DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 280,66 Brent 36,55
Нуртай Оспанов: «Нужно было раньше авиакомпанию отделить от аэропорта»

Нуртай Оспанов: «Нужно было раньше авиакомпанию отделить от аэропорта»

О модернизации воздушной гавани, выходе на прибыль и перспективах abctv.kz рассказал директор ТОО «Международный аэропорт Семей» Нуртай Оспанов.

10 Март 2017 16:57 9976

Нуртай Оспанов: «Нужно было раньше авиакомпанию отделить от аэропорта»

Автор:

Жанар Асылханова

В аэропорту Семея в начале нынешнего года началась масштабная реконструкция взлетно-посадочной полосы. Для этого из республиканского бюджета в начале нынешнего года выделено 10,4 млрд тенге.

Отметим, что до 2011 года аэропорт Семея находился в собственности АО «Семей Авиа». От банкротства акционерное общество спасла передача акций АО «НК «СПК «Ертiс», которое сейчас является учредителем ТОО «Международный аэропорт Семей».

- Нуртай Магауянович, скажите, пожалуйста, такая масштабная реконструкция проводится впервые?

- Да, впервые  с 1983 года.

- Долгие годы аэропорт Семея считался убыточным…

- Раньше аэропорт и авиакомпания «Семей Авиа» были слитны. Долгие годы местные власти и руководство пытались реанимировать аэропорт, вливались деньги. Но я думаю, это было неправильное решение. Нужно было раньше авиакомпанию отделить от аэропорта. Вот я, когда пришел в 2011 году, все посчитал и принял решение заниматься чисто аэропортовскими услугами. Авиакомпания с малым количеством самолетов не способна конкурировать. АО «Семей Авиа» было убыточным и сейчас проходит процедуру банкротства. А мы с 2012 года занимаемся обслуживаем авиакомпании.

Вообще в практике, кроме трех-четырех аэропортов страны, остальные все планово-убыточные. Это зависит от количества пассажиров. Сейчас в Казахстане создано ТОО «Airport Management Group» (AMG) при КТЖ. Под их крылом шесть-семь аэропортов. Среди них аэропорты Костаная, Павлодара, Петропавловска, Кызылорды. Группа была создана, чтобы привести в нормальное состояние все казахстанские аэропорты, так как они должны соответствовать мировым стандартам. А также чтобы провести определенную работу по спасению аэропортов от убыточности. Предполагалось, что по плановым показателям они будут перечислять деньги на содержание аэропортов. По госпрограмме сейчас во всех аэропортах проводится капитальный ремонт. Но ремонт подразумевает только реконструкцию взлетно-посадочной полосы. А вопросы спецтехники, коммуникации почему-то не решаются. Пока AMG не было, на содержание аэропорта выделялись средства из местного бюджета. А теперь, когда передали в AMG, вопрос висит. Они говорят, давайте сначала все полосы отремонтируем, сейчас в Казахстане таких осталось всего три: аэропорты Семея, Усть-Каменогорска и Костаная. Остальные реконструированы. Но даже такие аэропорты, как в Петропавловске, Кокшетау, после реконструкции находятся на грани банкротства.

Между тем AMG пришла к выводу, что, пока аэропорт не достигнет потока 200 тысяч пассажиров в год, он считается убыточным. И чтобы аэропорт сам себя оправдывал, необходимо довести до этой цифры. Мы – аэропорты Семея и Усть-Каменогорска – пока в этой группе не состоим. Входим в АО НК «СПК «Ертiс». А вообще по плану тоже должны были в «Аэропорт Менеджмент Группу» войти. Но при экс-акиме ВКО Бердыбеке Сапарбаеве было решено восточно-казахстанские аэропорты пока не передавать в AMG. И нам до 2018 года отложили передачу. Обоснование было такое: что проведем реконструкцию, приведем в нормальное состояние, потом передадим.

- Как на фоне падения международного пассажиропотока обстоят дела с загрузкой семейского аэропорта? Каковы ваши доходы?

- Ну он сильно и не увеличивался-то. За три последних года в пределах 70 тысяч пассажиров обслужено. В 2013-м аэропортом обслужено 57137 пассажиров, в 2014 году – 64843, в 2015-м – 70021, а в 2016 году – 70184. Это мало, конечно. Сейчас мы все свои расходы минимизировали и в 2016 году впервые вышли на безубыточность. Но, я считаю, все это временно. Наш доход в 2016 году составил 238 миллионов 482 тысячи тенге. Из них чистый доход – это 460 тысяч тенге. В 2013 году доходность была почти в два раза ниже и составляла 141 миллион 504 тысячи тенге. Тогда мы были в минусе. Сумма расходов в прошлом году была 238 миллионов 22 тысячи тенге. Основная часть наших расходов – это заработная плата, коммунальные, расходы по авиационной безопасности, содержание основных средств, уголь, ТМЗ, ГСМ…

Также были чартерные рейсы авиакомпаний АО «East Wing», «ASPAN», ТОО «Comlux-KZ», ТОО «FLYJET. KZ», АО «Jet Airlines», SkyKGAirlines, АEROPRAKT.KZ, «Авиа-Жайнар», КГКП «Авиационное подразделение ВКО», АО «Евро-Азия Эйр», «Жезказган Эйр», КAZ AIR JET, ТОО «Казахстан Эйр Сервисез» и другие.

В основном наш доход идет за счет взлетов и посадок воздушных судов. Выйти на небольшую прибыль нам удалось за счет увеличения частоты московского рейса авиакомпании «Сибирь». Раньше они летали только летом – один раз в неделю, а в прошлом году начали летать с мая по ноябрь. Летом частота увеличена до двух рейсов в неделю. Также мы привлекли новую для нас авиакомпанию «Казах Эйр». Открыли рейсы Алматы - Семей и Астана - Семей. Раньше была только авиакомпания «Скат», которая  осуществляла регулярные рейсы Семей - Алматы, Семей - Астана. «Казах Эйр» создала им конкуренцию. В итоге обе компании снизили цены на билеты. Если раньше билеты в Алматы и Астану стоили от 25 тысяч тенге, то теперь – от 15 до 40 тысяч тенге. В Москву – от 47 тысяч тенге.

- Планируете ли открыть новые рейсы?

- Да, конечно. Хотим открыть чартерный рейс в Урумчи (Китай), который будет летать один раз в неделю. Также два рейса в неделю на регулярной основе в направлении Шымкента и Караганды. Два рейса в неделю – в Омск, так как много местных жителей работает там вахтовым методом. Кроме того, до двух раз в день увеличим рейсы в Алматы и Астану. Также предполагается чартерная программа рейсов в Анталью (Турция). Открытие этих рейсов, конечно же, зависит от политической стабильности. 

- Как еще планируете увеличить доходную базу?

- Так как город у нас маленький, мы не сможем в любом случае достичь пассажиропотока в 200 тысяч человек. Поэтому мы сейчас акцентируем внимание на грузовые и транзитные перевозки. Будем тесно работать с иностранными авиакомпаниями. Думаю, только тогда аэропорт выйдет на настоящую рентабельность. Еще раз повторюсь, что наш доход идет в основном за счет взлетов и посадок воздушных судов. И вот чем больше их будет, тем больше денег. В будущем планируем довести количество  самолето-вылетов до 3000 в год с ежегодным увеличением предоставляемых услуг аэропорта города Семея на 7%, доходность увеличить до 500 млн тенге в год.

- То есть ставка на грузоперевозки и транзит?

- Если взять карту страны, наш аэропорт находится прямо посередине между Юго-Восточной Азией и Европой. Мы провели свой анализ по воздушному пространству. Получили справку с Казаэронавигации, что в районе аэродрома Семей в верхнем эшелоне проходит разветвленная сеть международных перевозок. В том числе и грузовых. Сейчас авиакомпании, которые занимаются транзитными рейсами, находятся не в очень выгодном положении. Они летят с Юго-Восточной Азии, приземляются в нашем Атырау или России. И дальше летят в Европу.

А мы находимся посередине. У них путь сократится, и гораздо выгоднее будет летать через нас. Приземляются у нас, дозаправляются и дальше летят, то же самое с грузовыми самолетами. Они могут взять больше груза и сожгут меньше керосина. К тому же и длина взлетно-посадочной полосы у нас больше. К примеру, в Костанае, Петропавловске, Павлодаре, Усть-Каменогорске полоса длиной 2500 м, у нас – 3100 м. Поэтому после реконструкции мы будем иметь возможность принимать любые борты. Авиакомпаний, которые занимаются грузовыми перевозками, в верхнем эшелоне порядка двадцати. Многие заинтересованы этим и ждут, когда мы проведем реконструкцию. Также с нами готова работать старейшая международная авиакомпания KLM (Королевские голландские авиалинии). У них представительство находится в городе Алматы. Они выразили готовность работать с нами по транзитным авиаперевозкам.

- Как у вас обстоят дела с привлечением инвестиций на развитие?

- Как я уже сказал, 100% акций нашего аэропорта принадлежит АО «НК «СПК «Ертiс». Они должны были заниматься именно развитием. Но пока от них ничего такого не вижу. Хотя спрашивал у учредителей, просил дать их  план развития аэропорта. Говорил, если нет, тогда мы предлагаем свой. Но пока мой вопрос на рассмотрении. Нам очень много нужно для развития. Мало того, что нам нужно сделать полосу, надо приобрести какую-то спецтехнику и сделать определенные расчеты. Только тогда мы будем готовы работать нормально и принимать больше бортов. Хотя та же самая голландская компания  KLM готова вложить инвестиции в наш аэропорт. На услуги по обслуживанию бортов, топливных заправщиков. Поэтому мы их обязательно постараемся привлечь. Я еще раз подчеркну, что основной упор мы делаем на грузовые и авиаперевозки. У нас еще есть специфика по обслуживанию этих бортов, это погрузка и отгрузка. Для этого мы сейчас работаем над тем, чтобы создать на территории аэропорта транспортно-логистический центр (ТЛЦ). Получили землю в 40 га. Привлекаем инвесторов. Современный ТЛЦ будет строиться в рамках государственно-частного партнерства.

- А инвесторами кто будут?

- Мы предварительно уже заключили меморандумы с китайской компанией «ИРЭН». Меморандум между китайской компанией, нами и оператором государственной программы по развитию транспортно-логистических центров страны АО «НК «КТЖ» подписан в прошлом году. Еще сейчас к нам приходят турецкие инвесторы, приходят и местные. Сейчас вопрос только в технико-экономическом обосновании (ТЭО). КТЖ заказало ТЭО этого проекта. Вот ждем. Нам в первом квартале уже обещали отдать готовое ТЭО. Центр обойдется, по подсчетам КТЖ, приблизительно в 10 млрд тенге. Меморандум между нами и КТЖ уже подписан. Проект включен в государственную программу «Развитие транспортно-логистических центров РК», данный ТЛЦ будет класса А. По принципу «все в одном окне», там будут билеты на железнодорожные, авто-, авиаперевозки. К центру будут подведены железная дорога, автодорога. Ну и раз на территории аэропорта, будут и авиасообщение, теплые склады, контейнерные площадки для насыпных грузов и так далее. Сейчас такие проекты осуществлены в Астане, Шымкенте и других городах. Остались мы и Актобе. Этот проект поможет покрыть внутренние потребности с выходом на сопредельные рынки Урало-Сибирского региона России и Средней Азии в качестве центров дистрибуции. Планируемый объем грузооборота в год – от 250 тысяч тонн. Реализовать его предполагается до 2018 года.

- А расчеты уже есть? За какой борт какие тарифы?

- У нас свои тарифы. Мы долго бились над этим. И сейчас Агентство РК по регулированию естественных монополий (АРЕМ) отменило нам регулируемые тарифы на международные рейсы. Внутри Казахстана еще действуют регулируемые тарифы, а на международные рейсы мы тарифы сами устанавливаем по договоренности с авиакомпаниями. Это будут индивидуальные тарифы с каждой авиакомпанией. Пока это коммерческая тайна.

- Хорошо, вернемся к реконструкции взлетно-посадочной полосы. Генподрядчиком является ТОО «Терезе». Не очень уж известная фирма. На что акцентировали внимание, когда выбирали строителей для реализации проекта по реконструкции взлетно-посадочной полосы?

- Ну это очень щекотливый вопрос. Тендер проводился в области. Заказчик – областное управление транспорта.

- Ну и в завершение, где проходят подготовку новые специалисты?

- В основном молодежь к нам приходит после обучения в Академии авиации Алматы. Семейчан наших там много учится.

- Делятся ли опытом в области обучения сотрудников зарубежные коллеги?

- Такие курсы проводит наш Комитет гражданской авиации. Но это очень дорого. Поэтому мы пока обходимся местными учебными центрами, той же Академией гражданской авиации. Каждый год повышаем квалификации, получаем сертификаты на всех сотрудников. Самому младшему нашему сотруднику 22 года, самому старшему 65 лет.  

Жанар Асылханова, Семей

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Новый портал по прозрачности бюджета презентовали в Казахстане

Почему Казахстану выгодно иметь открытый бюджет, обсудили эксперты.

08 Май 2020 08:21 2140

Новый портал по прозрачности бюджета презентовали в Казахстане

Бюджет Казахстана должен быть открытым и прозрачным. Ровно в тот момент, когда государственные органы начнут публично обсуждать, на что тратить, а потом также прозрачно тратить деньги налогоплательщиков, тогда главный финансовый документ страны станет сбалансированным, а граждане увидят, что власти реально что-то делают. Стоит отметить, что на неделе в Казахстане появилась площадка, на которой квалифицированные эксперты, депутаты мажилиса, сотрудники счетного комитета и все заинтересованные лица могут на макроуровне получить информацию о состоянии государственных финансов. Для этого в центре прикладных исследований TALAP разработали портал OpenBudget.kz, который презентовали в ходе онлайн круглого стола TALAP.Talks.

Новый портал

Почти два года проводилась работа по изучению мировых лидеров в области индекса открытости бюджетов, и запуск самого портала. Оpenbudget.kz должен стать новой площадкой, где будут видны все основные показатели по бюджетной статистике: сам республиканский бюджет, налоговые поступления, государственный долг на текущую ситуацию, активы Нацфонда, расходы, дефицит, трансферты и так далее. Все будет обновляться в режиме реального времени. Так же как и параметры бюджета в разбивке по годам.

«Для аналитиков, журналистов, депутатов и всех, кому это интересно, мы сделали более подробные ссылки по каждому направлению. Это консолидированный бюджет, государственный бюджет, республиканский бюджет, местный бюджет, госдолг, Национальный фонд. Вся эта статистика есть, представлена различными графиками. Мы изучали много аналитических материалов, как представляется этот бюджет, чтобы все было понятно простым гражданам», – говорит аналитик центра аналитических исследований TALAP Аскар Кысыков.

На портале можно найти всю информацию, куда, зачем и для чего тратит деньги каждое министерство и ведомство по каждой бюджетной программе. Причем в динамике.

«Это очень важно. Потому что сейчас вся эта информация есть в различных документах, в различных законах, в отчетах об исполнении. Мы это все постарались собрать в единую базу», – объясняет Кысыков.

Для неподготовленных пользователей на сайте сделана своего рода обучающая методичка: из чего состоит бюджет, виды, уровни бюджетов, включая Национальный фонд и так далее с пояснениями. А также есть бюджетный календарь.

«Пройдя в него, можно посмотреть, на какой стадии какие сейчас бюджетные процессы происходят. Мы видим по календарю, что уже приняты изменения в бюджет на 2020 год. Первое уточнение прошло. Сейчас мы ожидаем отчёт счетного комитета. И как раз формируется новый прогноз социально-экономического развития на уже 2021-2026 годы», – добавляет аналитик.

Для удобства на сайте собраны в одном списке и все документы, которые касаются планирования бюджетных процессов и исполнения бюджета. Ну и, конечно, аналитика.

«Аналитика – это наши авторские статьи центра TALAP с разъяснениями. Наш основной продукт – это оценка бюджетной устойчивости в условиях низких цен на нефть... Мы провели оценки, и у нас вышло, что при текущих ценах на нефть, 20-30 долларов, если они будут сохраняться, устойчивость бюджетной системы высокая. И даже по самым консервативным оценкам, нам хватит средств Нацфонда на шесть лет. Соответственно, запас прочности есть, и он большой», – привел одно из исследований Кысыков.

Связи бюджета и результатов нет

Пандемия коронавируса обнажила самые серьезные проблемы бюджетирования в Казахстане. Именно сегодня стали отчетливо видны нестыковки, отсутствие связи между выделяемыми средствами и результатами. Об этом заявила директор центра исследований «Сандж» Жанар Джандосова. Именно эта организация с 2006 года считает индекс открытости бюджета.

«Мы постоянно поднимаем вопрос о национальном фонде. О том, что есть у нас какие-то уязвимые группы. Есть малый бизнес, разные субъекты рынка, которым нужно или не нужно помогать. И вот сейчас эта пандемия обнажила именно вопросы о том, кому нужна эта помощь, хватит ли нам средств Национального фонда. И сейчас интерес к бюджетной прозрачности вырос в несколько раз. Это какие-то положительные вещи, которые принесла с собой такая критическая ситуация», – говорит Джандосова.

По ее данным, сегодня Казахстан находится на 58-м месте по индексу открытости бюджета из-за ограниченной информации. Это примерно в середине списка. Вместе с нами на одном уровне находятся Монголия, Азербайджан и страны Восточной Европы.

«К сожалению, уже в течение какого-то времени не можем выйти за пределы вот этой цифры 60… С 2010 года, получается, за 10 лет мы улучшили свои показатели на 20 баллов. Но за это время Кыргызстан улучшил на 55 баллов, Грузия – на 47, а Россия – на 27 баллов. То есть мы идем последовательно, стабильно, но медленно», – констатировала глава центра исследований.

Как ни странно, но «тянет назад» или планирование и полнота информации страдают от отсутствия всего лишь одного документа – проекта бюджета, который, по идее, должен быть представлен в парламенте в конце августа – начале сентября. А до конца года обсуждаться депутатами совместно с гражданским обществом.

«Какие основные проблемы? У нас нет экономической классификации – это та вещь, где мы смотрим на зарплаты, на капитальные расходы. Но ее нет у нас в проекте бюджета. У нас нет связи между политикой и финансами. У нас не говорится, почему мы решили вдруг финансировать то или иное. Это говорится в программных документах, но конкретно в бюджете, когда уже расписываются цифры, этих вещей нет», – констатирует Джандосова.

Имеются проблемы и с точки зрения макроэкономических прогнозов, которые дает министерство национальной экономики. В стране попросту нет независимых исследовательских институтов, которые могли бы проверить – а верные ли расчеты? Низкие баллы по индексу бюджета у Казахстана и из-за отсутствия в обсуждении формирования бюджета общественных организаций.

«Хотя парламент все время говорит: «Мы же ездим в регионы, мы у них собираем их наказы». Но на самом деле фактически нет никаких доказательств, чтобы эти слушания, в конце концов, влияли на бюджет», – поясняет она.

Обязательной должна быть и точка зрения общественности по бюджетным вопросам. Необходимо проводить комитеты, публичные слушания по макроэкономическим и финансовым основаниям бюджета. Но этого не делается и «может быть, и не приходит в голову».

«Должны быть публичные слушания комитетов по отдельным административным единицам с их отчетами. Общественность надо приглашать даже на республиканскую бюджетную комиссию, чтобы такие проекты, как LRT или недавно принятое решение по строительству этой очень дорогой больницы за сколько-то миллиардов (инфекционные госпитали в Нур-Султане и Алматы. – Прим.), чтобы общественность тоже участвовала (и говорила о целесообразности или нецелесообразности. – Прим.). Обязательно создать механизмы по вовлечению общественности. Особенно на этапе планирования. Заслушивать общественность, бенефициаров, тех, кому проводят эти дороги, кому прокладывают водные линии. Проводить опросы, проводить консультации», – заключила директор центра исследований.

Бюджет – как аквариум с рыбками

Прозрачный бюджет – это выгодно, уверена руководитель общественного фонда Zertteu Research Institute Шолпан Айтенова. Причем выгодно это как с технической, так и с политической стороны. Ведь прозрачность повышает не только рейтинги, но еще она улучшает и повышает эффективность управления государственными финансами. Самый простой пример целесообразности прозрачного бюджета – это как аквариум с рыбками.

«Почему аквариум должен быть прозрачным? Чтобы видеть, сколько рыбок там осталось живых, сколько умерло, чтобы планировать корм. Я, когда это услышала на онлайн уроке сына-второклассника, поняла, что это самое простое и очень понятное объяснение целесообразности», – сказала Айтенова в ходе онлайн круглого стола TALAP.Talks.

Именно целесообразность, по ее словам, помогает понять, нужны те или иные расходы или нет.

«Мы каждый день в понятной и доступной форме публикуем информацию, какие закупки были произведены для борьбы с коронавирусом во время чрезвычайного положения. И там была одна из закупок – компания, специализирующаяся на продаже цветов, выиграла тендер на поставку медицинских масок. Мы это опубликовали, и через два дня в управлении по борьбе с коррупцией по Туркестанской области вышли на нас и сказали: «Спасибо, что вы это заметили. Мы объявили эту сделку несостоявшейся по ряду причин. В том числе потому, что это не специализирующаяся компания на поставки медицинских товаров». В итоге они произвели мониторинг сайта госзакупок и по своей области сэкономили бюджету 221 миллион тенге», – привела пример руководитель общественного фонда.

Второй и самый важный фактор, по ее словам, – доверие. Потому что во время чрезвычайного положения именно прозрачность помогает преодолеть страхи и недоверие. И только открытая информация формирует у людей уверенность в том, что государство способно что-то сделать и защитить своих граждан. Еще один аспект, которые дает открытый бюджет, – повышение эффективности госуправления. Однако позиция министерства финансов, по ее мнению, должна быть не только в том, чтобы сказать «мы прозрачные» и озвучить место в международном рейтинге, а «чтобы снизить транзакционные издержки».

Сегодня, говорит Айтенова, необходимо создать отдельный сайт по использованию средств Национального фонда, а не ограничиваться одним файлом «Агрегированный отчет об использовании средств Национального фонда», в котором выдается, сколько налогов поступило, какой был инвестиционный доход. Кроме того, необходима прозрачность квазигосударственного сектора, соответственно, пора начать публиковать их финансовую отчетность «в машиночитаемом виде».

«7000 организаций квазигосударственного сектора складывают свои финансовые отчеты в PDF-файле. Это представляет очень большую нагрузку и очень большую работу для контролирующих госорганов, для того чтобы проверять, какие из этих госорганов прибыльные, какие не прибыльные, какие надо закрывать. Если бы эти все отчеты были в машиночитаемом виде, их было бы очень легко обрабатывать и уже видеть все результаты. Как ревизионным комиссиям, как счетному комитету, так и самому внутреннему государственному контролю», – поясняет Айтенова.

Не хватает прозрачности, по ее мнению, в части участия общественного участия на ранних этапах планирования бюджета. Ведь на центральном уровне текст документа публикуется только после того, как он сформирован и попал в парламент. Бюджеты же местного уровня недоступны вовсе.

«Эту практику нужно менять. Тогда у нас повысится та часть индекса, где речь идет об общественном участии», – уверена она.

Следующий момент о том, что минфин является техническим органом, который собирает бюджетные данные, обобщает их и уже готовит сам проект документа в парламент. Но за бюджетный процесс внутри должны отвечать сами отраслевые госорганы, считает Айтенова, соответственно, проекты бюджета должны обсуждаться на этапе планирования каждым госорганом в отдельности.

«Прозрачность – не панацея. Открытость должна вести к развитию и к дискуссиям. Но для этого эта открытость должна быть понятной и доступной. И вот эти агрегированные виды отчетов – наши доходы такие, расходы такие – они ничего не говорят обычным гражданам. Все эти отдельные проекты, которые делали отдельные организации, по открытости бюджетов, они нежизнеспособны. И институциональную жизнеспособность может дать только такой портал, как «Открытые бюджеты», – резюмировала она.

Минфин согласен и готов к диалогу

В министерстве финансов заверяют: здесь планируют повышать эффективность бюджетного планирования. Да и в целом оптимизировать этот процесс. В первую очередь за счет оптимизации и цифровизации. Так как, объясняет вице-министр финансов Руслан Енсебаев, из-за «бумажных талмудов», сложно включить в обсуждение общественность. В течение года здесь намерены создать полноценную систему по цифровому бюджетному планированию. Еще одна задача – интеграция баз данных. С министерством труда и социальной защиты населения – по пенсиям и пособиям, с министерством национальной экономики – по инвестиционным и ГЧП-проектам и так далее.

«В этом году мы работаем с министерством экономики по разработке модуля стратегического планирования для увязки как раз-таки стратегических целей с бюджетами, выделяемыми на исполнение достижения этих целей. Какие эффекты планируются? На 30% сокращение всех подтверждающих документов, на 70% – сокращение расходов, связанных с бумажным планированием: канцтовары, командировочные. Раньше с талмудами документов надо было приезжать сюда, в центр, это тоже очень неэффективно. В целом планируется сократить как минимум в два раза процесс согласования бюджетных заявок со своими администраторами бюджетных программ и с уполномоченным органом, с минфином», – говорит о планах Енсебаев, считая, что именно это «освобожденное время даст хорошие возможности для улучшения процесса, в том числе в части обеспечения прозрачности».

Вице-министр также напомнил, что благодаря электронным закупкам государству только за год удалось сэкономить 361 млрд тенге, а за три года – около одного триллиона тенге. Теперь же планируется открыть электронный магазин для уже имеющихся поставщиков.

«По сути, это стандартный электронный магазин, покупку через который можно осуществлять практически в течение одного дня», – пояснил он.

Несмотря на проводимую работу по оцифровке, вице-министр признается, слишком много еще не оцифровано, соответственно, нет данных. Это и бюджетные заявки, и некоторая отчетность, и взаимодействие с такими надзорными органами, как прокуратура и счетный комитет. Но Минфин обещает: «В течение ближайшего года мы планируем эту работу полностью завершить».

«Таким образом, мы планируем полностью оцифровать и зациклить весь бюджетный процесс. После того как мы будем собирать полный набор данных, можно включать элементы анализа больших данных, прогнозирования данных, более четкого планирования и принятия более быстрых и качественных управленческих решений», – считает Енсебаев.

Говоря об открытости отчетности, уже другой вице-министр финансов, Татьяна Савельева, обратила внимание на три компонента: инклюзивность, соревновательность и уже сверху отчетность.

«Гражданская активность очень низкая, и мы это видим в той же карте открытых бюджетов. Я за ней наблюдаю и смотрю, мне это интересно. Но я вижу, что простые граждане фактически не интересуются. Поэтому здесь и должны подключиться наши организации, такие как «Сандж», чтобы привлекать как можно большее число простых граждан. Но простым гражданам интересны не наши доходы и наши огромные расходы. Им интересно то, что их касается в их повседневной жизни», – считает Савельева, отмечая, что при этом люди должны понимать свое участие на уровне того, как преобразились их двор, школа или обустроена аллея. И вот здесь подключается такой важный компонент, как соревновательность – «соревновательность программ, как на местном, так на центральном и республиканском уровнях».

«Соревновательность проектов – это когда в условиях ограниченности наших средств госорганы должны бороться за то, что либо мы сейчас принимаем госпрограмму развития туризма и она нам дает это и это, либо запускаем какой-то крупный проект в сельском хозяйстве. Здесь должна быть соревновательность, потому что все охватить невозможно. И это основная проблема, которая сейчас есть в увязке бюджетного планирования и наших стратегических документах, результатах. Именно в том, что мы ставим себе большие цели по всем отраслям, ставим себе показатели результатов, а достигнуть не можем, поскольку на все не хватает средств. Принцип соревновательности у нас пока отсутствует. Это как следствие и всех остальных проблем», – признает вице-министр.

По ее словам, еще слишком много вопросов, но минфин готов обсуждать проблемы и совместно вырабатывать предложения и внедрять их в жизнь. Хотя порой времени на это не хватает, ведь бюджетный процесс – постоянный и нескончаемый.

Саян Абаев

Более 600 млн тенге потратят на борьбу с гнусом в Павлодарской области

В регионе началась традиционная ежегодная кампания против гнуса.

20 Апрель 2020 11:16 1815

Более 600 млн тенге потратят на борьбу с гнусом в Павлодарской области

Фото: pavon.kz

Сначала биологи исследуют водоемы на наличие очагов личинок имаго, а после назовут необходимое время для непосредственного начала уничтожения личинок. Препарат для травли между тем обещают привезти в регион на следующей неделе.

В этом году местная власть немного изменила порядок проведения государственных закупок. Если в 2019 году было четыре отдельных тендера на проведение работ, закупку биологического препарата, закупку химического препарата и научное сопровождение, то в этом сделали только два. Первый лот – это закупка препарата и проведение работ, и второй – научное сопровождение. Это сделано специально для того, чтобы исполнитель нес ответственность за материал, который использует для травли насекомых, а научное сопровождение было независимым и могло объективно оценить их работу.

«Покупка биологического препарата всегда занимала наибольшую долю в выделенных средствах. Тендер на него всегда разыгрывали первым. Поставщик предоставлял препарат, и на этом ответственность от него уходила. Потому уже услугодатель вместе с наукой пользовались данным препаратом», – сказал первый заместитель акима Павлодарской области Сунгат Есимханов.

При этом Есимханов заявил, что теперь оплачивать услуги подрядчика будут по факту выполнения работы. Ее оценят по нескольким key performance indicators (KPI) – ключевым индикаторам эффективности. Один из главных – эффективность уничтожения очагов гнуса должна составлять не менее 80%. Это проверяется следующим образом – фиксируется количество личинок в месте скопления до и после использования препарата.

«На каждом этапе работ будут функционировать мониторинговые группы. Мы будем осуществлять выплаты подрядчику по конкретному достижению показателей. Согласно нормативам, эффективность работ должна составлять не меньше 80 процентов. Оценивать эту работу будут как специалисты, так и общественность. Мы постараемся освещать каждый шаг во время всего периода дезинсекции. Мы хотим максимально открыто провести всю эту работу», – заявил Сунгат Есимханов.

Подряды выиграли две компании – «EURO ЭкоПром» и «Флагман», в которой собраны ведущие биологи области. Всего в этом году на борьбу с гнусом в Павлодарской области выделили 602 млн тенге. Эта сумма практически не меняется на протяжении уже 3-4 лет.

Дата начала обработок зависит от разлива реки Иртыш, что, в свою очередь, зависит от попусков воды с водохранилищ Восточно-Казахстанской области. На заседании комиссии министерства экологии и водных ресурсов приняли график попуска воды, который по датам примерно соответствует графику 2018 году. Ориентировочно начать обработку планируют в первых числах мая. Для сброса биопрепарата в русло Иртыша предварительно выбрано шесть точек на протяжении реки по всей области. Также под авиаобработку попадет семь тысяч гектаров. 

Как ранее отмечали специалисты, дезинсекционные работы направлены на снижение численности гнуса, а не на полное истребление. Последнее, скорее всего,  невозможно, потому что очаг личинок может обнаружиться практически в любой луже, да и не нужно, поскольку насекомые являются одной из составляющих естественной пищевой цепочки.

Руслан Логинов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: