/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 22 332,03 FTSE 100 5 690,95
РТС 1 009,99 Hang Seng 23 497,47
KASE 2 224,17 Золото 1 634,40
Повлияет ли переезд Нацбанка на экономику Алматы?

Повлияет ли переезд Нацбанка на экономику Алматы?

Риски, плюсы, вероятности.

06 Сентябрь 2019 08:00 10094

Повлияет ли переезд Нацбанка на экономику Алматы?

Автор:

Елена Тумашова

За или против? Переезд центрального аппарата Национального банка в Нур-Султан затягиваться не будет, об этом говорит председатель НБК. Финансовое сообщество считает, что это отразится на позициях Алматы в качестве финансового центра, отрицательно повлияет на бизнес и рынок недвижимости. Негативного воздействия на экономику города опасается и глава мегаполиса.

Inbusiness.kz спросил экспертов, что они думают о переезде – какой эффект это может оказать на финансовый рынок, бизнес и бюджет Алматы и стоит ли в принципе переносить центральный аппарат Нацбанка в столицу.

Риски переезда – в аргументах АФК

О возобновлении планов по переносу центрального аппарата Нацбанка в Нур-Султан председатель НБК Ерболат Досаев говорил в мае этого года. Тогда он отметил, что «не собирается в долгой перспективе рассматривать» этот вопрос, намерение – осуществить переезд «в ближайшем горизонте». При этом Агентство по регулированию и развитию финансовых рынков, которое создается как отдельная от Нацбанка структура для регулирования финансового рынка и должно начать работать с 2020 года, останется в Алматы.

Доводы финансового сообщества о рисках переезда привела на прошедшей в Алматы V ежегодной конференции предпринимателей председатель совета Ассоциации финансистов Казахстана Елена Бахмутова.

В частности, переезд центрального аппарата Нацбанка может подтолкнуть к передислокации комбанки (головные офисы почти всех БВУ находятся в Алматы), страховые и инвестиционные компании, международные финансовые организации. Это может привести к снижению валового регионального продукта Алматы (сокращение налоговых поступлений от финансового сектора). Переезд такого большого количества людей может спровоцировать корректировку спроса на рынке коммерческой и жилой недвижимости.

Финансовый сектор формирует платежеспособный спрос на товары и услуги и стимулирует развитие бизнеса и привлечение иностранных инвесторов.

Переезд может поставить под сомнение имеющееся решение в рамках Евразийского экономического совета по созданию наднационального органа в Алматы в 2025 году, а присутствие таких структур очень важно для развития бизнеса.

Аким Алматы Бакытжан Сагинтаев также отметил, что переезд коммерческих банков, за которыми также могут потянуться их крупные клиенты, может привести к налоговым потерям бюджета города. Поэтому для Алматы критичны подобного рода решения, если это будет отражаться на бюджете города, отметил градоначальник. Алматы – донор республиканского бюджета, и нельзя допустить, чтобы стало наоборот.

Марат Каирленов, директор «Улагат Консалтинг Групп», к. э. н.:

– Перенос Нацбанка в столицу – бессмысленный шаг из серии «ИБД – имитация бурной деятельности» и один из последних отголосков провальной идеологии госкапитализма в нашей стране, которая определяет резкое падение темпов роста экономики страны в последнее десятилетие.

Основным плюсом от сохранения центрального аппарата НБК в Алматы можно считать отсутствие дополнительных ненужных расходов на переезд.

Ключевым минусом – угрозу усиления «огосударствления», то есть превращение банковского сектора в продолжение квазигосударственного, с его «специфической корпоративной культурой», столь дорого обходящейся налогоплательщикам.

Серик Козыбаев, начальник отдела инвестиционного анализа «Астана Инвест»:

– На мой взгляд, проблема несколько преувеличена. Переезд одного только центрального аппарата не должен сказаться на падении спроса на аренду коммерческой недвижимости. К тому же, филиал или офис Национального банка может остаться в Алматы, заняв одно из двух зданий, которые сейчас арендует Нацбанк. И при этом статус Алматы как финансового центра будет сохранен.

Если, как заявляет г-жа Бахмутова, переезд послужит триггером для последующих передвижений со стороны финансовых организаций, то та картина, которую она обрисовала – потеря финансового статуса, снижение налоговых поступлений в бюджет города, снижение стоимости на рынке коммерческой недвижимости и т.д., – вполне реальна. Но почти все финансовые организации – БВУ, страховые, международные – уже имеют филиалы в Нур-Султане. И переезд их головных офисов в столицу только потому, что туда переместился финансовый регулятор, маловероятен.

Мне неизвестны причины, по которым было принято решение о переносе офиса Нацбанка в Нур-Султан. Плюсов в этом я не вижу. Разве что только возможность находиться ближе к руководству страны для осуществления дополнительного контроля.

Из минусов выделил бы дополнительные расходы, связанные с переездом, и риск потери финансового статуса для Алматы в случае наступления тех событий, о которых говорила г-жа Бахмутова. Но нужны ли нам расходы, когда нефть падает в цене, напряженность в торговых спорах между США и Китаем не спадает, и это негативно сказывается на темпе роста глобальной экономики?

Оставить Нацбанк в Алматы, на мой взгляд, является более правильным решением.

Но если есть весомые причины, по которым он должен переехать в Нур-Султан и которые нам, простым смертным, неизвестны, то я бы сохранил достаточно большой представительский офис в Алматы. И не оказывал давление на бизнес с тем, чтобы он переводил свои головные офисы в столицу.

Но поскольку решение о переезде было объявлено официальными лицами, то вероятность этого события очень высока.

Что касается сохранения у Алматы статуса финансового центра и тех мер, которые необходимы для его поддержания, то я бы посмотрел на опыт Дубая.

В ОАЭ стабильная экономика, идет сотрудничество с ведущими представителями рынков капитала, активно привлекается иностранный капитал, есть налоговые льготы, операционная поддержка и инфраструктура на высочайшем уровне и т.д. Есть ли все это в Алматы, Казахстане? Даже МФЦА в Нур-Султане пока не очень справляется с привлечением иностранного капитала. Здесь есть о чем поразмыслить.

Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management:

– Центральный аппарат Нацбанка, по всей видимости, все же переедет в Нур-Султан. Скорее, это правильно, так как органы управления страной в целом и экономикой в частности находятся в столице. В нынешних экономических реалиях Нацбанку приходится работать в тесной связке с Правительством, поэтому его физическое нахождение в столице улучшит взаимодействие и координацию деятельности. Также это окажет положительное воздействие на развитие финансового сектора столицы в свете ставки государства на развитие Международного финансового центра «Астана» (AIFC) и фондовой биржи AIX.

Из минусов можно выделить действительный отъезд регулятора и его сотрудников из Алматы и последующий за ним переезд как минимум тех подразделений финансовых институтов, которые отвечают за отчетность и взаимодействие с регулятором.

В то же время не ожидаю массового оттока финансовых институтов и их сотрудников из Алматы. Они все находятся в Алматы не потому, что здесь располагается Нацбанк. Алматы исторически остается крупнейшим городом страны, где сосредоточен бизнес, где, включая агломерацию, проживает около 2,5 млн человек. Такое количество населения в любом случае будет создавать значительный спрос на финансовые услуги, здесь будет создаваться и развиваться бизнес. Даже после переноса столицы в Нур-Султан доля Алматы в экономике страны не опускалась ниже уровней, когда город сам был столицей, и Алматы по-прежнему формирует пятую часть экономики всей страны, несмотря на бурный рост Нур-Султана.

По моим оценкам, даже переезд головных структур финансовых институтов в столицу произойдет, то ВРП Алматы снизится максимум на 3-5%, а его доля в ВВП Казахстана – на 1-1,5%. Город легко сможет восполнить потери в отраслях торговли, услуг и туризма.

Таким образом, переезд Нацбанка не может привести к тому, что Алматы из донора республиканского бюджета превратится в реципиента: город слишком большой, с развитой и диверсифицированной экономикой, и не может зависеть от одного государственного органа.

При всех колоссальных инвестициях в Нур-Султан и его стремительном росте экономика Алматы крупнее столичной в 2,1 раза – с учетом того, что Алматы оставляет себе только одну треть собираемых налогов и две трети отдает в республиканский бюджет. Сейчас в Алматы сосредоточено 53% финансовой и страховой отрасли Казахстана, и при любых раскладах эта доля вряд ли опустится ниже 30-40%.

На мой взгляд, Нацбанк должен базироваться в столице, в центре выработки, обсуждения и принятия решений по управлению страной, в месте нахождения центральных государственных органов управления. Наилучшим примером могут быть США, где ФРС расположена в Вашингтоне, однако финансовый центр (не только страны, а всего мира) находится в Нью-Йорке, где расположены и все банки, и биржи, и другие финансовые институты.

Аналогичная ситуация и в Китае (где центральные госорганы находятся в Пекине, а финансовыми центрами страны являются Гонконг и Шанхай).

В Германии Бундесбанк расположен не в столице, а в финансовом центре – Франкфурте, и это наилучший пример такого размещения «сил». Однако присутствие центрального банка страны в столице не является обязательным или наилучшим примером для подражания.

Поэтому в Казахстане вопрос может быть решен и иначе: сам Нацбанк может переехать в Нур-Султан, а будущий орган по регулированию финансового сектора может благополучно остаться и работать в Алматы.

Что касается финансового статуса Алматы, то даже в случае отъезда Нацбанка в столицу он будет поддерживаться размером экономики города, численностью населения и его высокими (по меркам страны) доходами, высокой концентрацией и темпами роста бизнеса в городе. Здесь выдается основной объем как корпоративных, так и розничных кредитов, здесь хранится большая часть депозитов населения, здесь все еще есть Казахстанская фондовая биржа, где проводятся основные торги по бумагам отечественных эмитентов и совершаются все операции денежного и валютного рынка.

Таким образом, пока статусу и положению Алматы в качестве финансового центра страны серьезных угроз нет.

Андрей Чеботарёв, аналитик международной инвестиционной компании EXANTE в Казахстане:

– Никакой бизнес не пострадает от переезда центрального аппарата регулятора из Алматы в Нур-Султан. Это надуманная проблема. Согласно данным Комитета государственных доходов Минфина, за 2018 НБК перечислил 9,1 млрд тенге налогов. Однако большая этих средств, согласно структуре, предназначена не для местного, а для республиканского бюджета, то есть потери для казны города будут, но не самые значительные.

Другое дело, что теряется имидж делового и финансового центра, но «имидж» очень сложно пощупать и оценить.

Не очень понятно, что такое «финансовый статус» и как его пощупать и посчитать, но, кажется, что Елена Бахмутова имеет в виду что-то похожее на Вашингтон и Нью-Йорк. Первый – политическая столица, второй – финансовая, где находятся биржи и финансовые институты. Но KASE и так в Алматы и пока переезжать не собирается, а Нацбанк – это, скорее, политический игрок и ему место в политической столице.

Чем ближе друг к другу находятся госорганы, тем эффективнее они работают. Пробовали работать с удаленной командой? Даже простая коммуникация усложняется расстоянием. Поэтому, например, Дом министерств, где находится часть ведомств, – достаточно эффективное решение.

Думаю, скорее всего, НБК перенесут в Нур-Султан. Председатель Нацбанка этого, кажется, тоже очень хочет. Все последние места работы Ерболата Аскарбековича находились в столице.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Когда начнут снимать карантин с домов в Алматы

Что изменилось в дезинфекции Алматы, кто может стать контактным, опасны ли средства, которые распыляют?  

25 Март 2020 14:20 1156

Когда начнут снимать карантин с домов в Алматы

Когда снимут карантин с жилых домов в городе Алматы, в которых установили очаг коронавирусной инфекции?

«Первое снятие карантина мы ожидаем, исходя из даты, когда впервые был обнаружен очаг, – 27-го (марта. – Ред.). По мере завершения инкубационного периода, по мере выздоровления карантин по этим подъездам будет снят», – рассказала на онлайн-брифинге руководитель департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг г. Алматы Айзат Молдагасимова.

На сегодняшний день в городе Алматы 15 очагов, где были выявлены и зарегистрированы больные коронавирусной инфекцией (КВИ). Ранее их было 11, потом количество сократили на один в связи с тем, что «при уточнении анализ не совпадал по месту проживания», осталось 10. На сегодняшний день – 15, включая один новый в Ауэзовском районе.

Как пояснила спикер, количество очагов растет в зависимости от того, увеличивается ли количество больных.

«На сегодняшний день зарегистрирован 31 случай. Два из них новых (о них стало известно в среду, 25 марта, в 09:40. – Ред.). Один – близкий контакт ранее заболевшей. Второй – девушка, прилетевшая из Цюриха, но со всеми мерами предосторожности. В частности, она прибыла на такси, сразу была изолирована в арендованную квартиру, очаг был обработан, контактов с близкими и родными не было. При обнаружении первых симптомов обратилась в поликлинику, тестирование дало положительный результат», – сообщила Айзат Молдагасимова.

Спикер отметила, что все очаги также обрабатываются и наблюдаются, все лица, проживающие по подъездам, где обнаружены очаги, также находятся под наблюдением.

«Изоляция очагов – это дополнительная мера предосторожности, которая приняты штабом города. Это не обязательная мера, это профилактическая мера, принятая штабом города для того, чтобы максимально предотвратить все возможные случаи распространения», – дополнила спикер.

О пяти новых очагах

Появление пяти новых очагов связано с выявлением новых заболевших из числа тех, находился на домашнем карантине, или из тех, кто «отпущен с аэропорта»?

На этот вопрос Айзат Молдагасимова ответила так: «Среди отпущенных с аэропорта случаев не зарегистрировано. Порядка 60% (на вчерашний день было 55%) – это лица, которые были контактными и были изолированы с самого начала».

Она уточнила, что практически все рейсы (пассажиры и члены экипажа. – Ред.), которые прибывают в Алматы, изолируются на один день, проводится тестирование, и при отрицательных показателях граждане отправляются на домашний карантин. «Все рейсы, которые ранее прибывали (из стран) по категориям, все изолированы», – отметила она.

По данным на сегодняшний день, на стационарном карантине находятся из контактных по рейсу – 287 и контактных вне рейса – 128, также обследовано контактных 355, контактных вне рейса – 128. «То есть практически все лица у нас под наблюдением», – подчеркнула спикер.

По чартерному рейсу «Берлин – Минск – Алматы», по которому ранее сообщалось, что там было 12 человек, Айзат Молдагасимова сообщила, что как только борт прибыл, всех, кто на нем находился, сразу изолировали в инфекционный стационар. Каждый из 12 человек, включая девять пассажиров и трех членов экипажа, изолированы в отдельные боксы. Диагноз на сегодняшний день подтвержден у семи человек – шести пассажиров и одной бортпроводницы.

Что касается оповещения о появлении новых очагов (такой вопрос задали спикеру), она сказала: «Давайте договоримся, что ежедневно я на таком брифинге буду сообщать о новых очагах. Очаг может быть организован в любое время дня и суток. Мы работаем 24 часа в сутки. Последние два новых случая были выявлены под утро, и с того времени они отрабатываются».

Акиматы вместо КСК

Со вчерашнего дня изменены подходы в дезинфекции города, ранее ее проводили КСК самостоятельно, теперь эти работы будут проводиться акиматом города. Решение принято оперативным штабом.

Комментируя эти изменения, спикер отметила, что на сегодняшний день привлечены дополнительные силы со стороны министерства обороны. Они группами, бригадами осуществляют обработку города по адресам, которые указывает районный акимат. «Вся информация о необходимости дезинфекции поступает в районные акиматы», – уточнила собеседница.

Она также рассказала, что все КСК, кроме того, задействовали свои договора, которые они обязаны иметь с частными дезкомпаниями, и эти организации дополнительно обрабатывают подъезды и т.д. «Эта мера нужная и необходимая для того, чтобы обеспечить защиту и профилактику», – подчеркнула представитель госоргана.

Сами средства, которые распыляют для дезинфекции, могут быть опасными только в том случае, если человек находится вблизи в тот момент, когда проводится опрыскивание. «Костюмы и респираторы для тех, кто проводит обработку, – это мера безопасности прежде всего для них. Когда вы видите, что идет обработка, в этих местах нежелательно находиться», – сказала она.

Отвечая на вопрос о том, через какое время можно посещать обработанную территорию, не опасаясь вредного воздействия, спикер сообщила, что такой опасности нет, потому что средство практически сразу оседает.

Она также отметила, что акимат принял решение два раза в день обрабатывать, и этого «в принципе придерживаются».

В целом санитарные службы уже 76 дней проводят обработку. Защитными средствами работников обеспечивают и минздрав, и акимат Алматы. «И есть лица, которые в рамках гуманитарной помощи поставляют указанные средства защиты», – сообщила спикер.

Также она отметила, что по поручению министра здравоохранения в Алматы направлены эксперты, эпидемиологи со всех регионов Казахстана. Их 82, они отрабатывают на блокпостах. «Районные акимы создали для них условия для проживания, питания и т.д. Мы обеспечили их спецодеждой – костюмами, масками, перчатками и всем, что необходимо для защиты», – отметила спикер.

Кто считается контактным и кому нужны маски

Близким контактом, который может заболеть, может быть только человек, который общался с больным на расстоянии менее двух метров более 15 минут.

«С учетом этого жильцы по очагам не относятся к категории контактных, не являются подверженными опасности, в связи с чем они на сегодняшний день находятся просто под медицинским наблюдением. В случае выявления катаральных явлений у любого жителя мы доставляем его на скорой и обследуем на наличие вируса», – пояснила Айзат Молдагасимова.

В первую очередь, по ее словам, маски нужно носить тем, кто имеет катаральные явления, – для того, чтобы обезопасить окружающих. «Если вы, будучи здоровым, места массового скопления, вам тоже нужно будет надеть», – сказала она.

Касательно пошива масок частными предпринимателями, это не возбраняется. «Во многих странах задействована даже целая армия для пошива масок», – отметила спикер.

И добавила, что тканевая маска подлежит обработке, ее нужно стирать и гладить горячим утюгом. Главное – вовремя менять и обрабатывать такую маску.

О нарушителях и медучреждениях

Кто следит за соблюдением санитарных рекомендаций в магазинах? Отвечая на этот вопрос, Айзат Молдагасимова рассказала, что при городском штабе созданы мониторинговые группы, в том числе группа по крупным торговым центрам, где реализуются продукты питания. Она следит в первую очередь за соблюдением (в объектах торговли. – Ред.) санитарно-дезинфекционного, масочного режима.

«Результаты работы мониторинговой группы оглашаются непосредственно в штабе. Затем принимаются меры, к административной ответственности привлекаются (нарушители. – Ред.)», – сообщила спикер.

Что касается медорганизаций, то собеседница напомнила, что постановление об усилении санитарно-профилактических мер и введению карантина во всех медицинских организациях было принято ранее, оно касается и государственных, и частных медицинских центров.

Все медцентры, которые принимают и обслуживают больных, обязаны соблюдать и усилить санитарно-дезинфекционный режим, проводить при входе термометрию, соблюдать масочный режим как среди пациентов, так и среди сотрудников.

Где в Алматы расположены очаги КВИ

На сегодняшний день на территории города Алматы зафиксировано 15 очагов коронавирусной инфекции.

В Алатауском районе – два очага, расположенных по адресу мкр. «Заря Востока», ул. Сары-ой, 234; мкр. «Аккент», 7.

В Алмалинском районе – четыре очага по адресам: ул. Желтоксан, 125; ул. Байтурсынова, 78/1; ул. Жарокова, 16; ул. Жарокова, 7.

В Медеуском районе – три очага по адресам: ул. Зенкова, 59; ул. Достык, 162; ул. Гоголя, 75.

В Жетысуском районе – два очага, по ул. Енликгул, 34а; Волочаевская, 51.

В Турксибском районе – четыре очага, по адресам: мкр. «Алтай-1», 8; мкр. «Жас Канат», 86; ул. Майлина, 77; ул. Спасская, 63.

Елена Тумашова

Нацбанк перестал бороться с рынком?

Регулятор не участвовал в торгах, рынок «увидел» равновесный курс.  

16 Март 2020 16:27 2363

Нацбанк перестал бороться с рынком?

В понедельник, 16 марта, курс продажи доллара в обменных пунктах Алматы и Нур-Султана достиг 440 тенге за доллар. С утра цена стала меняться очень быстро, на табло стали появляться значения «418», «420», «425», ко времени 11:30 появилось значение «440». Позже многие обменники приостановили продажу американской валюты. К 15:00 в Алматы можно было купить доллары по максимальной к этому моменту стоимости – 438, в Нур-Султане – 437,5 тенге за доллар. На 16 марта действует официальный (рыночный) курс 405,46 тенге за доллар.

Между тем на бирже не была обновлена информация о средневзвешенном курсе по состоянию на 11:00. Это время, когда на бирже делают первый «срез» торгов по паре «тенге-доллар», далее средневзвешенный курс указывается на 15:30, и по этому времени устанавливается официальный курс на следующий день.

В 11:15 KASE разместила на своем сайте сообщение о том, что на 11:00 сделок по инструменту USDKZT_TOM совершено не было. При этом торги открылись в штатном режиме – в 10:15.

«Сложилась ситуация, когда никто доллары продавать не хотел, а желающих покупать американскую валюту было очень много. В таких случаях обычно валюта «пролетает» дальше, до уровня, где теоретически могут начаться продажи. Такую картину мы и увидели с курсом», – прокомментировал для inbusiness.kz эксперт международной брокерской группы TICKMILL Арман Бейсембаев.

Сделки начались на уровне 435

В 13:30 биржа выпустила сообщение о том, что по состоянию на 13:20 средневзвешенный курс USDKZT_TOM составил 434,38 тенге (+28,76) при объеме 74,9 млн долларов США. Также было сообщено, что в связи с отклонением цены от цены последней сделки предыдущего торгового дня на 1,5 % был применен франкфуртский аукцион. Отметим, этот метод применили на KASE впервые на торгах долларом 9 марта.

«Скорее всего, именно на этих «высотах» и появились какие-то сделки, – говорит Арман Бейсембаев о сложившемся на уровне 435 курсе. – А паника появилась, скорее всего, из-за режима ЧП».

О введении чрезвычайного положения с 08 часов 00 минут 16 марта 2020 года до 07 часов 00 минут 15 апреля 2020 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев объявил накануне, 15 марта.

«Появился огромный спрос на доллары, с одной стороны. С другой – адекватного предложения не поступало, потому что Нацбанк отказался поддерживать курс, проводить интервенции и предлагать, соответственно, доллары. А поскольку «сверху» Нацбанка нет, а «снизу» есть давление спроса на доллары, то мы и увидели рост доллара», – продолжает эксперт.

Утром в понедельник, 16 марта, Национальный банк сообщил о сохранении базовой ставки в размере 12% с процентным коридором +/-1,5 п.п.

Этот уровень финрегулятор установил во вторник, 10 марта, подняв базовую ставку с 9,25% и расширив процентный коридор с +/-1 п.п. Решение было внеочередным и было принято как антикризисная мера против влияния внешних рисков. Тогда же НБК сообщил, что при необходимости будет проводить валютные интервенции для обеспечения стабильности финансовой системы.

Что сообщил Нацбанк

В сообщении о сохранении базовой ставки на уровне 12%, распространенном в понедельник, 16 марта, Нацбанк указал, что в период с 10 по 13 марта был принят «ряд оперативных и упреждающих мер».

«Для стабилизации ситуации на валютном рынке в условиях резкого изменения внешних условий торговли и дефицита предложения иностранной валюты Национальный Банк проводил валютные интервенции, выступая в отдельные периоды единственным продавцом», – говорится в сообщении.

До конца прогнозного периода Нацбанк будет учитывать 35 долларов за баррель нефти марки Brent в качестве базового сценария (пересмотрено видение динамики нефтяных котировок с 60 долларов за баррель).

«С настоящего момента, с учетом новых фундаментальных реалий, Национальный банк намерен способствовать формированию равновесного курса в соответствии с политикой свободного курсообразования и инфляционного таргетирования. Национальный банк продолжает мониторить ситуацию и сохраняет за собой право на сглаживание колебаний курса, не отражающих действие фундаментальных факторов и в случаях угрозы финансовой стабильности», – говорится также в сообщении НБК.

Пока без интервенций?

На взгляд Армана Бейсембаева, в сообщении финрегулятора прозвучал посыл: «Учитывая текущие обстоятельства, Нацбанк обеспечит режим свободно плавающего курса и практически не будет участвовать в торгах».

«По крайней мере, сегодня, насколько я понял, Национальный банк в торгах не участвовал. И, поскольку НБК перестал сдерживать курс, перестал его определять и отдал бразды правления в руки рынка, рынок посчитал, что равновесный курс находится в районе 435 тенге за доллар. Не исключено, что именно на этом уровне сегодняшние торги и закроем», – комментирует аналитик.

На его взгляд, скорее всего, НБК принял решение не сжигать золотовалютные резервы, посчитав, по всей видимости, на фоне паники это вредным и неэффективным. «Потому что резервы будут сожжены, а в итоге курс все равно двинется в ту сторону, в которую захочет. У нас же неэффективный рынок, по сути дела, рынка нет, если можно так сказать. Поэтому и решили отпустить. А Нацбанк решил сэкономить в этом плане. Если до этого он участвовал в торгах и пытался сдерживать, контролировать и управлять, то сейчас он перестал это делать. Как минимум сегодня», – считает собеседник.

Ставку тоже не стали поднимать

Говоря о том, как долго может продолжаться «полет», Арман Бейсембаев предполагает: пока курс не достигнет тех уровней, на которых себя видит. «Тогда все устаканится, и, судя по всему, это уже и происходит», – считает эксперт.

Он также отмечает, что ожидал дальнейшего повышения базовой ставки и даже не исключал увеличения до 20-25% («если вы хотите сбить панику, нужны решительные меры»), поскольку для сдерживания курса центральный банк может напрямую участвовать в торгах и в качестве дополнительной меры к этому использовать повышение базовой ставки.

«Но оставили 12%. Это опять же говорит о том, что Нацбанк принял решение не держать курс, и значит, мы будем просто ждать, пока он стабилизируется на каком-то уровне. Судя по всему, 430 – это равновесный курс, который видит рынок. С другой стороны, решили не убивать внутренний рынок и не позволить дорожать деньгам, чтобы кредиты не стали слишком неподъемными. И поэтому базовую ставку оставили на прежнем уровне», – поясняет собеседник.

На его взгляд, это говорит о том, что Нацбанк перестал бороться с рынком. И рынок теперь будет определять курс таким, каким его видит.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: