/img/tv1.svg
RU KZ
«Очень важно спасти красоту, чтобы она потом спасла мир»

«Очень важно спасти красоту, чтобы она потом спасла мир»

ATAMEKEN BUSINESS поговорил со специальным представителем президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаилом Швыдким.

07:35 07 Июль 2020 9204

«Очень важно спасти красоту, чтобы она потом спасла мир»

Автор:

Время сегодня такое, карантинное, так что первый вопрос – вопрос вежливости: «Как Вы себя чувствуете»?

Прекрасно, прекрасно. Когда разговариваю с Казахстаном, я всегда себя хорошо чувствую. Я желаю здоровья и вам, и всем казахстанцам, чтобы эта беда прошла мимо. Скоро мы будем общаться лично при встрече, а не только с помощью «Скайпа» и «Зума».

Спасибо большое! И, кстати, хотелось бы узнать, как Вы относитесь к карантину? Нужно ли было вводить такие строгие меры и закрывать города? Ваша точка зрения.

Видите, в чем дело. Я работал все это пандемическое время, поскольку МИД продолжал работать, как и все правительство. И не то, чтобы не заметил, но соблюдал все правила, которые требовалось соблюдать. И поскольку я еще руковожу Московским театром мюзиклов, то театр был закрыт, все были на самоизоляции, моя семья была на самоизоляции. Думаю, что это помогло в значительной степени сохранить здоровье людей. Первый месяц был очень тяжелым. Не хватало коек, врачей. Не понимали, как лечить. Сейчас благодаря этому уровень заражаемости снизился, в Москве он пошел на убыль..

Но вот в Казахстане сейчас наблюдается вторая волна эпидемии. Сегодня у нас дефицит койко-мест в больницах

Вот это самое опасное, когда возникает дефицит койко-мест. Напряжение в медсфере. Это создает социальное напряжение в обществе. Знаете, вот я понял одну важную вещь. Во всем мире это новое совершенно явление. Поняли, что человеческая жизнь – это высшая ценность. И государство, и правительство идут на самые разные ограничения, на довольно тяжелые для бюджетов экономические меры, потому что понимают, что главное – это спасти жизнь людей, это важнейшая история. Так мне это представляется. Понятно, что оно создает неудобства. Понятно, что психологические стрессы, понятно, что люди не привыкли так долго жить в таком замкнутом пространстве.

Ну, с точки зрения экономики карантин точно дело не выгодное. И, пока люди задаются вечным вопросом, что первично – политика или экономика, мне всегда хочется ответить, что культура. И, наверное, Вы, Михаил Ефимович, со мной согласитесь. Или нет?

Первична человеческая жизнь. Другой вопрос, что культура помогла очень во время пандемии, и она доказала, что если бы не было того запаса записей музыкальных произведений, возможности посещать музеи в виртуальном пространстве, того количества фильмов, то люди бы переносили эту самую изоляцию тяжелее. И в этом прямом смысле культура должна помочь выйти из того самого пандемического состояния. Пандемия породила целый ряд вещей. Люди стали опасаться друг друга. Появился страх заболеть. Это такие фобии своего рода. И искусство поможет это преодолеть. Но, поскольку я говорю сегодня с ведущим из Казахстана, отмечу, вы празднуете юбилей не только Елбасы, первого президента Казахстана, но и юбилей великого Абая. Но и для каждой нации очень важна национальная идентичность, ее определяет культура. И в этом смысле казах чувствует себя казахом, потому что говорит на языке Абая. Русский считает себя русским, потому что говорит на языке Пушкина. Это не означает, что они не могут жить в одном государстве, совсем нет. Но, как сказал Нурсултан Абишевич Назарбаев, выступая два года назад, что многоязычие народов Казахстана – это благо, это польза, а не проблема. Дело в том, что вот посмотрите на Европейский союз. Общие границы, общая армия, во многом. Общие деньги, евро. Но все разные. Французы не хотят быть немцами. Немцы не хотят быть итальянцами. У каждого своя национальная культура, и это делает их интересными. Мы интересны не потому, что мы одинаковы, а потому, что мы разные.

Кстати, Вы родились в Кыргызстане. И восточный менталитет вам знаком не понаслышке. Вы были министром культуры. Возглавляли ТВ-канал. Провели немало встреч и переговоров. Сегодня как бы Вы оценили, есть особенности ведения переговоров с западными и восточными коллегами? В чем все-таки различия?

Конечно, они есть. Даже вот то, что Вы меня спросили, когда начинали наш разговор, как Вы себя чувствуете, как Ваше здоровье. Это не обязательная формула, когда ты говоришь с западным партнером. Американцы меня когда-то учили, когда я начинал только, был молодым человеком. Европейская манера: вы сначала говорите о здоровье, о семье, о культурных новостях и, только когда начинаете пить кофе, говорите о делах. Они говорили, что итальянцы так любят вести переговоры. А мы начинаем говорить сперва о делах, а потом уже обо всем остальном (американцы. – Прим. авт.). Я много работал с японскими, китайскими, индийскими партнерами. Конечно, нам близка эта манера общения с людьми. Прежде чем ты должен поговорить о делах, ты должен поговорить вообще о простых вещах, семейных, домашних, о здоровье, о том о сем. И мне это ближе, такой подход. Но мир, тем не менее, так глобализируется, что начинается с разговоров о делах, но все-таки восточная форма вежливости существует, и мне она очень нравится, скажу честно.

О первом президенте Нурсултане Назарбаеве

И я чувствую в Вас этого восточного человека. Вы уже затронули в своем разговоре эту тему. Действительно, в этом году наш Елбасы, первый президент Нурсултан Назарбаев отмечает юбилей. И хотелось бы узнать, как давно Вы с ним знакомы, дружите ли? Какие у вас отношения?

Вы знаете, когда человек становится Президентом, говорить о том, что ты с ним дружишь, – это некорректно. Я отношусь к нему с огромным уважением и считаю, что для Казахстана в 1986-87 годах, когда стоял вопрос, кто будет первым секретарем тогда ЦК Компартии, там были свои сложности. Нурсултан Абишевич необычайно мудрый и очень опытный человек. И я думаю, что тогда, в конце 1980-х годов, был сделан абсолютно счастливый выбор, он провел Казахстан сквозь очень сложный период 90-х годов. Я не люблю ругать 90-е. 90-е были временем великим и для Казахстана, и для многих постсоветских государств. Это было время строительства независимости. Нужно было обладать колоссальной мудростью. Колоссальной тонкостью, знанием своего народа, пониманием того, что народ хочет, чтобы пойти на те реформы, которые были проведены в 90-е годы. Вы понимаете, тогда многие проживали свое такое бывшее советское наследие. А Нурсултан Абишевич понял, что нужно провести очень тяжелые реформы, чтобы заложить основу на будущее. И, я считаю, тогда был заложен фундамент того Казахстана, который существует сегодня, самостоятельного, самодостаточного, независимого, развивающегося. Где много талантливой молодежи. Что важно, мне кажется, что в этом заслуга Нурсултана Абишевича очень высока. Я с ним познакомился очень смешно. Это был 1994-95 год. Столица была еще в Алматы. Нурсултан Абишевич обратился тогда к нашему руководству и сказал, мы хотим, чтобы приехала Третьяковская галерея. Это было очень необычно, потому что мы не понимали, как везти эти картины. Мы жили раньше в одном Советском Союзе, никаких гарантий не надо было давать. Было понятно, что из одной республики вывозили в другую и все. А тут разные государства. Кто дает гарантии? Министерство финансов, правительство? Тогда гарантии по окончательному решению дало министерство внутренних дел. Гарантии безопасности и сохранности. И я помню, как у каждой картины стоял казахстанский воин в полной амуниции с автоматом. Ребята стояли как вкопанные. Еще одно замечательное качество президента – он понимал, что приезд Третьяковской галереи, причем мы тогда привезли самые известные картины в Алматы, он понимал, что СССР распался, но отношения не распались и что культура – это то связующее, цементирующее народы пространство. Понимание необычайно высоко. Потом много раз встречались. В 2002 году, когда Владимир Путин уже в качестве президента приезжал в Астану, в нынешний Нур-Султан, то Нурсултан Абишевич показывал ему город и новые здания. Он показывал ту мечту, которая воплотилась в жизнь! Потом мы еще встречались много раз, и я всегда ценил одно. Он такой, с одной стороны, восточный мудрец, но мудрецы зачастую обладают отсутствием воли. Они настолько мудры, что действие для них – это очень сложно. Он обладает колоссальной волей и колоссальной мудростью. Так что еще раз вам мои поздравления с его наступающим юбилеем.

Спасибо, а как узнали новость об отставке Назарбаева? Помните?

Помню. Конечно, помню. Знаете, ( смеется) поскольку у нас, в моей истории был момент, когда 31 декабря 1999 года узнали, что уходит в отставку Борис Ельцин (президент РФ. – Авт.), я понимал, что Нурсултан Абишевич, как человек очень тонкий, умный и глубокий, будет искать нестандартный вариант. И, тем не менее, для меня это был все-таки шок. Он человек в силе, человек, обладающий абсолютным пониманием и трезвостью во взгляде на происходящие события, обладающий властью огромной. Для меня это было ощущением еще одного свидетельства его глубокой мудрости и заботы о своей стране. Потому что нынешний президент господин Касым-Жомарт Токаев – молодой, энергичный, очень хорошо образованный, с очень хорошими международными связями. Я прекрасно понимаю, что такое сочетание для страны очень важно.

Несколько лет назад Нурсултан Назарбаев, будучи еще в должности действующего президента, принял решение о переходе казахского алфавита с кириллицы на латиницу. Вы тогда отреагировали так: «Переход с кириллицы на латиницу отсечет людей от русского языка» (цитата. – Прим. авт.). Прошло четыре года. В масштабе глобальных процессов это, наверное, не так уж и много. Но в то же время достаточно, чтобы понимать, что катастрофического ничего не происходит. У наших стран много общих культурных ценностей и целый пласт истории, который не вычеркнешь. Вы до сих пор придерживаетесь своей точки зрения?

Ну, судя по вашему русскому языку, я ошибся. Ваш русский язык безупречен. Я говорил тогда немножко о другом.

Спасибо.

Я думаю, что эта цитата может быть не вполне точна. Я говорил, что тем, кто вырос на кириллице и выучил казахский язык на кириллице, это будет большой проблемой. Я видел, как шли процессы в Азербайджане. Азребайджан тоже перешел на латиницу. И для людей, которые привыкли, переход был непростой. Понятно, что другая методика будет изучения. Русский будет изучаться как иностранный. Это просто разные методики. У нас, я думаю, это проблема, поскольку и Нурсултан Абишевич говорил об этом, как и президент Токаев, что Казахстан – это страна где выпускники школ должны обладать знаниями трех языков. И я думаю, что в этом многоязычии есть свой плюс, безусловно. Знаете, я думаю, что очень важно, поскольку мы уже упоминали об Абае. Тут очень важно, чтобы мы понимали, помнили о связи казахской и русской культуры, которая принесла много пользы и Казахстану, и России. И это, пожалуй, ценность, которой стоит гордиться.

О политике

Опять же, цитируя Вас: «Культура не может существовать вне политики». Тем не менее, как мне кажется, она выше, чем политика. И, если брать за пример все те же натянутые отношения РФ с Америкой или с Украиной, то какова миссия работников культуры в этом процессе?

Это поразительно, когда мы говорим о сложных отношениях с США, буквально через полтора часа начнутся Примаковские чтения, которые я веду и которые будут посвящены как раз российско-американским отношениям. Тем не менее при всех сложностях отношений в политике, в области культуры, я считаю, очень они неплохие. Переводится на русский язык очень много американской литературы, русские исполнители, музыканты, оперные певцы, танцовщики работают на американских сценах очень широко. Много хореографов российских работают на американских сценах. Американский кинематограф представлен так, как он был представлен всегда за последнее время. К слову, культурные связи, они не прерываются. Года полтора назад я был в Америке, и мы вели такую дискуссию по поводу культурных американо-российских связей с начальником тогдашнего департамента культуры, публичная дискуссия, в которой приняли участие директор Эрмитажа Михаил Борисович Пиотровский, и Гленн Лоури, старый мой товарищ, который долгие годы уже руководит музеем современного искусства в Нью-Йорке. Конечно, мы говорили о том, что культурные связи – это священная корова, скажем так, это то, что связывает народы. Понимаете, политика – это межгосударственные отношения. Экономика – это тоже отношения межгосударственные и бизнеса. А культурные связи – это связи народов. Есть великий казахский народ, есть великий русский народ, великий американский народ. И отношения в области культуры – это глубинные вопросы. Которые сопрягаются с вечностью.

Михаил Ефимович, но, значит, на Вас лежит большая миссия?

Не преувеличивайте! (Смеется.) Это лежит миссия на культуре, я медиатор. Я стараюсь, действительно, помогать, чтобы отношения в области культуры не прерывались. Это не всегда понимают, но мы зависим от политики, безусловно, иногда отношения в области культуры проще, иногда тяжелее. Отношения в области культуры создают то, чего не хватает современному миру. Отношения в области культуры создают атмосферу доверия.

Культура – это душа, Михаил Ефимович!

Да, сегодня не хватает одного – политики не верят друг другу. Государства не верят друг другу. И это очевидный факт. Мы должны создать атмосферу, которая как бы создаст некие благоприятные условия для развития отношений. Поэтому мы создали вместе с нашими белорусскими и украинским коллегами проект международный, который называется Минская инициатива. И мы пять лет работали вместе. В него вовлечены абсолютно признанные на Украине деятели культуры. Это не люди, которые живут в России, ни где-то еще, а люди, которые живут и работают на Украине. И мы издаем книги вместе, издаем альманахи. Проводим конференции, создаем спектакли, недавно в Минске прошла встреча, которой не было очень давно, встретились три директора национальных библиотек. И начался межбиблиотечный диалог с Украиной, что я считаю очень важным. Поэтому поймите, с соседями надо жить в мире. Вообще, со всеми надо жить в мире, но соседи – это иногда важнее, чем родственники.

Надеемся, что и с Казахстаном будет еще впереди много совместных культурных проектов. И мне бы еще раз хотелось затронуть тему коронавируса. Все стало быстро меняться. Цифровизация стала внедряться быстрее, чем все мы ожидали. Диджитал в искусстве. Как Вы на это смотрите?

Сейчас будет очень много диджитал-проектов, разумеется. Они не всегда совершенны, с моей точки зрения. Люди должны найти какую-то правильную эстетику, для того чтобы диджитал развивался в искусстве нормально. Как раз мы с моими коллегами на этот счет размышляем много, потому что диджитал все-таки – это не ТВ еще. Уже не ТВ.

О диджитал в искусстве

Ну вот, даже сегодня мы разговариваем с Вами по «Скайпу». Но мне не хватает этого живого общения, Вашего присутствия рядом.

Во всяком случае, я руковожу театром мюзиклов в Москве, мы должны прийти на работу. Конечно, наши актеры делали что-то в видеоформатах. Но они мечтают, когда они выйдут на сцену и почувствуют дыхание живого зала. И для меня это очень важно. Я думаю и для моих коллег в Казахстане, и в «Астана Опере», и балете, и в других театрах также. Я всегда говорю одну и ту же фразу: в Интернете люди не рождаются, люди рождаются в реальной жизни. А искусство – это то же рождение, как и жизнь, она построена на любви. Любовь в виртуальном пространстве? Не знаю, может, я старомоден. Есть еще одно важное качество, об этом писали американцы много. И у нас писали. Диджитал – это для бедных, прошу прощения. Для бедных. Телемедицина, образование дистационно. Люди состоятельные будут ходить к живым врачам, к живым педагогам. Они будут ходить в театры. Это приведет к серьезному социальному расслоению, я боюсь. Но хорошо было бы этого избежать.

Абсолютно с Вами согласна. Ну вот деятели культуры пострадали сегодня не меньше, чем весь остальной бизнес. Власти Германии выделили 1 млрд евро на поддержку культуры. Как Россия поддерживает эту сферу?

Я должен отдать должное нашему министерству культуры, там новая молодая министр Ольга Любимова, отдать должное департаменту культуры Москвы и Петербурга. Там идет серьезная работа по возмещению убытков, которые понесли учреждения культуры. Это очень серьезная тема. Я приведу только цифры. Ежемесячно доход от билетов Большого театра составлял порядка 200 млн руб. За счет этого платили зарплату, делали развивающие акции. И, конечно, министерство постаралось максимально возместить эти выпадающие доходы, безусловно. Кроме того, правительство приняло решение об отсрочке платежей по ряду налогов, это важно. Мы много сейчас работаем. Это отдельная тема, чтобы помочь частному сектору. Потому что сегодня в науке, образовании, культуре очень много частных институций, частных музеев, театров.

Мы знаем, что многие артисты остались без концертов, без спектаклей и, соответственно, без заработка.

Да, это тяжелая история. Что очень важно для агентств, которые проводили туры для артистов, очень важно было, чтобы зрители могли вернуть билеты не сразу, а в течение года. Потому что если бы зрители пришли бы все сразу за деньгами, которые они заплатили, то агентства разорились бы. То есть идет интенсивная и многоплановая работа, это где-то прямые выплаты, но я думаю, что мы будем выходить из пандемии долго. Вот правительство РФ сделало программу по выходу из экономического кризиса до 31 декабря 2021 года, то есть полтора года будет работа в условиях кризисных обстоятельств. И я думаю, что культура выживет. Сейчас мы делаем большой марафон с ЮНЕСКО, с деятелями российской культуры. Марафон в поддержку культуры, потому что мы часто любим говорить, что красота спасет мир, но очень важно спасти красоту, чтобы она потом спасла мир. Поэтому нужно поддержать культуру в этот тяжелый момент.

Кстати, о том, что красота спасет мир, мы совсем недавно говорили в интервью с Ольгой Свибловой. Я брала у нее интервью в период пандемии. И, к сожалению, забыла у нее спросить, если бы ей предложили выбрать всего одну картину из коллекций всего мира, то вот какая бы это была картина. И Вы лично интересуетесь живописью? И какую картину выбрали бы Вы?

Это очень тяжелый вопрос. В мире так много красоты, которую мы не замечаем. И так много удивительных произведений живописи. Ну, если говорить об искусстве, то, наверное, я буду банален, это «Над вечным покоем» Левитана, которая отражает глубинную суть русской жизни. А если говорить о мировом искусстве. Есть такая работа «Площадь согласия» (Эдгар Дега, 1876 г.), совершенно потрясающая, великая работа. Мир настолько разнообразен и прекрасен, что мы должны учиться это видеть. Мы, к сожалению, не замечаем, нам некогда. Пандемия дала возможность все-таки обратить внимание на то, что мир прекрасен, причем я скажу страшную вещь. Сегодня больше ценю реальную жизнь, чем искусство. Для меня общение с людьми, наблюдение за людьми иногда важнее, чем посещение музея. Потому что жизнь невероятно богата, и она прекрасна. Поэтому надо учиться извлекать красоту из этой повседневности . Вы понимаете, насколько это прекрасно.

В завершение разговора мне хотелось бы вернуться к теме юбилея первого президента РК, как будете поздравлять его в этом году?

Я думаю, что Нурсултан Абишевич особо в моих поздравлениях не нуждается. Но я написал, мне позвонил мой приятель Арыстанбек Мухамбетулы из Национального музея Казахстана. И я написал такую статью в честь Назарбаева. И, я думаю, никаких слов, ни моих, ни каких-либо других людей, будет мало, чтобы оценить его роль в истории Казахстана. Он часть истории вашей страны. И, что самое главное, он часть будущего великой страны. Потому что, дай Бог ему долгих лет жизни, он заложил основу для будущего Казахстана. А это очень важно.


 Подпишитесь на наш канал Telegram!

Как коронавирус мешает театрам и ЦКЗ зарабатывать

12 Октябрь 2020 09:07 1244

Их бизнес в «коронавирусное» время несет убытки.

С сентября театрам разрешили работать, сохраняя заполняемость не более 50% и не более 50 человек, сообщает портал finprom.kz.

Объем услуг в области творчества, искусства и развлечений за первое полугодие текущего года составил 21,4 млрд тг – на 16,8% меньше, чем за аналогичный период прошлого года (ИФО – 79,2%). Это первое сокращение за последние 5 лет.

В отличие от кинотеатров, которым все еще запрещено работать, театрам разрешено открыться при условии заполняемости не более 50% и не более 50 человек, с регистрацией на портале infokazakhstan.kz, сообщает МЗ РК.

Сокращение объема услуг в области творчества, искусства и развлечений по РК было отмечено лишь в трех регионах: в столице (−43,5%), Алматы (−31,5%) и Атырауской области (−32,8%). При этом на эти регионы приходится более половины услуг в секторе.

ТОП-3 регионов по объему услуг составляют Нур-Султан (5 млрд тг), Алматы (4,2 млрд тг), а также Карагандинская область (2 млрд тг, причем здесь отмечен самый большой рост среди регионов РК – на 63,4%).

Прирост объема услуг в секторе показали театральная деятельность (на 202,6 млн тг, или 1,9%, до 10,8 млрд тг) и деятельность цирков (на 109,3 млн тг, или 22,1%, до 604,9 млн тг).

Самое больше сокращение услуг наблюдается в области художественного и литературного творчества (почти на 3 млрд тг, или 69,5%, до 1,3 млрд т) и в сфере деятельности концертных и театральных залов (на 968,2 млн тг, или 53,8%, до 832,7 млн тг).


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Сколько стоит Бейонсе для казахстанцев, или Посткарантинные будни event-агентств

07 Октябрь 2020 08:45 5017

Невероятно, но факт – агентства по организации мероприятий и концертов сумели выстоять в пандемию и настроены весьма оптимистично.

Да, активно приглашать знаменитых артистов уже не приходится, да и некуда. Но выстраиваются амбициозные планы, заключаются контракты и развиваются смежные бизнесы. Основатель и руководитель концертного агентства Мамреим Қожа в интервью корреспонденту Inbusiness.kz рассказал, как прошли карантинные месяцы в его бизнесе, когда народу совсем было не до веселья, и поделился новыми идеями – как вернуть агентство в докризисное время, когда в Казахстан привозили звезд самого высокого мирового уровня.

Мамреим, судя по Вашим аккаунтам в социальных сетях, Вы в последние месяцы особенно активны и оптимистичны. Я говорю относительно бизнеса в ивент-индустрии прежде всего, конечно. Мы можем делать вывод, что Ваш бизнес выстоял, и сегодня Вы уже работаете?

На самом деле мы и не прекращали работать, другое дело – мы лишились доходов. Как вы знаете, основной деятельностью нашей компании являются букинг артистов и организация концертов в Казахстане и странах СНГ. Поэтому в период пандемии мы несем колоссальные убытки, отчего были вынуждены предпринять меры по уменьшению затратной части, самый неприятный момент – это сокращение и без того небольшого штата сотрудников. Теперь мы заняты только бизнес-планированием предстоящих проектов, маркетинговыми исследованиями, внутренней и внешней аналитикой, разработкой PR-кампаний, совершенствуем CRM и так далее. Это только со стороны может показаться, что мы в режиме спячки, но нет, ведется огромная щепетильная работа. Один большой проект уже готов и ждет своего «звездного часа», когда вся эта ситуация с пандемией закончится, поскольку напрямую зависит от ограничительных карантинных мер.

Давайте рассмотрим Ваше дело в трех этапах: до карантина, во время карантина и после него. Как развивался бизнес? Какими были доходы на протяжении всех трех этапов? Какие мысли, планы были и как они менялись в связи с ситуацией в стране?

Планы были наполеоновские, они остаются таковыми и сейчас. Ничего не изменилось. Изменились только условия, в которых приходится действовать. Благо мы с командой научились быть гибкими и находить оптимальные решения в различных ситуациях. Мы переживали самые тяжелые времена, и могу с уверенностью сказать, что эти – не самые страшные. Если рассматривать нашу деятельность за последние пять лет, у нас положительная динамика, за исключением нескольких месяцев с момента начала пандемии. В целом я удовлетворен результатами: мы периодически повышаем планку, находим решения для дальнейшего развития, постепенно приближаемся к большим целям, корректируем бизнес-процессы внутри компании, внедряем инновационные подходы. Скажу одно: во всех трех этапах – до, во время и после карантина – было сложно. Или, если быть точнее, невыносимо сложно. По крайней мере для меня. Но я выбрал этот путь. И не для того, чтобы остановиться, а чтобы идти по нему всегда. Был такой период, когда я встретился с многомиллионным кассовым разрывом. Чтобы полностью выйти из него, нам потребовалось чуть менее года. И все это происходило в период пика нашей деятельности. Парадокс, но во время пандемии мы заключили выгодный контракт, который принесет хорошую прибыль в будущем, чего не удавалось добиться в течение всего 2019 года. Конечно, сейчас никаких доходов нет, а в ближайшее время они будут зависеть от восстановления экономической ситуации. Поэтому касательно прибыли не могу сказать однозначно.

Понятно, что еще долгое время индустрию развлечений будут терзать карантинные ограничения. Мы это понимаем на примере театров и кинотеатров. Не было желания просто заморозить эту деятельность до лучших времен? Как вообще планируете действовать в ближайшие месяцы, ведь обещают вторую волну коронавируса...

Конечно, мы готовы, другого и не остается. Как я и говорил ранее, основные планы и цели остаются теми же. Но по понятным причинам мы придем к ним немного позже. На самом деле во всей этой ситуации с пандемией не только одни минусы. Я вижу массу возможностей, и мы используем текущие обстоятельства в свою пользу. Например, теперь мы уделяем особое внимание паре наших масштабных проектов и все силы бросаем на них, отпала необходимость работать по 12-14 часов в сутки, а их реализация не ограничена жесткими временными рамками. Уже совсем скоро с большой радостью представим один из них – это международный продюсерский центр, основной целью которого является продвижение талантливых артистов по всему постсоветскому пространству и не только. Прямо сейчас мы занимаемся поисками молодых талантов из Казахстана для сотрудничества и создания крутого контента.

Давайте поговорим о самом бизнесе. Как давно Вы им занимаетесь? Как, в принципе, так получилось, что Вы оказались тем человеком, который может «любую звезду с неба достать»?

Все началось с обыкновенного увлечения. В Алматы в конце 90-х на волне большого интереса молодежи к рэп-музыке мы с друзьями влились в эту модную колею. Слушая флоу зарубежных исполнителей, вдохновились идеей читать собственный рэп. Начали строчить какие-то тексты о наболевшем и зачитывать под любой попавшийся минус на кассетный диктофон. Получая позитивный фидбэк от девчонок на районе, постепенно перешли на записи треков на примитивных домашних студиях. (Улыбается.) Довольные результатами, давали послушать близкому окружению, те – еще дальше, и, таким образом, наши кассеты переписывались благодарными слушателями, размножаясь по районам всего города. Это настолько увлекало нас, что мы собирали средства для записи на профессиональных студиях. В какой-то период удавалось выступать на рэп-баттлах, и был определенный успех. Все это сопровождалось массой знакомств на различных тусовках с еще не известными артистами. Сегодня многие из них реализовались как творческие личности, успешны и популярны. Я даже и не заметил, когда ко мне стали обращаться с просьбой договориться о выступлении на мероприятии артистов, заведомо зная, что я с ними знаком. В какой-то момент меня стали рекомендовать. Так появился первый клиент, который захотел пригласить зарубежного артиста и оплатить услуги за организацию и координацию выступления. В итоге все были довольны. Ни минуты не сомневаясь, я принял решение вырученные деньги вложить в бизнес по заказу артистов в Алматы, а уже после определенного бэкграунда – в Казахстане. На сегодняшний день мы организовали сплоченную команду, обзавелись надежными подрядчиками по Казахстану и партнерами из США, Европы и стран СНГ.

Кого Вы уже привозили в Казахстан? Что это были за мероприятия? Как часто казахстанцы балуют себя выступлениями дорогостоящих звезд, если говорить о частных вечеринках? Насколько у нас распространена эта практика?

Все знают, что в Казахстане любят повеселиться. И в тяжелые, и в лучшие времена мы любим собираться, отдыхать, отмечать любые праздники. Многие осуждают такую практику, мол, это неблагоразумно. Я считаю немного иначе – если позволяют возможности, почему бы не устроить пир, где все получат кучу позитивных эмоций и станут счастливыми хотя бы на один день. На подобных мероприятиях чаще всего пользуются спросом артисты из 80-90-х годов или же актуальные в текущем времени. Мы привозили совершенно разных артистов из стран СНГ, Европы и других материков. Нам довелось поработать с Томасом Андерсом, Boney M, Bad Boys Blue, C.C.Catch, с Валерием Меладзе, с Димой Монатиком, группами «А-Студио», «Серебро», «ВИА Гра», Quest Pistols, «Время и Стекло», с артистами из Blackstar и др. К сожалению, я не могу с вами поделиться информацией о частных вечеринках, так как все отношения с артистами и клиентами закрепляются договорами, где один из важных пунктов – это конфиденциальность.

Вопрос, который не могу не задать: сколько стоит привезти в Казахстан, например, Филиппа Киркорова и Лепса, Бейонсе с Джей Ло и организовать мероприятия с участием Кайрата Нуртаса и Димаша Кудайбергена?

Хочу обратить ваше внимание на то, что наши модели рынков немного отличаются от западных. Например, чтобы пригласить зарубежных топовых звезд, как Джей Ло или Бейонсе, в первую очередь они ждут от нас описание концептуального проекта и ценовое предложение, а уже затем следуют переговоры в случае интереса. Есть условные гонорары, которые слухами витают между организаторами концертов, но они не всегда соответствуют действительности. Как правило, расходы на привоз топовых звезд в нашем регионе обходятся не менее миллиона долларов, отчего их выступления в Казахстане – это единичные случаи. Чаще всего у нас приглашают таких артистов, у которых установленный гонорар. Киркоров или Лепс обойдутся в 50 000 долларов, не меньше. Сумма гонорара может меняться в зависимости от того, в каких партнерских отношениях состоят артисты с букинг-агентом, к которому вы обратились, от формата мероприятия, загруженности артистов, расстояния до места пребывания и многих других факторов.

Мамреим, а насколько это сложный бизнес и в чем здесь сложность?

Любой бизнес сам по себе не может быть легким. Даже самый примитивный. В нашем же деле мы встречаемся с самыми различными проблемами, в зависимости о каких процессах мы конкретно говорим. Вкратце и при этом развернуто сложно ответить. Что касается планирования, организации и координации выступлений артистов – это ответственная работа, которая не терпит ошибок и требует принятия моментальных решений в критических ситуациях.

Насколько непросто общаться и делать дела с людьми, которые в силу своей звездности, наверняка, капризны? Как складывается общение с теми, кого Вы приглашаете в Казахстан? Какие у них райдеры? Кто Вам запомнился особенно, если говорить о скромности и, напротив, истеричности на фоне своей популярности?

На самом деле абсолютное большинство популярных артистов приземленные и не страдают какой-либо звездной болезнью, такое поведение больше присуще безуспешным артистам. Бывает, встречаются какие-то мелкие капризы, например полотенца только темного цвета, киндер-сюрпризы, никаких роз, деликатесы и прочее. Мы относимся к этому с пониманием и абсолютно спокойно. А вот порой случаются непредвиденные казусы. Расскажу об одном из них, он впечатался в моей памяти, как чернило на бумаге. Произошел он давно и начался с саундчека популярного артиста в основном зале в отеле «Роял Тюлип», который решили провести за два часа до начала мероприятия. Другого времени по таймингу просто не было. Чтобы вы понимали, на саундчек артиста, который поет под минус и нужно отстроить только микрофон, требуется от 15 минут, но не более 30. Ничто не предвещало беды, но тут началось: языковой барьер, низких частот недостаточно, высоких много, в другом конце зала не слышно, звук не тот, спецы не те, все не то и все не так. Так думал только зарубежный артист, остальной десяток специалистов вертелись вокруг него и недоумевали, чего от них хотят. Уже пролетело более часа, гости стали собираться вопреки казахским стереотипам, а затем толпиться в фойе в ожидании начала мероприятия. Наконец, мы просто в буквальном смысле выпроводили артиста, объяснив, что гости уже зайти хотят. Такие действия были восприняты им как оскорбление, и артист с ругательствами удалился в свой номер в этом же отеле, заявив, что выступать отказывается. Посылаю координатора вслед за ним урегулировать ситуацию, сам же извиняюсь за недоразумение перед заказчиками, держу под контролем происходящее в зале. Двери открываются, гости рассаживаются, шоу начинается. Убедившись, что все идет хорошо, покидаю зал, стремительно направляясь на помощь коллеге. Переговорив с заплаканным координатором, понимаю – артист упрямо отказывается выступать и даже готов вернуть весь гонорар. А теперь представьте картину: мне звонит заказчик с требованием срочно начинать выступление артиста в течение 15 минут, ведь только что подъехали сверхуважаемые гости, которые решили посетить мероприятие раньше и совсем не надолго, с другой стороны плачет координатор, которую наш артист послал куда подальше и заперся в номере с абсолютным нежеланием контактировать с кем-либо еще. Был такой шок, что закружилась голова в прямом смысле слова. Со стороны казалось, я спокоен, когда во мне бурлил вулкан смешанных эмоций. Я взял себя в руки, решительно направился к номеру и хладнокровно постучал в дверь. Дальше было еще интереснее, но об этом уже делиться нельзя. Главное, мы сумели урегулировать ситуацию, выступление случилось, гости остались довольны, а я, выжатый как лимон, уехал спать на 48 часов. (Смеется.)

Сколько артистов в Вашей базе? Как Вы на них выходите? На кого спрос больше – на западных звезд, российских или казахстанских?

На самом деле контакты многих артистов в свободном доступе. А чтобы выходить на недоступных артистов, необходимо непрерывно налаживать связи. По этой причине наша база ежедневно растет, хоть это и не является нашей основной целью. Главное, чтобы наш клиент нуждался в наших услугах и был полностью доволен. Мы ориентируемся в первую очередь на их спрос, который зависит от цены и предложения. Казахстанских артистов чаще приглашают на закрытые мероприятия, потому что такое удовольствие обходится недорого. Чуть реже – на открытые. С российскими, украинскими или западными артистами похожая ситуация. Но если представить, что их гонорары и сопутствующие расходы равны затратам на наших артистов, то спрос на них, естественно, многократно увеличится.

Мамреим, насколько такой бизнес выгодный? Можем ли мы говорить, что здесь можно заработать целое состояние, все-таки с такими гонорарами работаете?

Состояние здесь не заработаешь, если только вы не рассматриваете эту возможность как первый шаг к нему. Объясню почему. В этом бизнесе основной доход заключается в агентских комиссиях, которые готовы предложить нам артисты. Как правило, это не больше 10% от суммы гонорара, и чем выше гонорар, тем ниже комиссия. Более того, 95% потенциально новых клиентов «сливаются» по разным причинам. Маленький рынок с высокой конкуренцией не выглядит обнадеживающе. За каждого клиента необходимо бороться, а чтобы удержать его, требуется много сил и затрат. И если помножить это на расходы для поиска новых клиентов, перспективы выглядят как-то слабенько. Именно по этой причине в нашей нише постоянная текучка новых букинг-агентов, которые не справляются и через время уходят в другие отрасли.

Как часто Вас просят организовать приезд казахстанских исполнителей в другие страны? Популярны ли казахстанские артисты там? Если да, то о ком чаще всего идет речь?

К сожалению, многие наши талантливые артисты не так популярны за рубежом, как хотелось бы. И дело не в том, что наш контент за пределами Казахстана не интересен, и даже наоборот – его готовы потреблять, лояльность только растет. По моему скромному мнению, наши артисты настолько заняты творчеством, что не уделяют маркетинговым коммуникациям достаточного времени и сил, и я понимаю почему: а) это их не беспокоит, либо нет времени, б) отсутствие профессиональной команды или партнеров. Наших популярных артистов, которые добились успеха вне Казахстана, можно посчитать по пальцам. Это, конечно, Димаш Кудайберген, «А-Студио», покойный Батырхан Шукенов, Скриптонит, Jah Khalib, Наzима – в первую очередь всех их объединяет талант, а уже потом все остальное. Кстати, есть еще одна причина, почему наши не пользуются спросом за рубежом. Весь казахский шоу-бизнес на протяжении многих лет крутится вокруг тоев, соответственно, и контент тойский. С таким форматом с гастролями по центральным концертным площадкам в странах СНГ не поедешь. Но, как говорится, ничего не стоит на месте. Отрадно осознавать, что эра казахстанских артистов с примитивной попсой потихоньку уходит с приходом поколения Z, которые создают качественные материалы, они по нраву даже самым искушенным слушателям поп-музыки. Могу с уверенностью сказать, что в ближайшие годы мы будем очевидцами становления казахстанских артистов и их популяризации в странах СНГ и не только.

Давайте вернемся к карантину. Как Вы оцениваете то, что происходит сегодня – отказ властей разрешить возобновление работы объектов культуры. Как вообще Вы оцениваете действия властей в период ЧП и жестких ограничений во время карантина по части поддержки МСБ?

Я считаю, что это вынужденные меры. Если они ответственно и коллективно приняли такое решение – тому и быть. Я не компетентен судить правильность или неправильность таких действий. Мне приходится периодически встречать критику людей со своей колокольни, но вот встретить аргументированные предложения от населения удается крайне редко. Надо понимать, что абсолютного решения здесь нет. В любом случае кто-то будет страдать. Моя же позиция такова: все нам следует быть как никогда сдержанными и сильными, слушать и слышать, объединяться, помогать и поддерживать друг друга и, главное, рассчитывать только на себя.

Успехов Вам! Спасибо за беседу.

Мадина Ерик


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!