DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 323,36 Brent 36,55
О чем говорил Михаил Дорофеев с Касым-Жомартом Токаевым

О чем говорил Михаил Дорофеев с Касым-Жомартом Токаевым

Почему «онлайн-брифинги – это большое зло».

19 Май 2020 09:20 1871

О чем говорил Михаил Дорофеев с Касым-Жомартом Токаевым

Автор:

Кульпаш Конырова

Inbusiness.kz продолжает тему о том, какие перемены произошли в период карантина и какие будут происходить в будущем в казахстанских СМИ. Сегодня своим видением в эксклюзивном интервью нашему порталу поделился главный редактор сайта Informburo.kz и руководитель программы «Информбюро» на 31 канале Михаил Дорофеев.

Михаил, как Вы считаете, онлайн-брифинги, которые стали практиковать в период карантина все министерства и госструктуры для обеспечения безопасности как своих спикеров, так и журналистов, – это достижение? Отношение в журналистском сообществе к онлайн-брифингам и пресс-конференциям неоднозначное. Одни их одобряют, считая это экономией времени и средств. Другие, напротив, возмущены, так как считают, что потеряли возможность задавать неудобные вопросы.

На мой взгляд, онлайн-брифинги в казахстанском исполнении – это большое зло. Объясню почему. Во-первых, это превращается в монолог спикера, а у журналистов нет возможности задать, либо перезадать, либо переформулировать свой вопрос, если спикер ответил не полностью или ушел от прямого ответа.

Во-вторых, несмотря на то, что журналисты отправляют в онлайн-режиме свои вопросы спикерам, то не все они задаются в эфире, потому что модератор брифинга и спикер, образно говоря, «из одного лукошка» и звучат лишь нужные им вопросы, а неудобные игнорируются. По нашим оценкам, только 20 процентов вопросов задаются в рамках онлайн-брифингов.

При таком положении дел брифинг превращается в простую читку заранее подготовленного текста. Главное, не speech (речь) того или иного министра, а его ответы на конкретные вопросы журналистов.

В-третьих, с точки зрения телевидения онлайн-брифинги ограничивают наши возможности. Так, на традиционном брифинге тележурналист с оператором могут у спикера записать отдельно эксклюзив или найти необычный ракурс съемки и тем самым разнообразить «картинку» (видеоряд сюжета. – Прим. автора). А во время онлайн-брифинга план мероприятия вообще не меняется: спикера как посадили, так он и сидит все время трансляции в одном положении. Нет динамики. Больше того, часто мы получаем видео, на котором спикер находится в нижней половине экрана, а верхняя половина – огромное количество воздуха, которое надо «отрезать».

И в-четвертых, частенько частные телеканалы получают видео с логотипом и с бегущей рекламной строкой государственного телеканала, на площадке которого прошел онлайн-брифинг. Это безобразие! И проблема не в том, что я не хочу показывать чужой логотип, а в том, что такое видео не является продуктом данного канала, оно произведено государством в интересах общества.

Так что, повторюсь, я считаю, что онлайн-брифинг – это большое зло, и надеюсь на то, что после карантина они будут отменены.

Но сторонники этого формата говорят о том, что онлайн-брифинги – это большая экономия времени, не тратишь его на то, чтобы добраться до того же Казмедиацентра или до правительства, где они обычно проводятся.

На мой взгляд, онлайн-формат удобен, если журналист находится в другом городе. Раньше на телевидении часто использовали так называемые прямые телефонные звонки чиновнику или эксперту и выдавали его комментарий в прямой эфир, что называется на профессиональном языке «хрипушкой». Сейчас есть видеотрансляции в Интернете.

При онлайн-брифинге нет разницы, где находится журналист – в Нур-Султане, Алматы или в Караганде. Это, наверное, единственное удобство от такого формата, который дает равный доступ к высокопоставленным чиновникам не только столичным, но региональным журналистам. Самый верный выход – это вернуть пресс-конференции в живом формате с одновременной трансляцией его онлайн на все регионы страны.

Михаил, приведу еще один аргумент «за» для онлайн-формата. Это унизительные досмотры журналистов, которые приходят на живые пресс-конференции и брифинги при входе в официальное учреждение. Согласитесь, многих коллег возмущает, когда охранники якобы в целях безопасности при прохождении досмотра долго ищут имя и фамилию журналистов и операторов в списке аккредитованных и еще заставляют показать всю аппаратуру… Что ответите на это?

Тут проблема не в формате брифингов, а в самой системе досмотра, когда заранее требуют предоставить не только фамилии журналистов, но и заводские номера всех фото- и видекамер и диктофонов, тогда как в наш цифровой век это просто смешно, так как полноценная фото- и видеокамера в кармане у каждого человека в его смартфоне. Те журналисты, которые выступают за онлайн-брифинги, потому что не надо проходить досмотр, не понимают, что таким образом ущемляются их права и ограничивается профессиональная деятельность.

Тут я с Вами соглашусь. Теперь я хотела бы спросить, о чем Вы в качестве представителя Национального совета общественного доверия говорили с президентом страны Касым-Жомартом Токаевым? В пресс-релизе Акорды было лишь кратко сказано, что были рассмотрены вопросы развития отечественной журналистики. Так о чем конкретно вы говорили или это секрет?

Нет никакого секрета. Мы обсуждали с главой государства то, что обсуждается в журналистской тусовке, то, что я не раз заявлял публично. Больше всего нас волнуют все те законодательные ограничения, которые носят запретительно-преследовательный характер.

Как вы знаете, президент поддержал предложение журналистов о декриминизации клеветы, и я поблагодарил его за это.

Мы также обсудили новый закон о мирных собраниях, который только разрабатывался на тот момент. В чем-то сошлись, в чем-то – нет. Я считаю, что было бы предпочтительнее полностью закрепить уведомительный порядок проведения митингов и разрешить их проведение в любом незапрещенном месте. Однако у главы государства на этот счет иная точка зрения. Он считает, что к опыту Европы нам нужно будет прийти постепенно, шаг за шагом, и еще не время разрешать проведение митингов везде, так как к этому мы еще не готовы. Возможно, я слишком радикален.

В ходе встречи также обсудили вопрос создания общественного телевидения. Я предложил один из государственных телеканалов превратить в общественное СМИ, которое бы действовало не на взносы граждан, а на средства из бюджета, собственно, как сейчас функционируют все госканалы. Но при этом важно наладить систему общественного контроля за информационной политикой и прозрачным расходованием средств.

Отдельно обсудили также тему конкуренции казахстанских массмедиа с такими глобальными площадками, как YouTube и Facebook.

О какой конкуренции идет речь? Масштабы тут ведь разные.

Да, мы конкурируем с тем же Цукербергом, как бы смешно это ни казалось бы. Например, сегодня предприниматели могут разместить свою рекламу либо на казахстанских телеканалах или интернет-сайтах, либо на YouTube или Facebook, но, в отличие от Цукерберга, наши СМИ платят все налоги и сдают кучу разных отчетов в госорганы, а глобальные корпорации ничего этого не делают, и все рекламные деньги уходят куда-то в Амстердам и там оседают. Они не платят в Казахстане никакие налоги, и это несправедливо. После встречи я написал три записки с моими предложениями, президент дал поручения по ним. И сейчас министерство национальной экономики приняло их к изучению. Правда, карантин всю бюрократическую машину притормозил, и пока не все ответы я получил, но главное, что тему увидели и начали искать пути решения вопроса. В общем, разговор с главой государства вместо положенных 20 минут продлился час.

Поскольку подошли к теме социальных сетей, то хочу задать вопрос, который задавала до Вас другим журналистам. Во время карантина многие ушли в социальные сети с введением удаленки. Как Вы думаете, могут ли профессиональные журналисты войти во вкус и остаться в социальных сетях и не вернуться на свои телеканалы? Это что – тенденция времени?

В принципе, эта тенденция возникла давно, просто в период карантина стала особенно заметна: тем журналистам, которые не планировали идти в онлайн, пришлось туда нырнуть с введением удаленного режима работы. И тут вопрос не простой: как будут развиваться медиа в будущем? Как говорил Мао Цзэдун, «пусть расцветают сто цветов». Будут развиваться и телеэфиры, и YouTube, а журналист будет выбирать, на какой площадке ему удобнее будет работать.

Те наши коллеги, которые уже работают на YouTube, делают упор на его «плюсах», но не говорят о «минусах». Так же и те журналисты, которые работают на традиционных телеканалах, говорят только о плюсах. Но тогда давайте сравним плюсы с плюсами, а минусы с минусами.

Например, когда уважаемый мной Вадим Борейко (создатель YouTube-канала «Гиперборей») говорит о том, что над ним никто не стоит и не указывает, как ему делать сюжет, то он, конечно, прав. Но нельзя забывать и о том, что есть модерация YouTube: никто не говорит, что журналисту делать, а что нет, но при этом за какие-то неправильные вещи будут «банить».

Есть определенные требования YouTube, с которыми соглашается каждый, кто хочет размещать там свой продукт. Например, если кто-то неправильно оформит картинку, которая стоит на YouTube, то, соответственно, будет меньше просмотров. То есть журналист должен заведомо действовать по правилам игры конкретной социальной площадки. Надо понимать, что это не ваш канал, а канал корпорации Google, которая дала возможность людям продвигать свое творчество, но на ее условиях. И так во всех социальных сетях. Совсем недавно был такой случай: люди стали в соцсетях публиковать посты и ставить историческое фото, где советский солдат водружает красное знамя на рейхстаге. И пользователи заметили, что Facebook автоматически удаляет его, воспринимая как фото, на котором показана попытка суицида, а это запрещено правилами Facebook. То есть и на этой площадке есть свои запреты и правила. Но, конечно, если сравнивать YouTube и почти любой казахстанский телеканал, то свободы на YouTube, конечно, гораздо больше.

Хочу заметить, что на YouTube пришли те профессиональные журналисты, кто не смог найти место на традиционном телевидении. Пример – Леонид Парфенов, фактически персона нон-грата на российским ТВ, или Юрий Дудь, интервью которого ни один из традиционных телеканалов не возьмет, так как их аудитория не выдержит полуторачасовой разговор двух людей. То, что именно в период карантина много журналистов из традиционных телеканалов перешли в YouTube, как я уже сказал, была мера вынужденная. Сейчас не только журналисты сюда пришли. Вот известный актер Юрий Стоянов открыл свой канал на YouTube и снимает короткие репризы – истории о самоизоляции для людей своего поколения. Он объяснил, что стал создавать репризы, чтобы не растерять свой профессионализм в период самоизоляции. На мой взгляд, постепенно количество журналистов, которые будут осваивать все площадки, будет расти, потому что они умеют рассказывать истории в разных форматах, они быстро осваивают правила игры и начинают по ним работать. Думаю, что те, кому приглянулся и кому удобно работать на YouTube, те останутся там, а те, кто работал и кому нравится работать на традиционных телеканалах, останутся здесь.

В таком случае хочу спросить у вас о таком явлении, что некоторые информационные агентства, которые ранее давали сухую информацию, сейчас ее дополняют не только фото, но и видео. Что это? Телеканалы могут уйти в формат информагентств?

Нет. Я думаю, что это свидетельствует о том, что все медийные площадки, напротив, расширяются. Традиционные СМИ активно осваивают новые форматы. Даже газеты сегодня начинают делать видео. В последнее время мы наблюдаем настоящий взрыв «подкастов» (звуковое сопровождение текстовых новостей. – Прим. автора). Хотя раньше казалось, что формат радиожурналистики умирает, но, напротив, он возрождается в новом режиме. Чем сильнее журналистский коллектив, тем больше ему хочется осваивать новые форматы работы. Главная задача журналистики сегодня не только в том, чтобы произвести информационный продукт, но и в том, чтобы донести этот продукт до читателя. И для этого надо использовать все способы передачи информации, потому что мы видим, что кто-то читает сайты, кто-то ищет новости в Instagram, кто-то включает телевизор и так далее. Сегодня вызовы таковы, что мы должны пойти на все площадки. Журналистика становится все более универсальной год от года.

Может ли развитие технологий привести к безработице среди журналистов, например использование голограмм вместо живых дикторов?

Сейчас уже речь идет об искусственном интеллекте, который может заменить человека во многих сферах деятельности. Искусственный интеллект может многое, даже нарисовать картины, причем оригинальные. Не исключаю, что в перспективе роботы заменят журналистов на участках, где работа больше механическая, рутинная: прочитать новость вместо диктора в ночное время суток, написать текст сообщения о торгах на бирже или новости о результатах спортивного матча.

Однако проанализировать, рассказать сюжетную историю смогут пока только живые журналисты.

Вообще, на мой взгляд, телевидение – это не та сфера, которую можно просто так перевести на удаленный формат. В производстве телепродукта занято много людей – это монтажеры, режиссеры, операторы, видеоинженеры. Их нельзя перевести на удаленный режим.

И еще. Сейчас наши зрители прощают нам небрежное отношение к картинке, животных или членов семьи журналиста, появляющихся неожиданно за его спиной в кадре. После карантина люди захотят всего того, что было «до», и профессиональным журналистам придется вернуться в студии и работать так, как они работали. И даже лучше.

Кульпаш Конырова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Когда казахи заговорят на казахском и почему молодежь не хочет работать в ауле?

О чем писали журналисты изданий на казахском языке. Обзор прессы за неделю на inbusiness.kz.

05 Июнь 2020 08:00 4402

Когда казахи заговорят на казахском и почему молодежь не хочет работать в ауле?

Фото: Серикжан Ковланбаев

Qamshy.kz. «Когда казахи заговорят на казахском?», задается вопросом издание. Автор материала посчитал количество казахстанских детей, получающих образование на государственном языке, и задался вопросом – что мешает?

По официальным данным 2018 года, в стране 7393 школы. Среди них 3797 казахских, 1312 русских, 12 узбекских, 11 уйгурских, и одна школа ведет обучение на таджикском языке, более 2000 смешанных школ. Количество людей, овладевших казахским языком, достигло 90%. И, по мнению экспертов, важно не количество людей, знающих государственный язык, а употребление языка.

«100% населения могут овладеть казахским языком, но какая от этого польза, если они не применяют язык на практике? Для этого должна быть потребность в этом. В законах страны должны быть пункты, согласно которым существовала бы потребность. В наших законах русский язык приравнен с государственным языком, поэтому толком не используется казахский язык», – сказал политолог Дос Кошим.

Далее в материале автор описал открытое письмо казахской интеллигенции, которые требовали отмены пункта 2 статьи 7 Конституции.

Aikyn.kz. Почему молодые специалисты не хотят работать в ауле? По данным газеты, такой вопрос часто задают педагогам. Потому что многие из них, получив диплом учителя, не хотят учить сельских детей. В результате существует определенная разница в образовании сельских и городских детей. 

Качеству сельского образования посвятили очередной материал этой газеты. И, по данным этого издания, в некоторых школах аула из-за нехватки кадров одна учительница может преподавать детям по три-четыре предмета. В результате школьники теряют интерес к определенным предметам. Например, в одном из аулов страны учительница информатики три года учила детей русскому языку. Сейчас она – учитель естествознания.

«Молодые учителя не едут в аул по нескольким причинам. В ауле слабый Интернет, сельские условия не сравнить с городскими, школы аула плохо оснащены компьютером. Поэтому специалисты с образованием учителя предпочитают другую работу в городе, нежели учить сельских детей», – пишет автор материала.

Turkystan.kz. «Где найти качественное образование?» Статью, посвященную работе высших учебных заведении Казахстана, опубликовали на странице республиканской газеты. По данным Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», 60% выпускников казахстанских вузов не востребованы и сидят без работы. Эти данные показывают уровень казахстанского образования. 

По данным газеты, до 2025 года кардинально реформируют систему казахстанского образования. Таковы требования нового времени. Поэтому официальные власти страны намерены уделить большое внимание качеству казахстанского образования и закрыть учебные заведения, не соответствующие требованиям.

«По сведениям министерства образования и науки, в Казахстане функционируют 132 высших учебных заведения, 65 из них являются частными вузами. По мнению экспертов, возможно, работу по сокращению и улучшению качества образования начнут с частных вузов. Такая тенденция существуем в международной практике», – пишет автор материала.

В материале, посвященном казахстанскому образованию, автор перечислила рейтинги вузов. Указала, какие вузы Казахстана успели занять места в этом рейтинге. Своим мнением относительно этих рейтингов поделился эксперт. И, по словам этого эксперта, рейтинги не дают объективную оценку. Поэтому любой желающий получить хорошее образование должен трудиться и совершенствоваться.

Abai.kz. «Мы остались на уровне мастеров советовать и любителей чинопочитания», пишет интернет-портал. Такое мнение относительно казахского поведения написал Сакен Алдашбаев. Автору не нравится, что казахи любят говорить о своих достижениях, а на деле ничего не делают и ничему не научились. 

По мнению Сакена Алдашбаева, в Казахстане часто говорят о достижениях в науке. У нас очень много ученых, умных детей, которые получают хорошее образование, красные дипломы, аттестаты с отличием, а на деле в стране нет не то что завода, цеха по производству иголок. Всей необходимой техникой для добычи полезных ископаемых обеспечивают иностранцы. И без них мы даже уголь не стали бы добывать.

«И такими мы стали не за один день, мы и раньше такими были. Да, казахи остались на том же уровне. Мастера советовать, чинопочитать, хорошие ораторы, образованы, но на деле не работают. Поэтому терпят беды. И это не показатель сегодняшнего дня, это показатель последнего столетия. Простой тому пример – пандемия коронавируса. Швейные цеха не могли быстро взяться за шитье масок, они тянули и еле научились их шить. Не дай Боже, но если иностранные компании откажутся от добычи полезных ископаемых, то мы можем умереть от голода. Потому что ничего не умеем делать», – написал автор.

Далее Сакен Алдашбаев описывает сегодняшнее состояние страны. Население Казахстана на 100% грамотное. Часто в этой стране говорят о наличии умных детей, а насколько эти знания полезны самому обществу? Сегодня много молодых людей, которые имеют не по два, а по пять дипломов.

«Но, если вы пойдете на рынок и захотите купить что-нибудь из казахстанского производства, не купите. Все товары изготовлены на технике, которую изобрели и изготавливают за рубежом. Мы даже аппарата по изготовлению иголок не можем изобрести», – написал Сакен Алдашбаев.

Поэтому автор статьи предлагает поднять зарплату людям, увлеченным наукой и образованием. Изобретателей поощрять премиями за частое использование их изобретений. Кроме этого, он предлагает уменьшить зарплату государственным служащим и ограничить их. Тогда, по его мнению, в государственную службу придут настоящие патриоты.

Гульмира Камзиева

Обзор зарубежных новостей от Bloomberg подготовил inbusiness.kz

Санкции США против Китая, страны, ослабляющие карантин, и запуск корабля SpaceX стали одними из актуальных новостей в повестке уходящей недели.

31 Май 2020 11:46 717

Обзор зарубежных новостей от Bloomberg подготовил inbusiness.kz

США введут санкции в отношении официальных лиц Китая и Гонконга

Отношения между двумя крупнейшими державами мира, похоже, продолжают накаляться. Президент США Дональд Трамп накануне выступил с заявлением, в ходе которого отметил, что введет санкции в отношении официальных лиц Китая и Гонконга. Правда, деталей по этому поводу не последовало. Также глава Белого дома объявил о начале процесса отмены всех льгот для мегаполиса. Речь в том числе идет о торговле. Поскольку, по мнению американского лидера, действие Пекина идет вразрез с формулой «Одна страны, две системы». Более того, Вашингтон ограничит выдачу виз студентам из Поднебесной. Такая мера может затронуть до 5 тыс. человек, пишет Reuters.

Вместе с тем Трамп в ходе выступления заявил, что США выйдут из состава Всемирной организации здравоохранения.

«ВОЗ поддерживает интересы КНР. Также руководство института не смогло предоставить точной информации касательно распространения коронавируса», – заключил президент.

Страны, где ослабляют и ужесточают карантин

Власти Узбекистана продлили ограничения по стране до 15 июня. Всего там зафиксировано свыше 3500 случаев заражения и 14 летальных. Вылечились от Covid-19 более 2700 жителей.

Тем временем в минздраве Италии разрешили гражданам путешествовать внутри республики со следующей недели. Даже тем, кто проживает в северном регионе Ломбардия – именно там зафиксировано больше всего инфицированных по стране. Некоторые губернаторы других регионов выступают против такой инициативы.

А вот в Индии намерены постепенно ослаблять карантин с 8 июня. Тогда в стране заработают торговые центры и рестораны. В июле, возможно, откроют свои двери и школы. Международные авиарейсы возобновятся в последнюю очередь.

Что касается Ближнего Востока, то в Ираке введут комендантский час на неделю и приостановят авиарейсы из-за рубежа.

Запуск корабля SpaceX: попытка № 2

Космический корабль компании SpaceX накануне успешно стартовал к МКС с мыса Канаверал во Флориде. Стыковка со станцией должна произойти сегодня в 15:29 по Гринвичу. На борту «Дракона» два астронавта NASA – Даг Херли и Роберт Бенкен. Как предполагается, они проведут на МКС до четырех месяцев. К слову, запустить корабль удалось со второго раза. Первая попытка, которую изначально планировалось осуществить недавно, не удалась из-за погоды. В целом же полет в космос происходит в неспокойное для США время: все из-за коронавируса и беспорядков в ряде городов. 

«Может быть, у нас появится возможность сделать паузу, посмотреть в небо и увидеть яркий луч надежды. В США можно совершить необычные поступки даже в сложные времена», – заявил директор NASA Джим Брайденстайн перед запуском «Дракона».

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: