одна из поправок, входящая в первый пакет политических инициатив президента, – предоставление 30%-ной квоты в избирательных партийных списках для женщин и молодежи – вызвала интересную дискуссию на заседании общественного совета в минюсте.

Неоднозначным оказался вопрос возраста. Прозвучало мнение, что возрастной порог, который установлен законодательством для определения молодежи, 29 лет, не подходит для «пропуска» в депутаты. В таком возрасте человек «жизни не видал еще» и потому не сможет работать с населением, отвечать на его вопросы, считает председатель общественного совета минюста Серик Акылбай.

«Не надо наш законодательный орган превращать в детский сад», – сказал он и предложил поднять возрастную планку до 35 лет.

Другая участница обсуждения – директор союза профессиональных медиаторов «Келiсу» Сара Идрисова, напротив, уверена в том, что «омоложение» парламенту необходимо.

«Мы работаем с парламентом, даже в Интернете есть… как спят наши депутаты, которые занимаются такой важной работой», – говорит она.

Более того, Сара Идрисова считает, что если депутаты будут получать более низкую, чем сейчас, заработную плату и будут лишены всех льгот, это повысит профессиональный уровень законодателей, поскольку в эту сферу придут те, кто хочет искренне работать во благо государства.

Льготы, зарплаты, возраст

«Заработная плата депутатов – это вопрос, который регламентируется внутри парламента. В мировой практике если к власти приходит «очень популистская» либо очень богатая партия, то зарплата снижается, как правило. В истории США есть опыт, когда миллиардеры, работая в правительстве, парламенте, назначали себе зарплату в один доллар и работали за свои деньги», – комментирует для inbusiness.kz политолог Айдос Сарым.

Ссылаясь на свои накопленные еще с 1990-х годов наблюдения за тем, как это происходит в Казахстане, он делится таким мнением:

«Парламентарии, даже приходя на популистских лозунгах, как правило, постепенно начинают требовать себе квартиры, льготы, проездные, командировочные, зарубежные поездки и т. д. Я более чем уверен: все, кто сегодня предлагает что-то (отменить льготы или снизить зарплаты для депутатов. – Ред.), попадя в парламент и не имея при этом сильной материальной базы, уже через полгода начнут эти темы поднимать», – говорит политолог.

По его мнению, каждый депутат, «если он честный человек и за эти лозунги всю жизнь бился», может персонально отказаться от льгот и высокой зарплаты.

«Но опять же законотворчество – это непростая работа, не митинговщина. Это на самом деле большая интеллектуальная деятельность. У нас тоже есть депутаты, которые сутками сидят на рабочих комиссиях, на конференциях, изучают мировой опыт. Если кто-то думает, что интеллектуальный труд менее трудоемок или более легок, чем труд шахтера или водителя, то он сильно ошибается. И если кто-то считает, что такой труд не должен оплачиваться, – тоже», – говорит собеседник.

По поводу возрастного порога: некоторый жизненный опыт, на взгляд эксперта, депутатам, безусловно, необходим.

«После окончания вуза и магистратуры надо еще успеть где-то поработать. Если вы знаете школьников и первокурсников, которые могут спасти страну сейчас, я скажу: давайте поменяем возрастной ценз. Думаю, 25-27 лет – более или менее оптимальный возраст, когда человек может становиться депутатом», – считает Айдос Сарым.

В пакете – четыре реформы

«Мы должны стимулировать активный приход женщин в политику, особенно в законотворческий процесс. Точно так же мы должны способствовать приходу в парламент и местных представительных органов молодежи. Для молодежи необходимо создавать не только социальные, но и общественно-политические лифты», – сказал президент Касым-Жомарт Токаев на втором заседании Национального совета общественного доверия в декабре прошлого года, когда представлял первый пакет политических инициатив.

В целом пакет включает четыре меры реформирования политической системы: внедрение уведомительного принципа организации митингов, снижение порога регистрации политической партии с 40 тыс. до 20 тыс. подписей, предоставление 30%-ной квоты для женщин и молодежи, создание института парламентской оппозиции.

«Прививать общественному сознанию культуру митингов и совершенствовать законодательство о мирных собраниях» – таким был посыл главы государства по поводу митингов.

Законопроект «Об организации и проведении мирных собраний в РК» представили в среду, 12 февраля, на заседании межведомственной комиссии по законопроектной работе в минюсте.

Уведомительный характер организации митингов, пикетов, собраний возможен при условии, что участвовать будет не более 250 человек. Если же количество участников демонстрации, митинга, шествия превышает эту цифру, то предлагается применять регламентированный порядок получения разрешения. Для мирных собраний определят специальные места. Кроме того, в проекте закона прописан механизм рассмотрения уведомлений и заявлений, указан перечень оснований для отказа, введен институт агитации.

Митинги: почему 250

«Норма в 250 человек связана с тем, что у нас в основном больше этого количества на митинги не ходит, – комментирует Айдос Сарым. – Пока идут разговоры по этой теме, я убедился, что люди очень сильно «упираются» в отдельные слова, не понимая сути. Основная дискуссия шла вокруг двух слов – «разрешительный» и «уведомительный». Что такое «уведомительный характер»? Представьте, вы сидите дома, к вам приходят 25-30 друзей и говорят: мы же позвонили. Иногда на таких примерах нужно объяснять. Что будет, если 20 тысяч человек выйдут на улицы или площадь? Ни одна площадь такого количества не выдержит, это большая нагрузка на инфраструктуру».

По словам эксперта, в результате долгих дискуссий было выработано решение – до определенного количества участников можно организовывать митинги в уведомительном порядке, свыше, если говорить о шествии и большом количестве людей, – согласовывать.

«Я в этом ничего страшного не вижу», – комментирует собеседник.

«Люди у нас, к сожалению, превратно и узко воспринимают законодательство, то, каким оно должно быть, – продолжает он. – Ни в одной стране мира, тем более в Европе, законов в том идеалистическом понимании, в каком их представляют, нет. Наоборот, все последнее десятилетие по всей Европе шло ужесточение законов и дальнейшее детальное регламентирование всех событий».

Айдос Сарым считает, что цифра 250 появилась на основе сложившейся в Казахстане практики.

«Повестка проходящих митингов интересна максимум 10-15 тыс. активных пользователей соцсетей. В противном случае мы бы видели другое – по 100 тыс. человек на площадях. Но этого нет. На площади выходят все те же 250 человек. Значит, это их норматив и, значит, у них права кому-то что-то диктовать. Есть закон аналогии и закон прецедента. Если бы у нас на улицах собиралось по 80 тыс. человек и при этом у нас нет подходящих для этого пространств, тогда можно было бы о чем-то другом говорить. Пока этого нет, исходим из всех тех норм и прецедентов, которые есть в нашей недавней истории», – заключает политолог.

Отметим, ранее эксперты обсуждали предложенный пакет реформ. Говорили, в частности, о формате реформ – революционный он или эволюционный, об ожиданиях и о том, что по экономической и социальной корзинам предстоит еще большая работа и «есть шанс более или менее концептуализированные программы или идеи двигать».

Елена Тумашова