/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 26 707,38 KASE 2 304,73
РТС 1 461,22 FTSE 100 7 042,47
DOW J 26 963,08 Медь 5 661,49
«Лаборатория вкуса»: тандем цены и качества

«Лаборатория вкуса»: тандем цены и качества

Столичные заведения удивляют даже самых искушенных гурманов.

17 Май 2018 07:00 4928

«Лаборатория вкуса»: тандем цены и качества

Автор:

Саян Абаев

Фото: Мария Матвиенко

Новости

Все новости

«Вы пришли сюда не есть, а получать эстетическое наслаждение», – твердят дорогие рестораны с мишленовскими звездами, выписывая гостю огромный чек за 100 граммов фирменного салата. Платить за звезды или нет – каждый решает сам. Но стоит ли, когда вокруг есть места намного интереснее, готовые вкусно накормить за символическую плату и создать комфортную атмосферу. В одном из таких заведений удалось побывать abctv.kz.

Lab restobar – «незвездный» рестобар, расположившийся в самом сердце столицы, на стыке Правого и Левого берега, часть большого и самого старого развлекательного комплекса в Астане «Думан», который в 2017 году был трансформирован в центр семейного отдыха Ailand.

Огромная летняя терраса заведения, ставшая в прошлом сезоне излюбленным местом для множества тематических встреч и вечеров, уже готовится к официальному открытию своего второго сезона. К слову, по этому случаю администраторы обещают устроить грандиозную вечеринку New York style.

Классический и изысканный интерьер террасы перекликается с необычным интерьером самого рестобара, выполненного в современном стиле «лофт». Кирпичные стены, деревянные полки, каменные колонны и потолки из металлических конструкций дополняются большими панорамными окнами.

Вместо того чтобы «спрятать все под панели», дизайнеры оставили образ заведения незавершенным, предоставив гостям возможность «пофантазировать».

Благодаря интерьеру, разнообразному меню и необычной подаче блюд Lab restobar носит еще одно, неофициальное название «Лаборатория вкуса».

«Здесь другие тона, другая выдержка, используется нетрадиционная посуда. Если в ресторанах все подается в классическом стиле, здесь для подачи блюд применяется буквально все: бумага, стекло, камень, дерево, трава. То есть создается максимальный комфорт, чтобы получить от гостей максимальное удивление. Изначально мы, конечно, планировали, что будем использовать для этих целей пробирки и мензурки, как это обычно бывает в лабораториях. Но оказалось, что такую посуду не так-то просто найти, практически невозможно. Поэтому мы на время от этой идеи отказались», – рассказывает шеф-повар Михаил Дорохов.

Шеф-повар, как известно, это сердце любого ресторана. Это профессионал с интересной жизненной философией, готовый поделиться с миром своим опытом и навыками в виде изысканных и необычных блюд.

35-летний Михаил родом из солнечного Шымкента, начал свою карьеру в 17 лет с подмастерья. Теперь он шеф «большой кухни», сплотивший вокруг себя команду единомышленников. Признается: в самом начале чистил картошку. А потом случился резкий поворот: учеба в итальянской школе кулинарии, престижная работа и совершенно нежданные стажировки в Куршавеле и Сан-Тропе. Считает, что к карьерному успеху его привела прежде всего любовь к своему делу и гостям.

«В Шымкенте раньше даже такого понятия не было, как шеф-повар. Для всех это был обычный кухонный работник, который стоит на кухне с утра до ночи, чистит овощи, режет мясо, варит борщи. За рубежом все по-другому, там это специалисты высокого уровня, а кухня – это место, где царит особая атмосфера. Наверное, поэтому я по приезду решил расширить немного свои границы и переехал в Астану», – делится он воспоминаниями c abctv.kz.

В Lab restobar Михаил работает всего пять месяцев, но уже вносит свои изюминки в ежедневное меню. Несмотря на то, что большинство гостей, по его словам, предпочитают ограничиваться при заказе привычными стейками и суши, бывают и те, кто готов к вкусовым экспериментам. В этом случае шеф-повар рекомендует брать самое необычное блюдо, к примеру «конину моцарелла».

Это блюдо готовится из самой мягкой и нежной части животного. Вырезка жарится буквально за две-три минуты, в зависимости от толщины резки, и подается с добавлением моцареллы в сыворотке, то есть молоке буйволицы, а также с соусом песто и запеченной сахарной костью с мозгом, которую гость выбивает на ложечку и обмазывает блюдо.

«Я люблю совмещать вкусы – сладкое с кислым, варенье с тем же супом. Но при этом всегда ищу золотую середину, чтобы это понравилось прежде всего гостю», – делится шеф-повар.

Европейское мясо он считает безвкусным, а итальянскую кухню называет «бедноватой» в отличие от казахской и русской. Но итальянскую пиццу при этом готовит с большим удовольствием.

Говорит, в купольной печи на дровах, из итальянской муки и натурального сыра она получается настоящей – пышной с хрустящей корочкой.

«Уж наши гости это точно знают!» – уверяет Михаил Дорохов.

Средний чек в заведении вытягивает на три тысячи тенге. За эти деньги, по его словам, можно заказать суп, салат и горячее. Если бюджет ограничен, предлагает останавливать свой выбор на вкусном холодце из телятины.

В ближайшее время меню заведения планируют обновить и добавить в него новые фирменные блюда. Какие именно, шеф-повар пока не раскрывает завесы, но уверяет: это будет новая вкусовая гамма.

Больше всего, признается он abctv.kz, любит жарить на фритюре сазана.

«Я люблю готовить рыбу – нашего сазана, промаринованного оливковым маслом с добавлением тимьяна, разных трав для аромата и лимончика. Приправами я особо не увлекаюсь. Это яд, потому что там содержится много добавок, не прошедших сертификацию. Я предпочитаю пользоваться только солью и перцем. К сазану во фритюре я всегда подаю жареный лук, карамелизированный сахаром, и добавляю туда немного вина», – рассказывает он.

За качество продуктов Михаил ручается, уверяя, что заведение работает только с официальными поставщиками и фирмами, которые прошли полный контроль качества и могут предоставить все сертификаты и справки из СЭС. Над качеством блюд и сервисом, говорит он, здесь также работают постоянно. Любые жалобы или замечания служат поводом для совершенствования.

Несмотря на то, что работа на кухне непростая, порой приходится стоять по 12-14 часов на ногах или вовсе оставаться на работе сутками, шеф-повар не жалуется. Отмечает: настоящий профессионал должен быть стрессоустойчивым и, несмотря ни на что, всегда пребывать в отличном настроении, потому как от этого зависит настроение и лояльность гостей.

К слову, пару лет назад новым Трудовым кодексом профессия повара в Казахстане была приравнена к тяжелому труду наравне с работниками заводов.

А вот работа бармена, по словам шеф-бармена рестобара Александра Тимофеева, физически тяжелой не считается. Зато это большой моральный труд. Человек за барной стойкой, по его словам, должен быть адекватным и немножко психологом.

«Люди часто приходят за бар поговорить, что-то рассказать, чем-то поделиться, и ты должен уметь поддержать, быть эрудированным и коммуникабельным. Морально тяжело, конечно, пропускать через себя огромный поток информации, которую тебе доверяют гости. Но нельзя просто отвернуться, нахамить и уйти, нужно просто учиться фильтровать информацию. Это все приходит с опытом», – рассказывает он о своей работе.

Александр работает барменом с 13 лет. Начинал с должности барбэка в Санкт-Петербурге, совмещая работу с учебой в институте. Больше восьми месяцев был простым помощником, а потом заслужил признание коллег по бару и получил место за стойкой. Возвратившись в Казахстан, отказаться от новой профессии уже не смог.

«Профессия популярна тем, что не надо получать специальное образование, можно просто прийти, научиться и работать. Но если в Казахстане в бармены идет только молодежь от 18 до 25 лет, то в России и Европе это направление более развито среди людей старшего возраста, которым далеко за 50 лет. Мы, так же как официанты и повара, тоже стремимся к европейскому уровню, чтобы нас воспринимали не как обслуживающий персонал, а как тех же специалистов – инженеров или строителей. Правда, идем к этому семимильными шагами. Астана и Алматы являются флагманами в этом направлении», – делится он с abctv.kz.

Шеф-бармен считает, что культура питья в Казахстане только начинает зарождаться, когда человек приходит в заведение не «напиться и наесться», а получить эстетическое удовольствие. И конкуренция в этом плане среди заведений большая, но вот удивлять, уверен он, умеют далеко не все. В Lab restobar» гостей удивляют открытым коктейльным меню, когда по желанию гостя бармены могут «сымпровизировать» оригинальный напиток.

«У нас свободный подход к гостям, никакого гламура. Мы стараемся сделать так, чтобы им было максимально комфортно у нас, как будто они пришли в гости, а не в крутое заведение, где надо напрягаться и думать постоянно о том, как их здесь оценят. Мы всегда готовы помочь и подсказать», – добавляет напоследок бармен, приглашая abctv.kz снова заглянуть в гости.

Профессиональная команда Lab restobar лишний раз доказала: дело вовсе не в звездах, а в отношении к делу. Порой «беззвездные» заведения могут оказаться гораздо уютнее самого дорогого ресторана.

Саян Абаев

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Ресторанный рынок ждет год большого тестирования

Какие форматы заведений питания останутся?

05 Январь 2020 10:21 5712

Ресторанный рынок ждет год большого тестирования

Посетители меняют форматы заведений, ТРЦ повышают арендные ставки, конкуренты из соседних стран заходят на рынок, бары и столовые «отнимают» клиентов у ресторанов, качественное мясо отправляют на экспорт. Кто устоит на ногах и переживет испытания, предстоящие рынку в 2020 году, и как отрасль прожила 2019 год – об этом inbusiness.kz рассказали эксперты ресторанного бизнеса.

Юрий Пааль, ресторатор:

– В 2019 году случились все те факторы, о которых мы говорили в начале года: на рынке все стабилизировалось, и игроки, которые пошли правильным путем, адаптировали свой средний чек и переориентировались на более дешевый сегмент, зафиксировали и усилили свои позиции.

Конечно, много заведений закрылось, ушло в тень и практически «растворилось», многие проекты не получили инвестиции и не вышли на рынок.

Но в то же время в прошлом году, как и в позапрошлом, очень сильно развилась индустрия фастфуда. В этом сегменте хорошо отметился казахстанский проект – лапшичная, появилось очень много небольших российских проектов, заходит на наш рынок американская сеть ресторанов быстрого питания. В целом все сети усилились: они заняли позиции во всех торговых центрах и стабильно работают.

«Обычные» рестораны – те, которые работают в категориях «А» и «Б», как и ожидалось, просели и ушли в сегмент дешевых заведений. У них более доступный средний чек, но, к слову, в прошлом году он немного вырос – до 3500-4000 тенге. То есть то, о чем мы говорили, что нужно немного переориентироваться, и произошло.

Посещаемость в заведениях питания значительно выросла. Я знаю порядка 10 основных предприятий, которые занимаются сетевым бизнесом. Это и столовые, и рестораны, и фастфуд, у которых посещаемость поднялась в среднем на 30-35%, а средний чек за весь год увеличился как минимум на 15-20% (конечно, в некоторой степени связано с подорожанием продуктов).

Но в целом, я считаю, отрасль развивается очень хорошо, продуктивно. Ей только немного мешают условия, которые создают арендодатели на площадях. В 2020 году значительно и повсеместно увеличится арендная плата. В связи с этим мы ожидаем повышение цен в ресторанах и заведениях фастфуда. Например, два крупных торгово-развлекательных центра подняли свои расценки на 60-80% на этот год, соответственно, нужно ожидать сопоставимый рост цен в заведениях питания.

Плюс еще рост стоимости сырья. У нас у всех нестабильные позиции. И у тех, кто работает на курином материале, и у тех, кто на мясе. Мука тоже дорожает. Поэтому в целом в этом году ожидается повышение цен в заведениях питания.

Но при этом, я уверен, поток посетителей будет только увеличиваться: люди сейчас могут позволить себе питаться вне дома, но другое дело – они не могут позволить себе заведения высоких категорий и выбирают в основном фастфуд и заведения с низким чеком и не требуют повышенного сервиса.

Поэтому дорогостоящие рестораны как бизнес развиваться не будут. Новых игроков в этом сегменте ожидать не стоит, а те, которые уже работают, скорее всего, будут уходить в формат casual – доступных заведений с одинаковым ассортиментом недорогих блюд.

Поэтому сейчас и популярны заведения с паназиатской кухней, всевозможные лапшичные, раменные, суши-бары, пиццерии, бургерные. Бургерные – это вообще бум, он до сих пор продолжается. В прошлом году, например, у нас открылась одна очень дорогая франшиза. Но, думаю, свои позиции на передовой в этом сегменте сохранят мировые сети, которые уже существовали, и вот сейчас еще американская заходит. И вот этим небольшим конгломератом они завоюют практически весь простор нашего пищевого рынка.

В то же время усиливают свои позиции столовые – те, которые работают в основном в пятидневку, и те, которые предлагают не только обед, но и ужин. Потребители активно переходят на такой формат.

Банкетные залы – их большое количество, но они очень прибыльные и достаточно востребованные, и у них тоже наблюдается заметный рост прибыли и дохода.

Шашлычные, скорее всего, будут в этом году закрываться из-за проблем с сырьем. В прошлом году баранина – качественная, отборная – стала в больших объемах уходить в Иран, здесь на рынке хорошего мяса не осталось, если оно и есть, то дорогое. А люди уже привыкли к качественному шашлыку из хорошего мяса. Поэтому в этом сегменте проблемы, и они в этом году, скорее всего, будут усугубляться.

Интересна ситуация с барами. Такой формат заведений характерен больше для Нур-Султана и Алматы, и там тоже очень высокая маржинальность, они наценки делают примерно 1 к 20. Бары востребованы, молодежь их активно посещает. Это новый тренд. Барный бизнес отъел значительную часть дохода у ресторанного бизнеса. Там практически нет кухни, небольшие закуски, дешевые по сырью, но дорогостоящие на выходе, и алкоголь, который в ресторанах практически не употребляется. Сейчас редко можно увидеть, чтобы в ресторане были хорошие продажи по бару. Люди научились считать деньги и делают правильное распределение: вечером приходят, например, в столовую, где можно качественно и недорого поужинать, и затем идут в бар, минуя застолье в ресторане. Поэтому рестораны остаются в небольшом количестве, они дорогие, и в этом году их, скорее всего, будет все меньше и меньше.

Будет больше столовых, отдельных баров, фастфуда, причем не новых форматов, а тех, которые в прошлом году стабильно на ноги встали, забили свои места на площадях – только они могут тянуть такую большую аренду, которую предлагают ТРЦ.

Новичкам в этом году будет сложно, а через год и вообще делать нечего: весь рынок будет уже освоен и стабилизирован. Перспективы могут быть только у тех игроков, которые в прошлом году смогли пройти все эти этапы, удержаться, остаться на рынке. Если удержатся и в этом году, то останутся надолго, на ближайшее десятилетие – точно.

Андрей Мокич, ресторатор, бренд-шеф:

– Мне тяжело говорить обо всем рынке, я ориентируюсь на свои проекты. В этом году я открыл два проекта с ближневосточной кухней и оказывал консалтинговые услуги как проектный бренд-шеф ряду других проектов. Основываясь на этом опыте, могу сказать, что сам рынок постоянно развивается, и под него надо адаптироваться. Те, кто идут в ногу с гастрономическим миром, чувствуют себя уверенно.

Все три показателя – посещаемость, оборот, прибыль – управляемы. У каких-то ресторанов они выросли, а у каких-то упали. Но подчеркну: это не стихийные показатели, а управляемые.

Рестораны всегда открываются и закрываются, каждый год. В этом году также – кто-то закрылся, кто-то открылся. Открытий было много, появляются новые игроки. Новые форматы появляются. Отчасти мы их сами создаем. Например, моя идея сделать ресторанную еду на фудкорте в торгово-развлекательном центре – это тоже новый формат.

Думаю, на рынке будет укрепляться концепция гастрономических пространств в торговых центрах. Их расцвет увидим в 2020-2021 годах. На мой взгляд, в ближайшем будущем появится много интересных гастрономических концепций.

Регионы сейчас тоже развиваются и становятся все интереснее, и туда заходят крупные сети. Заведения активно открываются, в частности в Актау, Атырау, Караганде, также в Нур-Султане. Конечно, не все концепции подходят регионам. Но мне приходило много запросов из регионов.

Гости все больше обращают внимание на здоровую еду, на качество питания. Средний чек в этом году вырос в среднем до 20% по сравнению с прошлым годом из-за удорожания продуктов. Поскольку мы зависим от их стоимости, и она растет, в следующем году, думаю, цены в заведениях еще немного вырастут.

Найля Калтаева, ресторатор, проект-менеджер в сфере ресторанного бизнеса:

– Очень сложно говорить о том, был ли в прошлом году явный спад или явный подъем на ресторанном рынке. Думаю, это очень индивидуально, кто-то ощутил спад, а кто-то – подъем.

С точки зрения развития сферы в целом можно заметить, что у игроков появляется все больше понимания того, что продукт – понятие цельное, у него много составляющих, и это не только блюдо, которое производит ресторан или кофейня.

Также появляется понимание доходности и бизнес-планирования. Изменился подход к среднему чеку: рестораны стали его планировать при формировании ценовой политики и своего меню, и это тоже говорит о росте профессионализма в ресторанном бизнесе.

Прошлый год еще раз дал понимание рынку: сила и возможности развития – в сотрудничестве и единении. Можно отчетливо наблюдать это в гастропространствах торговых центров, где сейчас представлены в основном локальные концепции, что особенно приятно.

Вместе с тем интересно, что на рынке появилось много проектов из Кыргызстана, они занимают уже достаточно большую нишу.

Если говорить о концепциях, которые стали наиболее популярными, то можно отметить бум на кофе. В этом направлении появляется очень много новых игроков, включая и сетевые проекты, и маленькие точки, где продают кофе на вынос. Причем потребителю наконец-то стала важна не только цена, но и сорт, и страна происхождения кофе, и степень обжарки зерен. Отдельно хочу сказать о кофейных модулях на АЗС. Набирает обороты и чайная история. В 2020 году мы ожидаем чайно-кофейный бум.

Елена Тумашова

«Идеи ГЧП в школьных столовых хорошие, а исполнение плохое»

Арендаторы школьных столовых назвали непродуманными условия реализации проекта по модернизации школьных пищеблоков Усть-Каменогорска.

16 Май 2019 15:32 2544

«Идеи ГЧП в школьных столовых хорошие, а исполнение плохое»

Фото: sputniknews.kz

В областном центре Восточного Казахстана приступили к проекту по модернизации школьных столовых, который в прошлом году предложила партия Nur Otan. До 27 мая 2019 года объявлен прием заявок на участие в конкурсе по 44 проектам государственно-частного партнерства, призванного «осовременить» школьные столовые, улучшить обслуживание их пищеблоков. Объявление об этом помещено на официальном сайте АО «Региональный центр государственно-частного партнерства ВКО».

Как следует из текста объявления, проект предполагает «проведение частным партнером ремонта пищеблока школьной столовой, поставку оборудования, мебели и инвентаря, а также предоставление услуг по питанию обучающихся в 44 общеобразовательных организациях Усть-Каменогорска». По словам предпринимателей, победителям конкурса придется ремонтировать канализацию, вставлять новые окна, менять двери, радиаторы отопления, белить-красить, но это все авторы проекта называют косметическим, а не капитальным ремонтом, несмотря на огромный объем работы. Объектом ГЧП являются пищеблок и обеденный зал школьной столовой школ города, предоставление услуг питания обучающихся. Областные средние учебные заведения в проект не вошли.

Вклад государства в проект ГЧП заключается в том, что оно дает возможность бизнесменам работать в школах, по которым они выиграли конкурс, семь лет, а не один год, как сейчас. Более того, ранее они заключали договоры на аренду школьных столовых с руководством учебных заведений, теперь же партнерами бизнеса со стороны государства выступают акимат ВКО в лице областного Управления образования, акимат Усть-Каменогорска в лице городского отдела образования, общеобразовательные учреждения – школы городского подчинения.

Деньги огромные – срок маленький

По словам предпринимателей, все бы ничего, но по условиям конкурса они обязаны в течение двух летних месяцев, с середины июня по 15 августа, вложить в ремонт, покупку оборудования, мебель и инвентарь от 10,8 млн до 47 млн тенге в зависимости от «убитости» столовых и запросов школьного руководства. Общая сумма вложений во все 44 школьные столовые Усть-Каменогорска от бизнеса должна составить свыше 1 млрд тенге. По мнению многих предпринимателей, такая сумма является для них неподъемной.

«Сумма вложений большая, срок для модернизации маленький, – считает предпринимательница Яна Родякина. – Условия считаю драконовскими, но на уступки никто не идет. Ощущение, что конкурсную документацию составляли впопыхах. В ней много опечаток, ошибок, неточностей, хотя она прошла, как нам говорят, экспертизу. К примеру, в конкурсной документации для одной школы написано, что мы купленное оборудование сможем забрать по истечении семи лет, когда завершится срок ГЧП. В документах для другой школы указано, что оборудование останется на балансе учебного заведения, мы его забрать не сможем».

«Многие предприниматели подают заявки на участие в тендере, надеясь на авось. В акимате Усть-Каменогорска нам говорят: «Ну, не вкладывайте вы сразу 20 миллионов, вложите пять, потом остальные». Хотя в конкурсной документации речь идет о вложении в течение двух месяцев. Мы что, должны идти на нарушения? Нам обещают даже закрыть глаза на сроки и принять у нас школьные столовые не 15 августа, а 1 сентября, хотя это также противоречит документам, – рассказывают арендаторы. – Вот такой уровень!»

На недавней встрече в Управлении образования ВКО нынешние арендаторы школьных столовых и потенциальные участники конкурса из предприятий областного общепита высказали заместителю руководителя этого ведомства, Асель Каербековой, и начальнику отдела экономики и бюджетного планирования акимата Усть-Каменогорска, Арману Искакову, все свои претензии, но диалога, по их словам, не получилось. Ни на один из своих вопросов предприниматели ответа не получили.

Арман Искаков подчеркнул, что требования, которые государственные органы предъявляют к победителям конкурса, нужно будет выполнить, правил игры уже никто менять не будет. Он посоветовал предпринимателям проявить сноровку, чтобы снизить себестоимость меню, например арендовать сообща склад, чтобы запастись овощами на долгий срок и не зависеть от сезонных колебаний цен. Однако предприниматели считают, что так они еще больше будут подвергать себя рискам и тратам.

Статистика всё знает!

По их словам, стоимость горячего питания для школьников останется прежней – 309 тенге за обед, а вот цены на продукты в конкурсной документации занижены.

«Стоимость овощей нам посчитали на уровне февраля 2019 года, а уже май. Невозможно купить капусту по цене 65 тенге за килограмм, она продается по цене выше 300 тенге, – говорит предприниматель Евгений Семенов. – А мясо в конкурсной документации нам оценили по одной тысяче тенге за килограмм. Такой стоимости нет уже несколько лет! Нам приходится приобретать мясо по цене от 1300 до 2500 тенге! В акимате города же нам говорят, что такие цены они взяли из информации органов статистики. Это просто ужасно!»

По словам общественницы и предпринимательницы Елены Березинской-Абиловой, к которой представители «столовского» бизнеса обратились за помощью, в некоторых школах площади позволили бы создать мясной цех, но реконструкция помещений не предусмотрена проектом ГЧП. Более того, согласно требованиям санитарных норм и правил в школьной столовой необходимо держать трехкратный объем посуды. Если в столовой учебного заведения 300 посадочных мест, то арендаторам подобает держать 900 комплектов сервировочной посуды. Но ни в одной школьной столовой для этого нет места. 

Суть модернизации должна быть в другом

«Качество питания, обслуживания от такой модернизации не улучшится. Ни одна школа не располагает помещениями для хранения посуды, нет складских помещений. Во многих школах холодильные установки находятся рядом со складом сухих продуктов. Это недопустимо, – говорит Елена Березинская-Абилова. – Вообще, я склоняюсь к тому, чтобы были привлечены эксперты к реализации этого проекта, чего не было сделано. И он не сформирован как проект, поэтому в нем есть такие недочеты, мягко говоря».

Елена Березинская-Абилова считает, что нужно реабилитировать проект через призму проектного менеджмента. По ее словам, конкурс по ГЧП отменить нельзя, но приостановить вполне возможно. За это время есть необходимость провести внутренний и внешний анализы коррупционных рисков.

«Когда бизнес вкладывает такие большие суммы, здесь высоки коррупционные, предпринимательские риски – их никто не считал. Мы с руководством филиала Академии государственной службы предлагали завести проект в проектный менеджмент на совещании рабочей группы, но Управление образование решило сделать по-своему», – говорит она.  Идеи ГЧП для школьных столовых хорошие, а исполнение плохое. Управлению образования, Региональному центру ГЧП ВКО следовало провести мониторинг жалоб. Одна из них касается того, что наши дети, находясь в школе с восьми утра до вечера, питаются только один раз в день. Это противоречит принципам здорового питания, здорового образа жизни»

По ее мнению, модернизация школьных столовых – это не ремонт, а диверсификация бизнес-процессов, налаживание производственного, технологического процессов, увеличение пропускной способности пищеблоков, формирование маркетинговой стратегии здорового питания.

«Вот в этом суть программы. Ее инициаторы именно это имели в виду, – считает г-жа Березинская-Абилова. – Но «внизу» каждый интерпретирует ее, как хочет, потому что отсутствуют проектный менеджмент и проектное управление при реализации проектов».

Проект ГЧП по модернизации школьных столовых сейчас реализуют, по данным предпринимателей, в Усть-Каменогорске, Павлодаре и Экибастузе. В районах ВКО тоже «зондируют» почву для внедрения такого проекта. По данным директора Палаты предпринимателей Кокпектинского района Алии Мукашевой, к ней поступают жалобы от арендаторов школьных столовых, к которым пришли с проверками представители отдела образования района. У проверяющих нет санитарных допусков, чтобы находится в пищеблоках, но это их не смущает.

«Более того, они настолько мало компетентны в вопросах организации школьного питания, что взвешивают на весах кисель, хотя всем известно – этот напиток измеряют в миллилитрах», – говорит Алия Мукашева.

Ольга Ушакова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: