/img/tv1.svg
RU KZ
Переживет ли бизнес «второй карантин»?

Переживет ли бизнес «второй карантин»?

Телемарафон «Бизнес & государство» в прямом эфире ATAMEKEN BUSINESS.

08:05 10 Июль 2020 7716

Переживет ли бизнес «второй карантин»?

Автор:

Елена Тумашова

Фото: Максим Морозов

С 5 июля в Казахстане начали действовать очередные ограничительные меры, которые должны препятствовать распространению Covid-19.

Ограничения ввели пока на 14 дней. Как пояснил министр здравоохранения Алексей Цой, эффект будет виден ближе ко второй неделе или сразу после, и тогда станет понятно, сохранят ограничения в нынешнем виде или ужесточат. В таких условиях какой-то бизнес получил возможность работать, какой-то оказался закрытым. Переживет ли МСБ «второй карантин»?

Карантин – очередной, вопросы – прежние

«С 5 июля введен запрет на деятельность ТРЦ, торговых домов, развлекательных заведений. Сильно «подрезана» сфера услуг – SPA, фитнес-центры, бассейны. Это все МСБ. С какими вопросами к вам обращаются предприниматели?» – ведущий Данил Москаленко предложил управляющему директору – директору департамента правовой защиты предпринимателей НПП «Атамекен» Шынгысу Темиру начать дискуссию.

«Вопросы, по сути, все те же. Самый главный – сколько продлится нынешний карантин. Люди надеются, что через неделю смогут возобновить работу, но готовятся к худшему – к продлению запрета. Бизнес волнует вопрос компенсаций за время простоя, прежде всего – кредитных. Причем нужна не только отсрочка платежей по банковским займам, но и, может быть, пролонгация договора для снижения ежемесячной нагрузки», – говорит спикер.

По его словам, все таким же актуальным остается вопрос арендной платы за коммерческую недвижимость. И если по госимуществу есть возможность волевым решением государства освободить бизнес из пострадавших отраслей от уплаты, то в отношении В2В ситуация намного сложнее.

«Нацпалата на своих площадках в регионах собирает арендодателей и арендаторов и пытается найти решение. Но если в период ЧП у арендодателей еще был запас прочности и они шли арендаторам навстречу, то сейчас такой возможности не осталось, потому что нужно погашать кредиты, оплачивать коммунальные услуги, платить зарплаты своим работникам», – рассказывает Шынгыс Темир.

Компенсация, по его словам, нужна и работникам – за потерю дохода. «В период ЧП – надо отдать должное государству – оно приняло непростое решение и выплачивало соцпособие. Были шероховатости, безусловно. Но пострадавшим отраслям нужна компенсация. Председатель правления «Атамекена» Аблай Мырзахметов и бизнес-омбудсмен Рустам Журсунов ранее говорили об этом. Это логично: не даешь работать – выплачивай компенсацию. Кроме того, мы также говорим о том, что сумму 42500 тенге необходимо индексировать и вложить в нее расходы, в том числе на средства индивидуальной защиты», – говорит представитель Нацпалаты.

Бизнес становится нерентабельным

«Локдаун вас затронул?» – обратился ведущий к предпринимателю из Актобе Николаю Чабаненко.

«Очень сильно. Один из наших бизнесов – гостиничный, и в настоящее время он полностью парализован: нет клиентов. Мы были вынуждены законсервировать объект, потому что поддерживать его и платить коммуналку нереально, мы просто разоримся», – рассказал участник телемарафона.

Второй актив в портфеле – торговый комплекс. «Он построен на кредитные средства. На период ЧП банки предоставили нам отсрочку. Но почему-то очень странная картина: мы бизнес и терпим убытки, банк – тоже бизнес, но он убытки не терпит. Это не правильно. Если предоставляется отсрочка, то и проценты не должны начисляться», – уверен предприниматель.

Он рассказывает, что в ресторанном бизнесе пришлось сократить примерно 60% сотрудников. «Существующие карантинные нормы – 30 посадочных мест – не позволяют покрыть затраты. Речь идет только о летнике. Но нужно платить коммуналку и зарплаты, и к тому же цены на продукты питания подскочили. Бизнес становится нерентабельным. Сейчас работает только одно подразделение на доставку, но и то, только для того, чтобы сохранить костяк коллектива.

«Мне не понятно, как мы будем платить проценты. У нас нет госзаказов. Мы работаем в сегментах В2В и В2С. Сейчас бизнес в Актобе практически полностью парализован, все нефтяные компании стоят, ничего не происходит, все работают удаленно. Наша гостиница полностью заморожена. Работает один человек и сантехник с электриком, мы несем дополнительные расходы на службу безопасности. Находимся в режиме выживания. То же самое – по торговому центру», – описывает положение дел Николай Чабаненко.

Поддержка, которую предприниматель ждет от государства, это, во-первых, минимальный пакет «42500» на содержание сотрудников, отправленных в отпуска без содержания (хотя эта сумма «не соответствует рыночной ситуации, и если в семье кто-то, не дай бог, заболеет, то этих денег не хватит даже на закупку лекарств»).

Во-вторых, нужна не просто отсрочка по платежам, а чтобы банки не начисляли за этот период проценты. Это, как считает собеседник, особенно чувствительно при больших суммах платежей (например, его выплаты по кредиту по торговому центру составляют 26 млн тенге в месяц, и взять такие деньги сейчас ему негде).

Различия в постановлениях тормозят бизнес

«Много предпринимателей в такой ситуации?» – обратился Данил Москаленко к директору Палаты предпринимателей Актюбинской области Анар Даржановой.

Прежде всего, она заметила, что торговый дом, которым руководит Николай Николаевич, одним из первых в регионе предоставил скидку арендаторам, и достаточно большую – 70%. И то, о чем говорил предприниматель, – это по ее словам «средний градус» по региону.

Бизнес региона, говорит Анар Даржанова, столкнулся с такой проблемой: постановления главного государственного санврача Актюбинской области и главного государственного санврача республики «по основным позициям в корне отличаются».

Например, если на уровне республики разрешено работать непродовольственным магазинам площадью до 500 кв. м, то в регионе не работают все магазины. Если главный санитарный врач республики разрешает объектам общепита размещать 30 посадочных мест внутри помещения и снаружи количество посадочных мест не регламентируется, то в случае Актюбинской области количество мест и внутри помещения, и под открытым небом не должно превышать 30.

«В этом нет логики. Наш главный санврач ссылается на ситуацию в регионе. Но в таком случае пусть оговаривают, что у нас ситуация хуже, чем по республике, пусть доводы приводят», – рассказывает участница эфира. По ее словам, уже неделю после введение в действие этого постановления сотрудники региональной палаты сидят на телефоне и отвечают на звонки предпринимателей, в том числе тех, у кого объекты питания и непродовольственные магазины (их в регионе более 2 тыс.).

«Это все (расхождения в ограничительных мерах. – Ред.) становится серьезным сдерживающим фактором для бизнеса. Это подрывает доверие. Правила должны быть понятными. Мы просим, чтобы внесли изменения в постановление и привели его в соответствие с республиканским», – говорит Анар Даржанова.

Налоговые проверки идут вместе с карантином

Перечисляя меры, которые помогли бы бизнесу пережить карантинные ограничения, Николай Чабаненко указывал на прекращение всех налоговых проверок. «Одно из наших предприятий простаивает, но по параметрам оно было отнесено к среднему бизнесу. Мы получили предписание и готовимся к налоговой проверке. Нам объяснили это так: малый и микробизнес не проверяем, вы – средний, и это плановая проверка. В настоящий время она приостановлена только из-за того, что руководитель находится на больничном. Но она не отменена и не перенесена по срокам», – говорит предприниматель.

Президент Ассоциации предпринимателей и бухгалтеров Казахстана Дмитрий Казанцев поясняет, что, действительно, тех, кто попал в список налоговых проверок, будут проверять, несмотря на сложную ситуацию в стране.

«У нас действует мораторий на проверки микро- и малого бизнеса, который ввели на три года, и буквально неделю назад министр нацэкономики Руслан Даленов сказал, что, вне зависимости от всех видов деятельности, до конца года прекратить все проверки, за исключением тех, которые начались. Видимо, проверка у Николая Чабаненко началась и поэтому ее не отменяют. Но это абсурдно. Получается, какой-то бизнес посчитали пострадавшим, и его не проверяют, а какой-то – если уж начали проверять, значит, будут проверять. Нет никакой логики в таких действиях», – комментирует эксперт.

На предложение ведущего эфира дать рекомендации в этой ситуации предпринимателям, он говорит, что конкретных рекомендаций нет и рецепт только один: «Выживать самим и ни на кого не надеяться».

О скорости принятия решений

Дмитрий Казанцев заметил, что, на его взгляд, сейчас такое время, когда решения должны приниматься моментально, а не затягиваться на месяцы.

«Вы знаете, как работает система. Это страшнейшая бюрократия. На заключительном заседании Госкомиссии по ЧП 11 мая президент сказал, что чрезвычайное положение нужно признать форс-мажором. Закон подписан только на прошлой неделе. То есть прошло два месяца. Система так работает», – комментирует Шынгыс Темир.

По его словам, Нацпалата дает свои предложения в правительство, проводит опросы предпринимателей. «Срез по бизнесу мы видим, но решить каждый вопрос моментально невозможно. В этой ситуации ни у кого нет готовых рецептов, правительство само растерялось», – добавляет он.

Представитель НПП предложил Дмитрию Казанцеву «заняться этим вопросом вместе». «Вы же объезжаете регионы, предпринимателям на пальцах разъясняете эти вопросы, очень большую работу проводите. Давайте кооперироваться. Если у вас есть предложения, вы можете площадку Нацпалаты использовать, чтобы продвигать их», – обратился он к эксперту.

Дмитрий Казанцев согласился с тем, что вопрос скорости принятия решений нужно адресовать прежде всего министрам. «В том же выступлении 11 мая президент конкретно дал понять, что старые схемы, по которым мы работали раньше, бюрократия, какие-то заседания, миллион рабочих групп, которые ничего не делают, – все это должно прекратиться. Два месяца утверждать озвученное решение – это, получается, невозможность наших госорганов в момент стресса принимать адекватные и быстрые решения», – говорит он.

Спикер считает, что необходимо сначала прорабатывать правила, распределять роли и ответственность между госорганами, а потом вводить такие меры, как карантин или локдаун.

На его взгляд, ужесточать меры можно, вводить штрафы за несоблюдение масочного режима, но при этом дать всем работать. «Как люди могут без работы выживать? А у нас так: штрафовать – будем, но также – не работайте. Бизнес, я считаю, должен работать, но со строгим соблюдением санитарных требований. По сути, все, что сегодня нужно, – это повсеместное использование масок, соблюдение социальной дистанции и санитайзеры для того, чтобы обрабатывать руки. Вот три вещи нужны, за несоблюдение надо штрафовать и всем работать», – уверен Дмитрий Казанцев.

Камеры против нарушений

«С пятницы мы проводим ВКС-совещания с минздравом и представителями различных отраслей, обсуждаем возможности исполнения бизнесом требований – что реально, что нет. Если у бизнеса есть вопрос, например, к тем же бактерицидым лампам, зачем они нужны, то минздрав объясняет их эффективность, и мы предлагаем не предъявлять требование по их применению к малому бизнесу, потому что расходы большие, и оставить его только для среднего и крупного. Минздрав адекватно реагирует на все предложения, эти вопросы мы рассматриваем», – рассказывает Шынгыс Темир.

По поводу штрафов он говорит, что в период ЧП применялась другая статья Кодекса РК об административных правонарушениях – 476 («Нарушение режима чрезвычайного положения». – Ред.). «Были случаи, когда предпринимателей арестовывали за то, что работники снимали маски во время работы, покупатели заходили в магазин без маски. Это беспредел, на наш взгляд. Сейчас применяется статья 425 КоАП («Нарушение требований законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а также гигиенических нормативов. – Ред.). Палата была против, для малого бизнеса штрафы выросли до 230 МРП, для физлиц – до 30 МРП. Это очень большие суммы», – говорит Шынгыс Темир.

Он рассказывает, что палата сейчас рассматривает возможность цифрового мониторинга соблюдения санитарных требований. «Может быть, будут применяться камеры для подсчета количества людей, находящихся в помещении, и проверки, надели ли они маски. Если максимальное количество людей превышено, то предпринимателю дается сигнал, и пока люди не выйдут, новые посетители зайти не смогут. И тогда проверяющим группам не нужно будет ходить по объектам, и мы очень сильно сэкономим ресурсы», – делится планами спикер.

Первый этап выдержали, второй – болезненный

Еще одним участником эфира стал генеральный директор ТОО «ПСП Серик» Серик Мергалиев. Уральский предприниматель, владеющий торговыми центрами, ресторанным и гостиничным бизнесом, был гостем телемарафона в середине апреля и рассказывал тогда о том, что его бизнес понес «более чем серьезные убытки». Его позиция такова: арендодатель должен бережно относиться к арендаторам, потому что не сможет без них выжить, и государство точно так же должно относиться к бизнесу. Сам предприниматель на период действия карантина освободил своих арендаторов от платы за торговые помещения. «На месяц-полтора-два мы можем это сделать, но дальше будет труднее: у нас есть коммунальные расходы, мы платим подрядным компаниям за работу – за клининг, охрану и т.д. Почти ничего не получаем, и пока обходимся старыми накоплениями», – рассказывал он тогда.

«Первый этап карантина мы выдержали, но второй этап будет для нас очень болезненным. Все, о чем сейчас говорили, коснулось и нас. Мы работаем в том секторе экономики, который очень сильно пострадал. У нас поступлений практически нет. И сейчас наметилась тенденция: многие арендаторы, которые долгое время ждали, чтобы разместиться в нашем торговом центре, просто массово съезжают. Им нужно платить нам минимальные ставки, в пределах 10-15% (от суммы арендной платы. – Ред.), потому что мы тоже имеем расходы – содержим торговые центры, обеспечиваем персонал средствами защиты. Затраты увеличились, а доходов нет», – поясняет предприниматель.

Он так же, как и в прошлый раз, говорит о необходимости снижения налоговой нагрузки. Прежде всего – по налогу на недвижимость и не на месяц-два, а на длительный период, на который бизнесу можно рассчитывать.

«Мы еще не знаем, сколько продлится этот карантин. На предыдущем телемарафоне мы оптимистично заявляли, что выдержим, что с арендаторов брать ничего не будем. Но на этот раз нам самим нужно выживать. К тому же у нас есть несколько инвестиционных проектов, которые необходимо закончить, это наши обязательства перед партнерами и они сейчас встают под угрозу. Вряд ли мы сможем вовремя закончить проекты», – делится Серик Мергалиев.

Налоги с ФОТ: нужно освободить всех

«Многие бизнес-ассоциации выдвигают государству предложения по поддержке бизнеса, одно из них – освобождение от налогов с ФОТ для всего бизнеса, а не для выделенных категорий (29 видов деятельности), и не на шесть месяцев, а до конца года. Эта мера действует до 1 октября и, значит, сентябрьские налоги уже надо будет уплачивать. Время летит очень быстро, поэтому надо этим вопросом озадачиться сейчас», – считает Дмитрий Казанцев.

Разные ассоциации, по его словам, предлагают освобождение от КПН и НДС. «У нас те, кто работает на упрощенном режиме, освобождены от налогов на три года, это было решено еще до нового года. Во время ЧП принято решение, что ИП, работающие на общеустановленном режиме, тоже освобождаются от налога в 10% от чистого дохода. Но ТОО, работающие на общеустановленном режиме, почему-то от налогов не освободили. Многие ассоциации предлагают ТОО также дать такое послабление до конца года», – говорит спикер.

И добавляет: «У меня все меньше веры в то, что в сентябре-октябре все это закончится. Меры поддержки необходимо вводить до конца года».

Для кого-то «режим ЧП» все еще длится

«Действительно, по ФОТ было очень странное разделение, было много вопросов по определению пострадавших отраслей, и не все отрасли вошли в список. Плюс разбивка идет по ОКЭДам, но есть смежные ОКЭДы, где бизнес тоже пострадал, но они лишились возможности воспользоваться этой мерой. Такие обращения к нам поступают, мы их отрабатываем», – продолжил тему Шынгыс Темир.

Кроме того, по словам представителя Нацпалаты, для малого бизнеса освобождение по фонду оплаты труда было на шесть месяцев, для крупного – только на три.

«Поддерживаем предложение охватить этой мерой весь бизнес и продлить ее действие, возможно, на целый год. То же – по налогу на имущество. От его уплаты освободили определенные категории, но это капля в море», – говорит спикер.

Он рассказывает, что НПП работает над общим пакетом предложений и периодически направляет его в минфин и миннацэкономики. «Наше руководство совместно с правительством принимает участие в Госкомиссии. Нам говорят: вы же понимаете, что всех освободить от налогов нельзя. Мы предлагаем: давайте сделаем это правильно, проведем корректный анализ, кто пострадал, и расширим меры поддержки», – говорит спикер.

Он считает, что необходимо расширить список оснований для признания обстоятельств форс-мажором. «Режим ЧП закончился. Но сейчас ситуация для отдельных отраслей, по сути, мало чем отличается от ЧП. Некоторые бизнесы как 16 марта прекратили работу, так до сих пор и не работают. Например кинотеатры, банкетные залы. Первый вице-премьер поддержал позицию, что карантин, локдаун, ограничительные меры надо отнести к форс-мажору, а не только ЧП. Но пока включили только ЧП», – говорит Шынгыс Темир.

И в заключение делает ремарку: признание обстоятельств форс-мажором не означает освобождение от исполнения обязательств, только – от штрафных санкций. Допускается отсрочка исполнения обязательств и контрагент может расторгнуть договор, чтобы найти другого партнера.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Казахстанцы не спешат продавать небольшой бизнес в период коронакризиса

Снижение числа объявлений о продаже произошло во всех сегментах и городах.

22 Октябрь 2020 08:08 319

Несмотря на введение карантинных ограничений и пандемию COVID-19, казахстанцы не спешат продавать свой небольшой бизнес в период коронакризиса или приостановили деятельность на период экономической неопределенности.

Согласно аналитическим данным сервиса онлайн-объявлений OLX.kz, число предложений о продаже готового бизнеса стоимостью до 5 млн тенге с 1 марта по 1 сентября 2020 года снизилось на 45,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

В ответ на введение чрезвычайного положения и карантинных ограничений наибольшее снижение предложений о продаже бизнеса наблюдалось в марте (-51,6% к февралю) и июле (-12,6% к июню). Вероятно, в этот период продажа бизнеса была приостановлена в связи с ограничением деятельности из-за ЧП и карантина. Также, возможно, предприниматели решили «придержать» свой бизнес до возобновления экономической активности либо закрыли его. Тем временем в апреле количество предложений резко выросло – на 114,4% по сравнению с мартом 2020 года, однако этот показатель ниже на 53,9%, чем в апреле 2019 года.

Падение числа объявлений о продаже готового бизнеса произошло во всех городах. Но в некоторых регионах это снижение было существенным: так, в процентном выражении в Костанае и Кызылорде произошло двукратное снижение предложений. В Караганде число объявлений о продаже готового бизнеса снизилось на 48,7%.

Алматы и Нур-Султан являются лидерами по числу продажи готового бизнеса. 24,1% всех объявлений приходится на Алматы и 22,5% – на столицу. При этом в Нур-Султане число объявлений в марте-августе снизилось на 46% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В Алматы их количество сократилось на 42%.

Чаще всего с марта по август казахстанцы продавали бизнес до 5 млн тенге, связанный с торговлей, на втором месте по числу предложений была деятельность, связанная с автомобилями (СТО, автомойки и т. д.). Работа в сфере общепита не вызывала у владельцев оптимизма по поводу будущего открытия точек, поэтому в этот период регулярно появлялись объявления о продаже кофеен, ресторанов и пиццерии. Также в этот период казахстанцы продавали оборудование для производства либо обслуживания.

Согласно данным комитета по статистике, количество зарегистрированных индивидуальных предпринимателей (ИП) к осени 2020 года составило чуть более 1,2 млн, при этом за год их количество сократилось на 2,9%. Из них действующие – более 1 млн ИП, их количество за год сократилось на 1,2%.

Как отмечал портал finprom.kz, снижение числа действующих ИП произошло в сфере торговли и ремонта авто: сразу минус 24,7 тыс., или 6,6%, за год, до 349,1 тыс. Существенно сократилось также количество действующих ИП в сфере транспорта и складирования (-7,5 тыс., или 10,4%) и операций с недвижимым имуществом (-6,9 тыс., или 9,4%). При этом заметный рост в секторе наблюдался в сфере сельского, лесного и рыбного хозяйства (+11,6 тыс., или 5%) и профессиональной, научной и технической деятельности (+4,9 тыс., или 26,7%).

Жанторе Касым


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Hand-made обувь казахстанских мастеров набирает популярность

В огромном ассортименте заграничных туфель, кроссовок и брендовых ботинок казахстанцы все чаще отдают предпочтение казахстанской обуви, созданной руками наших мастеров.

22 Октябрь 2020 08:03 378

Привычку покупать made in Kazakhstan отечественные обувщики у потребителя вырабатывали десятилетиями, совершенствуя при этом свой навык и конечный продукт. Именно это позволило нашему герою Ерлану Темержанову, когда-то имевшему небольшую мастерскую по пошиву hand-made обуви, сегодня расширить ассортимент и позиционировать себя уже как серьезного производственника и полноценного участника обувного рынка. В интервью корреспонденту Inbusiness.kz автор казахстанского бренда рассказал о своем пути к успеху и какие проблемы все еще вынуждены решать производители обуви в Казахстане.

Ерлан, наблюдаю за Вами последние три-четыре года, Вы серьезно выросли. На примере того же ассортимента: если раньше это была только обувь, то сегодня уже и сумки, и ремни, и различные аксессуары. Бизнес процветает? В чем и насколько серьезно Вы продвинулись за последние годы работы Вашего бизнеса?

Благодарю за позитивную оценку. Верно, за последнее время ассортимент изготавливаемых нами изделий серьезно расширился, поскольку его определяют именно наши клиенты своими потребностями и пожеланиями. Благодаря увеличению ассортимента мы освоили новые направления и стали профессионалами не только в изготовлении обуви, но также женских и мужских сумок, портфелей, различных аксессуаров и упаковки к ним. Кстати, одной из причин отказа от узкой специализации стало то, что индивидуальное изготовление обуви является довольно высокозатратным направлением, которое в настоящее время недостаточно востребовано из-за высокой стоимости как качественных материалов и фурнитуры, так и времени, затрачиваемого на изготовление обуви. Но я по-прежнему надеюсь, что уровень благосостояния потенциальных клиентов будет расти и мы сможем полноценно развивать это направление.

Но Вы по-прежнему позиционируете себя как hand-made мастер, что, наверняка, как Вы сказали, предполагает ограниченное предложение в силу временных затрат на изделие. Какой у Вас сегодня спрос? Успеваете с заказами, сколько их сегодня? Почему бы хотя бы частично не автоматизировать Ваше производство?

Действительно, раньше нам было достаточно имеющегося оборудования, чтобы справляться с заказами, но на сегодня автоматизация некоторых участков производства для нас является одной из самых актуальных задач. Мы сейчас активно рассматриваем варианты по приобретению нескольких единиц дорогостоящего специализированного оборудования, так как понимаем, что за этим стоит расширение наших возможностей как по ассортименту, так и по количеству производимых изделий. Уверен, что в ближайшее время мы найдем решение, которое позволит сделать производственный процесс эффективным, а наши предложения по ассортименту – трендовыми и популярными.

Ерлан, мы с Вами не раз говорили о проблемах в таком бизнесе. Отсутствие качественного сырья – одна из главных. Как сегодня обстоят дела с кожей на рынке, с фурнитурой? Где и по каким ценам Вы закупаете материалы? Как эти трудности сказываются на конечной цене Вашего продукта?

Могу отметить, что за последнее время в стране немного улучшилась ситуация с производством кожи – она стала доступнее, в том числе и по цене, но ассортимент кожевенных заводов довольно ограниченный и больше ориентирован на крупных производителей, например, в обувной отрасли – производство спецобуви. Поэтому таким мастерским, как наша, по-прежнему приходится закупать кожу импортного производства, чтобы изготовить изделие, соответствующее пожеланиям клиента. С фурнитурой, нитками, инвентарем проблемы остались на том же месте… Мы решаем их только за счет нескольких поставщиков, импортируемых в страну более или менее серьезный ассортимент, или же через самостоятельные заказы фурнитуры и всего необходимого через онлайн-ресурсы, которые доставляются почтой, что значительно увеличивает и стоимость, и время изготовления заказа. Предполагаю, что изготовление фурнитуры и сопутствующих материалов в нашей стране нельзя отнести к разряду прибыльного бизнеса, поэтому необходимость такого рода импорта будет существовать до тех пор, пока в нашей стране на законодательном уровне не будет поддержки предприятий легкой промышленности.

Вот здесь спрошу: как участник этого рынка, Вы думали о том, какими должны быть в нашей стране условия ведения бизнеса и как эти максимально комфортные условия сказались бы на Вашем бизнесе?

Обязательно нужна комплексная программа поддержки и развития предприятий легкой промышленности, в частности в обувной и кожгалантерейной отраслях, на государственном уровне, которая бы выразилась в серьезных «шагах», направленных на помощь в старте и в росте таким небольшим предприятиям, как наше. Предварительно оценив навыки и способности команды, целеустремленность и наличие стратегии развития у стартаперов, затем оказав помощь в механизации производственного процесса и при необходимости оказав содействие в реализации продукции с помощью обучения, продвижения и так далее, государство внесло бы значительный вклад как в развитие индустрии, так и в рост рабочих мест и увеличение поступления налогов. Я знаю, что такого рода деятельность осуществляет НПП «Атамекен» через реализацию государственных программ поддержки предпринимателей, но у них есть свое назначение – они не специализированные и не являются частью комплексной программы развития предприятий легкой промышленности, что реально требуется для развития и защиты нашего рынка. Кстати, эта программа с целью решения задач импортозамещения должна была бы включать еще и следующие действия: введение ограничительных мер по импорту обувной и кожгалантерейной продукции в страну, например с помощью повышения импортных пошлин, и определение нулевой импортной пошлины на все импортные материалы, инвентарь, фурнитуру, необходимые в процессе производства продукции обувной и кожгалантерейной отраслей. Эти меры однозначно повлияют на повышение конкурентоспособности продукции и ее ценовой доступности потребителям.

 

О ценах – у казахстанского потребителя весьма неоднозначное отношение к отечественной продукции до сих пор. Говорят о неоправданно высоких ценах, при этом в последние годы соглашаются – качество, да, высокое. Как Вы считаете, почему покупатель должен приобрести Вашу пару обуви, а не ту же заграничную, модную, с «распиаренным» брендом?

Если говорить непосредственно об изготавливаемых нами изделиях, то нельзя переоценить преимущества обуви, которая изготавливается персонально для клиента, это комфорт и удобство за счет максимального точного повторения изгибов стопы, это эксклюзивный дизайн и индивидуальный подбор кожи, фурнитуры. Но это недешевое удовольствие, требующее еще и достаточного запаса времени. Что касается казахстанских производителей в целом, то при условии уверенности в высоком качестве своей продукции нам необходимо бороться за свое «место под солнцем» и завоевывать внимание и доверие потенциальных клиентов, используя различные маркетинговые рычаги воздействия на выбор потребителей. Мы сейчас как раз также на стадии разработки своей маркетинговой стратегии, следование которой позволит нам занять свое достойное место среди конкурентов, которых с каждым днем становится все больше и больше. А всемирно известные модные бренды всегда будут существовать, так как их жизненный цикл начался намного раньше и сейчас они находятся на пике своей популярности, и наша задача не только научиться выживать в предложенных временем условиях, но и вкладывать в развитие имиджа и популярности бренда, чтобы занять свое место среди лучших.

А как в целом Вы оцениваете своих конкурентов? Я говорю и об импортной продукции, и об отечественных производителях обуви. Что популярно сегодня? Есть ли новые игроки на рынке казахстанской обуви?

Мы сейчас находимся на этапе выхода из рамок «мастерской» с ограниченным количеством клиентов, которые могут себе позволить индивидуальные заказы, и перехода к стратегии масштабирования бизнеса в направлении, которое мы выберем. Есть идеи, которые у нас сейчас находятся в разработке. При этом, какое бы направление и стратегию мы ни выбрали – обувь или кожгалантерея, мы готовы к тому, что у нас есть и будут конкуренты, как в лице импортных производителей, так и казахстанских предприятий. Кстати, в настоящее время можно констатировать факт наличия на рынке обувной продукции, производимой местными производителями. Мы насчитали в Казахстане около 25-30 предприятий разного уровня, от небольших мастерских до крупных фабрик, но по-прежнему завоеванная ими доля рынка остается мизерной – около 2%, так как основными конкурентами остаются поставщики импортной продукции, полностью покрывающие потребность рынка. И такая ситуация будет существовать довольно долго, если не будет государственной поддержки местных производителей.

Не могу не спросить Вас о последних месяцах работы в режиме тотального карантина. Каким пандемия сделала Ваш бизнес? И да, многие предприниматели отмечают и позитивные последствия – новые возможности для своего дела, определили ли Вы таковые для себя?

В период карантинного режима мы сначала почувствовали очень сильно снизившуюся активность, которая, по нашим предположениям, возникла из-за психологической напряженности и некоторой растерянности людей от нестандартных ограничивающих условий, в которых пришлось продолжать свою жизнедеятельность. Но, как известно, человек ко всему привыкает, и через некоторое время частота заказов восстановилась. Лично для меня первый период вынужденного «затишья» ассоциируется с подведением итогов предыдущего этапа и созданием условий для перехода предприятия на новый уровень. В то время это было только на ментальном уровне, но сейчас уже готов вполне реальный план развития, которому мы и собираемся следовать в ближайшие годы. Так что вклад карантина можно считать условно позитивным за счет его трансформационного характера. Впрочем, я думаю, так или иначе таковым он был для большинства людей на планете.

Бизнесмены отмечают, что карантин научил их работать в онлайне. Как Вы продвигаете сегодня свою продукцию, насколько успешно?

Несмотря на то, что мы и раньше использовали интернет-возможности, мы не стали исключением в осознании особой важности SMM и онлайн-продаж. Именно в период карантина стало очевидно, что за интернет-возможностями не будущее, а уже вполне реальное настоящее, так как вынужденные ограничения заставили активно использовать digital-технологии даже людей, которые прежде не были знакомы с такими инструментами. Думаю, что все, кто заинтересован в выживании своего бизнеса, уже перешли в онлайн-режим. В рамках новой стратегии нами запланировано значительное увеличение нашего присутствия в интернет-пространстве с целью донесения информации о нашей продукции до как можно большего количества потенциальных потребителей. Для использования новых возможностей и создания условий для успеха нужны новые знания и опыт, которые мы сейчас активно аккумулируем, которые будут выражены в наших новых тактических шагах в будущем.

Если в целом о Вашем бизнесе. Вы на рынке много лет. Поделитесь мнением – что нужно знать, уметь, а главное, иметь – я говорю о стартовой сумме – для того, чтобы запустить такое производство в обувной отрасли?

Вы правы, сейчас я уже не новичок в своем деле, но когда-то мой материальный стартовый капитал состоял из самых простых инструментов для работы: старой швейной машинки и нескольких шкур кожи. Но считаю, что в тот период самым ценным был мой нематериальный актив – неиссякаемый интерес к делу и целеустремленность в достижении намеченного результата. Сейчас к этому списку могу еще добавить – желание расти и развиваться вместе со своим бизнесом, позитивное мышление при преодолении трудностей и наличие единомышленников в команде. А если говорить именно о сумме стартовых вложений, то они могут варьироваться от стоимости одной швейной машинки с набором инструментов и обрезков кожи до более или менее серьезных вложений в десятки миллионов тенге, и это только на старте. Я знаю точно, если человек «горит» своим делом, то под его стартовые цели ему даются и силы, и ресурсы, и возможности. Я сам такой и видел достаточно других примеров, которые создали во мне такую убежденность.

Ерлан, Вы в прошлом дизайнер одежды, сегодня шьете обувь и изделия из кожи. Получается, Вы умеете подстраиваться под потребности рынка, умеете менять ориентиры. Сейчас Вы допускаете, что будете пробовать себя еще в какой-то отрасли? Как планируете работать дальше, учитывая прогнозы о второй волне коронавируса?

Время меняет потребности людей, люди меняют рынок, рынок диктует свои условия бизнесменам… И это постоянный процесс изменений, который всегда будет выставлять все новые и новые требования и проверять, насколько ты им соответствуешь. И, конечно же, я не являюсь исключением. На сегодняшний день у нас в разработке четыре направления, которые могут быть жизнеспособны в нынешних условиях, и вполне возможно, что при правильном построении бизнес-процессов и достаточном инвестировании требуемых ресурсов в скором времени мы будем готовы рассмотреть еще дополнительные направления, особенно если они смежные. Мне кажется, что эффект парализованности рынка не будет таким существенным, как в первый раз, и сохранится средний уровень активности бизнеса. Но даже если на некоторое время придется повторно пережить «карантинное затишье», то нам действительно будет, чем заняться на старте нового этапа развития нашего предприятия. Но очень хочется надеяться, что нам не придется снова так жестко воевать с этим вирусом и все останутся живы и здоровы.

Мадина Ерик


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!