RU KZ
Возрождение журналистики 90-х?

Возрождение журналистики 90-х?

12:21 11 Май 2020 2972

Возрождение журналистики 90-х?

Автор:

Кульпаш Конырова

Динара Егеубаева: «Прямые эфиры в соцсетях – это новая форма телевидения».

Почему сегодня мы наблюдаем возвращение многих знаменитых и именитых журналистов постсоветского пространства, но большинство из них возвращается не на ТВ, а в социальные сети, открывают свои YouTube-каналы? В соседней России данный тренд наблюдается уже давно, достаточно вспомнить Пивоварова, Парфенова – известных журналистов, за которыми наблюдала вся страна. Долгое «молчание» Динары Егеубаевой нарушил карантин, известная когда-то на казахстанском ТВ телеведущая надолго пропала из эфира, и вот в карантин Динара вышла со своей серией интервью. Сайт inbusiness.kz провел серию интервью известных казахстанских журналистов, которые в карантин вспомнили о том, что такое профессия и как зарабатывать по-новому. Какие возможности открыл карантин журналистам-профессионалам?

– Динара, после долгого отсутствия на телеэкранах страны во время карантина Вы вышли в эфир на площадке Facebook. Сегодня все больше и больше профессиональных журналистов, ушедших на «дистанционку», создали, можно сказать, персональные телеканалы. Что это – тренд времени?

– С введением карантина мы оказались в необычных условиях. Нашей реальностью стали ограничения, и мы с ними согласились, поскольку они были связаны с нашей безопасностью.

Однако наша деятельность внутри своих пространств определялась нами самими, и многие журналисты решили продолжить свою профессиональную работу. На мой взгляд, это было очень правильное решение, поскольку, с одной стороны, поток новостей увеличился, с другой стороны, кто-то должен был их коррелировать с происходящими событиями.

Поэтому выход в формате «эфиров из дома» стал оптимальным решением для продолжения журналистской работы. И, как мы видим, таким форматом воспользовались во всем мире. Он непривычен, поскольку нет профессиональных студий, освещения, камер, монтажа, но, как выяснилось, даже без всего этого информация может быть передана и услышана.

Работа из дома хоть и вынужденная мера, но была принята по собственному желанию. И это радует, потому что в условиях карантина мы все-таки могли принимать ни от кого не зависящие решения.

– Как Вы думаете, телевидение становится персонифицированным? Не приведет ли это к тому, что отпадет необходимость в медиахолдингах?

– Прямые эфиры в соцсетях – это новая форма телевидения. К примеру, название YouTube очень точно ее определяет. YouTube буквально означает, что вы – телевизор. И в этом случае можно говорить, что телевидение становится персонифицированным.

Хотя, на мой взгляд, эта тенденция началась задолго до карантина. К примеру, первые программы, названные именем ее автора, стали появляться лет 10 назад. Или каждый телевизионный канал всегда имел свои «лица».

Но, так или иначе, на ТВ или в соцсетях зритель реагировал и продолжает реагировать на персону создателя программы, а еще точнее, на его репутацию. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что телевидение всегда было персонифицированным.

– Что будет с телевидением в его привычном формате? Как считаете?

– Что касается телехолдингов, то, на мой взгляд, они не нужны (я имею в виду в Казахстане). Их наличие я объясняю только тем, что, имея несколько объединенных телеканалов, а это может позволить себе только государство, проще получить солидную финансовую поддержку. И при этом не важно, какие у каналов рейтинги. В условиях честной конкуренции деньги распределялись бы иначе. Лучше объединять профессионалов, способных принести большую пользу и выгоду, нежели целые каналы, которые сейчас уже мало кто смотрит.

Основная ТВ-аудитория – это люди 65+. Но времена изменились, и я вполне допускаю, что в ближайшем будущем привычное нам телевидение себя изживет. Нашими «телевизорами» станут часы, очки и другие гаджеты, которыми гораздо удобнее пользоваться. Мы не знаем, каким станет мир даже через год, но уже точно известно, что привычные для государства форматы перестали работать, и замена им уже пришла.

– Одно время на широкую аудиторию в социальных сетях вышли блогеры, далекие от журналистики. Но теперь мы видим, что и профессиональные журналисты вышли в социальный эфир, например Вадим Борейко и Вы… Выше Вы сказали, что выход в формате «эфиров из дома» стал оптимальным решением для продолжения журналистской работы. Но все же после долгого молчания Вы снова вышла в эфир?

– Я активизировалась в соцсетях, только когда начался карантин. Нужно было чем-то заняться, чтобы оставаться в нормальном для себя состоянии. Лично на меня карантин действовал удручающе. Поначалу я планировала прочесть новые книги, улучшить английский, приобрести полезные навыки. Но у меня не получалось, поскольку я не могла убедить себя в том, что все в порядке.

И в один из таких дней я прочла, что «кризис» по-китайски состоит из двух иероглифов, один из которых означает «проблема», второй – «возможность». И я дала себе возможность вновь заняться любимым делом.

Я начала вести прямые эфиры со своими друзьями из разных стран, которые рассказывали, как они живут на карантине и как ведет себя в этой ситуации их государство.

Увидев разницу между действиями их и наших властей, я решила продолжить эфиры темой карантина в Казахстане. К тому моменту уже стали очевидными многие проблемы. Нужны были объяснения, потому что решения властей вызывали вопросы.

Ответы я искала у независимых от госорганов экспертов. Конечно, охватить все темы было невозможно, но, делая это вместе с другими журналистами, я, надеюсь, что тоже вносила свой маленький вклад.

Сейчас я готовлю новые серии, которые будут посвящены Казахстану после карантина и его последствиям.

Я обсуждаю темы, которые интересны мне и, надеюсь, моей аудитории. А еще я таким образом выражаю собственную позицию, и это тоже для меня важно. Конечно, мне не хватает профессиональной съемки и обрамления своих эфиров, но, как мне кажется, очень важно сейчас не молчать и говорить о проблемах даже в таком формате. Иначе ничего не изменится.

И еще мне кажется важным понимание того, что проблемы далеко не закончились и этот год будет очень нелегким. Поэтому нам всем нужно быть к этому готовыми. И для этого понимания тоже нужна информация, которую я вместе с другими журналистами пытаюсь найти.

Есть ли у такого формата будущее?

– Думаю, что да. К сожалению, казахстанское телевидение не дает информации, которую общество должно и хочет знать. Более того, наше телевидение потеряло «право первой ночи». К тому времени, пока телевизионные информационные службы готовят свои выпуски, новости перестают быть новостями. Интернет реагирует гораздо оперативнее и интереснее. К тому же там больше свободы.

– Хорошо, тогда какие планы по развитию телеканала Динары Егеубаевой? Будет ли оно регулярным?

– Пока рано называть мои домашние эфиры телеканалом. У меня еще нет необходимых для его создания ресурсов. Но я планирую работать в этом направлении.

Кульпаш Конырова